Главная » Книги

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса, Страница 18

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

омѣрной гордости,- въ сущности очень похвальной,- не позволявшей Гаттерасу согласиться, на то, чтобы американская шлюпка, хотя бы и управляемая англичаниномъ, достигла полюса раньше какого либо судна, принадлежащаго королевѣ Великобритан³и. - Какъ-бы то ни было,- думалъ Джонсонъ,- а по моему, безъ шлюпки переплыть океанъ трудненько. Когда мы дойдемъ до свободнаго моря, то какъ тутъ ни вертись, а безъ какого ни на есть суденышка дѣло не обойдется. Будь хоть первѣйшимъ англичаниномъ въ м³рѣ, хоть семи пядей во лбу, а трехсотъ миль вплавь не пройдешь! Всяк³й патр³отизмъ имѣетъ тоже извѣстныя границы. Впрочемъ, увидимъ. Времени у насъ достаточно, да и докторъ не сказалъ еще своего послѣдняго слова. Человѣкъ онъ ловк³й; пожалуй, онъ и заставитъ капитана отказаться отъ его намѣрен³я. Я готовъ побиться объ закладъ, что, на пути къ острову, докторъ осмотритъ обломки Porpoise'а и постарается узнать, что можно изъ нихъ сдѣлать.
   Такъ разсуждалъ Джонсонъ часъ спустя послѣ ухода охотниковъ изъ форта. Вдругъ, въ двухъ или трехъ миляхъ подъ вѣтромъ раздался сухой и рѣзк³й выстрѣлъ.
   - Что-нибудь да нашли,- сказалъ себѣ Джонсонъ,- и притомъ не слишкомъ далеко, потому что выстрѣлъ слышенъ ясно. Впрочемъ, воздухъ очень чистъ.
   Раздался второй выстрѣлъ, затѣемъ трет³й.
   - На хорошее мѣсто, должно быть, набрели.
   Опять раздалось три выстрѣла, но поближе.
   - Шесть выстрѣловъ! подумалъ Джонсонъ.- Всѣ заряды выпущены... Видно дѣло-то не шуточное... Неужели?!..
   Джонсонъ поблѣднѣлъ и, поспѣшно выйдя изъ дома, поднялся на вершину утеса.
   При видѣ представившагося его взорамъ зрѣлища, онъ задрожалъ.
   - Медвѣди! вскричалъ онъ.
   Охотники, за которыми слѣдовалъ Дэкъ, бѣжали со всѣхъ ногъ, преслѣдуемые пятью громадными медвѣдями, уже нагонявшими ихъ. Гаттерасъ, бывш³й позади всѣхъ, держалъ медвѣдей въ нѣкоторомъ разстоян³и, бросая имъ свою шапку, топорикъ и даже ружье. По своему обыкновен³ю, медвѣди останавливались, чтобъ обнюхать предметы, возбуждавш³е ихъ любопытство, и такимъ образомъ отставали, не смотря на то, что могли-бы обогнать самую рѣзвую лошадь.
   Гаттерасъ, Альтамонтъ и Бэлль, запыхавшись отъ бѣга, подбѣжали въ Джонсону и по склону утеса кувыркомъ спустились къ дому.
   Медвѣди почти совсѣмъ настигли ихъ, и капитанъ охотничьимъ ноженъ едва успѣлъ отразить ударъ громадной лапы.
   Въ одинъ мигъ Гаттерасъ и его товарищи заперлись въ домѣ. Медвѣди остановились на площадкѣ утеса.

 []

   - Ну, теперь мы еще посмотримъ чья возьметъ! сказалъ Альтамонтъ.- Пятеро противъ пятерыхъ!
   - Четверо противъ пятерыхъ! вскричалъ испуганный Джонсонъ.
   - Какъ? спросилъ Гаттерасъ.
   - Докторъ! отвѣтилъ Джонсонъ, указывая на пустой залъ.
   - Что докторъ?
   - Онъ отправился къ острову.
   - Ахъ, несчастный! вскричалъ Бэлль.
   - Оставить его безъ помощи мы не можемъ, сказалъ Альтамонтъ.
   - Пойдемъ! отвѣтилъ Гаттерасъ.
   Онъ быстро отворилъ дверь, но едва имѣлъ время опять захлопнуть ее, потому что медвѣдь чуть-чуть не раскроилъ ему черепъ лапою.
   - Медвѣди здѣсь! вскричалъ онъ.
   - Всѣ? спросилъ Бэлль.
   - Всѣ! отвѣтилъ Гаттерасъ.
   Альтамонтъ бросился къ окнамъ и сталъ забивать ихъ кусвами льда, взятыми изъ стѣнъ дома. Его товарищи, не говоря ни слова, дѣлали тоже самое. Молчан³е нарушалось только глухимъ ворчаньемъ Дэка.
   - Или я очень ошибаюсь, сказалъ Джонсонъ,- или докторъ теперь уже остерегается. Ваши выстрѣлы предупредили его объ опасности и онъ навѣрное догадался, что такое случилось.
   - Но если въ то время онъ находился далеко, если не догадался, въ чемъ дѣло? отвѣтилъ Альтамонтъ.- Словомъ, изъ десяти шансовъ восемь, что онъ возвратится, не подозрѣвая даже опасности. Медвѣди скрыты эскарпомъ форта, видѣть ихъ онъ не можетъ.
   - Въ такомъ случаѣ, до прихода доктора необходимо отдѣлаться отъ этихъ опасныхъ звѣрей, сказалъ Гаттерасъ.
   - Какимъ это образомъ? спросилъ Бэлль.
   Не легко было отвѣтить на такой вопросъ. Не попытаться-ли сдѣлать вылазку? Невозможно!... Корридоръ заложили, но медвѣди легко могли устранить такое препятств³е. Имъ не трудно добраться до непр³ятелей, число которыхъ и силы хорошо извѣстны.
   Осажденные размѣстились по комнатамъ, готовясь отразить всякую попытку къ вторжен³ю въ домъ. Слышно было, какъ медвѣди расхаживали у дверей, глухо рычали и своими огромными лапами царапали стѣны дома.
   Надобно было, однакожъ, дѣйствовать. Альтамонтъ рѣшился сдѣлать амбразуру и открыть огонь по осаждающимъ. Въ нѣсколько минутъ онъ пробилъ отверст³е въ ледяной стѣнѣ, просунулъ въ него ружье, но едва оно высунулось наружу, какъ тотчасъ-же съ необычайною силою было выхвачено изъ рукъ неуспѣвшаго выстрѣлить Альтамонта.
   - Чортъ возьми! съ такой силищей не справиться! вскричалъ Альтамонтъ и поспѣшилъ забить амбразуру.

 []

   Прошелъ уже часъ, и хотя трудно было разсчитывать на успѣшность вылазки, но всѣ уже почти рѣшились на это рискованное средство, какъ вдругъ капитану пришелъ на умъ новый способъ обороны.
   Онъ взялъ желѣзную полосу, служившую Джонсону для выгребан³я углей, положилъ ее въ печь и затѣмъ пробилъ въ стѣнѣ отверст³е такимъ, однакожъ, образомъ, чтобы снаружи его покрывалъ тонк³й слой льда.
   Товарищи Гаттераса молча смотрѣли на его работу. Когда полоса накалилась до бѣла, Гаттерасъ сказалъ:
   - Я отпихну медвѣдей: схватить полосу они не могутъ; а вы стрѣляйте чрезъ амбразуру.
   - Ловко придумано! вскричалъ Бэлль, становясь подлѣ Альтамонта.

 []

   Гаттерасъ вынулъ изъ печи полосу и быстро погрузилъ ее въ стѣну. Снѣгъ оглушительно зашипѣлъ отъ соприкосновен³я съ до бѣла раскаленнымъ рычагомъ. Два подбѣжавш³е медвѣдя схватили каленое желѣзо и вдругъ страшно заревѣли.
   Между тѣмъ, одинъ за другимъ раздалось четыре выстрѣла.
   - Попали! вскричалъ Альтамонтъ.
   - Попали! повторилъ Бэлль.
   - Надо повторить, сказалъ Гаттерасъ, быстро забивая оконницу.
   Полосу опятъ положили въ печь, и черезъ нѣсколько минутъ она опять накалилась до красна.
   Альтамонтъ и Бэлль, зарядивъ ружья, заняли свои мѣста. Гаттерасъ снова продѣлалъ отверст³е и сунулъ въ него раскаленную волосу.
   Но на этотъ разъ она уперлась въ какой-то твердый предметъ.
   - Что за дьявольщина! вскричалъ американецъ.
   - Въ чемъ дѣло? спросилъ Джонсонъ.
   - A въ тонъ, что проклятые звѣри наваливаютъ льдину на льдину, они хотятъ замуровать насъ въ домѣ, они заживо погребаютъ насъ!
   - Не можетъ быть!

 []

   Альтамонтъ и Бэлль, зарядивъ ружья, заняли свои мѣста.
   - Посмотрите сами: полоса дальше не идетъ. Да это, наконецъ, становится смѣшно!
   Это было болѣе чѣмъ смѣшно: это было опасно. Положен³е осажденныхъ ухудшалось. Какъ животныя очень смышленныя, медвѣди прибѣгнули къ оригинальному средству,. чтобъ задушить свою добычу и отнять у осажденныхъ всякую возможность къ бѣгству.
   - Эдакая обида! сказалъ крайне огорченный Джонсонъ.- Добро-бы люди, а то - звѣри!
   Прошло часа два; Альтамонтъ тревожно шагалъ по комнатѣ, Гаттерасъ съ ужасомъ думалъ о докторѣ и о страшной опасности, грозившей ему на возвратномъ пути къ форту.

 []

   - Ахъ, если-бы докторъ былъ здѣсь! вскричалъ Джонсонъ
   - A что могъ-бы онъ подѣлать теперь? спросилъ раздражительно Альтамонтъ.
   - О, онъ навѣрное выручилъ-бы насъ.
   - Какимъ это образомъ?- съ досадою спросилъ Альтамонтъ.
   - Знай я это, я не нуждался бы въ докторѣ,- отвѣтилъ Джонсонъ.- Впрочемъ, я догадываюсь, что онъ посовѣтовалъ бы намъ въ настоящую минуту: - перекусить. Вреда это причинить не можетъ; напротивъ. Вы какъ полагаете, Альтамонтъ?
   - Что-жъ, я не прочь поѣсть, не смотря даже на наше глупое, чтобъ не сказать унизительное, положен³е,- отвѣтилъ Альтамонтъ.
   - Держу пари,- сказалъ Джонсонъ,- что послѣ обѣда мы найдемъ возможность выпутаться изъ бѣды.

 []

   Никто не отвѣтилъ Джонсону и всѣ сѣли за столъ.
   Джонсонъ, воспитанный въ школѣ доктора, старался философски отнестись къ опасности, но въ настоящемъ случаѣ это ему никакъ не удавалось. Шутки останавливались у него въ горлѣ. Къ тому-же, осажденные начинали чувствовать себя нехорошо. Воздухъ начиналъ сгущаться въ ихъ герметически закрытомъ помѣщен³и, и его нельзя было освѣжить, такъ какъ трубы плохо тянули. Огонь долженъ былъ скоро потухнуть. Кислородъ, поглощаемый легкими и печью, мало по малу уступалъ свое мѣсто углекислотѣ, губительное дѣйств³е которой всѣмъ извѣстно.
   Гаттерасъ первый замѣтилъ эту новую опасность и не скрылъ ее отъ своихъ товарищей.
   - Значитъ, во что бы то ни стало, а выйти необходимо!- вскричалъ Альтамонтъ.
   - Да,- сказалъ Гаттерасъ,- но подождемъ ночи, сдѣлаемъ отверст³е въ потолкѣ, воздухъ возобновится, затѣмъ кто-нибудь изъ насъ станетъ у отверст³я и будетъ стрѣлять по медвѣдямъ:
   - Ничего другаго и не остается,- отвѣтилъ Альтамонтъ.
   Порѣшивъ это, всѣ ждали минуты, когда можно будетъ попытать счаст³я. Втечен³е слѣдующихъ часовъ, Альтамонтъ не переставалъ проклинать положен³е, въ которомъ, какъ онъ выражался, "при данныхъ медвѣдяхъ и людяхъ, послѣдн³е играютъ не завидную роль".

 []

  

XIII.

Mина.

  
   Настала ночь, свѣтъ лампы померкъ въ атмосферѣ, бѣдной кислородомъ.
   Въ восемь часовъ были сдѣланы послѣдн³я приготовлен³я. Осажденные тщательно зарядили свои ружья и стали пробивать отверст³е въ потолкѣ.
   Работа длилась уже нѣсколько минутъ, Бэлль ловко справлялся съ дѣломъ, какъ вдругъ Джонсонъ бывш³й въ спальнѣ, на сторожѣ, быстро подошелъ въ своимъ товарищамъ.
   Онъ былъ встревоженъ.
   - Что съ вами?- спросилъ капитанъ.
   - Ничего, такъ... нерѣшительно отвѣтилъ Джонсонъ.- Впрочемъ...
   - Однако, началъ было Альтамонтъ.
   - Молчите! Вы не слышите никакого шума?
   - Гдѣ?
   - Тамъ... въ стѣнѣ комнаты творится что-то неладное.
   Бэлль пересталъ работать; всѣ прислушались. Слышался отдаленный трескъ, какъ будто въ боковой стѣнѣ пробивали отверст³е.
   - Что-то скребется,- сказалъ Джовсонъ.
   - Несомнѣнно,- отвѣтилъ Альтамонтъ.
   - Неужели медвѣди?- спросилъ Бэлль.
   - Кто-же иначе?- воскликнулъ Альтамонтъ.
   - Они перемѣнили тактику,- сказалъ Джонсонъ,- к отказались отъ намѣрен³я задушить насъ.
   - Они думаютъ, что мы уже задохлись,- возразилъ Альтамонтъ, котораго не на шутку разбирала злость.
   - Проклятое звѣрье скоро сюда вломится,- сказалъ Бэлль.
   - И прекрасно! - отвѣтилъ Гаттерасъ. Дѣло пойдетъ въ рукопашную.
   - Чортъ побери,- вскричалъ Альтамонтъ;- по моему, это гораздо лучше! Надоѣли мнѣ эти невидимые враги! По крайней мѣрѣ, будемъ видѣть непр³ятеля.
   - Да, сказалъ Джонсонъ,- но только едва-ли можно будетъ пустить въ дѣло ружья: здѣсь слишкомъ тѣсно.
   - И отлично! Ножами да топорами станемъ работать!
   Трескъ все усиливался. Уже ясно слышалось царапанье когтей. Медвѣди подрывались съ того именно угла, гдѣ стѣна примыкала къ снѣжному, упиравшемуся въ утесъ валу.
   - Медвѣдь теперь не дальше отъ насъ, какъ въ шести футахъ,- сказалъ Джонсонъ.
   - Да, Джонсонъ,- отвѣтилъ Альтамонтъ. Но мы съумѣемъ достойно принять его.
   Американецъ взялъ въ одну руку топоръ, а въ другую ножъ, выставилъ впередъ правую ногу, откинулся назадъ корпусомъ и сталъ въ оборонительное положен³и. Тоже самое сдѣлали Джонсонъ и Бэлль. На всяк³й случай, Джонсонъ зарядилъ также свое ружье.
   Трескъ усиливался все больше и больше; куски льда такъ и разлетались подъ желѣзными когиями.
   Наконецъ, только уже тонк³й слой льда отдѣлялъ нападающаго отъ его враговъ. Вдругъ, слой этотъ треснулъ, какъ лопается въ обручѣ бумага, разрываемая клоуномъ, и какая-то черная, большая масса вкатилась въ полутемную комнату.
   Альтамонтъ замахнулся на нее топоромъ.
   - Ради Бога,- погодите немного!- сказалъ знакомый голосъ.
   - Докторъ! докторъ!- вскричалъ Джонсонъ.
   Дѣйствительно, то былъ докторъ; потерявъ равновѣс³е, онъ кувыркомъ вылетѣлъ на середину комнаты.
   - Здравствуйте, друзья мои! - сказалъ онъ, быстро поднимаясь.
   Его товарищи остолбенѣли, но вслѣдъ за изумлен³емъ наступила минута невыразимой радости. Каждый хотѣлъ обнять достойнаго Клоубонни; взволнованный Гаттерасъ долго прижималъ его къ груди, а докторъ отвѣчалъ капитану горячимъ пожат³емъ руки.
   - Неужели это вы, докторъ?- вскричалъ Джонсонъ.
   - Я сажъ, собственною особою, Джонсонъ. Но я больше, безпокоился о васъ, чѣмъ вы обо мнѣ.
   - Какъ вы узнали, что на насъ напали медвѣди?- спросилъ Альтамонтъ. Мы больше всего опасались, что вы преспокойно будете возвращаться въ фортъ, не подозрѣвая даже грозившей вамъ опасности.

 []

   - Я все видѣлъ,- отвѣтилъ докторъ. Ваши выстрѣлы предупредили меня. Въ то время я находился подлѣ обломковъ Porpoise'а; поднявшись на одно возвышен³е, я увидѣлъ, что васъ преслѣдуютъ пять медвѣдей. Ну, и струхнулъ-же я за васъ! Но замѣтивъ, что вы стремглавъ спустились съ утеса и что медвѣди рыщутъ кругомъ, я успокоился на нѣсколько мгновен³й, догадавшись, что вы заперлись въ домѣ. Мало по малу я сталъ пробираться впередъ, то ползкомъ, то скрываясь за льдинами. Такимъ-то манеромъ я подошелъ къ форту. Тутъ я увидѣлъ, что медвѣди работали, точно громадные бобры: утаптывали снѣгъ, цѣлыми глыбами валили его на домъ, словомъ хотѣли заживо замуровать васъ. Къ счаст³ю, имъ не пришло въ голову скатить съ утеса глыбы льда, которыя неминуемо раздавили-бы васъ.
   - Но вы сами, докторъ, подвергались опасности,- сказалъ Бэлль. Развѣ медвѣди не могли оставить фортъ и приняться за васъ?
   - Имъ было не до того. Гренландск³я собаки, выпущенныя Джонсономъ, бѣгали тутъ-же, но медвѣди и не думали преслѣдовалъ ихъ, разсчитывая полакомиться болѣе вкусною дичью.
   - Благодаримъ за комплиментъ,- засмѣялся Альтамонтъ.
   - Ну, гордиться этимъ не стоитъ. Разгадавъ тактику медвѣдей, я рѣшился пробраться къ валъ. Благоразум³е требовало повременить до ночи. Съ наступлен³емъ сумерекъ я потихоньку подкрался къ эскарпу, со стороны пороховаго погреба. Выбралъ я это мѣсто нарочно: отсюда удобно было прокопать галлерею. Я принялся за работу и сталъ рубить ледъ снѣговымъ ножемъ; замѣчу мимоходомъ, преполезное это оруд³е. Три часа я рылъ, копалъ, работалъ, и вотъ - проголодавш³йся, истомленный, теперь среди васъ...
   - Чтобъ раздѣлить нашу участь?- сказалъ Альтамонтъ.
   - Чтобы спасти всѣхъ насъ. Но прежде всего дайте мнѣ сухарей и мяса: я умираю отъ голода.
   Вскорѣ докторъ уписывалъ уже солидный кусокъ солонины. Онъ ѣлъ и вмѣстѣ съ тѣмъ отвѣчалъ на вопросы, съ которыми къ нему обращались.
   - Чтобы спасти насъ?- повторилъ Бэлль.
   - Само собою разумѣется,- отвѣчалъ докторъ, не переставая работать челюстями.
   - Въ самомъ дѣлѣ,- сказалъ Бэлль, мы можемъ уйти тою-же дорогою, которою пришелъ докторъ.
   - Вотъ было-бы хорошо. Медвѣди пронюхали-бы, гдѣ лежатъ наши запасы и конечно все бы пожрали,- отвѣтилъ докторъ.
   - Приходится оставаться здѣсь,- сказалъ Гаттерасъ.
   - Конечно и во что бы ни стало избавиться отъ медвѣдей.
   - У васъ значитъ есть для этого какое-нибудь средство?- спросилъ Бэлль.
   - Очень даже вѣрное,- отвѣтилъ докторъ.
   - Ну, не говорилъ-ли я,- вскричалъ Джонсонъ, потирая себѣ руки,- что, пока докторъ съ нами, отчаяваться не слѣдуетъ? У него всегда найдется про запасъ какая нибудь уловка.
   - Послушайте, докторъ,- сказалъ Альтамонтъ,- а развѣ медвѣди не могутъ проникнуть въ прорытую вами галлерею?
   - Ну, нѣтъ, входъ въ нее я крѣпко забилъ. Теперь мы можемъ преспокойно ходить въ пороховой погребъ, медвѣди не будутъ даже подозрѣвать этого.
   - Скажете-ли вы, наконецъ, какъ вы намѣрены избавить насъ отъ этихъ непрошеныхъ гостей?
   - A очень просто; я даже кое-что уже подготовилъ для этого.
   - Что же именно?
   - Вотъ увидите. Но я и забылъ, что возвратился не одинъ.
   - Какъ?- спросилъ Джонсонъ.
   - Я долженъ вамъ представить моего товарища.
   Сказавъ это, докторъ вытащилъ изъ галлереи убитую лисицу.
   - Лисица!- вскричалъ Бэлль.
   - Результатъ моей сегодняшней охоты,- скромно пояснилъ докторъ. Вы увидите, что никогда еще ни одна лисица не была убита болѣе кстати.
   - Но въ чемъ-же, наконецъ, состоитъ вашъ планъ? - спросилъ Альтамонтъ.

 []

   - Въ томъ, чтобы взорвать на воздухъ всѣхъ медвѣдей при помощи ста фунтовъ пороха!
   Всѣ въ недоумѣн³и взглянули на доктора.
   - Но гдѣ-же порохъ?- спросили его.
   - Въ пороховомъ погребѣ.
   - Ну, а погребъ-то - гдѣ?
   - Мина прямехонько ведетъ въ погребъ. Не даромъ-же я вывелъ галлерею въ десять саженей длиною. Я могъ-бы прорыть парапетъ поближе къ дому, но у меня имѣлся въ виду новый планъ.
   - Гдѣ-же вы намѣрены заложить мину? - спросилъ Альтамонтъ.
   - Какъ разъ противъ парапета, т. е. подальше отъ дома, пороховаго погреба и амбаровъ.
   - Но какимъ образомъ заманить туда медвѣдей?
   - Это ужъ мое дѣло,- отвѣтилъ докторъ. Но довольно болтать; примемся за дѣло. Намъ предстоитъ прорыть ночью галлерею футовъ въ сто; работа изнурительная, но въ пятеромъ мы совладаемъ съ нею легко, смѣняя другъ друга. Пусть начнетъ Бэлль, а мы отдохнемъ немного.
   - A право,- вскричалъ Джонсонъ,- вы, докторъ, это ловко придумали.
   Докторъ съ Бэллемъ вошли въ темную галлерею; гдѣ прошедъ Клоубонни, тамъ и другимъ было не тѣсно. Минеры проникли въ пороховой погребъ. Тутъ докторъ объяснилъ Бэллю, что надо было дѣлать, и плотникъ началъ пробивать противоположную стѣну, къ которой примыкалъ парапетъ, а Клоубонни возвратился въ ледяной домъ.
   Бэлль работалъ уже цѣлый часъ и прорылъ мину длиною около шести футовъ; въ нее можно было пробраться только ползкомъ. Бэлля смѣнилъ Альтамонтъ и втечен³е часа наработалъ почти столько же, сколько и Бэлль. Изъ галлереи снѣгъ выносили въ кухню, гдѣ докторъ превращалъ его въ воду, чтобы онъ меньше занималъ мѣста.

 []

   Альтамонта смѣнилъ Гаттерасъ, а послѣдняго - Джонсонъ, Черезъ десять часовъ, то есть къ восьми часамъ утра, галлерея была вполнѣ готова.
   На разсвѣтѣ докторъ посмотрѣлъ на медвѣдей въ амбразуру, прорубленную имъ въ стѣнѣ пороховаго погреба.
   Терпѣливыя животныя не покидали своего поста, ходили взадъ и впередъ, все обнюхивали, рычали, словомъ, сторожили съ примѣрною бдительност³ю и какъ-бы ходили дозоромъ вокругъ дома, исчезнувшаго подъ массою наваленныхъ на него льдинъ. Настала однакожъ минута, когда ихъ терпѣн³е окончательно истощилось, и докторъ замѣтилъ, что медвѣди начали разбирать натасканныя ими глыбы.
   - Что это они еще затѣяли! - сказалъ капитанъ, стоявш³й подлѣ доктора.
   - Повидимому, имъ надоѣло ждать: они хотятъ добраться до насъ. Погодите, голубчики! Мы съ вами раздѣлаемся по своему. Однакожъ, времени терять нельзя.
   Докторъ проползъ до мѣста, гдѣ предполагалось заложить мину, и приказалъ увеличить камеру во всю ширину и высоту вала. Вскорѣ въ верхней ея части остался только слой льда въ одинъ футъ толщиною, такъ что его пришлось подпереть, чтобы онъ не обрушился.
   Въ гранитную почву крѣпко вколотили колъ, къ верхней части котораго привязали лисицу. Длинная веревка, шедшая отъ основан³я столба подпиравшаго ледъ, была проведена въ пороховой погребъ.
   Товарищи доктора исполняли его распоряжен³я, хотя и не вполнѣ понимали значен³е ихъ.
   - Вотъ приманка,- сказалъ докторъ, показывая лисицу.
   Онъ велѣлъ подкатить къ столбу боченокъ пороха.
   - A вотъ и мина,- добавилъ Клоубонни.
   - Но не взлетимъ ли мы на воздухъ вмѣстѣ съ медвѣдями?- спросилъ Гаттерасъ.
   - Нѣтъ. Мы достаточно удалены отъ мѣста взрыва, домъ построенъ крѣпко, но если бы онъ и далъ нѣсколько трещинъ, то ихъ не трудно будетъ задѣлать.
   - Да,- сказалъ Альтамонтъ. Но какъ вы намѣрены дѣйствовать?
   - Дернувъ веревку, мы повалимъ столбъ, поддерживающ³й надъ миною слой льда. Трупъ лисицы мгновенно появится внѣ вала и вы согласитесь, что проголодавш³еся медвѣди немедленно же накинутся на неожиданную добычу.
   - Совершенно вѣрно.
   - Въ это мгновен³е я воспламеню мину и въ одинъ мигъ взорву на воздухъ неосторожно приблизившихся животныхъ.
   - Чудесно!- вскричалъ Джонсонъ, внимательно слѣдивш³й за разговоромъ.
   Гаттерасъ, безусловно довѣрявш³й своему другу, не требовалъ никакихъ объяснен³й. Онъ ждалъ. Но Альтамонтъ хотѣлъ знать все до малѣйшей подробности.
   - Можете-ли вы, докторъ, вычислить длину фитиля такимъ образомъ, чтобы взрывъ послѣдовалъ въ надлежащее время?

 []

   - Это очень не трудно,; а потому никакихъ вычислен³й дѣлать я не стану.
   - Слѣдовательно, у васъ есть фитиль длиною въ сто футовъ.
   - Никакого фитиля у меня нѣтъ.
   - Въ такомъ случаѣ вы устроите пороховой проводъ?
   - Ну, нѣтъ! Средство это не надежное.
   - Значитъ, кто нибудь изъ насъ долженъ пожертвовать собою и взорвать мину?
   - Если потребуется охотникъ, то я готовъ взяться за это дѣло,- поспѣшилъ сказать Джонсонъ.
   - Не къ чему, мой достойный другъ,- отвѣтилъ докторъ, протягивая руку старому моряку. Жизнь каждаго изъ насъ слишкомъ драгоцѣнна и, благодаря Бога, ей не грозитъ никакой опасности.
   - Въ такомъ случаѣ,- сказалъ Альтамонтъ,- отгадывать я ужь не берусь.
   - Если-бы мы не съумѣли вывернуться изъ настоящаго положен³я,- улыбаясь, сказалъ докторъ,- то къ чему было-бы и учиться физикѣ.
   - Такъ и есть - физикѣ! Вотъ оно въ чемъ штука,- сказалъ прос³явш³й Джонсонъ. Развѣ у насъ нѣтъ гальваническаго аппарата и достаточной длины проводниковъ, служившихъ для устройства электрическаго маяка?
   - Такъ что-же?
   - Мы можемъ взорвать мину, когда намъ будетъ это угодно, въ одинъ мигъ, и притомъ, не подвергаясь ни малѣйшей опасности.
   - Ура!- вскричалъ Джонсонъ.
   - Ура!- повторили его товарищи, не заботясь о томъ, слышатъ-ли ихъ медвѣди или нѣтъ.
   Немедленно проволоки были проведены отъ дома до пороховой камеры. Одинъ конецъ ихъ соединили съ аппаратомъ, а другой опустили въ центръ боченка съ порохомъ; обѣ проволоки находились въ недальнемъ одна отъ другой разстоян³и.
   Въ девять часовъ утра все было готово. Да и время было, потому что медвѣди бѣшено начали разрушать домъ.
   Джонсонъ, стоявш³й въ пороховомъ погребѣ, долженъ былъ дернуть веревку, привязанную къ столбу. Онъ занялъ свой постъ.
   - A теперь,- сказалъ докторъ своимъ товарищамъ,- приготовьте свое оруж³е, на случай, если-бы медвѣди не были перебиты сразу, станьте подлѣ Джонсона и тотчасъ послѣ взрыва выбѣгайте изъ дома.
   Гаттерасъ, Альтамонтъ и Бэлль отправились въ пороховой погребъ, а докторъ остался у электрическаго аппарата. Вскорѣ послышался голосъ Джонсона:
   - Готово?!
   - Готово,- отвѣтилъ докторъ.
   Джонсонъ сильно дернулъ веревку; часть поверхности откоса обрушилась, и трупъ лисицы показался надъ обломками льда. На первыхъ порахъ это изумило медвѣдей, которые не замедлили, однакожъ, броситься на неожиданную добычу.

 []

   - Пли! вскричалъ Джонсонъ.
   Докторъ соединилъ проводники; раздался страшный взрывъ; домъ задрожалъ, какъ отъ землетрясен³я, стѣны его дали трещины. Гаттерасъ, Альтамонтъ и Бэлль выбѣжали изъ пороховаго погреба, держа ружья наготовѣ.
   Но стрѣлять было не въ кого. Четыре медвѣдя лежали на землѣ, истерзанные въ куски, искалѣченные, обугливш³еся, въ то время какъ пятый медвѣдь, на половину опаленный, удиралъ что было мочи.
   - Ура! Ура! Ура! вскричали товарищи доктора. Ура, докторъ Клоубонни!

 []

  

XIV.

Полярная весна.

  
   Узники были свободны; ихъ радость была неописуема, все горячо благодарили доктора. Старикъ Джонсонъ нѣсколько поскорбѣлъ о медвѣжьихъ шкурахъ, опаленныхъ и ни къ чему уже не годныхъ, но это не повл³яло замѣтнымъ образомъ на. его веселое настроен³е духа.
   Весь день починяли ледяной домъ, сильно пострадавш³й отъ взрыва. Его очистили отъ глыбъ льда, нагроможденныхъ медвѣдями и скрѣпили разсѣвш³яся стѣны. Работа подвигалась быстро подъ веселыя пѣсеньки Джонсона.
   На другой день погода значительно потеплѣла и вслѣдств³е внезапной перемѣны вѣтра ртуть въ термометрѣ поднялась до пятнадцати градусовъ выше точки замерзан³я (-9° стоградусника). Столь значительная перемѣна сильно отозвалась на всемъ; все какъ будто повеселѣло. Южный вѣтеръ принесъ съ собою первые признаки полярной весны.
   По ледянымъ полянамъ пошли трещины; то тамъ, то сямъ изъ-подъ льда била ключемъ соленая вода, подобно водометамъ англ³йскаго парка; черезъ нѣсколько дней пошелъ сильный дождь.
   Надъ снѣжными равнинами носился густой туманъ: хорошая примѣта, предвѣщавшая близкое таян³е большихъ массъ снѣга. Блѣдный дискъ солнца окрашивался все ярме и ярче и описывалъ на небосклонѣ удлиненныя дуги. Ночи продолжались около трехъ часовъ.
   Другой не менѣе знаменательный признакъ: появились цѣлыя стаи бѣлыхъ куропатокъ, сѣверныхъ гусей, куликовъ и рябчиковъ. Воздухъ оглашался ихъ пронзительными криками, памятными мореплавателямъ еще съ прошедшей весны. На берегахъ залива появились зайцы, на которыхъ успѣшно охотились, а также и арктическ³я крысы; маленьк³я норки послѣднихъ образовали собою цѣлую систему правильныхъ ямокъ. Докторъ обратилъ вниман³е своихъ товарищей на то, что почти всѣ звѣри и птицы теряли бѣлыя зимн³я перья и шерсть и облекались лѣтнею одеждою. Они спѣшно приготовлялись въ веснѣ, а природа, между тѣмъ, подъ снѣгомъ приготовляла для нихъ пищу въ видѣ мховъ, камнеломной травы и мелкой муравы. Подъ таявшими снѣгами зарождалась новая жизнь.

 []

   Но вмѣстѣ съ этими безвредными животными возвратились и ихъ враги - лисицы и волки. Во время короткихъ ночей слышался зловѣщ³й вой.
   Волки полярныхъ странъ очень близк³е родственники собакамъ; они даже лаютъ такъ же, какъ и тѣ. Говорятъ, будто волки прибѣгаютъ въ этой уловкѣ съ цѣлью приманить собакъ и полакомиться ими.

 []

   Фактъ этотъ, замѣченный въ странахъ, прилегающихъ къ Гудсонову заливу, былъ провѣренъ докторомъ въ Новой Америкѣ. Поэтому Джонсонъ не выпускалъ упряжныхъ собакъ. Что касается Дэка, то песъ этотъ видывалъ виды и былъ слишкомъ остороженъ для того, чтобы попасть на зубъ волкамъ. Втечен³е пятнадцати дней путешественники много охотились; свѣжаго мяса было вдоволь. Били куропатокъ, рябчиковъ и пуночекъ, мясо которыхъ доставляетъ превосходную пищу. Однакожъ охотники не удалялись на большое разстоян³е отъ форта,- мелкая дичь, такъ сказать, сама напрашивалась на ихъ выстрѣлы и своимъ присутств³емъ оживляла безмолвные берега, такъ что заливъ Виктор³и принялъ необычный, ласкавш³й взоры видъ.
   Между тѣмъ оттепель дѣлала видимые успѣхи; термометръ поднялся до тридцати двухъ градусовъ выше нуля (0° стоградусника); ручьи гремѣли въ оврагахъ и тысячи водопадовъ образовались на склонахъ холмовъ.
   Докторъ очистилъ одинъ акръ земли и засѣялъ его хрѣномъ, щавелемъ и ложечною травою, растен³ями, отлично помогающими противъ скорбута. Изъ земли уже выползали маленьк³е зеленые листочки, какъ вдругъ ударилъ страшный холодъ.
   Въ одну ночь, при жестокомъ вѣтрѣ, термометръ сразу понизился почти на сорокъ градусовъ и опустился до восьми ниже точки замерзан³я (-22° стоградуснижа). Все замерзло: птицы, земноводныя, четвероног³я исчезли какъ-бы по мановен³ю волшебнаго жезла; отдушины тюленей затянулись льдомъ; трещины на ледяныхъ полянахъ закрылись; ледъ по прежнему сталъ твердъ, какъ гранитъ, а водопады, въ своемъ паден³и, застыли хрустальными лентами на склонахъ возвышен³й.
   Эта внезапная перемѣна произошла въ ночь съ 11-го на 12-е мая. Белль едва не лишился носа, выставивъ его на жестокую стужу.
   - О, полярная природа,- вскричалъ нѣсколько озадаченный докторъ, как³я иногда штуки ты выкидываешь! Придется, значитъ, снова заняться посѣвами.
   Гаттерасъ относился къ этому менѣе философски: при такомъ холодѣ нельзя было приступать къ изыскан³ямъ.
   - На долго-ли зарядитъ такой морозъ?- спросилъ Джонсонъ.
   - Ну, нѣтъ, другъ мой,- отвѣтилъ докторъ. Это послѣдн³е морозы! Вы понимаете, что холодъ здѣсь полный хозяинъ и что выжить его нельзя безъ того, чтобы онъ не оказалъ сопротивлен³я.
   - Защищается онъ ловко,- замѣтилъ Бэлль, потирая себѣ лицо.
   - Да! Но я долженъ былъ ожидать этого,- сказалъ докторъ,- и не тратить попусту сѣмена, точно какой-нибудь неучъ, тѣмъ болѣе, что вырастить ихъ можно било у кухонной печи.
   - Какъ,- сказалъ Альтамонтъ,- вы могли предвидѣть эту перемѣну температуры?
   - Конечно, не будучи даже колдуномъ! Слѣдовало поручить мои посѣвы покровительству святыхъ Мамерта, Панкрат³я и Серваз³я, которыхъ память празднуется 11-го, 12-го и 13-го числа настоящаго мѣсяца.
   - Но какое же вл³ян³е могутъ имѣть эти три святыя мужа на температуру?
   - Очень даже большое, если вѣрить садоводамъ: они ихъ называютъ "тремя студеными святыми".
   - По какой причинѣ?
   - Потому что въ маѣ мѣсяцѣ наступаютъ обыкновенно пер³одическ³е холода; и замѣтьте: наибольшее охлажден³е температуры наблюдаютъ отъ 11-го до 13-го числа.
   - Фактъ, дѣйствительно, интересный, но чѣмъ его объясняютъ?- спросилъ Альтамонтъ.
   - Его объясняютъ двояко: или прохожден³емъ, въ эту пора года, большаго числа астероидовъ {Падающихъ звѣздъ, по всѣмъ вѣроят³ямъ, обломковъ большой планеты.} между землею и солнцемъ, или таян³емъ снѣговъ, необходимо поглощающихъ значительное количество теплоты. Обѣ причины возможны; но слѣдуетъ ли ихъ допускать безусловно? Отвѣтить на это я не могу; не будучи вполнѣ убѣжденъ на счетъ правильности объяснен³я, я не питаю ни малѣйшаго сомнѣн³я относительно существован³я самаго факта. Но я упустилъ это изъ вида и... погубилъ свои посѣвы.
   Докторъ былъ совершенно правъ. По той ли, другой ли причинѣ, но втечен³е остальной части мая мѣсяца стояли сильные холода. Пришлось отказаться отъ охоты вслѣдств³е полнаго отсутств³я дичи. Къ счаст³ю, запасы свѣжаго мяса далеко еще не истощились.
   Обитатели ледянаго дома снова обрекались на состоян³е полной бездѣятельности. Втечен³е пятнадцати дней, съ 11-го по 25-е мая, ихъ монотонная жизнь ознаменовалась однимъ только выдающимся эпизодомъ: плотника неожиданно поразила тяжкая болѣзнь - перепончатая жаба. Но Клоубонни былъ тутъ въ своей стих³и, и болѣзнь, безъ сомнѣн³я, не разсчитывавшая на его вмѣшательство, вскорѣ была устранена. Лечен³е отличалось крайнею незатѣйливостью, а аптека находилась подъ рукою. Докторъ клалъ въ ротъ пац³енту небольш³е кусочки льда; черезъ нѣсколько часовъ опухоль начала уменьшаться, перепонка исчезла; спустя спустя Белль уже былъ на ногахъ.
   Всѣхъ изумляла эта простая метода врачеван³я.
   - Это страна гортанныхъ болѣзней - говорилъ Клоубонни, поэтому необходимо, чтобы рядомъ съ болѣзнью находилось и лекарство.
   - Лекарство и, главное, лекарь,- добавилъ Джонсонъ, въ глазахъ котораго докторъ поднялся до недосягаемой высоты.
   Клоубонни рѣшился серьезно поговорить съ Гаттерасомъ. Нужно было отклонить капитана отъ намѣрен³я подняться къ сѣверу, не взявъ съ собою ни шлюпки, мы лодки, ни куска дерева, на которыхъ можно было бы переправиться чрезъ рукавъ моря или проливъ. Капитанъ ни за что не соглашался ѣхать въ шлюпкѣ, сдѣланной изъ остатковъ американскаго судна.
   Докторъ не зналъ, какъ и приступить къ дѣлу; между тѣмъ времени оставалось немного: въ ³юнѣ мѣсяцѣ пора было двигаться. Долго раздумывалъ онъ объ этомъ, наконецъ, отведя однажды въ сторону Гаттераса, ласково сказалъ ему:
   - Гаттерасъ, считаете ли вы меня своимъ другомъ?
   - Конечно,- съ живостью отвѣтилъ капитанъ,- лучшимъ и даже единственнымъ другомъ.
   - Если я дамъ вамъ одинъ совѣть, будете ли вы считать его безкорыстнымъ?
   - Да, потому что личный интересъ никогда не руководилъ вами. Но въ чемъ же дѣло?
   - Погодите, Гаттерасъ; я хочу, вамъ предложить еще одинъ вопросъ. Считаете ли вы меня добрымъ англичаниномъ, радѣющимъ, какъ и вы, о славѣ своего отечества?
   Гаттерасъ удивленно взглянулъ на доктора. - да, но къ чему это?
   - Вы хотите достигнуть сѣвернаго полюса. Я понимаю ваше честолюб³е и раздѣляю его; но чтобы достигнуть своей цѣли, необходимо сдѣлать все, что бы ни...
   - Развѣ до сихъ поръ я мы жертвовалъ всѣмъ?
   - Нѣтъ, Гаттерасъ, вы не жертвовали своими личными предубѣжден³ями, и въ настоящую минуту вы готовы отвергнуть средства, необходимыя для того, чтобы подняться къ полюсу.
   - Вы говорите, отвѣтилъ Гаттерасъ,- о шлюпкѣ, объ этомъ человѣкѣ...
   - Будемъ говорить, Гаттерасъ, хладнокровно. Очень можетъ быть, что берегъ, на которомъ мы провели зиму, вовсе и не тянется къ сѣверу на протяжен³и шести градусовъ, оставшихся намъ до полюса. Если приведш³я васъ сюда указан³я оправдаются, то лѣтомъ мы должны встрѣ

Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
Просмотров: 213 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа