Главная » Книги

Маркевич Болеслав Михайлович - Бездна

Маркевич Болеслав Михайлович - Бездна


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13


ПОЛНОЕ СОБРАН²Е СОЧИНЕН²Й

Б. М. МАРКЕВИЧА.

Томъ десятый.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.

Типограф³я (бывшая) А. М. Котомина, Фонтанка, д. No 93.

1885.

  

БЕЗДНА.

ПРАВДИВАЯ ИСТОР²Я.

Посвящается Еленѣ Сергѣевнѣ Рахмановой.

  

Tempora quibus nec vitia nostra, nec remedia pati possumus.

Livius.

  
  

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

  

C'est moins l'amitié qui assemble les gens d'aujourd'hui que la sympathie des haines communes.
G. Droz.

  

I.

...Car les destins et les flots sont changeants.
Béranger.

   Часу въ одиннадцатомъ утра, свѣтлымъ, теплымъ днемъ, въ половине мая, старая дребезжавшая, очевидно извощичья коляска вкатилась подъ въѣздныя ворота давно знакомаго нашему читателю Сицкаго {См. Четверть Вѣка Назадъ. Глава II.}. Все тотъ же грубо отесанный левъ разѣвалъ надъ ними свою каменную пасть, но на позолоченной мѣдной доскѣ, на которую опирались его лапы, вмѣсто бывшаго историческаго герба князей Шастуновыхъ, красовались теперь двѣ вычурно переплетенныя главныя буквы имени теперешняго его владѣльца: П. и С. За то прежняя чугунная дрекольемъ рѣшетка замѣнена была новою, не отличавшеюся особеннымъ вкусомъ, но блестѣвшею такою же позолотой по изгибамъ и выпуклостямъ фантастическаго своего рисунка. Выступавш³й за нею массивный домъ, съ его широкимъ, опиравшимся на тяжелыя колонны балкономъ и висячими галлереями, соединявшими его съ длинными параллелограмами стоявшихъ обокъ его флигелей, блестѣли подъ солнцемъ, словно только-что вымытые, въ своей свѣжей съ глянцевитымъ отливомъ свѣтло-сѣрой краскѣ. Прежн³е каменные сплошные парапеты галлерей замѣнены были рѣшетками одного рисунка съ рѣшеткой льва, и надъ каждымъ изъ пересѣкавшихъ ихъ поставовъ сѣроватаго мрамора возносилась высѣченная изъ такого же мрамора ваза полная цвѣтовъ. Ярко горѣвш³й невысок³й куполъ съ крестомъ виднѣлся на правомъ флигелѣ, надъ церковью, которую устроила покойная княгиня Аглая Константиновна Шастунова въ память дочери, на мѣстѣ той самой залы бывшаго театра, гдѣ нѣкога княжна Лина, въ образѣ Офел³и, промелькнула на мигъ падучею звѣздой... Провъ Ефремовичъ Сусальцевъ стремился очевидно обратить мѣсто своего жительства въ нѣкую царскую резиденц³ю.
   Но этотъ возобновленный видъ старой барской усадьбы вызвалъ далеко не отвѣчавшее ожидан³ямъ ея новаго владѣльца впечатлѣн³е на молодую. замѣчательно красивую барыню въ щегольскомъ costume de voyage, съ опущенною до рта синею вуалеткой и въ маленькой круглой шляпѣ, сидѣвшую въ коляскѣ рядомъ со скромною, но тоже не безыизвѣстнаго щегольства одѣтою дѣвочкой лѣтъ шестнадцати, горничною своею. Барыня возвращалась изъ Итал³и, и на глаза ея, пр³обыкш³е къ чудесамъ тамошняго искусства, все это золото и глянецъ отзывались крайнею безвкусицей.
   - Купецъ такъ и виденъ! презрительно уронила она сквозь зубы.
   Спутница ея, будто очень обрадованная, одобрительно закивала головой и засмѣялась нѣмымъ смѣхомъ, широко раскрывая свои алыя губы.
   Коляска между тѣмъ, обогнувъ большую раскинутую посередь двора клумбу, усаженную сплошь кустами высаженныхъ изъ оранжереи розъ въ цвѣту, подкатила на двухъ тощихъ извощичьихъ клячахъ къ подъѣзду дома.
   На грохотъ ея выбѣжалъ изъ-за большихъ стеклянныхъ дверей, ведшихъ въ сѣни, молодой парень, остриженный въ скобку, въ безукоризненно чистой бѣлой рубахѣ, подпоясанной краснымъ снуркомъ надъ пестрядевыми панталошками, всунутыми въ сапоги.
   - Европейск³я претенз³и - и прислуга изъ трактира! произнесла какъ бы про себя опять, но совершенно громко пр³ѣзжая дама, насмѣшливо окидывая его чуть-чуть прижмурившимися глазами.- Провъ Ефремовичъ дома? спросила она.
   - Въ поля, съ часъ времени будетъ, выѣхали... А вамъ что требуется, сударыня?
   - Требуется прежде всего, чтобы ты зналъ, что надо высаживать дамъ, когда онѣ дѣлаютъ честь пр³ѣзжать къ твоему господину, отрѣзала она ему въ отвѣтъ, приподымаясь въ коляскѣ:- не учили тебя, видно, этому?
   Оторопѣлый малый бросился, вскинувъ руки вверхъ, съ очевиднымъ намѣрен³емъ подхватить ее подъ мышки.
   Но она быстрымъ скачкомъ выпрыгнула сама мимо этихъ рукъ на гладк³я плиты широкой площадки подъѣзда.
   Горничная ея, также быстро соскочивъ съ другой стороны, подбѣжала къ ней, глядя лукаво смѣющимися глазами на оторопѣвшую фигуру парня въ бѣлой рубахѣ.
   - Когда-жь онъ пр³ѣдетъ изъ полей? подчеркнула барыня.
   - Это вы, то-ись, насчетъ хозяина спрашиваете? Такъ эвтово я не могу знать, проговорилъ онъ, встряхиваясь,- потому они какъ случится, иной разъ къ обѣду, а то и...
   Она нетерпѣливо перебила его:
   - Да что у васъ никого толковѣе тебя нѣтъ въ домѣ?
   - Никандра Панкратьичъ, клюшникъ, у насъ есть, окромя другихъ прочихъ, торопливо отвѣтилъ онъ,- а какъ если милость ваша прикажете, такъ я могу къ Евген³ю Владим³ровичу сего минутой избѣгать.
   - Евген³й Владим³ровичъ? повторила она:- это господинъ Зяблинъ, то-есть... Онъ еще живъ?
   И она чуть-чуть усмѣхнулась.
   - Въ полномъ здрав³и находятся, видимо уже ободренный отвѣтилъ парень, проводя верхомъ руки по губамъ съ тѣмъ, чтобы прикрыть слагавшуюся на нихъ такую же улыбку. - Да вотъ-съ они и сами идутъ, примолвилъ онъ уже шепоткомъ, кивая въ сторону одного изъ флигелей на выходившаго оттуда, еще моложаваго издали глядя, но видимо тяжело опиравшагося на твердую бамбуковую трость господина въ изящно скроенномъ лѣтнемъ костюмѣ перловаго цвѣта, легкомъ голубенькомъ галстучкѣ и широкополой панамѣ, защищавшей отъ лучей солнца его примигивавш³е глаза и коротко остриженную голову.
   Это былъ Зяблинъ, нашъ старый другъ Зяблинъ, разочарованный "бригантъ" пятидесятыхъ годовъ, безподобный "Eugène" бывшей владѣлицы Сицкаго,- по-прежнему изящный, все такъ же строго послушный послѣдней модной картинкѣ и нынѣ, не смотря на подагру, катарръ желудка и проч³я невзгоды его семидесятилѣтняго возраста.
   Изъ оконъ помѣщен³я, занимаемаго имъ въ этомъ флигелѣ, онъ увидѣлъ пр³ѣзжую, узналъ ее и спѣшилъ теперь къ ней,- спѣшилъ, несказанно изумленный и озадаченный этимъ ея пр³ѣздомъ, не зная, чѣмъ будетъ отвѣчать на чаемые имъ "неизбѣжные" съ ея стороны вопросы, но чувствуя присущимъ ему чутьемъ благовоспитаннаго по-старому человѣка, что "нельзя же такъ оставить даму на подъѣздѣ"...
   - Madame... какой неожиданный сюрпризъ! залепеталъ онъ, скидывая съ головы еще по пути шляпу и слабо шаркая плохо уже повиновавшимися ему ногами.
   - Здравствуйте, monsieur Зяблинъ!... Вы, кажется, удивляетесь, что я пр³ѣхала? нѣсколько высокомѣрнымъ тономъ спросила она тутъ же.
   Зяблинъ мгновенно оробѣлъ:
   - Помилуйте, я, напротивъ, могу сказать, tout à fait enchanté, madame... Но вы такъ нечаянно, не предваривъ... Мы съ Провомъ Ефремовичемъ никакъ не ожидали...
   Она насмѣшливо прищурилась на него:
   - Вы съ нимъ думали, можетъ быть, что я навсегда сбѣжала?
   Старый "бригантъ" окончательно растерялся.
   - Mon Dieu, madame, можете-ли вы полагать!.. вскрикнулъ онъ, шаркая опять и прижимая руку къ сердцу.
   - Что же я однако стою здѣсь! перебила она дальнѣйшее изл³ян³е его протеста:- мои комнаты внизу, надѣюсь, никѣмъ не заняты?
   - Никѣмъ, помилуйте... Мы здѣсь въ домѣ одни съ Провомъ Ефремовичемъ... Вы желаете тамъ... остановиться? спросилъ онъ съ нѣкоторымъ уже, тотчасъ же и подмѣченнымъ ею, колебан³емъ.
   Брови красивой барыни сдвинулись мгновеннымъ и гнѣвнымъ движен³емъ:
   - А гдѣ же по-вашему можетъ "остановиться" хозяйка, вѣско подчеркнула она,- какъ не въ своемъ покоѣ?
   - Mais certainement, madame, certainement, весь изогнулся онъ любезнымъ поклономъ, разсудивъ мысленно совершенно правильно, что пока другъ его Провъ Ефремовичъ "не разсудитъ иначе", онъ, Зяблинъ, не въ правѣ видѣть въ его женѣ "другое что, какъ именно хозяйку". Онъ притомъ же "un gentilhomme", а она - дама, слѣдовательно...
   - Я на тотъ предметъ только говорю, поспѣшилъ онъ заявить,- что будетъ-ли вамъ тамъ покойно... Вы насъ не предварили, и вашъ appartement, какъ я полагаю, находится въ совершенно неприбранномъ видѣ, запертъ наглухо, какъ изволите видѣть,- и онъ указалъ старчески дрожавшею уже рукой на длинный рядъ оконъ нижняго этажа по лѣвой сторонѣ крыльца, наглухо дѣйствительно закрытыхъ внутренними ставнями,- съ вашего отъѣзда за границу въ такомъ видѣ... не открывали. Провѣтрить, полагаю, прежде всего надо...
   - Такъ распорядитесь, я устала!
   Зяблина видимо покоробило отъ этого тона. Онъ пр³осанился, взглянулъ на нее какъ бы съ удивлен³емъ и, обращаясь къ малому въ бѣлой рубахѣ, стоявшему все такъ же съ недоумѣлымъ видомъ на крыльцѣ въ нѣсколькихъ шагахъ отъ нихъ:
   - Сбѣгай скорѣе, любезный, проговорилъ онъ съ достоинствомъ,- за Никандромъ Панкратьевичемъ, скажи, что супруга Прова Ефремовича изволила пр³ѣхать и желаетъ...
   Но въ то же время, выходя изъ сѣней, появился самъ Никандръ, высок³й и здоровый, со свѣжимъ и серьезнымъ лицомъ, человѣкъ лѣтъ сорока съ чѣмъ-то, въ такой же русской рубахѣ на выпускъ, и высокихъ сапогахъ, подпоясанный утыканнымъ мѣдными головками ремнемъ, къ которому, соотвѣтственно занимаемой имъ въ домѣ должности, подвѣшена была цѣлая связка ключей.
   - Супруга Прова Ефремовича, повторилъ отчеканивая Зяблинъ,- желаютъ занять свои комнаты.
   Ключникъ съ величавою почтительностью повелъ головой внизъ и проговорилъ спокойно:
   - Пожалуйте, сударыня!..
   - Dites moi, je vous prie qu'estce que tous ces половые que je trouve ici? спросила досадливо Антонина Дмитр³евна, взглянувъ на старца, пр³ятеля ея супруга.
   "Бригантъ" опустилъ глаза въ землю и чуть-чуть шевельнулъ плечами: "половые" самому ему претили давно; "эти волоса въ скобку, смазныя голенища, косые вороты въ этомъ старомъ княжьемъ гнѣздѣ,- профанац³я"!.. говорилъ онъ себѣ мысленно не разъ.
   - Пожалуйте! повторилъ ключникъ, отворяя во всю ширину стеклянную дверь въ сѣни.
   Варя (читатель, надѣемся, узналъ въ горничной г-жи Сусальцевой нѣмую дѣвочку, съ которою онъ имѣлъ случай встрѣтиться въ началѣ нашего разсказа) притронулась слегка пальцами къ рукѣ своей госпожи, глядя ей въ глаза и беззвучно шевеля губами.
   Антонина Дмитр³евна поняла.
   - Съ нами одинъ чемоданъ, сказала она ключнику;- велите его внести ко мнѣ, а за сундуками пошлите сейчасъ подводу на станц³ю, чтобъ они непремѣнно были здѣсь къ вечеру.
   Варя, быстро прижавъ два пальца лѣвой руки, подняла вверхъ три остальные вмѣстѣ съ пятью пальцами правой.
   - Восемь мѣстъ всего, объяснила барыня, между тѣмъ какъ нѣмая проворно вытаскивала изъ кармана портмоне, а изъ него багажный билетъ и передавала его Никандру.
   - Слушаю, пошлемъ-съ, промолвилъ тотъ съ тѣмъ же невозмутимымъ спокойств³емъ:- пожалуйте!
   Полный аппартаментъ въ нижнемъ этажѣ, состоявш³й изъ пяти комнатъ,- большой гостиной, кабинета, будуара, спальни, туалетной съ мраморною ванной и комнаты для горничной,- уготованный Провомъ Ефремовичемъ для молодой супруги и въ которомъ пробыла она лишь нѣсколько дней предъ вѣнчан³емъ и отъѣздомъ своимъ за границу, оставался наглухо запертымъ съ самой минуты этого отъѣзда. Раза два лишь въ годъ рачительный ключникъ входилъ въ него съ однимъ изъ молодцовъ, состоявшихъ слугами въ домѣ, и приказывалъ выколотить мебель и смести пыль съ пола, чехловъ и холста, прикрывавшаго обитыя шелкомъ и дорогимъ французскимъ кретономъ стѣны гостиной и будуара,- выбирая всегда для этого время, когда "хозяинъ" уѣзжалъ изъ Сицкаго. Самъ Профъ Ефремовичъ, проходя большими сѣнями мимо наружныхъ, запертыхъ и укрѣпленныхъ теперь широкимъ поперечнымъ желѣзнымъ болтомъ съ большимъ висячимъ на немъ замкомъ дверей, какъ-то невольно каждый разъ отворачивался и морщился...
   - Что же это, изъ моихъ комнатъ кладовую сдѣлали? сердито вскрикнула Антонина Дмитр³евна, остановившись предъ этими незнакомыми ей еще, обитыми крупными головками гвоздей, дверями.
   - На всякъ случай, сударыня, объяснилъ своимъ спокойнымъ тономъ Никандръ, выбирая ключъ изъ своей связки и поднося его къ замку,- потому какъ у насъ во всемъ нижнемъ этажѣ никто не помѣщается...
   Двери съ визгомъ заржавѣвшихъ петель и лязгомъ желѣза о желѣзо отворились настежъ.
   На пр³ѣзжихъ пахнуло какъ изъ погреба сырымъ и затхлымъ запахомъ... Антонина Дмитр³евна брезгливо откинула голову назадъ. Ѣдучи сюда, она готовилась "пережить нѣсколько непр³ятныхъ минутъ," но этого перваго, физическаго впечатлѣн³я она не ожидала,- и оно показалось ей какъ-то особенно тяжелымъ.
   Ключникъ спѣшилъ между тѣмъ отворять оконныя ставни.
   - Да и окна скорѣе, вскликнула она,- тутъ задохнуться можно!...
   Теплый воздухъ и солнечный свѣтъ ворвались разомъ, словно торжествующее войско на валъ непр³ятельской крѣпости, въ глубок³й до этой минуты мракъ просторной комнаты.
   Хозяйка ея какъ бы въ изнеможен³и опустилась на стоявшее посреди гостиной pâté, обводя унылымъ взоромъ кругомъ.
   Стѣны, мебель, золотыя рамы блестящихъ зеркалъ, художественныя очертан³я булевыхъ шкафиковъ и столовъ съ флорент³йскою мозаикой - все исчезало подъ однообразнымъ, "мертвящимъ", казалось ей, покровомъ желтовато-сѣраго холста и грубой кисеи съ консолей и этажерокъ убраны были знакомыя и любезныя ей груды фарфора и бронзы; полъ безъ ковра рѣзалъ глаза неприглядностью кое-гдѣ разщелившихся досокъ своихъ... Чѣмъ-то мертвящимъ, дѣйствительно, вѣяло отъ этого запустѣн³я. "Я его не предварила, конечно," проносилось въ головѣ молодой женщины; "но тогда онъ, можетъ быть, уѣхалъ бы нарочно, чтобы не встрѣтиться со мною, а теперь je suis maîtresse de la place," сказала она себѣ тутъ же, и что-то въ родѣ усмѣшки пробѣжало на мигъ по ея озабоченному лицу.
   Зяблинъ, войдя вслѣдъ за нею въ комнаты, стоялъ съ панамой своею и палкой въ рукѣ въ нѣсколькихъ шагахъ отъ нея и слегка покачивалъ головой, какъ бы угадывая ея ощущен³я и слагая съ себя и съ пр³ятеля своего отвѣтственность за нихъ: мы-молъ вѣдь, вы понимаете, не могли святымъ духомъ знать, что вамъ вздумается пр³ѣхать.
   Варя тѣмъ временемъ успѣла скользнуть въ слѣдующ³я за гостиной комнаты и возвратиться оттуда. Подбѣжавъ къ барынѣ, она, съ видимымъ неудовольств³емъ въ чертахъ, быстро зашевелила губами и пальцами.
   - У меня въ туалетной воды нѣтъ въ кранахъ, обратилась съ новою досадой Сусальцева къ ключнику..
   - Накачаемъ сейчасъ, коротко отрѣзалъ онъ, проходя далѣе въ будуаръ открывать ставни и окна.
   - Да велите скорѣй внести мой чемоданъ, я переодѣться хочу... Будьте такъ добры, обратилась она по-французски къ Зяблину,- когда мужъ мой вернется, велѣть мнѣ доложить объ этомъ чрезъ мою горничную.
   - Приказан³е ваше будетъ, сударыня, исполнено, отвѣтилъ "бригантъ", галантерейно склоняя свою подкрашенную въ цвѣтъ воронова крыла голозу.
   - Да нельзя-ли пока хотя въ моемъ будуарѣ снять эти противные чахлы; я не привыкла сидѣть на этой гадости.
   - Сымемъ-съ, отозвался на это изъ-за дверей будуара Никандръ.
   Антонина Дмитр³евна, въ сопровожден³и Вари, прошла въ туалетную. Зяблинъ вышелъ на крыльцо, надвинулъ шляпу на самыя брови и, усѣвшись въ одно изъ стоявшихъ тутъ желѣзныхъ креселъ, уложилъ подбородокъ на сложенныя надъ набалдашникомъ палки руки и вперилъ по направлен³ю льва свои примигивавш³е отъ слабости глаза, въ тревожномъ ожидан³и возвращен³я своего пр³ятеля. "Лишь бы только батал³и какой не произошло", думалъ онъ: "человѣкъ онъ хорош³й, конечно, только все же за это мужичье отвѣчать нельзя"...
  

II.

Титъ Титычъ.
Чтобъ я перенесъ такую обиду надъ собой!... Да что это за времена пришли! Нѣтъ, стой!... Настасья, смѣетъ меня кто обидѣть?

Настасья Панкратьевна.
Никто, батюшка, Китъ Китычъ, не смѣетъ васъ обидѣть. Вы сами всякаго обидите.

Титъ Титычъ.
Я обижу, я и помилую, а то деньгами заплачу.
Островск³й. Въ чужомъ пиру похмѣлье.

   Прошло часа полтора. Старый "бригантъ", сладко пригрѣтый весеннимъ солнцемъ, опустивъ голову на грудь и выпустивъ палку изъ рукъ, начиналъ подремывать на своемъ желѣзномъ сѣдалищѣ, когда грохотъ знакомаго ему экипажа по каменной настилкѣ льва вырвалъ его внезапно изъ тѣсно уже начинавшихъ обнимать его объят³й сна. Онъ встрепенулся, усиленно приподнялъ вѣки, устремляя зрачки впередъ...
   Провъ Ефремовичъ Сусальцевъ, огибая клумбу, катилъ къ крыльцу на бѣговыхъ дрожкахъ, запряженныхъ доброю, сытою пѣгашкой, лоснившеюся отъ пота. Хозяинъ ея, подъ стать ей, держа вожжи одною рукой, вытиралъ другою большимъ фуляромъ свое влажное, точно послѣ бани, и загорѣлое до цвѣта мѣди лицо.
   - Ну, баринъ, весело заголосилъ онъ, завидя Зяблина,- откаталъ же я крутъ сегодня, верстъ двадцать, безъ передышки, почитай... Бери Пѣгаша, крикнулъ онъ выбѣжавшему изъ сѣней парню въ бѣлой рубахѣ,- да, гляди, сказать Артешкѣ кучеру, чтобы до проводки вытереть его досуха, а опосля второй разъ!..
   Парень поспѣшно взялъ лошадь подъ уздцы, между тѣмъ какъ Сусальцевъ, тяжело перекинувъ ногу черезъ сидѣнье дрожекъ, спускался наземь и расправлялъ члены съ какимъ-то блаженнымъ чувствомъ здоровой усталости.
   - Ну, веди!.. Здорово, баринъ, не видались еще сегодня, поднявшись по ступенькамъ, подалъ онъ свою широкую руку пр³ятелю: почивали какъ прошлою ночью?
   - Благодарю!.. Я все поджидалъ васъ, торопливо промямлилъ тотъ.
   - Во!.. Аль что у васъ особенное есть? спросилъ нѣсколько удивленно Провъ Ефремовичъ.
   - Дѣйствительно... Неожиданное даже совершенно, пролепеталъ опять одолѣваемый смущен³емъ "бригантъ".
   Сусальцевъ дернулъ нервно плечами:
   - Да что у насъ, неблагополуч³е какое? Такъ говорите прямо, чего тутъ!..
   И онъ машинально повелъ кругомъ себя вопросительнымъ взглядомъ.
   Зяблинъ не успѣлъ отвѣтить.
   - Это что-жь? проговорилъ дрогнувшимъ голосомъ Сусальцевъ, указывая рукой на открытыя сплошь окна по лѣвой сторонѣ нижняго этажа.
   - Антонина Дмитр³евна прибыла, выговорилъ чуть слышно "бригантъ".
   - Антонина Дмитр³евна!..
   Сусальцевъ поблѣднѣлъ какъ полотно подъ своимъ загарромъ.- Давно?
   - Часа два... Приказала сейчасъ же предварить ее, когда вы вернетесь, таинственно прибавилъ Зяблинъ и съ видимымъ безпокойствомъ глянулъ въ лицо пр³ятелю: - вы ужь пожалуйста...
   Голосъ его оборвался.
   - Что? будто разсѣянно спросилъ тотъ.
   - Сдержите себя! еле слышно произнесъ Зяблинъ.
   Въ глазахъ Сусальцева мелькнула какая-то жгучая искра.
   Онъ выпрямился. какъ бы пр³осанился, откидывая голову и плечи назадъ, и внезапнымъ движен³емъ, словно купальщикь, собирающ³йся кинуться въ студеную воду, зашагалъ своею быстрою, подрагивавшею походкой къ аппартаменту Антонины Дмитр³евны.
   Онъ вошелъ въ гостиную. Она была пуста, но изъ-за двери сосѣдняго будуара донесся до него хорошо ему знакомый съ его гортанными звуками голосъ,- голосъ жены. Она о чемъ-то спрашивала у бывшей очевидно съ нею тамъ нѣмой дѣвочки, горничной ея, такъ какъ отвѣтовъ на вопросы ея не слышалось и она продолжала говорить одна... Сусальцевъ остановился посреди комнаты, тяжело переводя дыхан³е.
   Но шумъ его шаговъ донесся до будуара.
   - Кто это, mon mari? услышалъ онъ ея вопросъ и смѣхъ,- свѣж³й, беззаботный смѣхъ...
   - Я! постарался онъ произнести какъ можно спокойнѣе.
   - Такъ войдите же, я одѣта. Онъ вошелъ.
   Будуаръ, со снятыми уже со стѣнъ его и мебели чахлами и разложенными по столамъ и диванамъ кипами бѣлья и туалетовъ, только-что вынутыхъ изъ прибывшаго съ г-жею Сусальцевой чемодана, походилъ теперь на какой-то не то модный, не то ювелирный магазинъ. Ярк³е лучи солнца перебѣгали струйками по нѣжнымъ цвѣтамъ юпокъ, корсажей и накидокъ, горѣли искристыми блестками на брилл³антовой грани брошекъ и фермуаровъ, покоившихся на синемъ бархатѣ своихъ раскрытыхъ футляровъ... Антонина Дмитр³евна, наклонившись надъ круглымъ столомъ посреди комнаты, разбиралась въ цѣломъ кладѣ лежавшихъ на немъ кружевъ.
   - Bonjour, Probe! не перемѣняя положен³я, проговорила она тѣмъ спокойнымъ тономъ, съ какимъ здороваются съ людьми, съ которыми видѣлись еще вчера.
   "Probe" недвижно и безмолвно глядѣлъ на нее: языкъ его не ворочался, въ глазахъ стоялъ туманъ...
   Она подняла на него смѣющ³еся глаза:
   - Можете къ ручкѣ подойти, я дозволяю...
   - Къ ручкѣ!..
   Лицо его сдѣлалось вдругъ страшно: яблоки глазъ словно хотѣли выскочить изъ-подъ вѣкъ; въ углахъ губъ закипѣла пѣна...
   - Вонъ отсюда! крикнулъ онъ неестественнымъ, визгливымъ фальцетомъ, дрожа всѣмъ тѣломъ.
   Антонина Дмитр³евна, повидимому, предвидѣла этотъ ожидавш³й ее пр³емъ и заранѣе приготовилась къ нему. Она поблѣднѣла слегка, но не смутилась, не отвела глазъ, поднявшихся на мужа, и тѣмъ же спокойнымъ тономъ, съ какимъ сейчасъ привѣтствовала его своимъ "bonjour, Probe":
   - Принеси Прову Ефремовичу стаканъ воды, Варя! сказала она нѣмой дѣвочкѣ, откладывавшей въ особый картонъ на другой сторонѣ стола кружева, отбираемыя барыней.
   Варя злыми какъ у дикой кошки глазами глянула въ свою очередь прямо въ лицо Сусальцева и съ глухимъ мычан³емъ вышла изъ комнаты.
   - Если бы вы были порядочный человѣкъ, твердо выговорила Антонина Дмитр³евна, все также не отрываясь взглядомъ отъ мужа,- вы бы знали, что одни варвары могутъ такъ обращаться съ женщиной!..
   Сусальцева какъ-то невольно повела отъ этихъ словъ; зрачки его усиленно заморгали...
   Она стояла предъ нимъ, блѣдная и свѣжая, какъ бѣлая роза, въ восхитительномъ, шитомъ гладью батистовомъ matinée на шелковомъ подбоѣ моднаго цвѣта vieil or, съ такого же цвѣта пышными бантами и кружевами valenciennes отъ горла и до крошечныхъ mules, обувавшихъ ея ноги поверхъ ажурныхъ bas chinés. Изъ-подъ широкихъ рукавовъ, бѣлѣя снѣжнымъ оттѣнкомъ на золотистомъ фонѣ подкладки, выглядывали ея словно выточенныя, безукоризненной формы руки, съ блестѣвшими на длинныхъ породистыхъ пальцахъ драгоцѣнными кольцами. Какъ бы небрежно собранные въ одинъ огромный узелъ, роскошные волосы, вивш³еся кудрявою франьей надо лбомъ, словно едва держались на верху головы подъ воткнутымъ въ нихъ гребнемъ изъ écaille blonde въ формѣ графской короны. Тонк³й, знакомый Сусальцеву запахъ вервены вѣялъ отъ нея, отъ этихъ ея тканей и бѣлья, разложенныхъ въ комнатѣ, и билъ ему какъ вино въ голову...
   Но чувство обиды все такъ же нестерпимо ныло еще въ немъ:
   - Для чего вы пр³ѣхали, что вамъ отъ меня нужно? спросилъ онъ сквозь судорожно стиснувш³еся зубы.
   - Я вернулась домой, къ мужу, очень просто, невозмутимо отвѣтила она на это.
   - Къ мужу! нервно захохоталъ онъ:- изволили вспомнить, что у васъ мужъ есть, когда, видно, отказала вамъ въ дальнѣйшемъ кредитѣ ваша графиня.
   Антонина Дмитр³евна спокойно улыбнулась:
   - Мнѣ ея болѣе не нужно было; я просто взяла у банкира 30,000 франковъ,- вы на дняхъ трансфертъ получите.
   У Прова Ефремовича искры запрыгали въ глазахъ.
   - Да съ чего-жь вы взяли, что я платить буду! крикнулъ онъ, затопотавъ ногами.
   Варя возвращалась со стаканомъ воды на подносѣ.
   - Совѣтую вамъ охладиться, иначе вы заболѣете...
   И, обращаясь въ дѣвочкѣ, между тѣмъ какъ Провъ Ефремовичъ машинальнымъ движен³емъ схватывалъ стаканъ и проглатывалъ воду однимъ глоткомъ:
   - Уложи цѣлыя опять въ картонъ, Варя, кивнула она на лежавш³я на столѣ кружева,- и запри его въ спальнѣ въ шифоньерку, а порванныя отложи въ особый пакетъ; надо будетъ отослать ихъ въ Москву къ Минангуа, тамъ хорошо чинятъ...
   - Слушаю! отвѣтила кивкомъ нѣмая, собрала кипу кружевъ въ картонъ и вышла съ нимъ въ сосѣднюю спальную.
   - Пр³учись запирать за собою двери, крикнула ей шутливо вслѣдъ барыня:- одни коронованныя лица и собаки не запираютъ дверей.
   Дѣвочка поспѣшила исполнить приказан³е.
   Антонина Дмитр³евна лѣниво потянулась, чуть-чуть зѣвнула, при чемъ блеснулъ жемчугомъ на солнцѣ двойной рядъ ея маленькихъ, ослѣпительно бѣлыхъ зубовъ, и опустилась на близъ стоявшую кушетку, закинувъ за голову свои до локтя при этомъ движен³и опроставш³яся изъ-подъ рукавовъ пышныя, матово-блѣдныя руки.
   Выпитая вода если и не совсѣмъ "охладила", такъ дала нѣсколько остыть бѣшеному гнѣву Сусальцева. "Плюнуть ей опять въ безстыж³е глаза и уйти", проносилось въ мозгу его. Но нѣтъ, разсудилъ онъ, "не теперь, такъ позже, а дѣло на чистоту вывести съ нею надо будетъ; она меня теперича думаетъ хладнокров³емъ одолѣть, такъ еще посмотримъ, кто кого!"...
   Онъ опустился на низенькое кресло въ трехъ шагахъ отъ ея кушетки, заложилъ ногу за ногу и, охвативъ колѣнку обѣими руками, закачался на своемъ сидѣньи:
   - Такъ это вы какъ же-съ, "домой", изволите говорить, "къ мужу" вернулись. На кой прахъ, позвольте спросить?
   - Красивое выражен³е! уронила на это съ презрительною усмѣшкой Антонина Дмитр³евна.
   - Мы мужики-съ, по-мужицки и выражаемся, вамъ это до замужства вашего должно было быть извѣстно, возразилъ онъ ей съ такою же усмѣшкой.
   Она искоса повела на него взглядомъ и безсознательно поморщилась: этотъ тонъ, поняла она, заключалъ въ себѣ гораздо болѣе опасности, чѣмъ то, чего могла она ожидать отъ его запальчивости.
   - Да, я знаю, что вы охотно надѣваете на себя личину "мужика", когда хотите забыть то, что предписываетъ вамъ долгъ порядочнаго человѣка.
   - Ну-съ, мы этого "порядочнаго человѣка" отложимъ покамѣстъ въ сторону, иронически перебилъ онъ ее,- а обратимся къ сути. Для чего, спрашиваю опять, опосля того, что вы почитай въ продолжен³и почти что года не удостоили меня ни единой строчки...
   - А вы писали мнѣ? перебила она его въ свою очередь.
   - Мнѣ что же писать было, когда вы, противно моей волѣ. рѣшились остаться тамъ,- то-есть, значитъ, прямо начихались надъ законнымъ мужемъ вашимъ?
   Антонина Дмитр³евна приподнялась на своей кушеткѣ, растянулась затѣмъ на ней опять вся, съ ногами, уложивъ голову на тонкую, съ длинными оборками наволочку пуховой подушки, и, упершись щекой на руку, обернулась въ сторону мужа.
   - "Противъ вашей воли", повторила она: - вѣдь такъ прежде съ крѣпостными объяснялись, а теперь гдѣ-нибудь на Востокѣ въ гаремахъ съ рабынями развѣ говорятъ,- да и туда ужь прогрессъ доходитъ. А вы... я по крайней мѣрѣ такъ думала... вы все-таки человѣкъ современный, вы должны понимать, кажется, что супружеск³й деспотизмъ не допускается въ наше время, что "воля" мужа еще не все, а требуется еще соглас³е съ другой стороны, подчеркнула она: - вы не можете не знать, что никто въ просвѣщенной Европѣ иначе не смотритъ на брачныя отношен³я.
   Провъ Ефремовичъ, продолжая все также покачиваться на своемъ креслѣ, охвативъ колѣнку руками, выслушалъ терпѣливо до конца это поучительство.
   - Европа Европой-съ, сказалъ онъ въ отвѣтъ,- а и у насъ въ Росс³и тоже свой смыслъ имѣется, и даже пословица такая есть, можетъ слышали: со своимъ-молъ уставомъ въ чужой монастырь не ходи... А окромя того, сами мы въ Европѣ были, какъ вамъ извѣстно,- знаемъ-съ: тамъ жена не въ примѣръ даже болѣе въ покорствѣ у мужа состоитъ, чѣмъ у насъ. Такъ вы это напрасно на тамошн³е порядки ссылаетесь... Я же, сказать къ слову, не изъ каприза какого пустаго просилъ васъ тогда вернуться со мной въ отечество: прожито было нами, сами знаете, не въ мѣру много; въ тому же безъ хозяйскаго присмотра дѣловъ нельзя было оставлять; долѣе...
   - Тратили тамъ вы, а не я "не въ мѣру", воскликнула она:- безъ васъ я въ восемь мѣсяцевъ времени прожила тысячъ шестьдесятъ франковъ,- ужь, кажется, нельзя скромнѣе!
   - Это мы опять-таки въ сторону отложимъ, сударыня,- онъ нервно передернулъ плечами,- да и вообще пространно намъ съ вами разговаривать пользы не имѣется. Взялъ я васъ за себя, почитая, что будете вы соблюдать свои супружеск³я обязанности, какъ слѣдуетъ вѣнчанной женѣ, по закону христ³анскому, а какъ если вы полагаете, что состоите со мною въ родѣ этого нынѣшняго "фиктивнаго брака", такъ, можетъ, вы по этому предмету очень ошибаетесь, ибо я на оное рѣшительно не согласенъ.
   - Какой "фиктивный бракъ", что вы за вздоръ говорите!...
   Онъ всталъ въ ростъ, глядя на нее сверху внизъ усиленно помаргивавшими глазами:
   - Какъ бы ни сказалъ-съ, все одно,- вы понимать должны.
   - Что понимать, вскликнула она:- как³я ваши намѣрен³я?
   Онъ не нашелъ отвѣта въ первую минуту. "Намѣрен³я"?
   Онъ самъ себѣ опредѣлить не могъ: были-ли как³я так³я у него? Онъ до этого ея вопроса чувствовалъ только "обиду" свою "во всѣхъ суставчикахъ", чувствовалъ, что жена своимъ поступкомъ всю душу "вымотала изъ него"; онъ послѣ первоначальныхъ мукъ и тоски, снѣдавшихъ его по возвращен³и изъ-за границы, тщился всѣми силами отогнать отъ себя самую мысль о ней, понуждалъ себя видѣть въ ней "отрѣзанный ломоть, не стоящ³й того, чтобъ о немъ думать". И онъ дѣйствительно, говоря его языкомъ, "только начиналъ теперь отходить маленько", позабывать ее "на вольной волюшкѣ деревенскаго житья, въ мирномъ жит³и съ пр³ятелемъ-бариномъ, безо всякихъ заботъ окромя хозяйственныхъ"... И вдругъ она опять тутъ вернулась, все такая же, "дерзкая и красивая", и "куражится" надъ нимъ "въ этихъ своихъ кружевахъ, шелку и батистѣ" и, "будто правая, допрашиваетъ его о его намѣрен³яхъ"...
   - Вамъ направо, мнѣ налѣво - и вся не долга! отрѣзалъ онъ какъ-то вдругъ, скороговоркой, какъ бы спѣша скинуть скорѣе съ плечъ непосильное бремя.
   Она приподнялась на локтѣ, не то изумленно, не то скорбно воззрившись въ него своими широко открывшимися аквамариновыми глазами:
   - Вы не шутя "гоните меня прочь отъ себя, Probe?...
   И слезы послышались ему въ трепетныхъ звукахъ этихъ словъ.
   "А хороша-то какъ, негодница"! пробѣжало у него тутъ же дрожью по спинѣ.
   Но онъ весь тотчасъ же словно ощетинился противъ этого "соблазна", сурово сдвинулъ брови:
   - Если законному мужу покориться не хотѣли, такъ и пр³ѣзжать вамъ незачѣмъ было.
   Она закрыла глаза рукой, опустивъ голову къ колѣнямъ... Плечи ея вздрагивали словно отъ рыданья...
   Сусальцевъ этого не ожидалъ никакъ. Новое "надсмѣян³е", колкости, угрозы, "какъ тогда, въ Венец³и",- все это не удивило бы его. Но этотъ безмолвный плачъ...
   - О чемъ это вы? спросилъ онъ съ невольною мягкостью.
   Она не отвѣчала, не подымала головы...
   На душѣ у него заскребла жалость... Онъ подошелъ ближе къ самой ея кушеткѣ:
   - Перестаньте, нечего... Сами должны понимать...
   - Я понимаю. что вы жестоко, незаслуженно поступаете со мной, промолвила она, не отнимая руки отъ глазъ. И вдругъ, чрезъ мигъ,- разомъ привстала, уронила эти руки, подняла на него слегка покраснѣвш³я вѣки:- И не умно при этомъ, добавила она совершенно для него неожиданно.
   Онъ оторопѣло устремилъ на нее вопрошающ³й взглядъ.
   - Да, не умно, не разсчетливо, повторила она:- вы лишаетесь во мнѣ, я уже не говорю жены, ничѣмъ въ сущности серьезно не виноватой предъ вами, но помощницы, хорошаго друга, который могъ бы быть вамъ настоящимъ образомъ полезенъ.
   - Въ чемъ это-съ? все такъ же изумленно спросилъ Сусальцевъ.
   Антонина Дмитр³евна усмѣхнулась. Слѣды слезъ успѣли какъ-то уже совершенно исчезнуть съ ея свѣжаго, оживленнаго лица.
   - Вы имѣете время меня выслушать?
   - Сдѣлайте милость, проговорилъ онъ машинально въ отвѣтъ.
   - Такъ садитесь тутъ и слушайте.
   И она указала ему на кресло подлѣ самой кушетки, на которой сидѣла она теперь, нѣсколько наклонившись впередъ, съ опирающимися на колѣни руками. Она опустила глаза и начала, раздумчиво перебирая кольца на выточенныхъ пальцахъ своихъ:
   - Выходя за васъ замужъ, я, повѣрьте, прельстилась не вашимъ состоян³емъ... За бѣднаго человѣка я не вышла бы, конечно, добавила она тутъ же съ новою усмѣшкой,- бѣдный человѣкъ въ моихъ понят³яхъ безсильный человѣкъ, а я всегда выше всего на свѣтѣ, я вамъ это говорила еще до замужства, ставила и ставлю въ человѣкѣ силу.
   - "Сила силу ищетъ", дѣйствительно слышалъ я тогда отъ васъ, вспомнилъ Провъ Ефремовичъ, кивнувъ головой.
   - Я надѣялась, я вѣрила, что въ васъ именно заключается это качество, которое я такъ цѣню въ людяхъ и котораго такъ недостаетъ у насъ, куда ни взглянешь, Я была стараго дворянскаго рода дѣвушка,- то, что вы называли "кисейная барышня", воспитанная, вы знаете, какимъ отцомъ, аристократомъ... и пьяницею, промолвила она брезгливо и поспѣшно, какъ бы предупреждая то. что самъ онъ могъ бы замѣтить на ея слова;- вы человѣкъ не знатный, купецъ просто, я говорю это вамъ не въ укоръ. напротивъ: меня это именно влекло въ васъ, что вы человѣкъ, не связанный ничѣмъ съ прошедшимъ, свѣж³й, "почвенный", какъ говорятъ теперь, человѣкъ,- что до чего бы вы ни дошли, вы всегда будете сынъ вашихъ дѣлъ, enfant de vos oeuvres, какъ говорятъ Французы. Дворянство наше отжило свой вѣкъ, отъ него нечего болѣе ждать; будущее, разсуждала я. принадлежитъ именно людямъ, какъ вы, сильнымъ по характеру и независимымъ по средствамъ.
   "Куда это она ведетъ"? недоумѣвалъ Сусальцевъ, слушая ее и въ то же время съ какимъ-то невольно сладостнымъ ощущен³емъ вдыхая вѣявшее отъ нея тонкое благоухан³е.
   - Вы человѣкъ умный, безспорно, говорила она между тѣмъ, все съ тѣмъ же выражен³емъ въ наклоненномъ къ кольцамъ пальцевъ своихъ лицѣ,- но погруженный до сихъ поръ весь въ личныя ваши дѣла, вы не имѣли времени, или просто пренебрегали, обращать вниман³е на общ³я, на то, куда течен³е времени и обстоятельствъ ведетъ теперь все наше государство.
   - Наше дѣло коммерческое, возразилъ онъ полушутливо на это,- а куда итти государству, на это есть у насъ Царь съ архистратигами своими!
   - А если оказывается, что задача превыше способностей ихъ и средствъ, если прежн³й порядокъ сталъ ни на что болѣе не годенъ, и сами эти, какъ вы выражаетесь, "архистратиги" сознаютъ это вполнѣ,- что вы на это скажете?
   - А скажу-съ все таки, что дѣло наше сторона; какой бы тамъ порядокъ ни былъ, у насъ про то совѣтовъ спрашивать не будутъ.
   - Кто же вамъ это сказалъ? А если, напротивъ, въ болѣе или менѣе близкомъ будущемъ, какъ имѣю я полное основан³е думать, должны будутъ прибѣгнуть къ созыву лучшихъ по опытности своей и практическому знан³ю людей, которымъ предоставлено будетъ обсудить настоящее положен³е дѣлъ въ Росс³и и спасти ее отъ окончательной гибели, почему - или никогда въ самомъ дѣлѣ вы объ этомъ не думали? - не могли бы вы быть въ числѣ этихъ призванныхъ?
   - Я-съ! могъ только вскрикнуть озадаченно Сусальцевъ.
   - Вы, мой мужъ, протянула она, озаряя его всего лучистымъ взглядомъ,- тотъ, для кого я была всегда такъ честолюбива и кто такъ не благодаренъ мнѣ теперь за это!...
   Голосъ ея задрожалъ, какъ бы не одолѣвая охватившаго ее волнен³я.
   "Probe" былъ совершенно сбитъ съ толку. Съ чему "выкладывала" она все это, "на какой конецъ" и "что правды" могло быть дѣйствительно въ томъ, что говорила она? Да и давно-ли стала она такъ "честолюбива для него?" Въ первый еще разъ со дня первой ихъ встрѣчи, когда онъ пр³ѣхалъ къ покойному ея отцу по дѣлу закладной на Юрьево, говорила она ему этимъ языкомъ и объ "этихъ предметахъ". Давно-ли сама стала разсуждать "о другомъ чемъ, какъ о тряпкахъ и о связяхъ съ высокопоставленными особами... Не даромъ видно", говорилъ себѣ Провъ Ефремовичъ, стараясь внутренно иронизировать, "воспользовалась барыня милостивыми разговорами князя ²оанна и ему подобныхъ великихъ господъ м³ра сего"... Но вмѣстѣ съ тѣмъ эти нежданныя откровен³я ея задѣвали за какую-то живую струну его существа, дразнили въ немъ что-то еще неясное для него самого, но несомнѣнно копошившееся уже въ его душевной глуби.
   - Какъ же это, позвольте спросить васъ, я по вашему мнѣн³ю могъ бы быть "призванъ" къ этому самому дѣлу, о которомъ вы говорите, въ силу какихъ правъ моихъ?
   - Чрезъ земство; вы вѣдь, кажется, членъ его здѣсь?
   - Состою гласнымъ, дѣйствительно.
   - Вамъ надо быть предсѣдателемъ.
   - Чего это: земскаго собран³я то-есть? Такъ, по закону, предсѣдаетъ въ немъ нашъ предводитель дворянства, старецъ нашъ почтеннѣйш³й, Павелъ Григорьевичъ Юшковъ.
&nb

Другие авторы
  • Пржевальский Николай Михайлович
  • Дмитриев-Мамонов Матвей Александрович
  • Быков Петр Васильевич
  • Александров Н. Н.
  • Чернышевский Николай Гаврилович
  • Усова Софья Ермолаевна
  • Козачинский Александр Владимирович
  • Кронеберг Андрей Иванович
  • Жизнь_замечательных_людей
  • Стопановский Михаил Михайлович
  • Другие произведения
  • Рейснер Лариса Михайловна - Карл Радек. Лариса Рейснер
  • Каратыгин Петр Андреевич - А. П. Каратыгин: краткая справка
  • Марриет Фредерик - Маленький дикарь
  • Жуковский Василий Андреевич - Спящая царевна
  • Уэллс Герберт Джордж - Когда спящий проснется
  • Некрасов Николай Алексеевич - Комментарии к первому тому Полного собрания сочинений
  • Дживелегов Алексей Карпович - Скабины
  • Мопассан Ги Де - В лоне семьи
  • Потехин Алексей Антипович - Суд людской - не Божий
  • Страхов Николай Николаевич - Вещество по учению материалистов
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (09.11.2012)
    Просмотров: 401 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа