Главная » Книги

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса, Страница 21

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

шаго паровика. Лавины, подъ порывами урагана, скатывались въ овраги, при чемъ эхо глухими перекатами вторило грохоту ихъ паден³я. Казалось, атмосфера превратилась въ арену неистовой битвы воздуха съ водою - стих³й грозныхъ въ своемъ гнѣвѣ; недоставало только огня.
   Возбужденное чувство слуха улавливало въ общей сумятицѣ особеннаго рода шумъ, не то грохотъ падающихъ тяжелыхъ массъ, не то трескъ ломавшихся тѣлъ. Среди продолжительныхъ завыван³й бури ясно различался чистый, звонк³й трескъ, подобный треску лопающейся стали.
   Послѣднее обстоятельство объяснялось крушен³емъ лавинъ; что-же касается страннаго грохота, то докторъ не зналъ, чему приписать его.
   Пользуясь мгновен³ями тревожнаго, затишья, когда ураганъ, казалось, переводилъ духъ съ тѣмъ, чтобы разразиться съ большею силою, путешественники обмѣнивались между собою своими догадками.
   - Такой грохотъ обыкновенно происходитъ отъ столкновен³я ледяныхъ горъ съ ледяными полянами,- сказалъ докторъ.
   - Да,- отвѣтилъ Альтамонтъ. Точно земная кора разрывается на части.
   - Слышите?
   - Находись мы невдалекѣ отъ моря,- сказалъ докторъ,- я подумалъ-бы, что тронулся ледъ.
   - Иначе и нельзя объяснить себѣ этого треска,- отвѣтилъ Джонсонъ.
   - Неужели подлѣ насъ море?- вскричалъ Гаттерасъ.
   - Очень можетъ быть,- отвѣтилъ докторъ. Да вотъ, слышите?- продолжалъ онъ,- не похоже-ли это на грохотъ разбивающихся льдинъ. Очень вѣроятно, что мы невдалекѣ отъ океана.
   - Если такъ,- сказалъ Гаттерасъ,- то я пойду по ледянынъ полямъ.
   - Буря взломаетъ ихъ,- отвѣтилъ докторъ. Увидимъ завтра; какъ-бы то ни было, но если есть люди, вынужденные путешествовать во время такой ночи, то я отъ души жалѣю ихъ.
   Ураганъ длился десять часовъ подъ рядъ, и пр³ютивш³еся подъ палаткою путешественники не могли уснуть ни одной минуты.
   На разсвѣтѣ буря улеглась. Докторъ, Гаттерасъ и Джонсонъ направились къ одному холму, высотою около трехсотъ футовъ, и быстро поднялись на его вершину.
   Ихъ взорамъ представилась совершенно преобразившаяся страна, усѣянная скалами, острыми горными гребнями и совершенно очистившаяся отъ снѣга. Лѣто внезапно наступило за развѣянною вѣтромъ зимою. Снѣгъ какъ острымъ можемъ срѣзало съ поверхности земли и почва предстала во всей своей первобытной наготѣ.

 []

   Взоры Гаттераса устремились на сѣверъ, на горизонтъ, закутанный густыми и темными парами.
   - Очень можетъ быть, что эти пары подымаются надъ океаномъ, сказалъ докторъ.
   - Вы правы,- отвѣтилъ Гаттерасъ:- тамъ непремѣнно должно находиться море.
   - Подобный туманъ извѣстенъ у насъ подъ именемъ blinck - свободнаго моря, сказалъ Джонсонъ.
   - Именно,- подтвердилъ докторъ.
   - Въ такомъ случаѣ - къ санямъ,- вскричалъ Гаттерасъ,- и отправимся къ этому неизвѣстному океану!
   - Вы очень рады, Гаттерасъ?- сказалъ докторъ капитану.
   - Конечно,- съ восторгомъ отвѣтилъ послѣдн³й, мы скоро будемъ у полюса! A развѣ вы, докторъ, не довольны?
   - Я всегда доволенъ, особенно когда и друг³е довольны!
   Три англичанина возвратились въ ложбину, наладили сани и сняли палатку. Отрядъ тронулся въ путь. Вчерашнихъ слѣдовъ нигдѣ не было замѣтно. Черезъ три часа отрядъ пришелъ къ морскому берегу.
   - Море! море!- въ одинъ голосъ крикнули путешественники.
   - И къ тому-же - свободное море!- добавилъ капитанъ.
   Было десять часовъ утра.
   Ураганъ очистилъ полярный бассейнъ; разбитыя, разрозненныя льдины неслись по всѣмъ направлен³ямъ; больш³я изъ нихъ, похож³я на ледяныя горы, снялись съ якоря, по выражен³ю моряковъ, и понеслись въ открытое море. Надъ ледяными полями дулъ сильный вѣтеръ; градъ мелкихъ ледяныхъ иглъ, пѣна и ледяная пыль покрывали сосѣдн³я скалы. Небольшое количество державшихся у береговъ льдовъ казались разрыхленными; на скалахъ, о которыя дробились волны, широкими полосами лежали массы морскаго моха и безцвѣтныхъ водорослей.
   Океанъ простирался на необозримое пространство.

 []

   Берегъ образовалъ, на востокѣ и на западѣ, два мыса, которые отлогими склонами спускались въ океанъ; у оконечности ихъ гремѣлъ прибой моря и легкая пѣна повсюду разносилась вѣтромъ. Такимъ образомъ, материкъ Новой Америки заканчивался въ полярномъ океанѣ мягкими склонами, закругляясь въ очень открытый, ограниченный двумя мысами заливъ. Посрединѣ послѣдняго выступъ скалы образовалъ собою небольшой естественный портъ, защищенный со всѣхъ сторонъ и врѣзывавш³йся въ материкъ широкимъ русломъ ручья,- въ настоящее время бурнаго потока и обыкновеннаго пути тающихъ весною снѣговъ.
   Осмотрѣвъ берега, Гаттерасъ положилъ въ тотъ-же денъ спустить на воду шлюпку, разобрать сани и взять ихъ съ собою, на всяк³й случай.
   Разбили палатку, и послѣ сытнаго обѣда работа закипѣла. Между тѣмъ, докторъ взялъ инструменты, чтобы нанести на бумагу мѣстонахожден³е отряда и опредѣлить гидрографическое положен³е нѣкоторыхъ частей бухты.
   Гаттерасъ торопилъ работами; онъ хотѣлъ поскорѣе оставить материкъ и отплыть раньше отряда неизвѣстныхъ путешественниковъ, которые могли прибыть къ этому-же берегу моря.
   Въ пять часовъ вечера, въ маленькомъ портѣ грац³озно покачивалась шлюпка, съ поставленною мачтою и большимъ парусомъ. На шлюпку нагрузили разобранныя части саней и съѣстные припасы, такъ что на другой день оставалось перенести только палатку и лагерныя принадлежности.
   Къ возвращен³ю доктора всѣ приготовлен³я были уже окончены. При видѣ защищенной отъ вѣтровъ шлюпки, ему пришло въ голову дать назван³е маленькому порту и онъ предложилъ окрестить его именемъ Альтамонта.
   Это не встрѣтило затруднен³й со стороны другихъ путешественниковъ, и портъ былъ торжественно наименованъ Портомъ Альтамонта.
   По вычислен³ю доктора, портъ находился подъ 87°5' широты и 118°35' восточной долготы по Гринвичскому мерид³ану, слѣдовательно менѣе, чѣмъ въ 3° отъ полюса. Отъ бухты Виктор³и до Порта Альтамонта путешественники прошли двѣсти миль.

 []

  

XXI.

Свободное море.

   На слѣдующ³й день утромъ Джонсонъ и Вэллъ приступили въ нагрузкѣ на шлюпку лагерныхъ принадлежностей. Въ восемь часовъ все было готово къ отъѣзду. Но тутъ докторъ вспомнилъ о слѣдахъ путешественниковъ: обстоятельство это не переставало тревожить его.
   Намѣревались-ли эти люди подняться къ полюсу? Не придется-ли еще разъ встрѣтить ихъ на своемъ пути?
   Три уже дня ничто не указывало на присутств³е въ странѣ постороннихъ путешественниковъ; кто-бы они ни были, но едва-ли имъ удалось дойти до Порта Альтамонта. Повидимому, никогда еще на мѣстѣ этомъ не стояла нога человѣка.
   Осаждаемый такого рода мыслями, докторъ въ послѣдн³й разъ захотѣлъ осмотрѣть мѣстность, для чего и поднялся на холмъ высотою около ста футовъ. Оттуда онъ могъ обозрѣть всю южную часть горизонта.
   Достигнувъ вершины холма, Клоубонни поднесъ къ глазамъ подзорную трубку и, къ своему удивлен³ю, ничего не увидѣлъ не только вдали на равнинахъ, но и въ нѣсколькихъ отъ себя шагахъ. Это крайне озадачило доктора; онъ снова посмотрѣлъ въ трубку и, наконецъ, осмотрѣлъ инструментъ. У послѣдняго не оказалось объектива...
   - Объективъ! вскричалъ докторъ.
   Понятно, какого рода мысль внезапно осѣнила Клоубонни. Онъ громко закричалъ, чтобы быть услышаннымъ своими товарищами, которые не на шутку встревожились при видѣ ученаго, со всѣхъ ногъ спускавшагося съ холма.
   - Чтобы это могло значить?- спросилъ Джонсонъ.
   Задыхавш³йся докторъ долго не могъ промолвять ни слова; наконецъ онъ сказалъ:
   - Слѣды... Отрядъ!...
   - Что такое? - сказалъ Гаттерасъ. Посторонн³е люди здѣсь?
   - Нѣтъ! нѣтъ!... отвѣчалъ докторъ. Объективъ... объективъ... это мой объективъ.
   И онъ показалъ свой испорченный инструментъ.
   - Значитъ, вы его потеряли?... вскричалъ Альтамонтъ.

 []

   - Да!
   - А слѣды?
   - Это наib собственные слѣды, друзья мои! - вскричалъ докторъ. Мы заблудились въ туманѣ, слонялись во всѣ стороны и наконецъ набрели на свои-же собственные слѣди.
   - A слѣдъ башмака?- спросилъ Гаттерасъ.
   - Это слѣды Бэлля, который потерявъ свои лыжи, весь день шелъ по снѣгу въ башмакахъ.
   - Совершенно вѣрно,- сказалъ Бэлль.
   Ошибка настолько была очевидна, что всѣ путешественники разразились громкимъ хохотомъ, за исключен³емъ Гаттераса, который однакожъ не меньше другихъ былъ доволенъ этимъ открыт³емъ.
   - Ну, и начудили-же мы!- сказалъ докторъ, когда стихъ первый взрывъ веселости. Какихъ только предположен³й мы не дѣлали! Положительно, здѣсь надо обдумывать каждое свое слово! Но теперь опасаться нечего, а потому одно только и остается, отправиться въ путь.
   - Отправимся!- сказалъ Гаттерасъ.
   - Черезъ четверть часа каждый занялъ свое мѣсто на шлюпкѣ, которая подняла паруса и быстро вышла изъ Порта Альтамонта. Морское путешеств³е началось въ среду 19-го ³юля. Мореплаватели находились очень недалеко отъ полюса, именно, въ ста семидесяти миляхъ; слѣдовательно, при существован³и материка въ этой части земнаго шара, плаван³е длилось-бы не долго.
   Дулъ слабый, но попутный вѣтеръ. Термометръ показывалъ пятьдесятъ градусовъ выше точки замерзан³я (° стоградусника). Настала дѣйствительно теплая погода.
   Шлюпка не пострадала отъ перевозки на саняхъ; она находилась въ полной исправности и управлять ею было не трудно. Джонсонъ сѣлъ у руля, а докторъ, Бэлль и Альтамонтъ поудобнѣе устроились между вещами, помѣщавшимися отчасти на палубѣ, отчасти подъ палубой.
   Сидѣвш³й впереди Гаттерасъ пристально вглядывался по направлен³ю къ сѣверу, куда его влекло съ непреодолимою силою, точно стрѣлку компаса къ магнитному полюсу. Въ случаѣ открыт³я какого нибудь материка, Гаттерасъ хотѣлъ первый изслѣдовать его. Такая честь принадлежала ему по праву.
   Онъ замѣчалъ, впрочемъ, что на поверхности полярнаго океана ходили коротк³я волны, какъ во внутреннихъ моряхъ. По его мнѣн³ю, это обстоятельство указывало на близость береговъ и докторъ раздѣлялъ мнѣн³е Гаттераса.

 []

   Не трудно догадаться, почему Гаттерасъ такъ страстно желалъ найти материкъ у сѣвернаго полюса. Какъ прискорбно было бы капитану, если бы тамъ, гдѣ малѣйшая частица земли представлялась необходимою для его замысловъ, онъ вдругъ увидѣлъ безбрежное, неуловимое пространство моря! И въ самомъ дѣлѣ, возможно-ли обозначить спец³альнымъ назван³емъ необъятную ширь океана? Какимъ образомъ водрузить нац³ональное знамя среди морскихъ волнъ и во имя ея величества королевы вступить во владѣн³е частью водяной стих³и?
   Неподвижно устремивъ глаза вдаль, съ компасомъ въ рукѣ, Гаттерасъ пожиралъ взорами необъятную ширь океана.
   Полярный бассейнъ, ничѣмъ не ограниченный до лин³и горизонта, сливался въ отдален³и съ яснымъ небомъ.

 []

   Нѣсколько ледяныхъ горъ, несшихся по морю, казалось, уступали дорогу отважнымъ мореплавателямъ.
   Эта часть океана отличалась необычайно своеобразнымъ характеромъ. Не обусловливалось-ли произведенное ею впечатлѣн³е душевнымъ настроен³емъ путешественниковъ, вообще очень взволнованныхъ и нервно-возбужденныхъ? Трудно рѣшить это. Однакожъ, въ своихъ ежедневныхъ запискахъ докторъ описалъ дикую физ³оном³ю океана, говоря о ней то же, что говорилъ Скоресби, по словахъ котораго эти воды "представляютъ разительный контрастъ моря, населеннаго милл³онами живыхъ существъ".
   Водная пелена, окрашенная слабыми лазурными оттѣнками, была чрезвычайно прозрачна и обладала неимовѣрною силою разсѣяван³я лучей свѣта. Такая прозрачность позволяла взору проникать до неизмѣримой глубины моря. Казалось, что полярный бассейнъ освѣщался снизу, подобно какому-то громадному аквар³уму; по всему вѣроят³ю здѣсь играли роль как³е либо электрическ³е процессы, совершавш³еся въ глубинѣ моря. Шлюпка казалась повисшею надъ бездонною пучиною.
   Надъ поверхностью этихъ чудныхъ водъ носились безчисленныя стаи птицъ, подобно мрачнымъ и бурнымъ тучамъ. Перелетныя, береговыя и плавающ³я птицы всѣхъ сортовъ и размѣровъ имѣли здѣсь своихъ представителей, начиная съ альбатросовъ, свойственныхъ южнымъ странамъ, и кончая громадныхъ размѣровъ пингвинами арктическихъ морей. Окрестность оглашалась ихъ безпрерывнымъ оглушительнымъ крикомъ. Глядя на нихъ, докторъ, такъ сказать, лишался своихъ познан³й по части естествовѣдѣн³я; назван³я многихъ странныхъ птицъ ускользали отъ него и ему нерѣдко приходилось наклонять голову, когда онѣ съ невыразимою мощью разсѣкали воздухъ своими крыльями.
   У нѣкоторыхъ изъ этихъ воздушныхъ чудовищъ крылья достигали двадцати футовъ длины; носясь надъ шлюпкою, птицы совершенно закрывали послѣднюю. Здѣсь находились цѣлые лег³оны пернатыхъ, назван³я которыхъ никогда еще не заносились на страниы лондонскаго Index Ornithologue.
   Ошеломленный, растерявш³йся докторъ окончательно сталъ въ тупикъ со всею своею ученостью.
   Когда взоры его отрывались отъ созерцан³я чудесъ воздушныхъ пространствъ, скользили по тихой поверхности океана, тогда имъ представлялись не менѣе дивныя картины изъ царства животныхъ и, между прочимъ, медузы въ тридцать футовъ шириною. Изумительно! Какая разница между этими медузами и тѣми, которыя наблюдалъ Скоресби въ гренландскихъ моряхъ. По вычислен³ю этого мореплавателя, на двухъ квадратныхъ миляхъ число такихъ медузъ простирается до двадцати трехъ трильоновъ восьмисотъ билльоновъ мильярдовъ {Такъ какъ число это ускользаетъ отъ всякой умственной оцѣнки, то въ видахъ большей ясности, англ³йск³й китобой говоритъ, что восемьдесятъ тысячъ человѣкъ, пересчитывая медузъ день и ночь, употребили-бы на свою работу все время, протекшее отъ сотворен³я м³ра до нашихъ временъ.}.
   Наконецъ, взору, проникшему за поверхность водной пелены, представлялась не менѣе дивная картина. Вокругъ лодки кишѣли всевозможныхъ породъ рыбы. Онѣ то погружались въ глубину водъ, причемъ постепенно уменьшались въ размѣрахъ, умалялись и, наконецъ, совсѣмъ исчезали, подобно волшебнымъ тѣнямъ; то, покидая пучины океана, опять поднимались на поверхность океана. Морск³я чудовища нисколько, повидимому, не страшились присутств³я шлюпки и мимоходомъ часто задѣвали ее своими огромными плавниками. Но наши путешественники не сознавали грозившей имъ опасности, хотя иные изъ этихъ обитателей моря достигали громадныхъ размѣровъ.
   Молодые моржи рѣзвились между собою, не обращая ни малѣйшаго вниман³я на плывущую шлюпку; нарвалъ, вооруженный длиннымъ, тонкимъ коническимъ копьемъ,- дивнымъ оруд³емъ, служащимъ ему для проламыванья льдинъ,- преслѣдовалъ робкихъ китовъ, безчисленное множество которыхъ, выбрасывая дыхалами столбы воды и слизи, наполняло воздухъ особеннаго рода свистомъ; косатки, съ длинными хвостовыми плавнями, разсѣкали волны Съ изумительною быстротою и на ходу пожирали столь-же быстрыхъ, какъ и они сами,- треску и макрелей, въ то время, какъ лѣнивые бѣлухи спокойно поглощали неповоротливыхъ и безпечныхъ моллюсковъ.

 []

   Еще ниже плавали острорылые гиббары, черноватые, гренландск³е киты, гигантск³е кашалоты, очень распространенные во всѣхъ моряхъ. Въ глубинѣ иногда происходили так³е бои, что океанъ обагрялся кровью на протяжен³и многихъ миль; дельфины съ спиннымъ плавникомъ въ видѣ сабельнаго клинка, все семейство моржей и тюленей, морскихъ собакъ, лошадей, медвѣдей, львовъ и морскихъ слоновъ, казалось, кормились на влажныхъ пастбищахъ океана, и изумленный докторъ такъ-же легко наблюдалъ это безчисленное множество животныхъ, какъ если-бы онъ смотрѣлъ на нихъ сквозь зеркальныя стекла бассейновъ зоологическаго сада.
   Атмосфера становилась неестественно прозрачной и, казалось, была насыщена кислородомъ. Мореплаватели съ наслажден³емъ вдыхали воздухъ, вливавш³й въ нихъ могучую жизнь, и безсознательно подпадали процессу настоящаго горѣн³я. Ихъ чувственныя, пищеварительныя, дыхательныя отправлен³я совершались съ необычайною энерг³ею. Зародивш³яся въ мозгу идеи достигали предѣловъ гранд³ознаго; въ одинъ часъ путешественники проживали жизнь цѣлаго дня.
   Среди подобнаго рода чудесъ шлюпка спокойно плыла подъ вѣян³емъ умѣреннаго вѣтра, который усиливали повременамъ громадные альбатросы взмахами своихъ крыльевъ.
   Къ вечеру Гаттерасъ и его товарищи потеряли изъ виду берега Новой Америки. Въ умѣренномъ и экватор³альнымъ поясахъ уже настала ночь, но здѣсь солнце описывало на небосклонѣ кругъ, вполнѣ параллельный горизонту океана, и не переставало освѣщать шлюпку своими косыми лучами.
   Однакожъ, живыя существа гиперборейскихъ странъ почувствовали приближен³е вечера, точно дневное свѣтило скрылось уже подъ горизонтомъ. Птицы, рыбы и киты исчезли. Куда-же они скрылись? Не въ безднахъ-ли моря или неба? Кто могъ разрѣшить это? Но ихъ крики, свистъ, колыханье волнъ, производимое движен³емъ морскихъ чудовищъ, смѣнилось безмолвною неподвижностью, волны замерли въ едва замѣтной зыби, ночь вступила въ свои мирныя права подъ блестящими лучами солнца.
   Со времени отъѣзда изъ Порта Альтамонта, шлюпка на одинъ градусъ подвинулась къ сѣверу. На слѣдующ³й день ничего еще не появлялось на горизонтѣ: не было замѣтно ни высокихъ горъ, указывающихъ на присутств³е материка, ни тѣхъ особенныхъ признаковъ, по которымъ моряки угадываютъ близость острововъ или материковъ.
   Вѣтеръ держался хорош³й, хотя и не сильный; море волновалось слабо; снова возвратился вчерашн³й, многочисленный кортежъ птицъ и рыбъ. Наклонившись надъ водою, докторъ могъ видѣть, какъ киты выплывали изъ своихъ глубокихъ убѣжищъ и мало по малу поднимались на поверхность моря. Только нѣсколько ледяныхъ горъ и разбросанныхъ льдинъ нарушали томительное однообраз³е океана.
   Вообще, встрѣчавш³яся здѣсь изрѣдка льдины не могли-бы препятствовать движен³ю судовъ. Надо замѣтить, что хотя шлюпка находилась тогда на десять градусовъ выше полюса холодовъ, но это было все равно, какъ если-бы она находилась на десять градусовъ ниже сказаннаго полюса. Нисколько неудивительно, поэтому, что въ это время года море такъ-же было свободно здѣсь отъ льдовъ, какъ оно было свободно отъ нихъ и на высотѣ мыса Диско, въ Баффиновомъ заливѣ.
   Это обстоятельство имѣетъ важное практическое значен³е. Дѣйствительно, при возможности подняться сѣверо-аз³атскими или американскими морями, въ полярный бассейнъ, китобои могли-бы разсчитывать на быстрое пополнен³е своихъ грузовъ, такъ какъ эта часть океана, повидимому, есть всем³рный садокъ, главный питомникъ китовъ, тюленей и всякаго рода морскихъ животныхъ.
   Въ полдень лин³я воды сливалась еще съ лин³ею небосклона, и докторъ началъ сомнѣваться въ существован³и материка подъ этого широтою.
   Но послѣ нѣкотораго размышлен³я Клоубонни увѣрился что здѣсь необходимо должна существовать суша. И въ самомъ дѣлѣ, въ первичныя эпохи м³ра, послѣ охлажден³я земной коры, воды, образовавш³яся изъ сгустившихся атмосферическихъ паровъ, повинуясь центробѣжной силѣ, должны были отхлынуть въ экватор³альнымъ областямъ и покинуть неподвижныя точки земнаго шара. Этимъ необходимо обусловливалось появлен³е материковъ, сосѣднихъ полюсу. Докторъ находилъ это соображен³е совершенно правдоподобнымъ.
   Такимъ оно казалось и Гаттерасу.

 []

   Капитанъ старался проникнуть взоромъ пелену тумановъ, скрывавшихъ горизонтъ, не отнималъ отъ глазъ подзорной трубы и въ цвѣтѣ воды, въ формѣ волнъ, въ вѣяньи вѣтра искалъ признаковъ недалекаго материка. Онъ наклонился головою впередъ, и во всей его фигурѣ выражалось столько энерг³и, непреклоннаго стремлен³я впередъ, въ своей цѣли, что даже не знавш³й замысловъ Гаттераса невольно залюбовался-бы имъ.
  

XXII.

Приближен³е въ полюсу.

  
   Время проходило, а между тѣмъ по прежнему ничего не было видно кромѣ моря да неба; ни одной изъ тѣхъ водорослей, при видѣ которыхъ трепетало сердце Христофора Колумба, отправлявшагося для открыт³я Америки.
   Гаттерасъ все смотрѣлъ въ даль.
   Наконецъ, къ шести часамъ вечера надъ уровнемъ моря показались пары, похож³е на струи дыма. Небо было совершенно ясное, слѣдовательно пары эти нельзя было принять за облака; повременамъ они то исчезали, то снова появлялись и какъ-бы волновались.
   Гаттерасъ первый замѣтилъ это; онъ взялъ подзорную трубу и втечен³е цѣлаго часа пристально наблюдалъ загадочное явлен³е.
   Вдругъ, Гаттерасъ протянулъ руку къ горизонту и громкимъ голосомъ вскричалъ:
   - Земля! земля!
   При этихъ словахъ всѣ поднялись со своихъ мѣстъ какъ-бы подъ дѣйств³емъ электрическаго удара.
   Нѣчто въ родѣ дыма замѣтно возвышалось надъ поверхностью океана.
   - Вижу! вижу! - вскричалъ докторъ.
   - Да! да!- сказалъ Джонсонъ.
   - Это облако,- замѣтилъ Альтамонтъ.
   - Земля! земля! - съ непоколебимою увѣренност³ю повторилъ Гаттерасъ.
   Путешественники стали всматриваться еще съ большимъ вниман³емъ.
   Но имъ не долго пришлось волноваться и дѣлать все возможныя предположен³я: наблюдаемая точка исчезла. Вскорѣ однако она показалась снова и докторъ замѣтилъ, въ двадцати или въ двадцати пяти миляхъ къ сѣверу, какъ-бы мимолетный проблескъ огня.
   - Это вулканъ!- вскричалъ онъ.
   - Вулканъ?- спросилъ Альтамонтъ.
   - Безъ всякаго сомнѣн³я.
   - Подъ этою широтою?
   - Почему-бы и не такъ?- сказалъ докторъ. Развѣ Исланд³я не вулканическая страна и не состоитъ-ли, такъ сказать, изъ однихъ вулкановъ?

 []

   - Да, то Исланд³я... Но въ столь близкомъ разстоян³и отъ полюса!- замѣтилъ Альтамонтъ.
   - Развѣ Джемсъ Россъ не открылъ на антарктическомъ континентѣ двѣ огнедышащихъ горы подъ семидесятымъ градусомъ долготы и семьдесятъ восьмымъ широты? Почему, спрашивается, так³е-же вулканы не могутъ существовать и у сѣвернаго полюса?
   - Это очень возможно,- подтвердилъ Альтамонтъ.
   - Я совершенно явственно различаю его!- вскричалъ докторъ! Это вулканъ!
   - Такъ отправимся прямо въ нему! - сказалъ Гаттерасъ.
   - Какая досада, что вѣтеръ противный,- замѣтилъ Джонсонъ.
   - Закрѣпите парусъ и держите въ вѣтру.
   Шлюпка стала удаляться отъ наблюдаемой точки, которую не могли уже уловить самые пристальные взоры.
   И такъ, сомнѣваться въ близости материка было нельзя. Если цѣль путешеств³я. и не была достигнута, то, во всякомъ случаѣ, она усмотрѣна, и не пройдетъ двадцати четырехъ часовъ, какъ нога человѣческая будетъ попирать неизвѣстную почву. Провидѣн³е, дозволившее отважнымъ мореходамъ приблизиться къ новому материку, не воспрепятствуетъ имъ высадиться на его берегъ.
   Никто, однакожъ, не выказывалъ особенной радости. Всѣ размышляли, какова природа новооткрытой полярной страны? Казалось, животныя избѣгали ея. Вечеромъ, птицы, вмѣсто того, чтобы искать убѣжища на материкѣ, быстро направлялись къ югу. Неужели страна эта настолько негостепр³имна, что даже чайка не можетъ пр³ютиться на ней? Даже рыбы и больш³е киты поспѣшно удалялись отъ ея береговъ.
   Пришла очередь Гаттераса и онъ сѣлъ у руля. Альтамонтъ, докторъ, Джонсонъ и Бэлль, лежа на скамьяхъ, скоро заснули.
   Гаттерасъ старался преодолѣть сонъ, не желая терять драгоцѣннаго времени; но плавныя движен³я шлюпки убаюкали его, и онъ невольно задремалъ.
   Шлюпка едва двигалась; вѣтеръ не могъ надуть ея повисш³й вдоль мачты парусъ. Вдали нѣсколько неподвижныхъ льдинъ отражали лучи свѣта и яркими пятнами выдѣлялись на поверхности океана.
   Гаттерасъ погрузился въ мечты. Его мысли понеслись съ быстротою, свойственною сновидѣн³ямъ и неизслѣдованною еще ни однимъ ученымъ. Недавн³я событ³я предстали предъ нимъ совершенно ясно: онъ увидѣлъ свою шлюпку, бухту Виктор³и, Домъ Доктора, фортъ Провидѣн³я и найденнаго подъ снѣгомъ Альтамонта.
   Затѣмъ въ воображен³и его промелькнуло далекое прошлое и ему грезилось его судно, сожженный Forward, и вѣроломно покинувш³е его товарищи. Что сталось съ ними? Гаттерасъ вспомнилъ о Шандонѣ, Уэллѣ, о грубомъ Пенѣ. Гдѣ они? Добрались-ли они по льдамъ до Баффинова моря?
   И опять его воображен³е занеслось далеко назадъ и представило Гаттерасу его отъѣздъ изъ Англ³и, его прежн³я путешеств³я, испытанныя имъ несчаст³я и неудачныя попытки, причемъ онъ забылъ о своемъ настоящемъ положен³и, о предстоящемъ ему близкомъ успѣхѣ и о сбывшихся на половину надеждахъ. Такимъ образомъ, воображен³е отъ радостей привело Гаттераса къ тревогамъ.
   Кошмаръ длился два часа, затѣмъ мысль Гаттераса понеслась новымъ полетомъ и онъ увидѣлъ себя у полюса, стоящимъ на новомъ материкѣ и распускающимъ знамя Соединеннаго Королевства.
   Гаттерасъ дремалъ, а между тѣмъ огромная, темная туча надвигалась на горизонтъ и омрачала море.
   Нельзя себѣ представить, съ какою поразительною быстротою налетаютъ въ арктическихъ странахъ ураганы. Пары экватор³альныхъ странъ, сгущаясь надъ громадными ледниками сѣвера, съ непреодолимою силою влекутъ за собою массы воздуха, который устремляется въ разрѣженное пространство съ страшной быстротой, чѣмъ и объясняется сила полярныхъ бурь.
   При первомъ порывѣ вѣтра капитанъ и его товарищи проснулись.
   Море вздымалось высокими, и крупными валами; шлюпка, или ныряла въ глубок³я пропасти или колыхалась на остромъ гребнѣ волны, наклоняясь подъ угломъ больше чѣмъ и сорокъ пять градусовъ.

 []

   Гаттерасъ твердою рукою держалъ румпель. Джонсонъ и Бэлль безпрестанно выкачивали за бортъ воду, которую шлюпка зачерпывала, ныряя между волнами.
   - Признаюсь, этой бури мы не ожидали,- сказалъ Альтамонтъ, хватаясь руками за скамейку.
   - Здѣсь должно всего ожидать,- отвѣтилъ докторъ.
   Эти слова были сказаны среди свиста вѣтра и грома волнъ, которыя ураганъ превращалъ въ тонкую водяную пыль. Почти нельзя было слышать другъ друга.
   Трудно было держатъ курсъ на сѣверъ; густой туманъ не позволялъ видѣть море дальше нѣсколькихъ саженей; не было видно ни одной точки, по которой можно было-бы ор³ентироваться.

 []

   Эта внезапная буря въ то время, когда цѣль путешеств³я была уже почти достигнута, казалось, была роковымъ предзнаменован³емъ и представлялась возбужденному воображен³ю путешественниковъ чѣмъ-то въ родѣ запрета идти дальше. Не сама-ли природа возбраняла доступъ къ полюсу? Неужели эта точка земнаго шара окружена поясомъ урагановъ и бурь, не позволявшихъ приблизиться къ ней?
   Достаточно было взглянуть на энергическ³я лица мореплавателей, чтобы убѣдиться въ томъ, что они не отступятъ предъ бурями и волнами и дойдутъ до конца своего пути.
   Цѣлый день боролись они съ бурею, ежеминутно подвергаясь опасности погибнуть; они не подвигались къ сѣверу, но зато и не отдалялись отъ него. Ихъ обдавало теплымъ дождемъ, мочило всплесками волнъ, которыя буря бросала ихъ въ лицо. Къ свисту вѣтра порою примѣшивались зловѣщ³е крики птицъ.
   Но въ самый разгаръ бури, къ шести часамъ внезапно наступило полное затишье. Вѣтеръ улегся какъ-бы чудомъ. Поверхность моря сдѣлалось спокойною и гладкою, точно волнен³е не вздымало ее втечен³е двѣнадцати часовъ.
   Что-же произошло? Произошелъ необыкновенный, необъяснимый феноменъ, очевидцемъ котораго былъ капитанъ Ceбайнъ во время своего путешеств³я въ гренландскихъ моряхъ.
   Неразошедш³йся туманъ сдѣлался чрезвычайно свѣтлымъ.
   Шлюпка двигалась полосою электрическаго свѣта, въ волнахъ яркихъ, но холодныхъ огней святаго Эльма. Мачта, парусъ, снасти съ дивною отчетливостью выдѣлялись черными силуэтами на фосфорическомъ фонѣ неба. Путешественники погрузились въ волны яркихъ лучей свѣта, лица ихъ окрасились огненными оттѣнками.
   Внезапное затишье этой части океана, безъ сомнѣн³я, было произведено восходящимъ движен³емъ воздушныхъ столбовъ въ то время, когда буря, относившаяся къ разряду циклоновъ {Циклоны - вращающ³еся ураганы.}, быстро вращалась вокругъ неподвижнаго центра.
   Эта огненная атмосфера навела Гаттераса на одно соображен³е.
   - Это вулканъ! - вскричалъ онъ.
   - Можетъ-ли это быть?- спросилъ Бэлль.
   - Нѣтъ, нѣтъ!- отвѣтилъ докторъ. Мы задохлись-бы, если-бы пламя его достигло насъ.

 []

   - Быть можетъ, это отблескъ вулкана въ туманѣ,- сказалъ Альтамонтъ.
   - Опять-же не то. Если-бы мы находились невдалекѣ отъ берега, то слышали-бы громъ извержен³я.
   - Слѣдовательно?... спросилъ капитанъ.
   - Это космическое явлен³е, феноменъ, до сихъ поръ мало изслѣдованный,- отвѣтилъ докторъ; продолжая подвигаться впередъ, мы не замедлимъ выйти изъ свѣтлаго пространства и снова встрѣтимъ бурю и мракъ.
   - Какъ-бы то ни было - впередъ!- вскричалъ Гаттерасъ.
   - Впередъ!- подхватили его товарищи, даже не думавш³е отдохнуть въ спокойномъ бассейнѣ.
   Парусъ повисъ вдоль блестящей мачты своими огненнаго цвѣта складками; пришлось прибѣгнуть въ греблѣ: весла плавно погружались въ блестящ³я волны и производили искрящуюся зыбь; казалось, что лодка плыла по расплавленному металлу.
   Гаттерасъ, съ компасомъ въ рукѣ, снова направился къ сѣверу. Мало по малу туманъ какъ-бы померкъ и лишился своей прозрачности. Вѣтеръ заревѣлъ въ нѣсколькихъ саженяхъ отъ шлюпки, которая тотчасъ наклонилась подъ напоромъ сильнаго шквала и вступила въ область бури.
   Въ счаст³ю, ураганъ отклонился нѣсколько къ югу, такъ что шлюпка могла идти прямо къ полюсу, рискуя впрочемъ ежеминутно опрокинуться, но двигаясь съ ошеломляющею скоростью. Появись на поверхности моря подводный камень, скала или льдина,- и шлюпка неизбѣжно разбилась-бы въ щепы.
   Однакожъ, никто изъ мореплавателей ничего не опасался, никто изъ нихъ не думалъ объ угрожавшей имъ всѣмъ опасности. Ими овладѣло настоящее безум³е и жажда неизвѣстнаго. И - не слѣпые, а ослѣпленные - они стремились впередъ, находя лишь, что быстрота ихъ движен³я слишкомъ слаба въ сравнен³и съ одолѣвавшимъ ихъ нетерпѣн³емъ. Гаттерасъ держалъ руль неуклонно въ одномъ направлен³и и смѣло разсѣкалъ пѣнивш³яся и клокотавш³я подъ напоромъ вѣтра волны.

 []

   За всѣмъ тѣмъ, близость береговъ начинала уже сказываться; въ воздухѣ чувствовалось присутств³е странныхъ предвѣстниковъ. Туманъ внезапно разсѣялся, подобно разорванной вѣтромъ пеленѣ, и въ промежутокъ времени, быстролетный, какъ блескъ сверкнувшей молн³и, на горизонтѣ можно было усмотрѣть громадный, высивш³йся къ небу, столбъ пламени.
   - Вулканъ! вулканъ!...
   Слово это одновременно вырвалось изъ всѣхъ устъ. Но фантастическое видѣн³е исчезло и вѣтеръ, перейдя къ юго-западу, еще разъ заставилъ шлюпку удалиться онъ негостепр³имнаго берега!
   - Этакое несчаст³е! - вскричалъ Гаггерасъ. Мы находились всего въ трехъ миляхъ отъ берега!
   Не въ состоян³и будучи противостоять силѣ урагана, Гаттерасъ лавировалъ по вѣтру, свирѣпствовавшему съ невыразимою яростью. Повременамъ, шлюпка сильно накренивалась, такъ что рисковали совсѣмъ перевернуться. Къ счаст³ю, этого не случилось. Подъ дѣйств³емъ руля она принимала обычное положен³е, подобно коню, подъ которымъ подкашиваются ноги, но котораго всадникъ поднимаетъ при помощи узды и шпоръ.
   Съ развѣвавшимися по вѣтру волосами, Гаттерасъ могучею рукою держалъ румпель; казалось, онъ былъ душею этой шлюпки и составлялъ съ нею одно цѣлое, подобно тому, какъ лошадь и человѣкъ сливались воедино во времена центавровъ.
   Вдругъ глазамъ его представилось ужасное зрѣлище.
   Не болѣе какъ въ десяти саженяхъ, большая льдина покачивалась на гребнѣ бурныхъ волнъ; она опускалась и поднималась вмѣстѣ со шлюпкою, на которую грозила обрушиться. Дѣйствительно, льдина могла-бы раздавить шлюпку однимъ къ ней прикосновен³емъ.
   Къ опасности быть пущеннымъ во дну присоединилась другая, не менѣе грозная опасность: на этой носившейся по морю льдинѣ пр³ютились обезумѣвш³е отъ страха и прижимавш³еся другъ къ другу бѣлые медвѣди.
   - Медвѣди! медвѣди! - сдавленнымъ голосомъ вскричалъ Бэлль.
   И каждый изъ путешественниковъ съ ужасомъ наблюдалъ за страшной льдиной.

 []

   Она страшно раскачивалась и повременамъ наклонялась подъ столь острыми углами, что медвѣди падали другъ на друга и испускали ревъ, боровш³йся съ шумомъ бури; ужасные звуки неслись изъ среды этого плавучаго звѣринца.
   Стоило льдинѣ опрокинуться, и медвѣди бросились-бы къ шлюпкѣ и попытались-бы подняться на нее.
   Втечен³е четверти часа, длинной какъ вѣчность, шлюпка и льдина плыли вмѣстѣ, то въ двадцати саженяхъ одна отъ другой, то готовыя столкнуться другъ съ другомъ. Повременамъ медвѣдямъ стоило только прыгнуть, чтобы очутиться на шлюпкѣ. Гренландск³я собаки дрожали отъ страха; Дэкъ неподвижно стоялъ на своемъ мѣстѣ.
   Гаттерасъ и его товарищи молчали, имъ даже не приходило въ голову взять въ сторону, чтобы избѣжать опаснаго сосѣдства и они неуклонно держались своей дороги.
   Какое-то необъяснимое чувство, скорѣе удивлен³е, чѣмъ страхъ, овладѣло ими. Они изумлялись, и грозное зрѣлище плывшей рядомъ съ ними льдины дополняло для нихъ картину взаимной борьбы стих³й.
   Наконецъ, подъ дѣйств³емъ вѣтра, съ которымъ шлюпка могла бороться при помощи своихъ парусовъ, льдина мало по малу стала удаляться и вскорѣ исчезла среди тумановъ, повременамъ заявляя о себѣ лишь отдаленнымъ ревомъ своего чудовищнаго экипажа.
   Въ это время буря удвоила свою ярость. Вѣтеръ ревѣлъ и свирѣпствовалъ съ невыразимою силою. Приподнятая изъ воды, шлюпка вращалась съ одуряющею быстротою. Ея сорванный парусъ унесся во мглу, точно громадная бѣлая птица. Среди волнъ образовалось круглое углублен³е,- новый Мальстремъ; подхваченные водоворотомъ, мореплаватели неслись съ такою скоростью, что лин³и воды казались неподвижными, не смотря на безмѣрную быстроту ихъ коловратнаго движен³я. Мало по малу шлюпка погружалась въ пучину, въ глубинѣ которой совершался могуч³й процессъ непреодолимаго всасыван³я, втягивавшаго и поглащавшаго утлую ладью.
   Путешественники поднялись со своихъ мѣстъ, бросая вокругъ себя оторопѣлые взоры. У нихъ кружилась голова; смутное чувство гибели овладѣло ими.

 []

   Вдругъ шлюпка поднялась стоймя. Передняя ея часть возвышалась надъ лин³ею водоворота; быстрота, которою она обладала, выхватила ее изъ центра притяжен³я; шлюпка понеслась по касательной къ окружности, дѣлавшей болѣе тысячи оборотовъ въ минуту, и съ быстротой пушечнаго ядра вырвалась изъ сферы дѣйств³я водоворота.
   Альтамонтъ, докторъ, Джонсонъ и Бэлль попадали на скамейки.
   Когда они поднялись, Гаттераса въ шлюпкѣ не оказалось.
   Было два часа утра.
  

XXIII.

Знамя Англ³и.

  
   За первымъ моментомъ оцѣпенѣн³я, изъ груди путешественниковъ вырвался горестный вопль:
   - Гаттерасъ! - вскричалъ докторъ.
   - Пропалъ!- отвѣтили Джонсонъ и Бэлль.
   - Погибъ!
   Они оглянулись вокругъ себя. На бурномъ морѣ ничего не было видно.
   Дэкъ лаялъ, онъ хотѣлъ броситься въ море, но Бэлль остановилъ его; не безъ труда впрочемъ.
   - Садитесь у руля, Альтамонтъ, сказалъ докторъ,- и постараемся спасти нашего несчастнаго капитана.
   Джонсонъ и Бэлль заняли свои мѣста на скамьяхъ, Альтамонтъ взялся за румпель, и рыскавшая шлюпка пришла къ вѣтру.
   Джонсонъ и Бэлль сильно налегли на весла; цѣлый часъ шлюпка не покидала мѣста катастрофы, но всѣ поиски оказались тщетными! Несчастный Гаттерасъ погибъ,- онъ былъ. унесенъ ураганомъ.
   И погибъ такъ близко къ цѣли, такъ близко къ полюсу, на который ему удалось взглянуть только мелькомъ!
   Клоубонни звалъ, кричалъ, стрѣлялъ изъ ружья; Дэкъ присоединилъ свой жалобный лай къ зову доктора, но не было отвѣта друзьямъ капитана. Глубокая горесть овладѣла тогда докторомъ; онъ склонился головой на руки и товарищи Клоубонни слышали, какъ онъ плакалъ.
   Въ такомъ разстоя

Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
Просмотров: 292 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа