Главная » Книги

Маркевич Болеслав Михайлович - Бездна

Маркевич Болеслав Михайлович - Бездна


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14


MOCKBА.

Въ Университетской типограф³и (М. Катковъ),

на Страстномъ бульварѣ.

1883.

  

БЕЗДНА.

ПРАВДИВАЯ ИСТОР²Я.

Б. М. Маркевича.

Посвящается Еленѣ Сергѣевнѣ Рахмановой.

  

Tempora quibus nec vitia nostra, nec remedia pati possumus.

Livius.

  
  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

I.

- Все тотъ же вы?
- Зачѣмъ мѣняться мнѣ!
Горе отъ ума.

   Владим³ру Петровичу Ашанину уже перевалило за пятьдесятъ лѣтъ, но "безлошадное крыло времени", какъ говорилось встарь, коснулось лишь словно pro forma этого "баловня природы" съ той поры когда мы впервые познакомились съ нимъ, благосклонный читатель мой. Въ порѣдѣвшей довольно замѣтно шапкѣ его волосъ начинали кое-гдѣ проглядывать серебряныя нити, но волосы эти все такъ же живописно кудрявились вокругъ смуглаго, все еще свѣжаго чела и больш³е черные глаза горѣли все тѣмъ же юношески пылкимъ, соблазняющимъ женщинъ огнемъ, какъ въ тѣ давно минувш³е годы когда въ полупрозрачной тьмѣ майскихъ ночей поджидалъ онъ Ольгу Акулину въ аллеяхъ Сицкаго. "Обломокъ старыхъ поколѣн³й", онъ оставался неизмѣнно вѣренъ традиц³ямъ своего былаго донъ-жуанства и, вопреки всякимъ "новымъ вѣян³ямъ", плѣнялъ теперь демократокъ-дочекъ все тѣми же вкрадчиво дерзкими пр³емами обольщен³я какими въ оны дни завоевывалъ сердца маменекъ "барынь". Въ свѣтъ онъ давно пересталъ ѣздить, да и какой же теперь "свѣтъ" въ Москвѣ? А въ послѣднее время всѣ часы остававш³еся у него свободными отъ занят³й по театру проводилъ въ Стрѣльнѣ за Тверскою заставой, или въ одномъ скромномъ домикѣ на Патр³аршихъ прудахъ: очень ужь полюбилъ Владим³ръ Петровичъ цыганское пѣн³е за этотъ годъ...
   Мы застаемъ его въ настоящую минуту у себя дома, въ его изящно убранной, холостой квартирѣ въ мѣстности сосѣдней съ Большою Дмитровкой. Десять часовъ только-что пробило въ его кабинетѣ, отдѣлявшемся отъ спальни большою ковровою занавѣсью. За нею, въ спальнѣ, происходитъ обычное здѣсь утреннее священнодѣйств³е. Дюж³й русск³й парикмахеръ Ѳедоръ, переименовавш³й себя "для репутац³и" во французскаго "Théophile, coiffeur", наводитъ красоту за своего кл³ента: брѣетъ ему подбородокъ, подвиваетъ усы а выливаетъ на его расчесанную волосокъ къ волоску голову цѣлый флаконъ eau athénienne... Но вотъ онъ кончилъ. Старый красавецъ, оглянувъ себя въ послѣдн³й разъ въ широкое туалетное зеркало у котораго сидѣлъ, скинулъ съ плечь пудермантель и, отпустивъ "Теофиля", направился въ уголъ къ висѣвшей тамъ большой иконѣ Спасителя, предъ которою теплилась неугасимая лампада, и сталъ благоговѣйно на молитву, обернувшись спиной къ увѣнчанной грозд³ями гологрудой вакханкѣ, глядѣвшей пьяными глазами съ противоположной стѣны... Тотъ же двойственный характеръ набожности и грѣховности носило а все остальное здѣсь: за столѣ предъ зеркаломъ, между цѣлою массой англ³йскихъ щетокъ, черепаховыхъ гребней, ногтяныхъ пилокъ и всякихъ иныхъ принадлежностей тщательнаго туалета, гранатовыя четки лежали рядомъ съ маленькимъ блѣдно-розовымъ башмачкомъ, очевидно скинутымъ "на память" съ ножки молоденькой балерины; перламутровые крестики изъ ²ерусалима, финифтяные образки отъ к³евскихъ святынь висѣли надъ кроватью покрытой жемчужнаго цвѣта атласнымъ одѣяломъ, расшитымъ по краямъ гирляндой розъ изъ справа и съ огромнымъ вензелемъ владѣльца его по срединѣ, работа и подарокъ влюбленной мастерицы рукодѣлья. Запахъ лампаднаго масла пробивалъ сквозь своеобразный букетъ только-что откупоренной большой стклянка духовъ, содержавшей въ себѣ какую-то смѣсь иланъ-иланга, ландыша и вервены, которую Ашанинъ приготовлялъ самъ по изобрѣтенному имъ особому рецепту... Во всемъ этомъ было что-то невольно говорившее о типахъ кавалеровъ давно исчезнувшихъ временъ когда религ³озный энтуз³азмъ и земныя страсти переплетались органически въ какое-то одно, цвѣтистое цѣлое. Недаромъ прозывалъ Ашанина "un raffinй {Назван³е raffinés, или болѣе опредѣлительно, raffinés d'honneur носили во Франц³и въ царствован³е Карла IX придворные молодые люди отличавш³еся особливымъ изяществомъ и вкусомъ своихъ костюмовъ, многочисленностью любовныхъ приключен³й и количествомъ противниковъ убитыхъ на дуэли. Это были львы той эпохи.} du temps de la Saint-Barthélémy петербургск³й пр³ятель его, князь Щенятевъ, большой зубоскалъ, острословъ и неудачникъ...
   Въ кабинетѣ ждали хозяина похолодѣвш³й уже стаканъ чая и актеръ Ростиславщевъ, сѣдовласый и добродушный мудрецъ, за потерей голоса перешедш³й безъ малѣйшаго неудовольств³я съ амплуа перваго тенора московской оперы за роли податчика писемъ и гостя въ труппѣ Малаго Театра, совершенно довольный пятью рублями разовыхъ которые получалъ за выходъ, благодаря особому предстательству за него Ашанина. Онъ, въ изъявлен³е благодарности и преданности Владим³ру Петровичу, являлся къ нему аккуратно каждый день въ десять часовъ утра, присаживался къ круглому столу за которымъ тотъ отпивалъ свой чай изъ стакана медленными глотками, дымя въ интервалахъ изъ пѣнковой трубки, изображавшей нагую сирену съ рыбьимъ хвостомъ; вынималъ изъ стоявшаго тутъ же футляра затасканныя отъ частаго употреблен³я карты и принимался за пасьянсъ, за которымъ хозяинъ въ свою очередь слѣдилъ зоркими глазами. Разговоры между ними были коротки и относилась исключительно къ ихъ домашнимъ, театральнымъ дѣламъ. Съ первымъ ударомъ одиннадцати часовъ Ростиславцевъ также аккуратно вставалъ, раскланивался и отправлялся на репетиц³ю. Не видя у себя утромъ за пасьянсомъ Ростиславцева Ашанинъ по всей вѣроятности удивился бы въ такой же мѣрѣ какъ еслибъ ему сказали что воры прошедшею ночью похитили Царь-пушку изъ Кремля.
   - Здравствуйте, Петръ Михайловичъ, говорилъ онъ, выходя, омовенный тѣлесно и духовно изъ спальни и садясь на свое плетеное кресло у стола;- что новаго?
   - Три декорац³и разрѣшено написать для новаго балета, отвѣтилъ тотъ, укладывая червонную даму на трефоваго короля.
   - Вы почемъ знаете? быстро спросилъ Ашанинъ;- у насъ офиц³ально ничего нѣтъ изъ Петербурга.
   - Шрамъ, декораторъ, письмо получилъ, встрѣтилъ его сейчасъ идучи сюда; самъ хотѣлъ къ вамъ быть съ этимъ, пр³ятель у него тамъ въ конторѣ есть: вмѣсто семи, пишетъ, декорац³й, на как³я просятъ у васъ въ Москвѣ разрѣшен³я, баронъ согласенъ на три, а представленную смѣту въ десять тысячъ изволилъ сократить на двѣ съ половиной.
   - Я зналъ это, съ какою-то словно торжествующею улыбкой проговорилъ на это Ашанинъ.
   Ростиславцевъ поднялъ за него съ изумлен³емъ глаза:
   - Какъ такъ, вѣдь вы, говорите, ничего офиц³ально не получали?
   - Я и не офиц³ально... Варвара Аѳанасьевна открыла, примолвилъ какъ бы таинственно старый красавецъ.
   - Гадалка? въ самомъ дѣлѣ? давно это? . .
   И отставной теноръ, смѣшавъ карты не вышедшаго пасьянса, принялся торопливо тасовать ихъ, не отрываясь взглядомъ отъ своего собесѣдника, откровен³е котораго видимо заинтересовало его.
   - Вчера заѣзжалъ къ ней предъ театромъ... Есть тутъ одно обстоятельство безпокоющее меня, примолвилъ слегка морщась Ашанинъ.
   - Насчетъ Зильбермана? участливо спросилъ Ростиславцевъ.
   Тотъ махнулъ рукой:
   - Я немъ и думать забылъ! Коли отсрочить не хочетъ, пусть подаетъ ко взыскан³ю... Пусть всѣ они подаютъ! Рано ли, поздно ли, одинъ конецъ - опишутъ... Нѣтъ, я о другомъ...
   Ростиславцевъ качнулъ головой: знаю-молъ о чемъ.
   - Такъ что жь вамъ Варвара-то Аѳанасьевна напророчила?
   - Я вамъ говорю, просто удивительно что за даръ прозрѣн³я у этой женщины! Глядитъ въ гущу - она за кофейной гущѣ гадаетъ - будто въ зеркалѣ все такъ и проходитъ предъ ней... "У васъ, говоритъ, много теперь заботъ всякихъ и безпокойства, только вы запрасно не тревожьтесь, потому все это должно къ вашему удовольств³ю кончиться. Перво-наперво, говоритъ, женщина тутъ одна, съ которою вы въ близости состоите, брюнетка, дѣвица она или изъ актерокъ, не знаю, а только не изъ вашего дворянскаго сослов³я показываетъ... И молодая она, изъ себя красивая и большую къ вамъ преданность имѣетъ." "Сколько времени, можете сказать, спрашиваю, состою я съ этою женщиной въ близости?" "Въ августѣ четыре года будетъ", отвѣчаетъ. Именно такъ, какъ вамъ извѣстно.
   - Удивительно! вскликнулъ Ростиславцевъ, слегка даже перемѣняясь въ лицѣ подъ вл³ян³емъ суевѣрнаго чувства.
   Ашанинъ, съ выражен³емъ подобнаго же суевѣрнаго благоговѣн³я въ чертахъ и тонѣ голоса, продолжалъ:
   - Вы, говоритъ, сами спервоначала очень любили эту женщину и привыкли, но теперь она вамъ въ тягость, а вамъ совѣсть мѣшаетъ кинуть ее и отъ этого самого вы себѣ покою не знаете. Только все это неожиданно для васъ развяжется какъ нельзя лучше, такъ что вы сами удивитесь." "Какъ же это можетъ развязаться?" спрашиваю я ее опять. "Очень просто: такой будетъ случай что она васъ будетъ ожидать къ себѣ по обѣщан³ю, а вы не пр³ѣдете; она очень разсердится за это и сама пожелаетъ разойтись съ вами..."
   - Что же, Владим³ръ Петровичъ, воскликнулъ прерывая Ростиславцевъ,- если такъ, то дѣйствительно чего же лучше! Съ одной стороны Зильберманы всяк³е, а тутъ женщина на рукахъ... Коли сама васъ развяжетъ, благословляйте Создателя...
   Старый Донъ-Жуанъ усмѣхнулся:
   - Погодите, я не досказалъ. Разрывъ, какъ уже знаете, долженъ произойти изъ-за того что я не пр³ѣду къ ней по обѣщан³ю, но главная тутъ причина "другая женщина"...
   - Ну такъ! комически вздохнулъ отставной теноръ.
   - И это въ связи съ представлен³емъ моимъ въ Петербургъ о декорац³яхъ для новаго балета.
   Ростиславцевъ даже руками всплеснулъ:
   - Что вы! все это она въ гущѣ видитъ?
   - "Показываетъ", повторяя выражен³е Варвары Аѳанасьевны, подтвердилъ Ашанинъ съ полнымъ убѣжден³емъ въ несомнѣнности такого "показан³я" кофейной гущи.- "Вы, говоритъ, хлопочете на счетъ какихъ-то денегъ и будто какъ бы не для себя собственно, а въ какомъ-то чужомъ интересѣ. Деньги эти вы получите, только не всѣ, и узнаете объ этомъ чрезъ одну молодую даму, а въ скорости послѣ того изъ-за самой этой дамы выйдетъ у васъ ссора съ вашимъ предметомъ."
   - Что за притча! засмѣялся Ростиславцевъ,- дама-то эта выходитъ - я; потому объ отказѣ барона сообщено вамъ сейчасъ мною.
   Въ кабинетъ въ эту минуту донесся изъ передней звонъ колокольчика, и вслѣдъ за тѣмъ вошелъ въ комнату дежурный капельдинеръ въ придворной ливреѣ, съ письмомъ и визитною карточкой въ рукѣ.
   Анастас³я Дмитр³евна Ларина, прочелъ Ашанинъ на карточкѣ, взглянулъ на письмо... "Отъ Ошмянскаго", быстро выговорилъ онъ, взглянувъ на Ростиславцева, вскрылъ поспѣшно конвертъ и обращаясь къ дежурному:
   - Попроси эту госпожу въ гостиную! приказалъ онъ и принялся читать. Но едва пробѣжавъ первыя строки, онъ задрожавшею мгновенно рукой протянулъ письмо Ростиславцеву:
   - Читайте: вѣрно или нѣтъ видитъ Варвара Аѳанасьевна.
   Письмо было изъ Петербурга отъ состоявшаго въ пр³ятельскихъ отношен³яхъ съ Ашанинымъ секретаря всевластнаго въ ту пору въ театральномъ вѣдомствѣ лица и начиналось такъ:
   "Пользуясь случаемъ отъѣзда подательницы, г-жи Лариной, которая сама изъяснитъ вамъ о предметѣ своихъ желан³й и для которой, не сомнѣваюсь, вы сдѣлаете все что отъ васъ зависитъ, какъ и для всѣхъ кто только прибѣгаетъ къ вамъ, я со своей стороны считаю не безполезнымъ извѣстить васъ, до получен³я вами формальнаго о томъ извѣщен³я, что на послѣднее представлен³е ваше о новыхъ декорац³яхъ его высокопревосходительство..." Слѣдовало буквальное повторен³е того что писалъ декоратору Шраму пр³ятель его изъ той же канцеляр³я главнаго театральнаго управлен³я.
   - Удивительно! повторилъ спирающимся голосомъ отставной теноръ, нервно дернувъ плечомъ.
   Ашанинъ принималъ очень горячо къ сердцу всѣ интересы театра, и скаредничанье барона, постоянно отказывавшаго, въ прямой ущербъ дѣйствительныхъ выгодъ дѣла, тамъ гдѣ расходы на оное представлялись совершенно необходимыми, приводило его всегда въ крайнее раздражен³е. Но въ настоящемъ случаѣ чувство досады сводилось у него на "нѣтъ" въ виду того удовлетворен³я которое доставляло ему "поразительное" доказательство несомнѣннаго пророческаго дара гадалки, въ совѣщан³яхъ съ коею онъ проводилъ цѣлые часы по нѣсколько разъ въ недѣлю; онъ, чуть не ликуя, направился своими торопливо-мелкими шажками въ гостиную, гдѣ его ожидала госпожа Ларина.
   Это была еще весьма молодая, но съ усталымъ, блѣднымъ и худымъ лицомъ особа, одѣтая въ скромное, хорошо скроенное, шерстяное платье темнаго цвѣта и въ такой же скромной, но свѣжей шляпкѣ съ полуопущенною вуалеткой, сквозь которую сквозили больш³е и прекрасные, сколько можно было судить, глаза.
   - Не знаю, узнаете ли вы меня, Владим³ръ Петровичъ? проговорила она, увидавъ его и подымаясь съ турецкаго дивана роскошно расшитаго шелковыми узорами по красному сукну, какъ и вся остальная мебель этой парадной пр³емной пожилаго московскаго Донъ-Жуана.
   - Ахъ, Боже мой, конечно! воскликнулъ онъ, протягивая руку и дружески пожимая ея тонк³е пальцы:- карточка ваша мнѣ ничего не сказала; Лариной я никакой не знаю, но по голосу и лицу узналъ васъ съ первой минуты... Вы замужъ вышли вѣроятно съ тѣхъ поръ какъ я имѣлъ удовольств³е видѣть васъ здѣсь - тому два года кажется? - на этомъ самомъ мѣстѣ, примолвилъ Ашанинъ, съ ласкательнымъ оттѣнкомъ въ улыбкѣ и тонѣ рѣчи.
   Она усмѣхнулась слегка:
   - Нѣтъ, я все также не замужемъ; Ларина - мой театральный псевдонимъ... который я возобновляю теперь, примолвила она сквозь слезы.
   - Возобновляете? повторилъ вопросительно Ашанинъ.
   - Да, я цѣлый годъ... я была за Дунаемъ во время войны, какъ бы застыдясь объяснила она.
   - Въ Красномъ Крестѣ?... И вернулись оттуда цѣлы и здравы? спросилъ онъ съ живымъ участ³емъ.
   - Нѣтъ, у меня былъ тифъ... какъ у всѣхъ тамъ, добавила она съ новою легкою усмѣшкой,- но, какъ видите, жива... Я изъ Петербурга привезла вамъ письмо отъ господина Ошмянскаго, поспѣшила она перемѣнить разговоръ.
   - Какже, благодарю васъ очень! Онъ мнѣ пишетъ прося о моемъ содѣйств³и вамъ... Но въ чемъ - вы сами мнѣ должны объяснить, говоритъ онъ... Для этого мнѣ рекомендац³и его не нужно, молвилъ улыбаясь Ашанинъ,- мы съ нимъ старые знакомые и чрезъ посредство человѣка котораго я ото всей душа люблю и уважаю, Бориса Васильевича Троекурова... Давно не было его въ Москвѣ, и я въ послѣднее время не имѣю о немъ никакихъ извѣст³й... А вы?
   - Я слышала, онъ за границей съ дочерью.
   - Сами вы не были въ его мѣстахъ?
   - Нѣтъ, я прямо изъ Болгар³и проѣхала въ Петербургъ съ общиною сестеръ въ которой состояла.
   - Навидались вы тамъ всякихъ ужасовъ, за Дунаемъ, воображаю, сказалъ Ашанинъ, все внимательнѣе вглядываясь въ свою собесѣдницу.
   - Да, подтвердила она,- но съ тѣмъ вмѣстѣ пришлось видѣть столько самоотвержен³я, покорности, столько (она какъ бы искала выражен³я)... святыхъ чувствъ что о темныхъ сторонахъ забываешь... Нельзя не полюбить ото всей души русскаго простаго человѣка когда узнаешь его такъ какъ намъ дано было узнать его теперь, пояснила дѣвушка. Въ голосѣ ея слышалась трогательная нота; она приподняла вуалетку, и предъ Ашанинымъ сверкнули какъ двѣ звѣзды ея загорѣвш³еся глубок³е кар³е глаза.
   Онъ видѣлъ ихъ тому два года эта глаза, это все такъ же какъ и теперь блѣдное и выразительное лицо, но они въ ту пору не произвели за него никакого впечатлѣн³я. Въ настоящую же минуту онъ чувствовалъ что его "подмываетъ", какъ выражался онъ внутренно. "Изъ за этой женщины", по предсказан³ю Варвары Аѳанасьевны, долженъ былъ произойти у него разрывъ съ тою "фараонкой" {Выражен³е Полежаева.} изъ Стрѣльны, которую "совѣсть не позволяла ему до сихъ поръ покинутъ", и онъ глядѣлъ теперь за эту ниспосылаемую ему таинственною судьбой "избавительницу" съ полною уже готовностью предоставить eй со своей стороны всякое право и основан³е споспѣшествовать его избавлен³ю.
   - Вы надолго теперь въ Москву? поспѣшилъ онъ спросить въ соотвѣтств³е тому что роилось у него теперь въ головѣ.
   - Это будетъ отчасти отъ васъ зависѣть, отвѣчала она на это какъ бы не совсѣмъ увѣренно.
   - Отъ меня? Въ такомъ случаѣ вы отсюда никогда не уѣдете! воскликнулъ Ашанинъ, и лицо его, по давнишней привычкѣ, приняло тотчасъ же то елейно вызывающее выражен³е, напоминавшее нѣсколько заигрыван³е старой кокотки, которое до сихъ поръ производило, какъ онъ зналъ, неотразимый эффектъ на женщинъ удостоиваемыхъ имъ своего вниман³я.
   Но дѣвушка въ отвѣтъ на это взглянула на него такимъ "невинно" удивленнымъ взглядомъ что ему стало тутъ же совѣстно (ему припомнилось письмо отъ Бориса Васильевича Троекурова которое она привезла ему въ первый разъ и мѣсто въ этомъ письмѣ гдѣ говорилось о "полномъ уважен³и и участ³и коихъ достойна эта молодая особа"), и, опустивъ свои лукавые глаза, онъ продолжалъ уже надлежащимъ тономъ:
   - Съ Краснымъ Крестомъ вы теперь покончили и думаете опять на сцену, такъ ли?
   - Да.
   - Имѣете вы ангажементъ куда-нибудь?
   - Я бы могла, еслибы захотѣла, поступить опять въ *** (Ларина назвала одинъ изъ большихъ русскихъ университетскихъ городовъ): тамошн³й антрепренеръ очень просилъ меня объ этомъ когда я собралась въ сестры...
   - Вы тамъ большой успѣхъ имѣли, я знаю, перебилъ ее Ашанинъ: - васъ видѣлъ одинъ мой знакомый въ Мар³и Стюартъ и отзывался съ восхищен³емъ о вашей игрѣ.
   Лицо Лариной заалѣло слабымъ румянцемъ: отзывъ этотъ видимо вызывалъ въ ней давно не испытанное ощущен³е радости.
   - Тамошняя публика, дѣйствительно, была очень благосклонна ко мнѣ, сказала она и какъ бы невольно добавила:- но положен³е провинц³альной актрисы ужасно тяжело!...
   - Не тяжелѣе все же, думаю, усмѣхнулся ея собесѣдникъ,- того креста который взялись вы нести въ военномъ госпиталѣ, среди умирающихъ и зараженныхъ, при всевозможныхъ лишен³яхъ и изнуряющемъ трудѣ?
   - Ахъ, какъ можно! вскликнула горячо недавняя сестра:- тамъ о лишен³яхъ не думаешь, тамъ рядомъ съ трудомъ такое душевное спокойств³е... такое удовлетворен³е, примолвила она, безсознательно подчеркивая;- знаешь что ты нужна, что ты истинному дѣлу служишь и какъ въ семьѣ себя чувствуешь, среди братьевъ, всѣ тебя любятъ, радуются тебѣ...
   Она оборвала вдругъ и отвела глаза въ сторону, будто говоря себѣ: "къ чему объ этомъ распространяться"! Ашанинъ качнулъ головой:
   - Въ театральномъ быту приходится испытывать совершенно противоположное: не удовлетворен³е и братск³я чувства, а терзан³я и вражду... А все же васъ опять туда тянетъ?
   - Тянетъ, Владим³ръ Петровичъ! вырвалось неудержимо изъ устъ Настасьи Дмитр³евны. И столько искренности и неожиданной наивной какой-то прелести сказалось въ эту минуту во всей ея наружности что въ вѣчно юной головѣ пожилаго красавца снова закопошилась мысль: а вѣдь по гадан³ю непогрѣшимой Варвары Аѳанасьевны выходитъ что никакая иная какъ эта "женщина" должна его вызволить изъ узъ фараонки"...
   - И еслибы вы нашли возможность, говорила она между тѣмъ,- исполнить теперь то на что давали вы мнѣ нѣкоторую надежду два года назадъ...
   Онъ не далъ ей договорить:
   - Зависѣло бы это отъ меня, вы бы завтра приняты были въ труппу Малаго Театра. Но мы здѣсь лишенныя всякаго значен³я пѣшки на шашешницѣ: слоны и ферязи орудующ³е нашимъ злополучнымъ театральнымъ дѣломъ сидятъ въ Петербургѣ и будто единственно для того чтобы тормозить и придушивать все что можетъ служитъ преуспѣян³ю его... Вы не были тамъ у барона Каниппера?
   - Онъ меня не принялъ, и меня въ его канцеляр³и направили къ секретарю его, господину Ошмянскому.
   - Который, въ свою очередь, какъ они всегда тамъ дѣлаютъ, направляетъ васъ ко мнѣ, зная напередъ что станемъ мы отсюда просить о принят³и васъ въ труппу, патронъ его сочтетъ непремѣннымъ своимъ долгомъ, въ виду все того же соблюден³я эконом³и, à tout prix, отказать вамъ въ этомъ наотрѣзъ, желчно выговорилъ Ашанинъ, оборачиваясь машивально въ то же время на входившаго въ эту минуту въ комнату камердинера своего Максима, маленькаго, юркаго и смѣтливаго малаго, съ птичьимъ лицомъ и плутоватымъ пошибомъ наружности слугъ старинныхъ французскихъ комед³й,- un Frontin digne de son maitre, какъ говорилъ про него все тотъ же князь Щенятевъ... Онъ быстро подошелъ къ барину, сунулъ ему какое-то письмо въ пальцы и по одной игрѣ его физ³оном³и Ашанинъ догадался кѣмъ оно было ему писано.
   - Извините, проговорилъ онъ, поспѣшно вставая и подходя къ окну прочесть письмо.
   Оно содержало лишь нѣсколько словъ: "Два дня не видала. Если не можешь обѣдать, пр³ѣзжай непремѣнно сегодня вечеромъ. Жду отвѣта".
   - Кто принесъ? спросилъ вполголоса Донъ-Жуанъ.
   - Кухарка ихняя, отвѣтилъ еле слышно Лепорелдо;- говоритъ, весь вчерашн³й день проплакали ожидамши васъ.
   - Хорошо, скажи что обѣдать не могу, а вечеромъ буду... непремѣнно, промолвилъ Ашанинъ, безсознательно повторяя подчеркнутое "фараонкою" въ запаскѣ слово. Но лицо его замѣтно омрачилось...
   - Извините, повторилъ онъ, возвращаясь къ своему мѣсту противъ дивана на которомъ сидѣла его гостья.
   - Не задерживаю ли я васъ? проговорила она,- у васъ дѣло, можетъ-быть...
   - Ахъ нѣтъ, пожалуста! вскликнулъ онъ, какъ-то вдругъ страшно испугавшись что она "сейчасъ встанетъ и уйдетъ";- никакого у меня дѣла нѣтъ въ эту минуту, кромѣ вашего, и я весь къ вашимъ услугамъ.
   - Что же мое дѣло, промолвила она печально,- когда я вижу изъ вашихъ словъ что нѣтъ надежды...
   - Надежды никогда терять не надо, усмѣхнулся онъ;- представлен³е о васъ мы во всякомъ случаѣ сдѣлать можемъ, а тамъ быть-можетъ и вывезетъ... У насъ на драматическ³я роли европейскаго репертуара исполнителей нѣтъ, а возобновить этотъ репертуаръ моя всегдашняя мечта... Вѣдь это просто позоръ: какой-нибудь антрепренеръ въ губернскомъ городѣ находитъ возможность поставить Мар³ю Стюартъ, напримѣръ, а московская Императорская сцена не можетъ этого сдѣлать - сыграть некому!... Нашъ бытовой репертуаръ погубилъ у васъ цѣлое поколѣн³е актеровъ, воскликнулъ съ горечью старый театральный энтуз³астъ;- воспитавшись на Любимахъ Торцевыхъ да за Подхалюзнныхъ - пойдти, подымись на высоту Гамлета или Валленштейна! Ген³альный актеръ былъ покойный Провъ Михайловичъ Садовск³й, а вздумалъ попробовать себя въ Лирѣ, срамота вышла.. Школа, традиц³я, воспитательное значен³е театра - все это у насъ сметено съ лица сцены, хоть сначала начинай!... Да что объ этомъ говорить! перебилъ онъ себя, проводя рукою по лбу,- не поможешь!.. Возвратимся къ вамъ, это гораздо интереснѣе. Мы будемъ просить о васъ отсюда, я уговорю это сдѣлать нашего здѣшняго набольшаго; но вамъ слѣдовало бы прежде самимъ заявить о себѣ...
   - Дайте мнѣ дебютъ! поспѣшила она сказать на это.
   Онъ усмѣхнулся:
   - Заставьте насъ дать вамъ его поневолѣ, а не изъ милости.
   - Я васъ не понимаю, промолвила дѣвушка, глядя за него съ удивлен³емъ.
   - Я вамъ открою одну изъ нашихъ тайнъ, отвѣтилъ онъ ей шутливо:- вотъ видите, начальство у насъ терпѣть не можетъ печати, но вмѣстѣ съ тѣмъ страшно ее боится, и всяк³й невѣжда и оборвышъ пишущ³й театральныя реценз³и въ газетахъ по двѣ съ половиною копѣйки за строчку представляется ему силой съ которою слѣдуетъ не считаться... Интриганы знаютъ это хорошо и проводятъ и поддерживаютъ этимъ путемъ всякую бездарность и мерзость на сценѣ... Воспользуемся же этимъ оруд³емъ и мы въ интересахъ хорошаго дѣла. Вамъ прежде всего надо было бы показать себя на частной сценѣ, въ Артистическомъ Кружкѣ, напримѣръ, и въ п³есѣ которая у васъ не идетъ,- въ той не хотя бы Мар³и Стюартъ. Объ успѣхахъ вашихъ въ этой роли въ *** было не разъ уже говорено въ газетахъ, и я не сомнѣваюсь что такой же успѣхъ вы будете имѣть и здѣсь. Въ Артистическ³й Кружокъ вы будете приглашены когда только захотите,- я берусь это устроить. А какъ только вы тамъ сыграете, мы и пустимъ сейчасъ въ ходъ "благодѣтельную гласность". Возьму я за бока одного знакомаго мнѣ здѣшняго корреспондента петербургской газеты Призывъ - она вѣдь тамъ за Евангел³е идетъ у лицъ правительственныхъ;- онъ про васъ и протрубитъ въ своемъ московскомъ фельетонѣ, благо ему случай этимъ лишн³й выйдетъ выругать правительственное вѣдомство... Дрянь вѣдь, по правдѣ вамъ сказать, весь этотъ людъ невообразимая! презрительно засмѣялся Ашанинъ:- самъ онъ чиновникъ и рода и нрава чиновническаго, и отъ казны норовитъ какъ бы побольше жалованья получить, а посмотрите чего онъ тутъ не настрочитъ - и про казенную монопол³ю, и про чиновнич³й произволъ въ сферѣ искусства, и про гибель молодыхъ талантовъ "вслѣдств³е печальныхъ услов³й нашего общественнаго устройства" и такъ далѣе, и такъ далѣе... Намъ-то все это на благо будетъ, оживленно договорилъ онъ:- я постараюсь повести дѣло такъ чтобы какъ разъ вслѣдъ за его фельетономъ пришло въ Петербургъ ваше представлен³е о принят³и васъ на драматическ³я роли классическаго репертуара, и тогда является огромнѣйш³й шансъ что замъ не откажутъ изъ-за боязни чтобы дирекц³ю по поводу васъ не выбранили еще разъ въ газетѣ Призывъ.
   Настасья Дмитр³евна тихо засмѣялась.
   - Для моего самолюб³я пожалуй и не очень лестно изъ-за такихъ поводовъ добиться чести поступить на Императорскую сцену, но я самолюб³ю моему давно велѣла смолкнуть, промолвила она съ полувздохомъ.
   - Помилуйте, ему въ этомъ случаѣ и говорить нечего! поспѣшно вскликнулъ Ашанинъ:- безъ рекламъ, подкупа или устрашен³я ничего не добьешься въ вашъ вѣкъ; все и вся поневолѣ должны подчиняться этому закону.
   Изъ передней раздался опять звонъ колокольчика, и вслѣдъ за тѣмъ быстрыми шагами, не замѣчая или дѣлая видъ что не замѣчаетъ разговаривавшихъ въ гостиной, прошелъ мимо ихъ въ кабинетъ декораторъ Шрамъ, красивый малый и закулисный сердцеѣдъ Ашанинской школы, съ какою-то папкой подъ мышкой.
   Ларина поднялась съ мѣста:
   - У васъ дѣла, Владим³ръ Петровичъ, я васъ совсѣмъ заговорила... Когда же вы позволите мнѣ зайти опять къ вамъ узнать?..
   У него еще разъ пронеслось въ головѣ о Варварѣ Аѳанасьевнѣ и ея предсказан³яхъ... Онъ поспѣшилъ отвѣтить:
   - Позвольте мнѣ самому явиться къ вамъ... Я надѣюсь еще сегодня устроить дѣло о приглашен³и васъ Артистическимъ Кружкомъ... Я бы могъ привезти вамъ вечеромъ отвѣтъ. Можно?
   - Очень вами буду благодарна... если не очень поздно, примолвила она, какъ бы нѣсколько поколебавшись.
   - Гдѣ вы остановились?
   - У Харитон³я въ Огородникахъ, домъ Срѣтенской... Я тамъ у старушки хозяйки живу, Лизавету Ивановну спросите, ее всѣ тамъ знаютъ.
   - Лизавета Ивановна, "анделъ мой"! вскликнулъ онъ смѣясь,- да и я ее издавна знаю... Вы съ нею чрезъ Александру Павловну Троекурову познакомились?
   - Нѣтъ, когда я два года тому назадъ покидала деревню чтобъ ѣхать сюда, я встрѣтилась въ нашемъ городѣ съ докторомъ Ѳирсовымъ, что живетъ у Троекуровыхъ,- онъ лѣчилъ моего покойнаго отца и очень хорош³й человѣкъ;- онъ меня и направилъ съ запиской къ этой старушкѣ, такъ какъ я... не знала гдѣ мнѣ пристать въ Москвѣ, добавила дѣвушка съ нѣкоторою запинкой,- а теперь я у нея опять остановилась.
   - Божья душа! промолвилъ Ашанинъ, видимо тронутый.- Все та же она за всѣхъ радѣлица и богомолица?
   - Все та же, подтвердила съ такою же въ свою очередь тронутою улыбкой Настасья Дмитр³евна;- у нея вѣдь маленькое состоян³е послѣ отца осталось, но оно у нея все на бѣдныхъ ушло. Александра Павловна ей этотъ домикъ купила съ полнымъ хозяйствомъ и взяла съ нея слово сохранить все это въ цѣлости до смерти, а то она бы опять все раздала... Ноги теперь у нея слабы стали; бѣгать по больнымъ и нуждающимся, какъ бывало прежде, ей уже тяжело становится, такъ она квартиру свою въ страннопр³имный домъ обратила. Вѣчно у вся как³я то старушки недужныя живутъ, да дѣти сироты, которыхъ она какъ-то удивительно всегда умѣетъ пристраивать къ добрымъ людямъ... Мнѣ тамъ очень хорошо живется! вырвалось какъ бы помимо воли у дѣвушки.
   Ашананъ пристально взглянулъ на нее своими большими черными глазами и вздохнулъ почему-то во всю грудь.
   - Такъ я къ вамъ и Лизаветѣ Ивановнѣ объявлюсь сегодня непремѣнно, Настасья Дмитр³евна, сказалъ онъ,- и надѣюсь съ добрыми вѣстями.
   Онъ крѣпко пожалъ ей руку, проводилъ до передней, раскланялся съ оттѣнкомъ какой-то особой почтительности - и, Богъ вѣсть чѣмъ необыкновенно довольный, вернулся своими мелками шажками въ кабинетъ, гдѣ Ростиславцевъ въ ожидан³и его раскладывалъ уже трет³й пасьянсъ.
  

II.

Mihi praeter omnes angulus ridet.
Horat.

Захочу, одинъ въ четырехъ каретахъ поѣду.
Островск³й. Бѣдность не порокъ.

   Это былъ одинъ изъ тѣхъ, выросшихъ какъ грибы послѣ пожара Двѣнадцатаго Года, деревянныхъ, оштукатуренныхъ въ позднѣйшее время, одноэтажныхъ домиковъ, комнатъ въ пять шесть, съ мезониномъ въ двѣ "свѣтелки", надъ скрипучею лѣстницей, какихъ еще не мало - и слава Богу! - осталось въ Москвѣ бѣлокаменной;- одинъ изъ тѣхъ домиковъ съ крошечнымъ садикомъ и цвѣтничкомъ подъ самыми окнами, гдѣ въ комнатахъ вѣчно пахнетъ жженымъ кофе и геранью, и по чисто вымытому полу, отъ двери къ двери, бѣжитъ дорожка изъ толстой парусины; на почетномъ мѣстѣ въ гостиной, чинно уставленной старинною краснаго дерева мебелью, висятъ литографированныя изображен³я императора Николая I-го или митрополита Филарета, оклеенныя чернымъ бордюромъ по стеклу, да глядитъ съ почернѣвшаго полотна какой-нибудь дѣдъ секундъ-майоръ въ екатерининскомъ мундирѣ;- одинъ изъ тѣхъ тишайшихъ уголковъ въ которыхъ пришлаго, усталаго отъ жизненной битвы человѣка охватываетъ внезапно неотразимымъ ощущен³емъ мира и забытья.... "Такъ бы кажется и опочилъ здѣсь до втораго пришеств³я", проносится у него на мигъ въ головѣ.- "Если до этого не успѣешь ты тутъ десять разъ умереть со скуки", скептически договариваетъ онъ себѣ, вздыхая, минуту спустя...
   Лизавета Ивановна Срѣтенская не скучала въ своемъ "пр³ютѣ", какъ называла она принадлежавш³й ей домикъ у Харитон³я въ Огородникахъ. Она чувствовала себя въ немъ "какъ въ Царств³и Небесномъ" и смущалась порою лишь мыслью о томъ что "вотъ ей дано такъ много, а у другаго ни крова, ни хлѣба", и что она этимъ "можетъ соблазняетъ иного на зависть", а въ Писан³и именно сказано чтобы не быть для ближняго предметомъ соблазна... Она очень боялась всегда "приступа" этой мысли, такъ какъ за нею постоянно слѣдовалъ въ мозгу маленькой особы прямой изъ нея выводъ: "отдай все во имя Его", побудивш³й ее уже разъ въ молодости обратить себя добровольно въ нищую. А отдать она не почитала себя теперь въ правѣ, такъ какъ "анделъ" ея, Александра Павловна, "уготовавъ ей этотъ пр³ютъ для мирнаго въ старости жит³я и кончины", очень бы уже огорчилась еслибъ она, Лизавета Ивановна, этимъ "пренебрегла"... "Анделъ Александра Павловна", къ тому же, въ не частыя побывки свои въ Москвѣ постоянно останавливалась у нея въ этомъ домикѣ (домъ за Покровкѣ, наслѣд³е Остроженковъ, оставался все также никогда Троекуровыми не обитаемымъ) съ сыномъ своимъ Васей.- "Христовымъ избранникомъ", какъ называла его Лизавета Ивановна, питавшая къ мальчику какое-то восторженно благоговѣйное чувство вслѣдств³е одной особенности, о которой въ свое время узнаетъ читатель... Она поэтому тщательно старалась не допускать себя "путаться мыслями за счетъ дома и прочаго", хотя бы и "спасенья себя ради".
   Помѣщалась она сама "на верху", въ одной изъ "свѣтелокъ" мезонина съ десятилѣтнею тщедушною дѣвочкой, дочерью одной помершей знакомой ея просвирни, которую пр³ютила она у себя, спасая сначала малютку отъ побоевъ вѣчно пьянаго отца, а послѣ его смерти и просто ради того что "куда же ей, пичужкѣ Бож³ей, дѣться-то"! На томъ же простомъ основан³и "скрипѣла" у нея второй годъ въ сосѣдней комнатѣ древняя, бездомная и сирая "странница", Таис³я Филипповна, "подобранная" ею въ одинъ большой праздничный денъ въ церкви, гдѣ она отъ изнеможен³я и духоты пала въ толпѣ безъ чувствъ. "Не давать же ей помирать тутъ, анделъ мой, аль чтобы въ участокъ ее стащили", объясняла по этому случаю Лизавета Ивановна, "а у меня въ ту пору и свѣтелка-то рядомъ съ моею свободная стояла; я и попросила добрыхъ людей снести ея сюда, благо отъ церкви-то до меня рукой подать; а ничего, отошла тутъ сейчасъ, а только въ скорости потомъ ноги у нея отнялись... Такъ такъ вотъ и живетъ съ того дня у меня, сердечная".... "Сердечная" стонала съ утра до ночи, не то отъ боли въ ногахъ, не то отъ скуки по прежней бродячей жизни и привередничала какъ малый ребенокъ, но какъ бы тѣмъ паче вызывала заботы и нѣжность своей хозяйки, "баловавшей ее неустанно чаемъ съ "вареньицемъ" или "манною кашкой съ сахарцемъ и корицей" изъ обильнаго запаса всякихъ сластей и деревенской провиз³и, которыя вѣрная обычаямъ старины высылала "по первопуткѣ" цѣлыми возами Александра Павловна Троекурова изъ Всѣхсвятскаго старой своей пр³ятельницѣ въ Москву.
   Внизу, въ зальцѣ, довольно пространной комнатѣ съ лѣпнымъ карнизомъ, узенькими кисейными занавѣсями на окнахъ и небольшимъ количествомъ какихъ-то очень стариннаго фасона съ рѣзными спинками стульевъ, стояла узкою стороной къ свѣту пара длинныхъ пялецъ и такой же длинный липоваго дерева столъ съ гладкою, некрашеною поверхностью. Тутъ вѣчно шла та или другая работа "Бога для", какъ выражалась хозяйка. На столѣ кроились ризы для священниковъ какихъ-то бѣдныхъ деревенскихъ приходовъ изъ "остаточковъ" парчи и "муаре", которыя добывала Лизавета Ивановна ото всякихъ своихъ доброхотовъ "купецкой нац³и", ситцевыя рубашки и платьица для той или другой "пичужки" изъ сиротъ. Вышивать въ пяльцахъ воздухи или коврика подъ иконы, въ четыре, иной разъ въ восемь рукъ, собирались по утрамъ дѣвочки и взрослыя дочери всякихъ отставныхъ чиновницъ и офицерскихъ вдовъ, сосѣдокъ Лизаветы Ивановны, въ средѣ которыхъ пользовалась она огромною популярностью и уважен³емъ, хотя нѣкоторыя изъ нихъ и почитали нужнымъ за глаза - отъ "духа вѣка" не уйдешь и у Харитон³я въ Огородникахъ - относиться о ней какъ о "совсѣмъ безъ развит³я и даже въ нѣкоторомъ родѣ юродивoй особѣ"... По обѣимъ сторонамъ зальца расположены были двѣ выходивш³я за улицу комнаты, изъ которыхъ одна, по правой сторонѣ, съ прилегавшею къ ней коморкой въ видѣ алькова составляла "покой Александры Павловны". Сюда, "окромѣ какъ если кто изъ Всѣхсвятскаго", хозяйка никого никогда не пускала и самый ключъ отъ двери въ это отдѣлен³е дома постоянно носила у себя въ карманѣ. комната слѣва, уютно уставленная скромною, но покойною мебелью, занимаема была теперь Настасьею Дмитр³евною Лариной. Подлѣ нея, въ небольшой столовой, собиралась въ урочный часъ трапезовать вся сборная семья жилицъ Лизаветы Ивановны; къ ней же принадлежалъ еще двѣнадцатилѣтн³й гимназистикъ, сынъ одного дальняго родственника хозяйки, изъ духовнаго зван³я, порученный ей состоявшимъ на службѣ гдѣ-то въ Рязанской губерн³и отцомъ, и котораго она устроила въ выходившей окномъ за дворъ, рядомъ со столовою, узенькой заставленной шкапами комнаткѣ, служившей первоначально буфетною. "Въ тѣснотѣ люди живутъ и счастливы бываютъ, анделъ мой", говорила она ему какъ бы въ видѣ утѣшен³я каждый разъ какъ входила въ его "дырочку" наблюсти держитъ ли онъ ее и себя "въ чистотѣ"...
   - Съ тетей тутъ господинъ какой-то васъ дожидаются, говорилъ этотъ гимназистикъ, выбѣжавъ отворить дверь съ улицы на звонокъ вернувшейся отъ Ашанина Настасьи Дмитр³евны.
   - Кто такой? машинально спросила она, быстро входя въ сѣни.
   - Не знаю, большущ³й такой, здоровый... И тетя его не знаетъ. Онъ васъ спрашивалъ, такъ она посылала меня сказать ему что вы обѣщались скоро быть, а потомъ и сама къ нему сошла, объяснялъ мальчикъ, подымаясь за цыпочки чтобы снять ей съ плечъ тяжелый, омоченный только-что полившимъ дождемъ бурнусъ.
   - Спасибо, Петя милый, вотъ ты какой дамск³й угодникъ! съ ласковою улыбкой молвила она ему, сбрасывая калоши съ ногъ;- а что же ты не въ гимназ³и самъ?
   - Праздникъ большой сегодня, Покрова Богородицы, отвѣтилъ онъ, словно съ упрекомъ, показалось ей, взглянувъ на нее;- мы съ тетей только изъ церкви вернулись какъ этотъ пр³ѣхалъ.
   - Да, да, торопливо проговорила она, и какъ бы невольно домолвивъ:- я не успѣла быть въ церкви, у меня дѣло было очень нужное,- прошла въ зальце.
   Тамъ у рабочаго стола, посреди комнаты, сидѣлъ насупротивъ хозяйки дома человѣкъ котораго она менѣе всего думала увидать здѣсь.
   - Провъ Ефремычъ! вскликнула она, быстро направляясь къ нему,- вы вернулись... давно?... А Тоня гдѣ же?
   - Здравствуйте, сестрица, какимъ-то поразившимъ ее съ перваго раза дѣланнымъ тономъ выговорилъ онъ въ отвѣтъ, подымаясь съ мѣста и церемонно подходя ей къ ручкѣ.- Сестрица ваша Антонина Дмитр³евна за границей продолжаетъ пребывать, добавилъ онъ тутъ же съ насилованною усмѣшкой.
   У Лариной ёкнуло сердце отъ какого-то дурнаго предчувств³я...
   - Лизавета Ивановна, голубушка, здравствуйте, мы съ вами еще не видались сегодня, поспѣшно промолвила она, проходя къ ней и цѣлуясь съ ней щека въ щеку.- Шуринъ это мой, указала она на гостя,- сестры мужъ, Провъ Ефремовичъ Сусальцевъ.
   - Знаю, анделъ мой, знаю, сказывали они мнѣ. Чрезъ Николая Иваныча, золотаго моего, узнали что вы у меня стоите и пр³ѣхали они вотъ, объяснила маленькая особа съ оживленнымъ выражен³емъ за своемъ сморщенномъ какъ печеное яблоко старческомъ личикѣ.
   Ей далеко еще шестидесяти лѣтъ не было, но, глядя на нее, невольно приходилъ въ голову вопросъ: "въ чемъ у вся душа держится"? какъ говорятъ въ народѣ. Эта ея вѣчно болѣвшая за все и всѣхъ душа словно спалила ея хрупк³й физическ³й организмъ и "держалась" въ разрушенномъ тѣльцѣ, дѣйствительно, словно лишь въ силу какихъ-то еще невѣдомыхъ наукѣ физ³ологическихъ законовъ; вся она была точно прозрачная, безъ кровинки подъ кожей, худая и хилая, какъ малый ребенокъ, по попрежнему бодрая и свѣтлая духомъ, вѣчно озабоченная ближнимъ и забывающая о себѣ, никогда не жалуясь и каждаго утѣшая,- утѣшая тѣмъ именно донимающимъ душу словомъ что извлекаетъ воду живую изъ камня безчувственнаго...
   - Вотъ вы съ братцемъ и поговорите, анделъ мой, поговорите по душѣ, лепетала она съ болѣзненнымъ напряжен³емъ въ чертахъ, опираясь обѣими руками о столъ чтобы приподняться со своего мѣста,- а мнѣ еще къ отцу Павлу надо, къ благочинному, насчетъ дьячихи-вдовы попросить...
   - Какъ же это вы пойдете, милая. Дождь какъ изъ ведра льетъ, заботливо замѣтила ей Настасья Дмитр³евна,- и ноги у васъ слабы такъ...
   - И ничего, поплетусь помаленьку - дойду; недалечко вѣдь, за проулокъ сейчасъ и къ крылечку его выйдешь... Коли нужно - Богъ завсегда силы дастъ; это вы безъ сумлен³я будьте, анделъ мой... До пр³ятнаго свидан³я, сударь, обернулась она на Сусальцева,- займите сестрицу словомъ хорошимъ, утѣшнымъ; не весела все она у насъ, задумчивая... Извѣстно, каждому крестъ нести дано, заключила она нежданно, пристально глянувъ ему въ лицо,- и сердце знаетъ горе души своей, въ Притчахъ премудраго Царя Соломона сказано... До пр³ятнаго свидан³я!..

Другие авторы
  • Зарин Андрей Ефимович
  • Воронский Александр Константинович
  • Митрополит_Антоний
  • Елпатьевский Сергей Яковлевич
  • Катаев Иван Иванович
  • Сушков Михаил Васильевич
  • Мстиславский Сергей Дмитриевич
  • Кукольник Павел Васильевич
  • Поуп Александр
  • Карнаухова Ирина Валерьяновна
  • Другие произведения
  • Дживелегов Алексей Карпович - Леонардо да Винчи
  • Горький Максим - Материалы по царской цензуре о заграничных изданиях сочинений М. Горького и иностранной литературе о нем
  • Франковский Адриан Антонович - Жюль Ромэн. Белое вино ла Виллет
  • Корнилов Борис Петрович - Воронова О. П. Корнилов Б. П.
  • Панаев Иван Иванович - Некролог. Иван Иванович Панаев.
  • Погодин Михаил Петрович - О кончине А. П. Ермолова. Письмо к редактору
  • Одоевский Владимир Федорович - Езда по московским улицам
  • Мейерхольд Всеволод Эмильевич - К возобновлению "Грозы" А. Н. Островского на сцене Александрийского театра. Речь режиссера к актерам
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - Зора
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Непочтительность к авторитетам
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (09.11.2012)
    Просмотров: 437 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа