Главная » Книги

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса, Страница 19

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

тить на пути обширное, свободное отъ льдовъ море. Теперь я спрошу васъ: что мы будемъ дѣлать въ виду свободнаго отъ льдовъ и благопр³ятнаго для плаван³я арктическаго океана, если у насъ не окажется средствъ переплыть его?
   Гаттерасъ ничего не отвѣтилъ.
   - Неужели вы хотите въ нѣсколькихъ миляхъ остановиться отъ сѣвернаго полюса, за неимѣн³емъ средствъ достигнуть его?
   Гаттерасъ опустилъ голову на руку.
   - A теперь, продолжалъ докторъ,- взглянемъ на вопросъ съ его нравственной стороны. Я понимаю, что каждый англичанинъ для славы своего отечества готовъ пожертвовать жизнью и состоян³емъ. Но если шлюпка, сволоченная изъ нѣсколькихъ досокъ, взятыхъ съ американскаго судна, съ корабля, потерпѣвшаго крушен³е и поэтому не имѣющаго никакой цѣнности,- если такая шлюпка, говорю я, пристанетъ къ неизвѣстному берегу или пройдетъ неизслѣдованный океанъ, то неужели это можетъ умалить славу совершеннаго открыт³я? Если-бы вы нашли на этихъ берегахъ брошенный экипажемъ корабль, неужели вы поколебались-бы воспользоваться имъ? Развѣ не главѣ экспедиц³и принадлежитъ вся честь? Теперь я спрошу у васъ: не будетъ-ли такая шлюпка, построенная четырьмя англичанами и управляемая экипажемъ, состоящимъ изъ четырехъ англичанъ, вполнѣ англ³йской шлюпкой, отъ киля до палубы?
   Гаттерасъ молчалъ.
   - Если говорить откровенно,- продолжалъ докторъ: васъ смущаетъ не шлюпка, а Альтамонтъ.
   - Да, докторъ,- отвѣчалъ капитанъ. Я ненавижу этого американца, котораго судьба натолкнула на мой путь, чтобы...
   - Чтобы спасти насъ!
   - Чтобы погубить меня! Мнѣ кажется, что онъ глумится надо мною, распоряжается здѣсь какъ хозяинъ и воображаетъ себѣ, будто онъ разгадалъ мои планы и держитъ въ своихъ рукахъ мою судьбу. Не вполнѣ-ли онъ высказался, когда дѣло коснулось о назван³и вновь открытыхъ земель? Объяснилъ-ли онъ когда-нибудь, как³я причины привели его сюда? Вы никогда не разубѣдите меня въ томъ, что этотъ человѣкъ не стоитъ во главѣ экспедиц³и, снаряженной правительствомъ Соединенныхъ Штатовъ...
   - Допустимъ, что и такъ, Гаттерасъ; но гдѣ-же доказательства, что экспедиц³я эта старалась подняться къ полюсу? Развѣ Америка, подобно Англ³и, не въ правѣ сдѣлать попытку къ открыт³ю сѣверо-западнаго пролива? Во всякомъ случаѣ, Альтамонтъ ничего не знаетъ о вашихъ намѣрен³яхъ потому что ни Джонсонъ, ни Бэлль, ни я, ни вы ни однимъ словомъ не промолвились ему объ этомъ.
   - Такъ пусть онъ никогда и не знаетъ ихъ!
   - Подъ конецъ онъ ихъ узнаетъ; не можемъ-же мы бросить его здѣсь.
   - Почему?- съ нѣкоторымъ раздражен³емъ спросилъ капитанъ. Развѣ онъ не можетъ остаться въ фортѣ?
   - Онъ не согласится на это, Гаттерасъ. Къ тому-же, оставить здѣсь Альтамонта и не быть увѣреннымъ, что мы найдемъ его по возвращен³и - это болѣе чѣмъ неблагоразумно: это безчеловѣчно. Альтамонтъ отправится, онъ долженъ отправиться съ нами! Но какъ въ настоящее время не слѣдуетъ сообщать ему того, о чемъ онъ быть можетъ, и не думаетъ, то мы ничего не скажемъ ему к построимъ шлюпку подъ предлогомъ осмотра береговъ вновь открытой земли.
   Гаттерасъ долго не рѣшался.
   - A если онъ не согласится пожертвовать своимъ кораблемъ?- спросилъ наконецъ онъ.
   - Тогда придется воспользоваться правомъ сильнѣйшаго. Вы построите шлюпку безъ его соглас³я и требовать чего-бы то ни было онъ не будетъ имѣть права.
   - Дай-то Богъ, чтобы онѣ не согласился!- вскричалъ Гаттерасъ.
   - Надо спросить его. Я беру это на себя.
   Дѣйствительно, въ тотъ-же вечеръ, за ужиномъ, докторъ повелъ рѣчь о предполагавшихся лѣтомъ экскурс³яхъ и о гидрографической съемкѣ береговъ.
   - Полагаю, Альтамонтъ,- сказалъ онъ,- что вы отправитесь съ нами?
   - Само собою разумѣется,- отвѣтилъ Альтамонтъ; - надобно-же знать, какъ далеко простирается земля Новой Америки.
   Гаттерасъ пристально посмотрѣлъ на своего соперника.
   - Для этого,- продолжалъ Альтамонтъ,- можно разобрать Porpoise: изъ нея выйдетъ прекрасная, прочная шлюпка.
   - Слышите, Бэлль,- съ живостью сказалъ докторъ. Завтра-же примемся за дѣло.
  

XV.

Сѣверо-западный проходъ.

  
   На слѣдующ³й день Бэлль, Альтамонтъ и докторъ отправились къ Porpoise'у. Въ деревѣ не было недостатка; старая шлюпка трехмачтоваго судна, съ высаженнымъ льдинами днищемъ, доставила существеннѣйш³я части для новой шлюпки. Плотникъ немедленно приступилъ въ дѣлу. Необходимо было построить прочную лодку, достаточно однакожъ легкую для того, чтобы ее можно было везти на саняхъ.
   Въ послѣднихъ числахъ мая температура поднялась; термометръ стоялъ на точкѣ замерзан³я; на этотъ разъ весна возвратилась уже окончательно и путешественники должны были поснимать свою зимнюю одежду. Перепадали частые дожди; вешн³я воды каскадами стремились по малѣйшимъ отлогостямъ почвы.
   Гаттерасъ не могъ не радоваться оттепели. Свободное море являлось для него вопросомъ о собственной его свободѣ.
   Онъ надѣялся вскорѣ убѣдиться, ошибались или нѣтъ его предшественники на счетъ существован³я полярнаго бассейна. Отъ этого зависѣлъ успѣхъ его предпр³ят³я.
   - Очевидно, свободное море существуетъ. Если океанъ очистится отъ льдовъ въ бухтѣ Виктор³и, то отъ нихъ очистится и его южная часть до Новаго Корнваллиса и канала Королевы. Такимъ видѣли море Пенни и Бальчеръ и, конечно, ошибиться они не могли.
   - Я такого-же мнѣн³я, Гаттерасъ,- отвѣтилъ докторъ,- тѣмъ болѣе, что нѣтъ поводовъ сомнѣваться въ истинности показан³й этихъ знаменитыхъ мореплавателей... Ихъ открыт³я тщетно пытались объяснить дѣйств³емъ миража. Въ своихъ показан³яхъ они слишкомъ положительны, слишкомъ увѣрены въ дѣйствительности приводимыхъ ими фактовъ.

 []

   - Я всегда былъ такого-же мнѣн³я,- сказалъ Альтамонтъ, принявш³й участ³е въ разговорѣ. Полярный бассейнъ простирается не только на западъ, но и на востокъ.
   - Дѣйствительно такое предположен³е весьма возможно,- замѣтилъ Гаттерасъ.
   - И даже необходимо,- отвѣтилъ Альтамонтъ,- потому что свободное море, видѣнное капитанами Пенни и Бельчеромъ у береговъ Земли Гриннеля, было видно также Мортономъ, лейтенантомъ Кэна, въ проливѣ, носящемъ имя этого отважнаго ученаго.
   - Мы здѣсь не въ проливѣ Кэна,- сухо замѣтилъ Гаттерасъ,- слѣдовательно, провѣрить фактъ этотъ не можемъ.
   - По меньшей мѣрѣ, его можно допустить,- сказалъ Альтамонтъ.
   - Конечно,- добавилъ докторъ, желавш³й избѣжать безполезныхъ пререкан³й. Мнѣн³е Альтамонта вполнѣ правильно, и если только сосѣдн³я земли не расположены особеннымъ образомъ, то одинаковыя явлен³я должны повториться подъ одинаковыми широтами. Поэтому я думаю, что свободное море простирается и на западъ, и на востокъ.
   - Во всякомъ случаѣ, это для насъ не представляетъ большого значен³я,- отвѣтилъ Гаттерасъ.
   - Я не скажу этого, Гаттерасъ,- возразилъ Альтамонтъ, раздраженный притворнымъ спокойств³емъ капитана. Со временемъ это можетъ имѣть для васъ нѣкоторое значен³е.
   - Но когда-же?
   - Когда станемъ думать о возвратномъ пути.
   - О возвратномъ пути!- вскричалъ Гаттерасъ. A кто думаетъ объ этомъ?
   - Никто,- отвѣтилъ Альтамонтъ,- но я полагаю, что гдѣ нибудь мы должны же остановиться.
   - Гдѣ именно?- спросилъ Гаттерасъ.
   Въ первый еще разъ такой вопросъ былъ прямо поставленъ Альтамонту. Докторъ отдалъ-бы одну руку на отсѣчен³е, лишь-бы только прекратить этотъ разговоръ.
   Такъ какъ Альтамонтъ не отвѣчалъ, то капитанъ повторилъ свой вопросъ.
   - Гдѣ именно?- настаивалъ онъ.
   - Тамъ, гдѣ мы будемъ скоро,- спокойно отвѣтилъ Альтамонтъ.
   - Но кому же это извѣстно?- воскликнулъ весело докторъ.
   - И такъ, я полагаю,- продолжалъ Альтамонтъ,- что, при желан³и воспользоваться полярнымъ бассейномъ для возвратнаго пути, мы должны-бы попытаться проникнуть въ проливъ Кэна, который прямо приведетъ насъ въ Баффиново море.
   - Вы полагаете?- насмѣшливо спросилъ Гаттерасъ.
   - Да, полагаю. Я думаю также, что если-бы полярныя моря сдѣлались когда-либо доступными, то въ нихъ стали-бы отправляться этою дорогою, какъ кратчайшею. Открыт³е доктора Кэна - великое открыт³е!
   - Будто?- сказалъ Гаттерасъ, до крови кусая себѣ губы.
   - Отрицать этого невозможно, за каждымъ должно признать его заслугу, сказалъ докторъ.
   - Не говоря уже о томъ,- продолжалъ упрямый американецъ,- что до этого знаменитаго мореплавателя никто такъ далеко не подвигался на сѣверъ.
   - Мнѣ пр³ятно было-бы думать" - отвѣтилъ капитанъ,- что въ настоящее время англичане подвинулись дальше его.
   - А американцы?- воскликнулъ Альтамонтъ.
   - Американцы?- проронилъ Гаттерасъ.
   - Развѣ я не американецъ?- гордо сказалъ Альтамонтъ.
   - Вы человѣкъ,- едва сдерживаясь, сказалъ Гаттерась,- вы человѣкъ, ставящ³й на одну доску какъ случай, такъ и познан³я. Вашъ американск³й капитанъ далеко подвинулся на сѣверъ, но только случай...
   - Случай,- вскричалъ Альтамонтъ.- И вы осмѣливаетесь говорить, что Кэнъ обязанъ этимъ великимъ открыт³емъ не своей энерг³и, не своему знан³ю?
   - Я говорю,- отвѣчалъ Гаттерасъ, что имя Кэна не должно произносить ни въ странѣ, прославленной Парри, Франклиномъ, Россомъ, Бельчеромъ, Пенни, ни въ моряхъ, приведшихъ англичанина Макъ-Клюра къ сѣверо-западному проливу...
   - Макъ-Клюра?- съ живостью возразилъ Альтамонтъ.- Вы упоминаете объ этомъ человѣкѣ и возстаете противъ случайностей? Развѣ успѣхомъ своимъ Макъ-Клюръ не былъ обязанъ только случаю?
   - Нѣтъ,- вскричалъ Гаттерасъ,- нѣтъ, не случаю, а своему мужеству и той настойчивости, съ какой онъ провелъ четыре зимы среди льдовъ...
   - Еще бы!- отвѣтилъ Альтамонтъ.- Его затерло льдами, возвратный путь былъ невозможенъ и Макъ-Клюръ кончилъ тѣмъ, что бросилъ свой корабль Investigaior и возвратился въ Англ³ю.
   - Друзья мои... сказалъ докторъ.
   - Впрочемъ,- перебилъ его Альтамонтъ,- оставимъ въ сторонѣ личности и разсмотримъ только полученные результаты. Вы говорите о сѣверо-западномъ проливѣ, но вѣдь проливъ этотъ еще нужно открыть!
   При этихъ словахъ Гаттерасъ въ волнен³и вскочилъ съ мѣста.
   Докторъ снова вмѣшался въ разговоръ.
   - Вы неправы, Альтамонтъ,- сказалъ онъ.
   - Я остаюсь при моемъ мнѣн³и,- отвѣтилъ упрямый американецъ:- сѣверо-западный проливъ еще не открытъ, или, если хотите, его еще надо пройти. Макъ-Клири не прошелъ его, и никогда ни одно судно, отправившееся изъ Берингова пролива, не приходило еще въ Баффиново море!
   Собственно говоря, это было справедливо.
   Однакожъ Гаттерасъ быстро поднялся съ своего мѣста и вскричалъ:
   - Я не дозволю, чтобы въ моемъ присутств³и оспаривали славу англ³йскаго капитана.
   - Вы не дозволите! - вскакивая со скамьи, отвѣтилъ Альтамонгь. Но факты на лицо, попробуйте опровергнуть ихъ.
   - Милостивый государь!- вскричалъ поблѣднѣвш³й отъ гнѣва Гаттерасъ.
   - Друзья мои,- сказалъ докторъ,- успокойтесь! Мы разсуждаемъ о научномъ фактѣ.
   - Я вамъ разскажу факты!- вскричалъ Гаттерасъ съ угрозой.
   - Я тоже,- отвѣтилъ Альтамонтъ.
   Джонсонъ и Бэлль не знали, что имъ дѣлать.
   - Господа,- съ достоинствомъ сказалъ Клоубонни,- я требую слова! Факты, о которыхъ идетъ рѣчь, извѣстны мнѣ столько же, сколько и вамъ, быть можетъ, даже лучше чѣмъ вамъ, и полагаю, вы согласитесь, что я могу говорить о нихъ безпристрастно.
   - Да, да!- сказали Бэлль и Джовсонъ, опасавш³еса оборота, который принималъ разговоръ, и образовавш³е благопр³ятное доктору большинство.
   - Говорите,- сказаль Альтамонтъ.
   Гаттерасъ сѣлъ на свое мѣсто и, кивнувъ головою въ знакъ соглас³я, скрестилъ руки на груди. Докторъ принесъ какую-то карту.
   - Вотъ карта полярныхъ морей,- сказалъ онъ,- прослѣдимъ по ней путь капитана Макъ-Клюра.
   Клоубонни разложилъ на столѣ одну изъ превосходныхъ картъ, изданныхъ по распоряжен³ю адмиралтейства, на которой были обозначены всѣ новѣйш³я открыт³я, произведенныя въ полярныхъ моряхъ.
   Затѣмъ онъ, продолжалъ:
   - Вамъ извѣстно, что въ 1848 г. два корабля: Herald, подъ начальствомъ капитана Келлета, и Plover, подъ командою капитана Мура, были отправлены въ Беринговъ проливъ, для отыскан³я экспедиц³и Франклина. Поиски ихъ не увѣнчались успѣхомъ. Въ 1850 году съ ними соединился Макъ-Клюръ, командовавш³й кораблемъ Investigator, на которомъ этотъ офицеръ совершилъ плаван³е, подъ начальствомъ Джемса Росса. За нимъ слѣдовалъ его начальникъ, капитанъ Коллинсонъ, находивш³йся на бортѣ корабля Enterprise. Но Макъ-Клюръ пришелъ на мѣсто раньше Коллинсона и, по прибыт³и въ Беринговъ проливъ, объявилъ, что ждать его не станетъ, отправится дальше подъ своею личною отвѣтственностью и - слушайте, Альтамонтъ - откроетъ или Франклина, или сѣверо-западный проливъ.
   Альтамонтъ не возражалъ.
   - 5-го августа 1850 года,- продолжалъ докторъ,- Макъ-Клюръ отправился въ восточныя моря почти неизслѣдованными путями. Посмотрите: на картѣ едва обозначены берега материка. 30-го августа этотъ молодой офицеръ увидѣлъ мысъ Баттерста, открылъ землю Беринга, которая, какъ онъ убѣдился впослѣдств³и, составляла часть земли Бэнкса, и, наконецъ, землю Принца Альберта. Тогда Макъ-Клюръ смѣло вошелъ въ длинный проливъ, раздѣляющ³й эти два больш³е острова, и назвалъ его проливомъ Принца Уэльскаго. Войдите въ проливъ мысленно съ этимъ отважнымъ мореплавателемъ. Макъ-Клюръ имѣлъ надежду - вполнѣ основательную однакожъ - проникнуть въ пройденный нами бассейнъ Мельвиля; но въ концѣ пролива льды стали ему непреодолимою преградою. Макъ-Клюръ долженъ былъ провести тамъ зиму съ 1850 на 1851 г., втечен³и которой онъ сдѣлалъ поѣздку по льдамъ съ цѣлью убѣдиться, дѣйствительно-ли этотъ проливъ соединяется съ проливомъ Мельвиля.
   - Да,- сказалъ Альтамонтъ,- но проливъ онъ не прошелъ.

 []

   - Погодите,- отвѣтилъ докторъ.- Во время этой зимовки, офицеры Макъ-Клюра изслѣдовали близь лежащ³е материки: Кресуэль - землю Беринга; Гасуэльтъ - землю Принца Альберта, на югѣ, и Уйнн³этъ - мысъ Уолькера, за сѣверѣ. Въ ³юлѣ мѣсяцѣ, при первыхъ оттепеляхъ, Макъ-Клюръ вторично попытался войти въ бассейнъ Мельвиля, приблизился къ нему на двадцать милъ - всего на двадцать миль!- но вѣтрами его отбросило къ югу и преодолѣть всѣхъ представившихся ему препятств³й онъ не могъ. Тогда Макъ-Клюръ рѣшился спуститься проливомъ Принца Уэльскаго, обогнулъ землю Бэнкса и попытался сдѣлать на западѣ то, въ чемъ не успѣлъ на востокѣ. 18-го числа онъ находился въ виду мыса Келлета, 19-го - въ виду мыса принца Альберта, двумя градусами выше, затѣмъ послѣ страшной борьбы съ ледяными горами, Макъ-Клюръ остановился въ протокѣ Бэнкса, при входѣ въ сѣть проливовъ, ведущихъ въ Баффиново море.
   - Но пройти ихъ онъ не могъ,- замѣтилъ опять американецъ.
   - Погодите, Альтамонтъ; будьте терпѣливы, какъ Макъ-Клюръ. 26-го сентября капитанъ сталъ на зимовку въ заливѣ Милосерд³я, въ сѣверной части земли Бэнкса, гдѣ и пробылъ до 1852 года. Насталъ апрѣль мѣсяцъ; у Макъ-Клюра оставалось съѣстныхъ припасовъ на восемнадцать мѣсяцевъ. Не желая возвращаться назадъ, онъ на саняхъ проѣхалъ проливъ Бэнкса и достигъ острова Мельвиля. Здѣсь Макъ-Клюръ надѣялся найти у береговъ суда, которыя капитанъ Аустинъ отправилъ навстрѣчу къ нему, Макъ-Клюру, Баффиновымъ моремъ и проливомъ Ланкастера. 28-го апрѣля Макъ-Клюръ вошелъ въ Зимнюю Гавань (Winter-Harbour), въ которой Парри провелъ три зимы. Никакихъ кораблей тамъ не было. Но капитанъ нашелъ въ одномъ каменномъ столбѣ документъ, который удостовѣрялъ, что Макъ-Клинтокъ, лейтенантъ Аустина, прошелъ это мѣсто въ истекшемъ году. Другаго это привело бы въ отчаян³е, но Макъ-Клюръ не унывалъ. На всяк³й случай, онъ оставилъ въ томъ же столбѣ документъ, въ которомъ заявлялъ о своемъ намѣрен³и, чрезъ проливъ Ланкастера и Баффиново море, возвратиться въ Англ³ю открытымъ имъ сѣверо-западнымъ проливомъ. Если о немъ не будетъ вѣстей, то это будетъ значить, что его отнесло къ сѣверу или къ западу отъ острова Мельвиля. Затѣмъ Макъ-Клюръ, не теряя мужества, возвратился въ заливъ Милосерд³я, гдѣ и провелъ третью зиму съ 1852 на 1853 г.
   - Никогда не сомнѣваясь въ мужествѣ Макъ-Клюра, я сомнѣвался, однакожъ, въ его успѣхѣ,- сказалъ Альтамонтъ.
   - Позвольте, дружище,- отвѣтилъ докторъ.- Въ мартѣ мѣсяцѣ, по причинѣ суровой зимы и недостатка дичи, будучи вынужденъ выдавать людямъ двѣ трети рац³оновъ, Макъ-Клюръ рѣшился отправить въ Англ³ю половину своего экипажа, или Баффиновымъ моремъ, или рѣкою Меккензи и Гудсоновынъ заливомъ. Другая половина экипажа должна была привести Investigator въ Европу, для чего Макъ-Клюръ выбралъ изъ своихъ матросовъ самыхъ слабыхъ, для которыхъ четвертая зимовка могла бы оказаться гибельною. Все было готово для отъѣзда, назначеннаго на 15-е число апрѣля, какъ вдругъ, прогуливаясь однажды по льду съ своиѵъ лейтенантомъ Кресуэлемъ, Макъ-Клюръ увидѣлъ бѣжавшаго къ нему и жестикулировавшаго человѣка. То былъ Пимъ, лейтенантъ капитана Келлета, съ корабля Herald, того самаго Келлета, котораго - какъ я уже вамъ сказалъ - Макъ-Клюръ оставилъ въ Беринговомъ проливѣ два года тому назадъ. По прибыт³и въ Зимнюю Гавань, Келлетъ нашелъ документъ, оставленный тамъ Макъ-Клюромъ. Узнавъ, такимъ образомъ, что послѣдн³й находится въ заливѣ Милосерд³я, капитанъ Келлетъ отправилъ своего лейтенанта Пима къ безстрашному молодому человѣку. Лейтенанта сопровождалъ отрядъ матросовъ съ корабля Herald; въ этомъ отрядѣ находился французск³й мичманъ де-Брэ, служивш³й въ качествѣ волонтера въ штабѣ капитана Келлета. Вы не сомнѣваетесь насчетъ этой встрѣчи нашихъ соотечественниковъ?
   - Нисколько,- отвѣтилъ Альтамонтъ.
   - Замѣтьте; если свести открыт³я Парри съ открыт³ями Макъ-Клюра, то окажется, что сѣверные берега Америки обойдены.
   - Не однимъ, однакожъ, кораблемъ,- отвѣтилъ Альтамонтъ.

 []

   - Но зато однимъ и тѣмъ-же человѣкомъ. Но дальше. Макъ-Клюръ отправился къ капитану Келлету на островъ Мельвиля и въ двѣнадцать дней прошелъ сто семьдесятъ миль, отдѣлявшихъ заливъ Милосерд³я отъ Зимней Гавани. Согласившись съ капитаномъ Herald'а относительно присылки къ нему больныхъ, Макъ-Клюръ возвратился на свой корабль. На мѣстѣ Макъ-Клюра друг³е сочли-бы, что ничего больше не остается дѣлать, но безстрашный молодой человѣкъ рѣшился еще разъ попытать счаст³я. Его лейтенантъ Кресуэль - обращаю на это ваше вниман³е - сопровождавш³й больныхъ съ корабля Investigator, покинулъ заливъ Милосерд³я, дошелъ до Зимней Гавани и, пройдя по льдамъ сто пятьдесятъ миль, 2-то ³юня добрался до острова Бичи и, нѣсколько дней спустя, съ двѣнадцатью матросами поднялся на бортъ корабля Phenix.
   - Я служилъ тогда на Phenix'ѣ подъ начальствомъ капитана Ингльфильда, съ которымъ мы возвратились въ Европу,- сказалъ Джонсонъ.
   - 7-го октября 1853 года,- продолжалъ докторъ,- Кресуэль прибылъ въ Лондонъ, пройдя весь путь отъ Берингова пролива до мыса Прощан³я.
   - Пр³йти съ одной стороны, выйти - съ другой, развѣ это не значитъ пройти?- сказалъ Гаттерасъ.
   - Да,- отвѣтилъ Альтамонтъ,- совершивъ, однакожъ, по льдамъ путь въ четыреста семьдесятъ миль.
   - Что-жъ изъ этого?
   - Въ этомъ вся суть дѣла,- вскричалъ Альтамонтъ. Спрашиваю васъ: судно Макъ-Клюра прошло проливъ или нѣтъ?
   - Нѣтъ,- отвѣтилъ докторъ,- потому что послѣ четвертой зимовки Макъ-Клюръ принужденъ былъ бросить свой корабль среди льдовъ.
   - Въ морскомъ путешеств³и, не человѣкъ, а корабль долженъ проходить. Если когда нибудь сѣверо-западный проливъ сдѣлается доступнымъ, то проходить его станутъ корабли, а не люди. Необходимо поэтому, чтобы переѣздъ былъ совершенъ судномъ или, за неимѣн³емъ судна, шлюпкою.
   - Шлюпкою?- вскричалъ Гаттерасъ, принявъ эти слова за намекъ.
   - Альтамонтъ,- поспѣшилъ вставить докторъ,- вы придираетесь къ словамъ, мы всѣ не считаемъ васъ правымъ.
   - Это очень не трудно для васъ, господа,- отвѣтилъ Альтамонтъ;- васъ четверо, а я одинъ. Но это не помѣшаетъ мнѣ остаться при моемъ мнѣн³и,
   - И оставайтесь при немъ,- вскричалъ Гаттерассъ,- да только постарайтесь, чтобы никто не зналъ этого вашего мнѣн³я.
   - По какому праву вы выражаетесь такимъ образомъ,- вспылилъ Альтамонтъ.
   - По праву капитана!- надменно отвѣтилъ Гаттерасъ.
   - Развѣ я подчиненъ вамъ?- спросилъ Альтамонтъ.
   - Безъ всякаго сомнѣн³я. И горе вамъ, если...
   Доктору и Джонсону едва удалось развести ихъ.
   Но послѣ двухъ-трехъ ласковыхъ словъ, Альтамонтъ, насвистывая нац³ональную пѣсенку "Jankee doodle", легъ на свою койку и по-видимому уснулъ.
   Гаттерасъ вышелъ изъ дона и большими шагами сталъ ходить на открытомъ воздухѣ. Черезъ часъ онъ возвратился въ комнату и легъ, тоже не сказавъ ни слова.
  

XVI.

Полярная Аркад³я.

  
   29-го мая солнце въ первый разъ совсѣмъ не зашло: она только слегка коснулось своимъ дискомъ лин³и горизонта и тотчасъ-же опять всплыло на небосклонъ. Начинался пер³одъ дней, длящихся по двадцать четыре часа, На другой день лучезарное свѣтило появилось окруженное великолѣпнымъ кольцомъ, сверкавшимъ всѣми цвѣтами радуги. Такого рода феномены повторялись часто, они постоянно обращали на себя вниман³е доктора, отмѣчавшаго часъ ихъ появлен³я, ихъ размѣры и видъ. Но феноменъ, который онъ наблюдалъ въ этотъ день, представлялъ своею эллиптическою формою явлен³е довольно рѣдкое.

 []

   Вскорѣ появились крикливыя стаи птицъ; драхвы и канадск³е гуси прилетѣли изъ далекой Флориды и Арканзаса и съ удивительною быстротою направлялись къ сѣверу. Докторъ застрѣлилъ нѣсколькихъ изъ нихъ, а также трехъ или четырехъ журавлей и одного аиста.
   Снѣга таяли повсюду подъ лучами солнца, чему не мало содѣйствовала морская вода, выступавшая на ледяныхъ полянахъ изъ отдушинъ продѣланныхъ тюленями. Смѣшавшись съ морскою водою, снѣгъ образовалъ собою какую-то грязную массу, извѣстную у путешественниковъ въ арктическихъ странахъ подъ именемъ "мѣсива".

 []

   Докторъ опять принялся за свои посѣвы, такъ какъ въ сѣмянахъ у него не было недостатка. Онъ очень изумился, замѣтивъ, что между просохшими камнями началъ уже показываться особый родъ щавеля. Клоубонни не могъ вдоволь надивиться творческимъ силамъ природы, для проявлен³я которыхъ требовалось такъ мало. Посѣянный имъ кресъ-салатъ черезъ три недѣли далъ молодые побѣги около десяти лин³й длины.
   Кустарныя растен³я робко стали выкидывать свои крошечные, свѣтло-розовые, жиденьк³е и блѣдные цвѣточки; казалось, неумѣлая рука подлила въ ихъ окраску слишкомъ много воды. Словомъ, флора Новой Америки оставляла желать очень многаго. Во всякомъ случаѣ чрезвычайно отрадно было взглянуть на эту скудную и робкую растительность, это посильное произведен³е слабыхъ лучей солнца, послѣднюю мысль Провидѣн³я, почти забывшаго далек³я полярныя страны.
   Наконецъ, установилась дѣйствительно теплая погода; 15-го ³юня термометръ показывалъ пятьдесятъ семь градусовъ выше нуля(° стоградусника). Страна преобразилась, безчисленное множество потоковъ стремилось съ пригрѣваемыхъ солнцемъ возвышен³й; ледъ растрескался, и важный вопросъ о свободномъ морѣ долженъ былъ вскорѣ разрѣшиться. Въ воздухѣ стоялъ гулъ отъ паден³я лавинъ, низвергавшихся съ горъ въ глубок³я долины. Трескъ ледяныхъ полей сливался въ оглушительный шумъ.

 []

   Путешественники сдѣлали экскурс³ю къ острову Джонсона. Въ сущности это былъ ничтожный островокъ, пустынный и безплодный; тѣмъ не менѣе, Джонсонъ былъ въ восторгѣ, что его имя связано съ этою затерявшеюся среди океана скалою. Онъ непремѣнно хотѣлъ начертать свое имя на одномъ высокомъ утесѣ, и чуть было не свернулъ себѣ при этомъ шею.
   Во время своихъ прогулокъ Гаттерась тщательно осмотрѣлъ мѣстность до мыса Вашингтона. Таян³е снѣговъ значительно измѣнило видъ страны; овраги и холмы появились тамъ, гдѣ безпредѣльная пелена снѣговъ покрывала, казалось, однѣ лишь однообразныя равнины.

 []

   Домъ и амбары разрушались, и ихъ часто приходилось починять; къ счаст³ю температура въ пятьдесятъ семь градусовъ бываетъ не особенно часто въ полярныхъ странахъ, вообще-же она не поднимается выше нуля.
   Къ 15-му ³юня мѣсяца постройка шлюпки значительно подвинулась. Въ то время, какъ Джонсонъ и Бэлль работали надъ нею, товарищи ихъ счастливо охотились и добыли даже нѣсколькихъ оленей,- животныхъ, подойти въ которымъ вообще очень не легко. Здѣсь Альтамонтъ успѣшно примѣнилъ уловку, практикуемую индѣйцами Сѣверной Америки: онъ ползъ по землѣ, держа свое ружье и руки такимъ образомъ, чтобы они имѣли подоб³е роговъ этихъ робкихъ животныхъ. Приблизившись на достаточное разстоян³е, американецъ стрѣлялъ уже навѣрняка.

 []

   Но самая дорогая дичь, мускусовые быки, многочисленныя стада которыхъ Парри встрѣчалъ на островѣ Мельвиля, повидимому не посѣщала берега залива Виктор³и. Поэтому рѣшено было предпринять дальнюю экскурс³ю, чтобы поохотиться на этихъ замѣчательныхъ животныхъ и, вмѣстѣ съ тѣмъ, изслѣдовать мѣстности, лежащ³я на востокѣ. Хотя Гаттерасъ не имѣлъ намѣрен³я подняться къ полюсу этою частью материка, но доктору хотѣлось составить себѣ общее понят³е о странѣ. Само собою разумѣется, что Дэкъ долженъ былъ принять участ³е въ экспедиц³и.

 []

   Въ понедѣльникъ 17-го ³юня, погода выдалась хорошая, термометръ показывалъ сорокъ одинъ градусъ (° стоградусника), воздухъ былъ чистъ и прозраченъ, и охотники, вооруженные каждый двухствольнымъ ружьемъ, топорикомъ и снѣговымъ ножемъ, въ сопровожден³и Дэка, въ шесть часовъ утра вышли изъ Дома Доктора. Съѣстныхъ припасовъ они взяли съ собою на три дня.
   Къ восьми часамъ, Гаттерасъ и его товарищи прошли уже около семи миль и не встрѣтили ни одного живого существа.
   Новый материкъ представлялъ обширныя, тянувш³яся вдоль равнины; поверхность ихъ бороздило множество недавно образовавшихся ручьевъ; огромныя лужи воды, неподвижныя какъ пруды, сверкали подъ косыми лучами солнца. Почва была очевидно наносная.

 []

   Изрѣдка попадались и валуны, присутств³е которыхъ въ этой странѣ объяснить было не легко. Но шиферный сланецъ, различные продукты известковой почвы встрѣчались часто и въ особенности замѣчательные виды кристалловъ, прозрачныхъ, безцвѣтныхъ и обладающихъ тѣми свойствами преломлен³я лучей свѣта, которыя присущи исландскому шпату.
   Хотя докторъ не охотился, но на занят³я геолог³ею у него не хватало времени, потому-что его товарищи подвигались быстро. Тѣмъ не менѣе, онъ по возможности изучалъ почву и старался какъ можно больше говорить, иначе маленьк³й отрядъ хранилъ-бы безусловное молчан³е. Альтамонтъ не имѣлъ ни малѣйшей охоты бесѣдовать съ капитаномъ; а послѣдн³й съ своей стороны не желалъ отвѣчать американцу.
   Въ десяти часамъ утра охотники подвинулись на востокъ миль на двѣнадцать; море скрылось на горизонтомъ. Докторъ предложилъ отряду остановиться и позавтракать. Перекусивъ на скорую руку, охотники черезъ полчаса снова отправились въ путь.
   Почва склонялась отлогими покатостями; мѣстами въ углублен³яхъ и подъ навѣсомъ скалъ снѣгъ не таялъ и лежалъ полосами, что придавало почвѣ волнистый видъ. Казалось, по ней ходили буруны, какъ на волнуемомъ сильнымъ вѣтромъ морѣ.

 []

   Кругомъ все тѣ-же лишенныя растительности равнины, повидимому, никогда не посѣщавш³яся ни однимъ живымъ существомъ.
   - Удачная охота, нечего сказать!- сказалъ Альтамонтъ доктору. Конечно, и страна не изъ плодоносныхъ, но во всякомъ случаѣ, полярная дичь не имѣетъ права быть взыскательною и могла-бы вести себя повѣжливѣе.
   - A все-таки отчаяваться не слѣдуетъ,- отвѣчалъ докторъ. Лѣто едва только началось, и если Парри встрѣтилъ такое множество дичи на островѣ Мельвиля, то почему-бы и намъ не найти ее здѣсь.
   - Однакожъ, мы дальше Парри подвинулись на сѣверъ,- сказалъ Альтамонтъ.
   - Безъ сомнѣн³я, но слово "сѣверъ" въ настоящемъ случаѣ не имѣетъ значен³я. Тутъ необходимо принять въ соображен³е полюсъ холодовъ, т. е. то громадное пространство льдовъ, среди которыхъ мы провели зиму на Forward'ѣ. Но по мѣрѣ приближен³я къ полюсу, мы удаляемся отъ самаго холоднаго пояса земнаго шара. Слѣдовательно, найденное Парри и Россомъ по одну сторону пояса холодовъ мы необходимо должны найти на другой его сторонѣ.
   - Какъ-бы то ни было,- со вздохомъ сказалъ Альтамонтъ,- но до сихъ поръ мы скорѣе были просто путешественниками, чѣмъ охотниками.
   - Потерпите,- отвѣтилъ докторъ; видъ страны мало по малу начинаетъ измѣняться и очень было-бы странно, если-бы мы не нашли дичи въ оврагахъ, въ которыхъ пр³ютилась растительность.
   - Страна эта,- сказалъ Альтамонтъ,- совершенно необитаема, да и едва ли здѣсь кто можетъ жить.
   - Такихъ странъ, по моему мнѣн³ю, нѣтъ, возразилъ докторъ.- Цѣною лишен³й, принося въ жертву климату поколѣн³е за поколѣн³емъ, при помощи культуры, человѣкъ подъ конецъ можетъ сдѣлать плодоносной какую угодно страну.
   - Вы полагаете?- спросилъ Альтамонтъ.
   - Это несомнѣнно. Если бы вы видѣли знаменитыя нѣкогда мѣста, гдѣ находились Нинен³я и Вавилонъ, богатыя долины, въ которыхъ обитали наши праотцы,- вы навѣрно бы подумали, что никогда человѣкъ не могъ жить тамъ. Даже климатъ этихъ странъ измѣнился къ худшему съ того времени, какъ въ нихъ перестали жить люди. По ордену закону природы, страны, въ которыхъ мы не живемъ или въ которыхъ мы перестали жить, лишаются гиг³еническихъ услов³й, необходимыхъ для здоровья людей; человѣкъ самъ создаетъ себѣ страну своимъ въ ней присутств³емъ, своими привычками, своею промышленностью и даже своимъ дыхан³емъ. Мало по малу онъ не только видоизмѣняетъ атмосферическ³я услов³я страны и выдѣляемыя почвою испарен³я, но и оздоровляетъ ихъ своимъ присутств³емъ. Я согласенъ, что существуютъ необитаемыя страны, но чтобы существовали страны, въ которыхъ человѣкъ не могъ бы жить,- этому я никогда не повѣрю.
   Разговаривая такимъ образомъ, охотники подвигались все дальше и дальше и наконецъ пришли въ какую-то открытую ложбину, въ глубинѣ которой струилась почти свободная отъ льда рѣчка. Такъ какъ ложбина открывалась на югъ, то на ея окраинахъ и на косогорахъ замѣчалась кое-какая растительность. Докторъ обратилъ на это вниман³е Альтамонта.
   - Посмотрите,- сказалъ онъ: развѣ предпр³имчивые колонисты не могли-бы поселиться въ этой долинѣ? При помощи труда и терпѣн³я они дали-бы ей совершенно иной видъ. Конечно, они не превратили-бы ее въ пажити умѣреннаго пояса,- я и не утверждаю этого,- но во всякомъ случаѣ, въ мѣстность очень приличную. Да вотъ, если не ошибаюсь, ея четвероног³е обитатели! Эк³е плутишки!
   - Это полярные зайцы!- вскричалъ Альтамонтъ, взводя курокъ своего ружья.
   - Погодите,- вскричалъ докторъ,- погодите же, безжалостный Немвродъ. Эти бѣдные звѣрки даже не думаютъ уходить отъ насъ. Не трогайте ихъ: они сами идутъ къ намъ.
   Дѣйствительно, три или четыре зайченка, прыгая между чахлымъ кустарникомъ и новыми мхами, приближались къ охотникамъ, повидимому, вовсе не опасаясь ихъ присутств³я. Вскорѣ они прыгали уже у ногъ доктора, который ласкалъ ихъ, говоря:
   - Можно-ли встрѣчать выстрѣлами тѣхъ, кто проситъ у насъ ласки? Смерть этихъ маленькихъ звѣрковъ не можетъ принести намъ ни малѣйшей пользы.
   - Вы правы, докторъ,- сказалъ Гаттерасъ. Убивать ихъ не слѣдуетъ.

 []

   - Равно какъ и этихъ, летящихъ къ намъ, куропатокъ,- вскричалъ Альтамонтъ,- и этихъ журавлей, которые такъ важно выступаютъ на своихъ длинныхъ ногахъ?
   Птицы стаями направлялись къ охотникамъ, не подозрѣвая даже, какъ много онѣ обязаны доктору. Даже Дэкъ воздерживался и - удивлялся!
   Любопытно и даже трогательно было смотрѣть на этихъ хорошенькихъ животныхъ; они бѣгали, прыгали, и рѣзвились; птицы беззаботно порхали, садились на плечи доктору, ложились у его ногъ, сами напрашивались на непривычныя ласки и, казалось, старались какъ можно лучше принять своихъ гостей. Пернатые друзья доктора, испуская радостные крики, перекликались другъ съ другомъ и налетали со всѣхъ концовъ долины; Клоубонни былъ похожъ на настоящаго кудесника. Въ сопровожден³и огромной стаи животныхъ, охотники поднимались на влажные откосы ручьевъ. При поворотѣ въ одну долину они вдругъ увидѣли восемь или десять оленей, которые спокойно щипали на половину покрытый снѣгомъ мохъ. То были прелестныя, грац³озныя и кротк³я животныя съ вѣтвистыми рогами, которыя самка носитъ столь-же горделиво, какъ и самецъ. Ихъ пушистая шкура лишалась уже своей зимней бѣлизны и принимала темно-сѣрый лѣтн³й оттѣнокъ. Казалось, они были столъ же кротки и ласковы, какъ зайцы или птицы этой мирной страны.
   Охотники вошли въ средину стада, причемъ олени не сдѣлали ни одного шага, чтобы бѣжать. На этотъ разъ доктору стоило много труда, чтобы обуздать кровожадные инстинкты Альтамонта. Американецъ не могъ видѣть эту великолѣпную дичь безъ того, чтобы его не обуяла жажда крови. Растроганный Гаттерасъ смотрѣлъ; какъ эти кротк³я животныя своими мордами терлись о платье доктора, друга всѣхъ живыхъ существъ.
   - Да что-же это, наконецъ,- сказалъ Альтамонтъ. Развѣ не для охоты мы пришли сюда?
   - Для охоты на мускусовыхъ быковъ и только - отвѣчалъ докторъ. Не надо намъ оленей; съѣстныхъ запасовъ у насъ и безъ того достаточно. Позвольте лучше насладиться этимъ трогательнымъ зрѣлищемъ: человѣкъ ласкаетъ кроткихъ животныхъ и не внушаетъ имъ страха.
   - Это доказываетъ, что они никогда не видѣли человѣка,- сказалъ Гаттерасъ.
   - Разумѣется,- отвѣтилъ докторъ;- очевидно, животныя эти не американскаго происхожден³я.
   - Почему?- спросилъ Альтамонтъ.

 []

   - Если-бы они родились въ сѣверныхъ частяхъ Америки, то навѣрное знали-бы, что это за штука животное двуногое и двурукое, извѣстное подъ именемъ человѣка, и при нашемъ появлен³и немедленно-бы скрылись. По всѣмъ вѣроят³ямъ, они пришли съ сѣвера; они уроженцы тѣхъ неизслѣдованныхъ странъ Аз³и, къ которымъ никогда.не приближался человѣкъ. Олени прошли материки, сосѣдн³е къ полюсу, слѣдовательно, Альтамонтъ, вы не имѣете права считать ихъ своими соотечественниками.
   - До такихъ тонкостей охотнику нѣтъ никакого дѣла, и дичь всегда соотечественница тому, кто убиваетъ ее,- сказалъ американецъ.
   - Успокойтесь, мой достойный Немвродъ! Что касается меня, то я скорѣе соглашусь не сдѣлать ни одного выстрѣла въ жизни, чѣмъ потревожить это милое населен³е. Посмотрите: самъ Дэкъ подружился съ этими красивыми животными. Будемъ добры, если это возможно! Доброта - это великая сила!
   - Ну, хорошо, хорошо, отвѣтилъ Альтамонтъ, не понимавш³й такой сантиментальности. Но я хотѣлъ-бы видѣть васъ среди медвѣдей и волковъ, причемъ вмѣсто всякаго оруж³я чтобы у васъ въ рукахъ была-бы только одна ваша доброта.
   - Я не имѣю притязан³я заговаривать хищныхъ звѣрей,- отвѣтилъ докторъ,- и мало вѣрю въ чары Орфея. Впрочемъ, медвѣди и волки и не пришли-бы къ намъ, подобно этимъ зайцамъ, куропаткамъ и оленямъ.
   - Если бы они никогда не видѣли людей, то почему-бы и не пришли?- спросилъ Альтамонтъ.
   - Потому что по природѣ своей они свирѣпы, а свирѣпость, подобно злобѣ, пораждаетъ подозрительность. Это замѣчено какъ на людяхъ, такъ и на животныхъ. Слово "злой" равносильно слову "подозрительный"; чувство страха свойственно тому, кто самъ способенъ возбуждать страхъ.
   Этою небольшою лекц³ею натуральной философ³и окончилась бесѣда.
   Весь день охотники провели въ долинѣ, которую докторъ хотѣлъ назвать Полярною Аркад³ею, чему его товарищи нисколько не противились. Вечеромъ, послѣ ужина, не стоившаго жизни ни одному обитателю этой страны, охотники уснули въ пещерѣ, какъ бы нарочно устроенной для того, чтобы дать путникамъ удобный пр³ютъ.
  

XVII.

Долгъ платежемъ красенъ.

  
   Докторъ и его товарищи проснулись рано, спокойно проведя ночь. Морозъ, хотя и не сильный, все-таки пробралъ ихъ немного къ утру.
   Погода стояла хорошая, и охотники положили посвятить этотъ день изслѣдован³ю страны и поискамъ за мускусными быками. Альтамонту заран

Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
Просмотров: 266 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа