Главная » Книги

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса, Страница 23

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

ѣсь тоньше, чѣмъ въ другихъ мѣстахъ.
   Докторъ, слѣдуя за Гаттерасомъ, замѣчалъ эти странныя особенности. Нога его ступала по вулканическому туфу и скоплен³ямъ пемзы, шлаковъ, пекла и камней, похожихъ на с³енинтъ и исландск³й гранитъ.
   Клоубонни на томъ основан³и приписывалъ островку почти новѣйшее происхожден³е, что на немъ не имѣли еще времени образоваться осадочныя отложен³я.
   Воды на островѣ тоже не было. Если-бы Островъ Королевы существовалъ хоть нѣсколько столѣт³й, то изъ его нѣдръ били-бы горяч³е ключи, какъ это обыкновенно бываетъ по близости вулкановъ. Но на немъ не только не было ни капли воды, но даже пары, поднимавш³еся изъ потоковъ лавы, повидимому, были совершенно безводны.
   Слѣдовательно, этотъ островъ былъ новѣйшей формац³и, и какимъ онъ выдвинулся нѣкогда изъ лона водъ, такимъ могъ исчезнуть и снова погрузиться въ пучины океана.
   По мѣрѣ того, какъ отрядъ поднимался на гору, путь становился все больше и больше затруднительнымъ; крутые склоны приближались къ перпендикулярной лин³и, а между обваловъ надо было наблюдать крайнюю осторожность. Часто вокругъ путешественниковъ носились столбы пепла, грозивш³е задушить ихъ; потоки лавы преграждали имъ путь.
   На горизонтальныхъ плоскостяхъ потоки охлаждались и твердѣли на поверхности, но подъ ихъ окрѣпшею корою текла кипящая лава. Поэтому, путешественники должны были зондировать почву, чтобы внезапно не погрузиться въ расплавленную массу.
   Повременамъ кратеръ извергалъ глыбы до-красна накаленныхъ скалъ; иныя изъ нихъ, попались въ воздухѣ, подобно бомбамъ, и ихъ обломки разлетались на дальнее разстоян³е во всѣ стороны.
   Понятно, съ какими затруднен³ями былъ сопряженъ подъемъ на гору. Нужно было быть положительнымъ безумцемъ, чтобы рѣшиться на подобную попытку.
   Однакожъ, Гаттерасъ поднимался съ удивительнымъ проворствомъ и, не прибѣгая къ помощи окованной желѣзомъ палки, смѣло взбирался на самые крутые склоны.
   Вскорѣ онъ добрался до крутой скалы, образовавшей нѣкотораго рода площадку, въ ширину около десяти футовъ. Скалу окружала огненная рѣка, разбивавшаяся о выступъ на двѣ равныя части и оставлявшая такимъ образомъ узк³й проходъ, въ который смѣло проскользнулъ Гаттерасъ.
   Тамъ онъ остановился и товарищи могли подойти въ нему. Казалось, онъ измѣрялъ взорами остающееся пройти пространство. По горизонтальному направлен³ю путешественники находились не дальше какъ въ ста саженяхъ отъ кратера, т. е. отъ математической точки полюса; но, по вертикальной лин³и, до полюса оставалась еще тысяча пятьсотъ футовъ.
   Подъемъ на гору длился уже три часа; Гаттерасъ, повидвшому, не усталъ, но его товарищи выбились изъ силъ.
   Вершина вулкана казалась неприступною. Докторъ рѣшился во что бы то ни стало воспрепятствовать Гаттерасу подниматься выше. Сначала онъ попробовалъ было подѣйствовать на капитана кроткими убѣжден³ями, но возбужденное состоян³е Гаттераса дошло до безум³я. Во время пути у него обнаружились всѣ признаки умопомѣшательства, что не удивляло людей, знавшихъ раньше капитана и присутствовавшихъ при различныхъ фазахъ его жизни. По мѣрѣ того, какъ онъ понимлался надъ уровнемъ океана, раздражен³е его усиливалось; онъ уже не жилъ въ м³рѣ людей: ему казалось, что онъ ростетъ по мѣрѣ роста самой горы.
   - Довольно, Гаттерасъ!- сказалъ докторъ.- Мы изнемогаемъ!
   - Оставайтесь здѣсь,- какимъ-то страннымъ голосомъ отвѣтилъ Гаттерасъ.- Но я отправлюсь дальше!
   - Къ чему? Вы и безъ того находитесь подъ полюсомъ!
   - Нѣтъ, нѣтъ! Полюсъ выше!
   - Другъ мой, это я говорю вамъ, я - докторъ Клоубонни... Развѣ вы не узнаете меня?
   - Выше, выше!- повторялъ безумецъ.
   - Мы не допустимъ...
   Докторъ еще не окончилъ этой фразы, какъ Гаттерасъ, при помощи сверхчеловѣческаго усил³я, перепрыгнулъ чрезъ кипѣвшую лаву и скрылся отъ своихъ товарищей.
   Всѣ вскрикнули, полагая, что Гаттерасъ упалъ въ огненный потокъ; но капитанъ показался на другомъ берегу, въ сопровожден³и Дэка, который не разставался съ своимъ господиномъ.
   Гаттерасъ скрылся за пеленою дыма, слышался только его слабѣвш³й въ отдален³и голосъ.
   - На сѣверъ, на сѣверъ! - кричалъ онъ. На вершину Горы Гаттераса! Не забывайте Гору Гаттераса!
   О томъ, чтобы добраться до безумца, нечего было и думать; на одинъ шансъ приходилось двадцать шансовъ, что друг³е остановятся тамъ, гдѣ капитанъ прошелъ со счаст³емъ и ловкостью, свойственными помѣшаннымъ. Не было никакой возможности ни перейти, ни обойти огненный потокъ. Альтамонтъ, тщетно старавш³йся перебраться на другую сторону едва не погибъ въ клокочущей лавѣ, и товарищи нашлись вынужденными прибѣгнуть къ силѣ, чтобы остановить пылкаго американца.
   - Гаттерасъ, Гаттерасъ! - вскричалъ докторъ.
   Но капитанъ продолжалъ взбираться, и только едва слышный лай Дэка раздавался имъ въ отвѣтъ.
   Повременамъ Гаттерасъ появлялся среди клубовъ дыма, подъ дождемъ пепла. Изъ тумана показывались то его голова, то руки, затѣмъ онъ снова исчезалъ и появлялся уже выше. Ростъ его уменьшался съ тою фантастическою быстротою, съ какою уменьшаются поднимающ³еся въ воздухѣ предметы. Черезъ полчаса онъ уменьшился уже на половину.
   Въ воздухѣ стоялъ глухой гулъ; гора звучала и пыхтѣла, какъ котелъ съ кипящею водою; бока ея вздрагивали. Гаттерась поднимался выше и выше. За нимъ слѣдовалъ Дэкъ.

 []

   Повременамъ за путешественниками происходили обвалы; совершенно ясно можно было видѣть, какъ огромныя скалы, стремясь все съ большею и большею быстротою и прядая по гребнямъ возвышен³й, погружалась наконецъ въ бездны полярнаго бассейна.
   Гаттерасъ даже не оглядывался назадъ. Онъ прикрѣпилъ нац³ональный англ³йск³й флагъ къ свой палкѣ, какъ въ древку. Его устрашенные товарищи не упускали изъ вида ни одного движен³я капитана. Гаттерасъ уменьшился до самыхъ незначительныхъ размѣровъ; Дэкъ казался не больше крысы.
   Вѣтеръ отбросилъ на нихъ широк³й пологъ пламени. Докторъ испустилъ крикъ ужаса, но Гаттерасъ снова появился и потрясалъ нац³ональнымъ знаменемъ.
   Болѣе часа длился этотъ ужасный подъемъ, и борьба съ колеблющимися скалами, съ засыпанными пепломъ рытвинами, въ которыя Гаттерасъ - этотъ герой невозможнаго - уходилъ по поясъ. Онъ то приподнимался, упираясь колѣнами и спиною о неровности горы, то, повиснувъ на рукахъ на какомъ нибудь выступѣ скалы, качался по вѣтру, какъ высохш³й пучекъ травы.
   Наконецъ онъ добрался до вершины вулкана, до самаго кратера. Докторъ надѣялся, что несчастный безумецъ, достигнувъ своей цѣли, возвратится назадъ, подвергаясь только опасностямъ, неразлучнымъ съ возвратнымъ путемъ.
   - Гаттерасъ, Гатерасъ!- въ послѣдн³й разъ крикнулъ онъ. Призывъ доктора до глубины души взволновалъ Альтамонта.
   - Я спасу капитана! - вскричалъ онъ.
   Американецъ однимъ махомъ перепрыгнулъ чрезъ огненный потокъ, подвергаясь опасности упасть въ него, и исчезъ среди скалъ.
   Докторъ не успѣлъ остановить Альтамонта.
   Поднявшись на вершину горы, Гаттерасъ направился по скалѣ, возвышавшейся надъ пропастью. Камни дождемъ сыпались вокругъ капитана, за которымъ слѣдовалъ Дэкъ. Казалось, бѣдное животное находилось подъ одуряющимъ обаян³емъ бездны. Гаттерасъ потрясалъ знаменемъ, озареннымъ огненными отблесками, и красная ткань широкими складками развѣвалась надъ жерломъ кратера.
   Гаттерасъ одною рукою потрясалъ знамя, а другой указывалъ въ зенитѣ полюсъ небесной сферы. Казалось, онъ колебался, и старался найти математическую точку, въ которой пересѣкаются всѣ земные мерид³аны и на которую, въ своемъ необъяснимомъ упорствѣ, онъ хотѣлъ стать ногою.

 []

   Вдругъ скала рухнула подъ нимъ. Гаттерасъ исчезъ. Страшный крикъ товарищей капитана достигъ вершины горы. Прошла секунда - цѣлое столѣт³е! Докторъ полагалъ, что его другъ погибъ, навсегда исчезъ въ жерлѣ вулкана. Но тамъ находились Альтамонтъ и Дэкъ. Человѣкъ и собака схватили несчастнаго въ ту именно минуту, когда онъ погружался уже въ бездну. Гаттераса спасли помимо его воли и, полчаса спустя, капитанъ Forward'а, вполнѣ лишивш³йся сознан³я, находился на рукахъ своихъ товарищей!
   Когда Гаттерасъ пришелъ въ чувство, докторъ тревожно сталъ въ него всматриваться. Но тупой взоръ Гаттераса, подобный взору слѣпца, не далъ отвѣта Клоубонни.
   - Господи! - вскричалъ Джонсонъ. Онъ ослѣпъ!
   - Нѣтъ! - отвѣтилъ докторъ. Друзья мои, мы спасли только тѣло Гаттераса! Его душа осталась на вершинѣ вулкана! Разсудокъ его помрачился!
   - Онъ помѣшался!- вскричали Джонсонъ и Альтамонть.
   - Да, отвѣтилъ докторъ.
   И крупныя слезы покатились изъ его глазъ.
  

XXVI.

Возвратный путь на югъ.

  
   Черезъ три часа послѣ этой грустной развязки похожден³й капитана Гаттераса, докторъ, Альтамонтъ и два моряка находились въ пещерѣ, у подошвы вулкана.
   Доктора пригласили высказать свое мнѣн³е на счетъ того, какой образъ дѣйств³й представляется самымъ цѣлесообразнымъ въ настоящемъ положен³и путешественниковъ.
   - Друзья мои,- сказалъ онъ,- мы не можемъ долго оставаться на Островѣ Королевы. Предъ нами свободное море; съѣстныхъ припасовъ у насъ довольно. Необходимо поскорѣе отправиться къ форту Провидѣн³я, гдѣ мы пробудемъ до весны.
   - Я такого-же мнѣн³я,- отвѣтилъ Альтамонтъ. Вѣтеръ попутный и завтра-же мы выйдемъ въ море.
   Остатокъ дня прошелъ въ глубокомъ унын³и. Безум³е капитана произвело на всѣхъ удручающее впечатлѣн³е и при мысли о возвратномъ пути Альтамонтъ, Бэлль и докторъ страшились своего безпомощнаго положен³я:- они не обладали безстрашнымъ духомъ Гаттераса.
   Тѣмъ не менѣе они приготовились къ новой борьбѣ со стих³ями и съ самими собою, въ случаѣ если-бы ими овладѣло унын³е.
   На слѣдующ³й день, въ субботу, 13-го ³юля, на шлюпку погрузили лагерные принадлежности и вскорѣ все было готово къ отъѣзду.
   Но, прежде чѣмъ покинуть эту скалу съ тѣмъ, чтобъ никогда уже не увидѣть ее, докторъ, согласно съ высказаннымъ Гаттерасомъ желан³емъ, построилъ cairn (возвышен³е) въ томъ именно мѣстѣ, гдѣ капитанъ присталъ къ острову. Cairn былъ сложенъ изъ большихъ камней, такъ что онъ былъ-бы очень явственно видѣнъ, если-бы вулканъ пощадилъ его во время своихъ извержен³й.
   На одномъ изъ боковыхъ камней Бэлль сдѣлалъ долотомъ слѣдующую простую надпись:
  

Джонъ Гаттерасъ.

1861 г.

  
   Въ cairn'ѣ былъ оставленъ въ жестяномъ, герметически закупоренномъ футлярѣ экземпляръ документа, свидѣтельствовавшаго объ открыт³и Гаттераса.
   Четыре путешественника, капитанъ - жалкое, лишенное души тѣло - и вѣрный, грустный, печальный Дэкъ, отправились въ путь. Было десять часовъ утра. Подняли новый парусъ, сдѣланный изъ палатки. Шлюпка оставила Островъ Королевы при попутномъ вѣтрѣ; вечеромъ докторъ всталъ на скамью и сказалъ послѣднее прости пылавшей вдали Горѣ Гаттераса.
   Переѣздъ совершился очень быстро, плаван³е по постоянно свободному морю не представляло ни малѣйшихъ затруднен³й. Казалось, что удалиться отъ полюса гораздо легче, чѣмъ приблизиться въ нему. .
   Но Гаттерасъ не сознавалъ происходящаго вокругъ него; онъ лежалъ въ шлюпкѣ, нѣмой, съ потухшимъ взоромъ, скрестивъ на груди руки, съ Дэкомъ у своихъ ногъ. Напрасно докторъ обращался къ нему: Гаттерасъ не слышалъ Клоубонни.

 []

   Сорокъ восемь часовъ дулъ попутный вѣтеръ, по морю ходила небольшая зыбь. Докторъ и его товарищи не обращали вниман³я на сѣверный вѣтеръ.
   15-го ³юля они увидѣли на югѣ Портъ Альтамонта. Такъ какъ полярный океанъ освободился отъ льдовъ на всемъ протяжен³и своихъ береговъ, то, вмѣсто того, чтобы пройти материкъ Новой Америки на саняхъ, путешественники рѣшились обогнуть его и моремъ добраться до острова Виктор³и.
   Переѣздъ совершился быстро и легко. И въ самомъ дѣлѣ, для совершен³я пути, пройденнаго путешественниками на саняхъ въ пятнадцать дней, теперь потребовалось не больше восьми сутокъ. Подвигаясь вдоль извилинъ берега, очертан³я котораго опредѣлялись множествомъ изрѣзывающихъ его ф³ордовъ, мореплаватели прибыли въ понедѣльникъ, 23 ³юля, въ заливъ Виктор³и.
   Шлюпку привязали у берега и всѣ бросились къ форту Провидѣн³я. Какая жалость! Домъ Доктора, амбары, пороховой погребъ, укрѣплен³е - все это превратилось въ воду подъ лучами солнца, а съѣстные припасы были расхищены дикими звѣрями.
   Печальное, прискорбное зрѣлище!
   Съѣстные припасы путешественниковъ начинали истощаться, они надѣялись пополнить ихъ въ фортѣ Провидѣн³я. Очевидно, что провести здѣсь зиму не было никакой возможности, а потому, быстро принявъ новое рѣшен³е, путешественники положили кратчайшимъ путемъ отправиться къ Баффинову морю.
   - Ничего другаго не остается,- сказалъ докторъ. Баффиново море находится отсюда въ шестистахъ миляхъ. Мы будемъ плыть до тѣхъ поръ, пока подъ килемъ шлюпки хватитъ воды, войдемъ въ проливъ Джонса и оттуда проберемся до датскихъ поселен³й.
   - Да,- отвѣтилъ Альтамонтъ. Соберемъ остатки съѣстныхъ припасовъ и отправимся!
   Послѣ тщательныхъ поисковъ путешественники нашли нѣсколько ящиковъ пеммикана и два боченка мясныхъ консервовъ, избѣжавшихъ истреблен³я, словомъ,- собрали съѣстныхъ припасовъ на шесть недѣль и достаточное количество пороха. Все это быстро было снесено въ одно мѣсто; весь день пошелъ на оснастку и починку шлюпки и 24-го ³юля путешественники выступили въ море.
   Около девяносто третьяго градуса широты материкъ уклонялся въ востоку. Быть можетъ, онъ соединялся съ землями, извѣстными подъ именемъ земель Гриннеля, Эллесмера и Сѣвернаго Линкольна и тянувшимися вдоль береговъ Баффинова моря! Можно было принять за вѣрное, что проливъ Джонса вливался во внутренн³я моря, подобно проливу Ланкастера.
   Шлюпка подвигалась безъ большихъ затруднен³й и легко избѣгала плавучихъ льдовъ. Въ предвидѣн³и могущихъ произойти промедлен³й, докторъ на половину уменьшилъ выдачу рац³оновъ. Путешественники не слишкомъ уставали и здоровье всѣхъ находилось въ удовлетворительномъ состоян³и.
   Впрочемъ, повременамъ они стрѣляли утокъ, гусей и чаекъ, доставлявшихъ мореплавателямъ свѣжую и здоровую пищу. Что касается запаса воды, то его легко пополняли на встрѣчавшихся прѣсноводныхъ льдинахъ. Путешественники не удалялись отъ береговъ, такъ какъ въ открытомъ морѣ шлюпка держаться не могла.
   Въ это время года ртуть въ термометрѣ постоянно находилась ниже точки замерзан³я. Дождливая погода готова была смѣниться снѣжною, солнце начало касаться лин³и горизонта и съ каждымъ днемъ все больше и больше погружалось въ море своимъ дискомъ. 30-го ³юля путешественники потеряли солнце изъ виду, т. е. у нихъ въ продолжен³и нѣсколькихъ минутъ была ночь.
   Однакожъ, шлюпка подвигалась быстро и нерѣдко въ двадцать четыре часа проходила отъ шестидесяти до шестидесяти пяти миль. Путешественники не останавливались ни на одну минуту, зная, съ какими трудами и препятств³ями было-бы сопряжено движен³е на сушѣ, если-бы пришлось избрать этотъ путь. Между тѣхъ, внутренн³я моря не замедлятъ замерзнуть; то тамъ, то сямъ образовался уже молодой ледъ. Въ полярныхъ странахъ, въ которыхъ не бываетъ ни весны, ни осени, т. е. промежуточныхъ временъ года, зима быстро наступаетъ за лѣтомъ. Необходимо было поторопиться.
   31-го ³юля небо при закатѣ солнца было ясное и первыя звѣзды появились въ созвѣзд³яхъ зенита. Съ этого дня начались туманы, значительно замедлявш³е плаван³е.

 []

   Доктора очень тревожило наступлен³е вины. Онъ зналъ, съ какими затруднен³ями боролся сэръ Джонъ Россъ, стараясь войти въ Баффиново море, послѣ того какъ онъ покинулъ свой корабль. Послѣ первой попытки пройти льдами, этотъ отважный морякъ нашелся вынужденнымъ возвратиться на свое судно и провести въ полярныхъ странахъ четвертую зиму. Но, по крайней мѣрѣ, онъ имѣлъ пр³ютъ въ суровое время года, съѣстные припасы и топливо.
   Если-бы подобное несчаст³е постигло остатокъ экипажа Forward'а, если-бы онъ нашелся вынужденнымъ остановиться или возвратиться назадъ, онъ неминуемо-бы погибъ. Докторъ не говорилъ о своихъ тревогахъ товарищамъ, но торопилъ послѣднихъ.
   Наконецъ, 15-го августа, послѣ тридцати дней довольно быстраго плаван³я, послѣ сорокавосьмичасовой борьбы со скоплявшимися въ проходахъ льдами, послѣ того, какъ утлая шлюпка сто разъ подвергалась опасности погибнуть, мореплаватели окончательно очутились въ необходимости остановиться, за невозможностью подвигаться впередъ. Море повсюду замерзло и термометръ показывалъ среднимъ числомъ пятнадцать градусовъ ниже точки замерзан³я (-9° стоградусника).
   Впрочемъ, маленьк³е, крутые и плоск³е камни, обтачивавеш³е прибоемъ волнъ, указывали на близость береговъ материка. Часто встрѣчался также прѣсноводный ледъ.
   Альтамонтъ съ большою точностью произвелъ обсервац³ю, давшую 77°15' широты и 85°02' долготы.
   - Итакъ,- сказалъ докторъ,- вотъ наше точное положен³е. Мы достигли, Сѣвернаго Линкольна, какъ разъ у мыса Эдена. Мы входимъ въ проливъ Джонса и, при нѣкоторомъ счаст³и, найдемъ его свободнымъ до Баффинова моря. Но жаловаться на судьбу мы еще не имѣемъ права. Если-бы мой бѣдный Гаттерасъ нашелъ раньше столь свободное море, онъ быстро поднялся-бы къ полюсу, товарищи не покинули-бы его и онъ не лишился-бы разсудка подъ бременемъ тяжкихъ страдан³й.
   - Въ такомъ случаѣ,- сказалъ Альтамонтъ,- намъ остается одно: бросить шлюпку и на саняхъ добраться до восточнаго берега Зенли Линкольна.
   - Бросить шлюпку и отправиться на саняхъ - это такъ,- отвѣтилъ докторъ,- но вмѣсто того, чтобы пройти землей Линкольна, я предлагаю переправиться по льду чрезъ проливъ Джонса.
   - Почему это?- спросилъ Альтамонтъ.
   - Потому что, чѣмъ больше мы будемъ приближаться къ проливу Ланкастера, тѣмъ больше будетъ у насъ шансовъ встрѣтить китобоевъ.
   - Вы правы, докторъ, хотя я и опасаюсь, что въ настоящее время отдѣльныя льдины еще не на столько смерзлись между собою, чтобы представляемый ими путь былъ удобопроходимъ.
   - Что-жъ, попробуемъ,- отвѣтилъ докторъ.
   Шлюпку разгрузили; Бэлль и Джонсонъ снова наладили сани, составныя части которыхъ находились въ исправности. На слѣдующ³й день запрягли собакъ, и отрядъ сталъ подвигаться вдоль береговъ.
   Снова началось путешеств³е, столько разъ описанное, столь утомительное и медленное. Альтамонтъ былъ правъ, выразивъ сомнѣн³е насчетъ состоян³я льда. Проливъ Джонса нельзя было пройти, и отрядъ направился вдоль береговъ Земли Линкольна.
   21-го августа, путешественники, взявъ наискось, дошли до входа въ проливъ Ледника, спустились на ледяныя равнины и на слѣдующ³й день добрались до острова Кобурга и прошли его, меньше чѣмъ въ два дня.
   Тогда оказалось возможнымъ идти болѣе удобною дорогою и 24-го августа путешественники достигли Сѣвернаго Девона.
   - Теперь,- сказалъ докторъ,- намъ остается только пройти эту страну и добраться до мыса Уэрендера, при входѣ въ проливъ Ланкастера.
   Установилась ужасная, суровая погода; снѣжныя бури и мятели разражались съ необыкновенною силою; путешественники чувствовали крайнее изнеможен³е. Съѣстные припасы истощались, и каждый долженъ былъ довольствоваться одною третью рац³оновъ; себя урѣзывали ради собакъ, которыя получали количество пищи, соотвѣтствовавшее ихъ труду.
   Природа страны во многихъ отношен³яхъ усиливала тягость пути. Сѣверный Девонъ - это чрезвычайно пересѣченная область. Приходилось подвигаться среди горъ Траутера непроходимыми ущел³ями, въ борьбѣ съ разъяренными стих³ями. Сани, люди и собаки едва не остались тамъ навѣки; не разъ полное отчаян³е овладѣвало смѣльчаками, освоившимися со всѣми трудностями и лишен³ями полярныхъ экспедиц³й. Несчастные путешественники были истощены нравственно и физически. Да и нельзя безнаказанно перенести восемнадцать мѣсяцевъ безпрерывныхъ трудовъ и удручающ³й рядъ надеждъ и страдан³й. Надо замѣтить, что движен³е впередъ всегда совершается съ тѣмъ увлечен³емъ и увѣренностью, которыхъ недостаетъ на возвратномъ пути. Злополучные путешественники еле-еле двигались; они шли, такъ сказать, по привычкѣ, побуждаемые остаткомъ животной энерг³и, почти не зависѣвшей отъ ихъ воли.
   Только 30-го августа путешественники выбрались изъ горъ, о которыхъ не можетъ дать понят³я орограф³я умѣренныхъ поясовъ, но выбрались изнеможенные и полузамерзш³е. Докторъ не могъ уже оказывать помощи другимъ, потому что и самъ чувствовалъ сильный упадокъ силъ.
   Горы Траутера заканчивались чѣмъ-то въ родѣ равнины, истерзанной разбросанными горными массами.
   Необходимо было отдохнуть нѣсколько дней; путешественники съ трудомъ передвигали ноги; двѣ упряжныя собаки околѣли отъ истощен³я.
   Отрядъ пр³ютился за высокою льдиною. Термометръ показывалъ два градуса ниже точки замерзан³я (-19° стоградусника). Ни у кого изъ путешественниковъ не хватило силы разбить палатку.
   Съѣстные припасы значительно истощились и, не смотря на крайнюю скудость выдаваемыхъ рац³оновъ, послѣднихъ хватило-бы только на восемь дней. Дичь встрѣчалась рѣдко, такъ какъ на зиму она удалилась въ менѣе суровый климатъ. Призракъ голодной смерти грозно возставалъ предъ глазами своихъ изнеможенныхъ жертвъ.
   Альтамонтъ, воодушевляемый чувствами преданности и полнѣйшаго самоотвержен³я, воспользовался остаткомъ своихъ силъ для того, чтобы при помощи охоты доставить пищу своимъ товарищамъ.
   Онъ взялъ ружье, позвалъ Дэка и отправился на равнину. Докторъ, Бэлль и Джонсонъ почти равнодушно смотрѣли, какъ онъ удалялся. Цѣлый часъ они не слышали ни одного выстрѣла.
   Альтамонтъ возвращался, но онъ бѣжалъ, чѣмъ-то испуганный.

 []

   - Что случилось?- спросилъ докторъ.
   - Тамъ... подъ снѣгомъ... съ ужасомъ проговорилъ Альтамонтъ, указывая въ одну сторону.
   - Что - тамъ?
   - Цѣлый отрядъ людей!...
   - Живыхъ?
   - Мертвыхъ... замерзшихъ и...
   Альтамонтъ не докончилъ своей фразы, во лицо его выражало несказанное чувство ужаса.
   Докторъ, Бэлль и Джовсовъ, взволнованные, поднялись со своихъ мѣстъ и поплелись за Альтамонтомъ къ указанной имъ части равнины.
   Вскорѣ они пришли въ мѣсту, находившемуся на двѣ оврага, и какое зрѣлище представилось ихъ взорамъ!
   Окоченѣвш³е трупы, на половину погребенные подъ бѣлымъ саваномъ, то тамъ, то сямъ показывались изъ подъ снѣга; здѣсь рука, тамъ нога, дальше скорчивш³яся руки, головы, сохранявш³я еще выражен³е угрозы и отчаян³я!
   Подошедш³й докторъ вдругъ подался назадъ, блѣдный, съ разстроеннымъ лицемъ. Раздавался зловѣщ³й, тревожный лай Дэка.
   - О, ужасъ!- вскричалъ докторъ.
   - Что такое?- спросилъ Джонсонъ.
   - Вы ихъ не узнали?- измѣнившимся голосомъ спросилъ Клоубонни.
   - Что вы хотите сказать?
   - Смотрите!
   Этотъ оврагъ былъ нѣкогда сценою послѣдней борьбы людей съ климатомъ, отчаян³емъ и даже голодомъ: нѣкоторые признаки указывали на то, что несчастные эти питались человѣческими трупами, быть можетъ, даже трепещущимся еще мясомъ. Докторъ узналъ Шандона, Пека...- то былъ злополучный экипажъ Forward'а. Силы измѣнили этимъ несчастнымъ, съѣстные припасы истощились, шлюпка ихъ, по всѣмъ вѣроят³ямъ, была разбита упавшею льдиною или скатилась въ пропасть, такъ что свободнымъ моремъ воспользоваться они не могли. Очень можетъ быть также, что они заблудились на неизвѣстномъ материкѣ. Впрочемъ, люди, отправивш³еся въ путь подъ возбужден³емъ мятежа, не могли быть связаны тѣмъ чувствомъ единен³я, которое даетъ возможность совершать велик³я дѣла. Предводитель мятежниковъ всегда обладаетъ лишь очень сомнительною властью и, вѣроятно, Шандонъ вскорѣ лишился ея.

 []

   Какъ-бы то вы было, но экипажъ Forward'а, прежде чѣмъ дойти до этой ужасной катастрофы, перенесъ тысячи мучен³й и страдан³й, но тайна его бѣдств³й вмѣстѣ съ никъ навсегда погребена подъ полярными снѣгами.
   - Пойдемъ, пойдемъ!- вскричалъ докторъ.
   И онъ увелъ своихъ товарищей далеко отъ мѣста катастрофы. Чувство ужаса придало имъ мимолетную энерг³ю и они тронулись въ дальнѣйш³й путь.
  

XXVII.

Эпилогъ.

  
   Съ чему распространяться на счетъ бѣдств³й, которымъ безпрерывно подвергались оставш³еся въ живыхъ участники экспедиц³и? Сами они не помнили подробностей тѣхъ восьми дней, которые прошли со времени ужаснаго открыт³я остатковъ экипажа Forward'а. Но 9-го сентября, по какому-то чуду энерг³и, путешественники находились близь мыса Горсбурга на Сѣверномъ Девонѣ.
   Они умирали отъ голода. Сорокъ восемь часовъ они ничего уже не ѣли и ихъ послѣдн³й обѣдъ состоялъ изъ мяса ихъ послѣдней эскимосской собаки. Бэлль не въ силахъ былъ идти дальше, а старикъ Джонсонъ чувствовалъ крайн³й упадокъ силъ.
   Они находились на берегахъ Баффинова моря уже отчасти замерзшаго, на пути въ Европу. Въ трехъ миляхъ отъ берега, свободныя волны съ грошомъ дробились объ острыя грани ледяныхъ полянъ,
   Необходимо было ждать сомнительнаго прохода китобойнаго судна. И сколько времени пришлось-бы ждать?...
   Но Провидѣн³е умилосердилось надъ несчастными, потому что на слѣдующ³й день Альтамонтъ ясно увидѣлъ въ отдален³и плывшее судно.
   Извѣстно, съ какими тревогами связано появлен³е на горизонтѣ корабля, съ какими опасен³ями и надеждами! Корабль, повидимому, то удаляется, то приближается. Что за томительные переходы отъ надежды въ отчаян³ю! И нерѣдко случается, что въ ту минуту, когда потерпѣвш³е крушен³е считаютъ себя спасенными, замѣченное мелькомъ судно удаляется и скрывается подъ горизонтомъ.
   Докторъ и его товарищи извѣдали всѣ эти муки. Они пришли къ западной окраинѣ ледяной поляны, неся, подтаскивая другъ друга, и вдругъ, къ своему ужасу, увидѣли, что корабль мало по малу исчезалъ, не замѣтивъ ихъ присутств³я. Тщетно они звали его!

 []

   Тогда доктора осѣнило послѣднее наит³е того изобрѣтатель" наго ума, который до сихъ поръ такъ хорошо служилъ ему.
   Плывшая по течен³ю льдина толкнулась о ледяную поляну.
   - Льдина!- сказалъ онъ, указывая на нее рукою. Его не поняли.
   - Отправимся!- вскричалъ докторъ.
   Товарищей Клоубонни озарило, точно молн³ею.
   - Ахъ, докторъ, докторъ! - говорилъ Джонсонъ, цѣлуя руки Клоубонни.
   Бэлль, поддерживаемый Альтамонтомъ, отправился къ санямъ, принесъ одну перекладину, установилъ ее на льдинѣ въ видѣ мачты и закрѣпилъ веревками. Палатку разорвали и съ грѣхомъ пополамъ устроили изъ нея парусъ. Вѣтеръ былъ благопр³ятный; несчастные бросились на утлый плоть и отвалили отъ ледяной поляны.
   Два часа спустя, послѣ неимовѣрныхъ трудовъ и усил³й, остатокъ экипажа Forward'а находился на бортѣ датскаго китобойнаго судна, Hans Christien, возвращавшагося въ Девисовъ проливъ.
   Капитанъ принялъ этихъ призраковъ, не имѣвшихъ человѣческаго облика, какъ подобаетъ человѣку благородному. При первомъ взглядѣ на нихъ онъ понялъ ихъ истор³ю, отнесся къ нимъ съ самою заботливою внимательност³ю и успѣлъ возвратить ихъ въ жизни.
   Черезъ десять дней, Клоубонни, Джонсонъ, Бэлль, Альтамонтъ и капитанъ Гаттерасъ высадились въ Корсерѣ, въ Дан³и. Пароходъ доставилъ ихъ въ Киль, откуда, чрезъ Альтону и Гамбургъ, они прибыли въ Лондонъ 13-го числа того-же мѣсяца, едва оправившись отъ продолжительныхъ и тяжкихъ испытан³й.
   Докторъ прежде всего заручился отъ Географическаго Королевскаго Общества позволен³емъ сдѣлать ему важное сообщен³е. Клоубонни былъ принятъ въ засѣдан³и 15-го ³юля.
   Можно себѣ представить изумлен³е этой ученой корпорац³и и ея восторженные крики, послѣ прочтен³я документа Гаттераса.
   Это единственное въ своемъ родѣ путешеств³е, никогда не встрѣчавшееся въ лѣтописяхъ истор³и, резюмировало собою всѣ прежн³я открыт³я, совершенныя въ полярныхъ странахъ, приводило къ одному знаменателю экспедиц³и Парри, Россовъ, Франклиновъ, Макъ-Клюровъ, пополняло пробѣлъ, существовавш³й на географическихъ картахъ гиперборейскихъ странъ подъ сотымъ и стопятнадцатымъ мерид³аномъ и, на конецъ, заканчивалось недоступною доселѣ точкою - сѣвернымъ полюсомъ.

 []

 []

   Никогда, положительно никогда, столь неожиданная новость не поражала изумленной Англ³и!
   Страстно любя велик³я географическ³я открыт³я, всѣ англичане,- отъ лорда до cokney'я, отъ князей-промышленниковъ до послѣдняго работника въ докахъ,- волновались и ликовали.
   Извѣст³е о великомъ открыт³и съ быстротою молн³и пронеслось по всѣмъ телеграфнымъ лин³ямъ Соединеннаго Королевства. Въ заголовкѣ своихъ столбцовъ газеты выставляли имя Гаттераса, какъ ими мученика науки, и вся Англ³я дрогнула чувствомъ гордости.
   Доктора и его товарищей чествовали и чрезъ лорда-канцлера представили въ торжественной ауд³енц³и королевѣ.
   Правительство утвердило назван³е Острова Королевы за скалою подъ сѣвернымъ полюсомъ, Горы Гаттераса - за самимъ вулканомъ и Порта Альтамонта за рейдомъ Новой Америки.
   Альтамонтъ не разстался съ своими товарищами по несчаст³ю и славѣ, сдѣлавшимися его друзьями. Онъ отправился съ докторомъ, Бэллемъ и Джонсономъ въ Ливерпуль, и городъ торжественно привѣтствовалъ прибыт³е людей, которыхъ давно считалъ погибшими и погребенными въ вѣчныхъ льдахъ.
   Но докторъ славу совершеннаго подвига всегда относилъ къ тому, кто наиболѣе оказался ея достойнымъ. Въ отчетѣ о путешеств³и своемъ, озаглавленномъ: The English at the North-Pole и изданномъ въ слѣдующемъ году Королевскимъ Географическимъ Обществомъ, онъ приравнивалъ Джона Гаттераса къ величайшимъ путешественникамъ и считалъ его соперникомъ тѣхъ отважныхъ людей, которые всецѣло жертвуютъ собою въ пользу преуспѣян³я науки.
   Между тѣмъ, печальная жертва возвышенной страсти спокойно жила близь Ливерпуля, въ лечебницѣ Стэнъ-Коттеджъ, въ которую докторъ лично помѣстилъ Гаттераса. Сумасшеств³е капитана было спокойное, но онъ ничего не говорилъ, ничего не понималъ; казалось, что вмѣстѣ съ разсудкомъ онъ утратилъ и даръ слова. Одно только чувство соединяло его съ внѣшнимъ м³ромъ: его привязанность къ Дэку, съ которымъ не разлучали Гаттераса.
   Такимъ образомъ, этотъ недугъ, это "полярное безум³е", спокойно слѣдовало своимъ путемъ, не представляя никакихъ особенныхъ симптомовъ. Однажды докторъ, часто навѣщавш³й своего несчастнаго друга, былъ изумленъ страннымъ образомъ дѣйств³й послѣдняго.
   Съ нѣкотораго времени капитанъ Гаттерасъ, въ сопровожден³и вѣрной собаки, печально и ласково поглядывавшей на своего господина, каждый день подолгу прогуливался, но прогулка его постоянно совершалась въ одну сторону, по направлен³ю одной изъ аллей Стэнъ-Коттеджа. Пр³йдя съ концу аллеи, капитанъ возвращался, пятясь задомъ. Если кто-нибудь останавливалъ его, онъ пальцемъ указывалъ на небѣ какую-то точку. Если его заставляли повернуться, онъ сердился, и Дэкъ, раздѣлявш³й раздражен³е Гаттераса, бѣшено лаялъ.
   Докторъ, внимательно слѣдивш³й за своимъ другомъ, вскорѣ разгадалъ причину столь страннаго упорства и понялъ, почему прогулка совершалась по извѣстному направлен³ю и, такъ сказать, подъ вл³ян³емъ магнитнаго притяжен³я.
   Капитанъ Джонъ Гаттерасъ неуклонно направлялся къ сѣверу.
  

Другие авторы
  • Эрберг Константин
  • Ожегов Матвей Иванович
  • Бекетова Мария Андреевна
  • Ландау Григорий Адольфович
  • Невзоров Максим Иванович
  • Максимов Сергей Васильевич
  • Рожалин Николай Матвеевич
  • Лисянский Юрий Фёдорович
  • Вересаев Викентий Викентьевич
  • Лукин Владимир Игнатьевич
  • Другие произведения
  • Кушнер Борис Анисимович - Б. А. Кушнер: биографическая справка
  • Рунеберг Йохан Людвиг - Идиллия ("Когда наступает Иванова ночь...")
  • Лукомский Георгий Крескентьевич - Пластические танцы
  • Костомаров Николай Иванович - Слово о Сковороде, по поводу рецензий на его сочинения, в "Русском Слове"
  • Старицкий Михаил Петрович - Молодость Мазепы
  • Волконский Михаил Николаевич - Сирена
  • Андреевский Сергей Аркадьевич - Предисловие
  • Эсхил - Плакальщицы (Хоэфоры)
  • Аристов Николай Яковлевич - Аристов Н. Я.: Биографическая справка
  • Каронин-Петропавловский Николай Елпидифорович - 3. Фантастические замыслы Миная
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
    Просмотров: 256 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа