Главная » Книги

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса, Страница 20

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

ѣе предоставили право стрѣлять въ нихъ, если-бы даже они оказались наивнѣйшими существами въ м³рѣ. Ихъ мясо, сильно отзывающееся мускусомъ, составляетъ однакоже очень лакомое кушанье.
   Въ первые часы путешеств³е не представляло ничего особеннаго. На сѣверо-востокѣ страна принимала другой видъ. Волнистыя гряды холмовъ предвѣщали гористую мѣстность. Если Новая Америка и не была континентъ, то, по меньшей мѣрѣ, она образовала собою большой островъ.
   Дэкъ вдругъ бросился впередъ и быстро скрылся изъ глазъ охотниковъ.
   Послѣдн³е поспѣшили на его громк³й и ясно слышавш³йся лай, тревожность котораго показывала, что вѣрное животное открыло наконецъ предметъ страстныхъ желан³й охотниковъ.
   Послѣ полуторачасовой ходьбы, охотники увидѣли двухъ довольно рослыхъ быковъ, поистинѣ свирѣпаго вида. Казалось, ихъ изумляло, но нисколько не тревожило нападен³е Дека и они спокойно щипали родъ розоваго моха, выстилавшаго непокрытую снѣгомъ землю. Докторъ легко призналъ ихъ по ихъ небольшому росту, очень широкимъ, сближавшимся у основан³я рогамъ и по короткимъ мордамъ, выгнутымъ какъ у овецъ. На основан³и общаго строен³я ихъ тѣла, естество испытатели дали мускуснымъ быкамъ назван³е "ovibos", такъ какъ сложен³е ихъ напоминаетъ и овцу и быка. Они были покрыты густою, длинною шерстью коричневаго цвѣта.
   При появлен³и охотниковъ, со всѣхъ ногъ бросившихся въ догонку за быками, послѣдн³е немедленно пустились на утекъ.
   Но настичь животныхъ было не подъ силу людямъ, задыхавшимся отъ полуторачасовой быстрой ходьбы. Гаттерасъ и его товарищи остановились.
   - Экая дьявольщина! - вскричалъ Альтамонтъ.

 []

   - Именно - дьявольщина,- отвѣтилъ докторъ, переводя духъ. Эти жвачныя навѣрно американцы; но, повидимому, они не слишкомъ лестнаго мнѣн³я о вашихъ соотечественникахъ.
   - Это доказываетъ, что американцы хорош³е охотники,- отвѣтилъ Альтамонтъ.
   Замѣтивъ, что преслѣдован³е прекратилось, быки остановились и съ удивлен³емъ смотрѣли на людей. Ясно, что на бѣгу ихъ не догнать; нужно было окружить ихъ; занимаемое животными возвышен³е способствовало такому маневру. Въ то время, какъ Дэкъ лаемъ отвлекалъ вниман³е быковъ, охотники спустились въ ближайш³й оврагъ съ цѣлью обойти возвышен³е. Альтамонтъ и докторъ притаились за выступомъ скалы по одной сторонѣ возвышен³я, а Гаттерасъ долженъ былъ, внезапно появившись съ другой стороны, направить животныхъ на охотниковъ.
   Черезъ полчаса всѣ были на своихъ мѣстахъ.
   - Васъ не мучитъ совѣсть, докторъ, вѣдь это так³я кротк³я создан³я!- сказалъ Альтамонтъ.
   - Нѣтъ, потому что это будетъ честная война,- отвѣтилъ докторъ, который, не смотря на свое благодуш³е, въ душѣ былъ завзятый охотникъ.
   Въ то время, какъ они разговаривали, быки вдругъ направились къ нимъ, преслѣдуемые по пятамъ Дэкомъ, за нимъ показался Гаттерасъ, который громкимъ крикомъ гналъ животныхъ прямо на доктора и Альтамонта; тѣ выскочили изъ засады и бросились на встрѣчу великолѣпной добычѣ.
   Быки немедленно остановились и, сообразивъ, что одинъ охотникъ менѣе опасенъ, чѣмъ два, повернули къ Гаттерасу, который смѣло ждалъ ихъ, прицѣлился въ ближайшаго быка и выстрѣлилъ. Но пуля, поразившая животное прямо въ лобъ, не остановила его. Второй выстрѣлъ Гаттераса только раздражилъ животныхъ, которыя бросились на безоружнаго охотника и въ одинъ мигъ сбили его съ ногъ
   - Онъ погибъ!- вскричалъ докторъ.
   Въ то мгновен³е, когда докторъ съ отчаян³емъ вымолвилъ эти слова, Альтамонтъ вдругъ остановился, борясь съ охватившими его чувствами.
   - Нѣтъ!- вскричалъ онъ. Это было-бы низко!
   И вмѣстѣ съ докторомъ онъ бросился на поле битвы.
   Лежавш³й на землѣ Гаттерасъ старался можемъ отразить удары, которые быки наносили ему рогами и ногами, но такая борьба не могла длиться долго.
   Быки неминуемо растерзали-бы Гаттераса, какъ вдругъ раздалось два выстрѣла и надъ головой капитана пролетѣли двѣ пули.
   - Мужайтесь!- вскричалъ Альтамонтъ и, далеко отбросивъ отъ себя ружье, кинулся на встрѣчу разъяреннымъ животнымъ.
   Одинъ быкъ, которому пуля угодила въ сердце, упалъ, точно пораженный молн³ею, а другой, въ бѣшенствѣ готовъ былъ распороть животъ несчастному Гаттерасу, но въ эту самую минуту Альтамонгь одною рукою вонзилъ снѣговой ножъ въ открытый ротъ быка, а другою раскроилъ ему черепъ страшнынъ ударомъ топора.
   Второй быкъ палъ на колѣни и мертвый грохнулся о земь.
   - Ура! Ура!- вскричалъ докторъ.
   Гаттерасъ былъ спасенъ.
   Итакъ онъ обязанъ жизнью человѣку, котораго больше всѣхъ ненавидѣлъ въ м³рѣ! Что произошло въ это мгновен³е въ его душѣ? Какое чувство, устоять противъ котораго не могъ Гаттерасъ, шевельнулось въ его груди?
   Это тайна сердца, ускользающая отъ всякаго анализа.
   Какъ-бы то ни было, но Гаттерасъ не колеблясь подо шелъ къ своему сопернику и важнымъ тономъ сказалъ:
   - Вы спасли мнѣ жизнь, Альтамонтъ.
   - A вы - мнѣ,- отвѣтилъ послѣдн³й.
   Настала короткая пауза; затѣмъ Альтамонтъ добавилъ:
   - Мы расквитались, Гаттерасъ!
   - Нѣтъ, Альтамонтъ,- отвѣтилъ капитанъ. Когда докторъ спасъ васъ изъ ледяной могилы, я не зналъ васъ; но вы спасли меня, рискуя собственною жизнью и очень хорошо зная, кто я такой.
   - Вы мнѣ ближн³й,- отвѣтилъ Альтамонтъ,- и американцы - не низк³е люди.
   - Конечно,- вскричалъ докторъ,- вѣдь это люди, подобные вамъ, Гаттерасъ!

 []

   - И, подобно мнѣ, американецъ будетъ участникомъ ожидающей насъ славы.
   - Открыт³я сѣвернаго полюса!?- сказалъ Альтамонтъ.
   - Да!
   - Значитъ, я угадалъ! - вскричалъ Альтамонтъ. И у васъ хватило отваги задумать такой планъ! Вы осмѣлились попытаться достигнуть этой недоступной точки земнаго шара! Что за прекрасная, великая мысль!
   - Но развѣ вы шли не туда же?- быстро спросилъ Гаттерасъ.
   Альтамонтъ, казалось, колебался отвѣчать.
   - Ну, что-же? сказалъ докторъ.
   - Нѣтъ!- вскричалъ Альтамонтъ. Нѣтъ! Истина должна быть выше самолюб³я! Нѣтъ, я не питалъ надежды, которая привела васъ сюда. Я старался пройти сѣверо западный проливъ - вотъ и все!
   - Альтамонтъ,- сказалъ капитанъ, протягивая руку американцу,- будьте участникомъ нашей славы и отправимся вмѣстѣ для открыт³я сѣвернаго полюса.
   И они горячо пожали другъ другу руки. Когда они обернулись къ доктору, тотъ плакалъ.
   - Ахъ, друзья мои,- лепеталъ онъ, отирая себѣ глаза,- я не знаю, какъ вынести наплывъ чувствъ, переполнившихъ мое сердце. Мои дорог³е товарищи, чтобъ содѣйствовать общему успѣху, вы отбросили мелочной вопросъ нац³ональности. Вы сказали себѣ, что Англ³я и Америка не причемъ въ настоящемъ дѣлѣ и что узы тѣсной дружбы должны соединить васъ для достижен³я великой цѣли. Лишь-бы сѣверный полюсъ былъ открытъ, а кто его откроетъ - это уже не важно! Къ чему унижать себя, кичась англ³йскимъ или американскимъ происхожден³емъ, если можно сказать о себѣ, что мы - люди!
   Растроганный докторъ сжималъ въ своихъ объят³яхъ примирившихся враговъ; онъ не могъ совладать съ чувствомъ охватившей его радости. Новые друзья сознавали, что пр³язнь этого достойнаго человѣка еще болѣе скрѣпляетъ узы ихъ взаимной дружбы. Докторъ говорилъ о безум³и соперничества я о необходимости соглас³я между людьми, заброшенными въ такую далъ отъ родины. Его рѣчи, слезы, ласки - все это шло прямо отъ сердца.
   Наконецъ, разъ двадцать обнявъ Гаттераса и Альтамонта, онъ успокоился.
   - A теперь - за дѣло! - сказалъ онъ.
   И Клоубонни началъ съ необыкновенною быстротой разсѣкать быка, котораго назвалъ быкомъ примирен³я.
   Товарищи доктора съ улыбкою смотрѣли на него. Черезъ нѣсколько, минутъ искусный анатомъ отсѣкъ около сотни фунтовъ лучшаго мяса и раздѣлилъ его на три части; каждый охотникъ взялъ свою часть и отрядъ направился къ форту.
   Въ десять часовъ вечера, охотники добрались до Дома Доктора, гдѣ Джонсонъ и Бэлль приготовили имъ хорош³й ужинъ.
   Но прежде чѣмъ сѣсть за столъ, докторъ торжествующимъ голосомъ вскричалъ, показывая на своихъ товарищей по охотѣ:
   - Послушайте, Джонсонъ: я увелъ съ собою одного англичанина и одного американца - не такъ-ли?
   - Да, докторъ,- отвѣтилъ старый морякъ.
   - A привожу назадъ двухъ братьевъ.
   Моряки радушно протянули руки Альтамонту.
  

XVIII.

Послѣдн³я приготовлен³я.

  
   На слѣдующ³й день погода перемѣнилась; снова наступилъ холодъ, и втечен³е многихъ дней перемежался дождями, снѣгомъ и мятелями.

 []

   Бэлль окончилъ шлюпку, которая оказалась вполнѣ соотвѣтствовавшею своей цѣли. На половину покрытая палубою, съ высокими бортами, она могла держаться въ морѣ во время бури подъ парусами. Къ тому-же, она была легка, такъ что собаки безъ особаго труда могли везти ее на саняхъ.
   Льдины на заливѣ тронулись; самыя больш³я изъ нихъ, безпрестанно подтачиваемыя водою, при первой-е бурѣ должны были оторваться отъ береговъ и образовать собою движущ³яся ледяныя горы. Но Гаттерасъ хотѣлъ отправиться въ путь прежде, чѣмъ разойдутся ледяныя поля, такъ какъ часть пути предполагалось совершить сухимъ путемъ; поэтому онъ, назначилъ отъѣздъ на 25-е число ³юня мѣсяца; къ этому времени всѣ приготовлен³я могли быть вполнѣ окончены. Джонсонъ и Бэлль привели въ исправность сани, возвысили ихъ кузовъ и починили лыжи. Путешественники намѣревались воспользоваться тѣми немногими недѣлями хорошей погоды, которыя природа удѣляетъ гиперборейскимъ странамъ.

 []

   За нѣсколько дней до отъѣзда, 20 ³юня, между льдинами образовались свободные протоки. Путешественники воспользовались этимъ, чтобы испробовать шлюпку. Они съѣздили на ней къ мысу Вашингтона. Море далеко еще не очистилось отъ льдовъ, но не представляло уже сплошной твердой поверхности.
   На возвратноѵь пути пловцы были свидѣтелями одного очень интереснаго эпизода - охоты громаднаго медвѣдя на тюленя. Къ счаст³ю, медвѣдь слишкомъ былъ занятъ своимъ дѣломъ и не замѣтилъ шлюпки, а то онъ не преминулъ-бы погнаться за нею. Онъ сторожилъ у одной отдушины, въ которую, очевидно, нырнулъ тюлень. Медвѣдь ждалъ появлен³я земноводнаго съ терпѣн³емъ охотника или рыбака - потому что въ сущности онъ занимался скорѣе рыбною ловлею, чѣмъ охотой - не шелохнувшись, не обнаруживая ни малѣйшаго признака жизни.

 []

   Вдругъ поверхность воды заколыхалась; земноводное поднималось, чтобы подышать воздухомъ. Медвѣдь въ растяжку легъ на льду и окружилъ обѣими лапами отдушину.
   Мгновен³е спустя, тюлень показался и выставилъ голову изъ воды, но нырнутъ онъ уже не успѣлъ: лапы медвѣдя сомкнулись, съ непреодолимою силою сгребли животное и выхватили его изъ родной стих³и.

 []

   Борьба длилась недолго; нѣсколько, мгновен³й тюлень еще барахтался, но скоро былъ задушенъ на груди своего исполинскаго врага; медвѣдь безъ труда унесъ большое земноводное и, легко перепрыгивая съ льдины на льдину, исчезъ на материкѣ.
   - Счастливаго пути!- крикнулъ Джонсонъ. Каковы однако лапищи у этого молодца!
   Шлюпка вскорѣ вошла въ маленькую бухточку, открытую Бэллемъ между льдинами.
   Только четыре дня оставалось Гаттерасу и его товарищамъ до отъѣзда. Гаттерась торопилъ приготовлен³ями; ему хотѣлось поскорѣе оставить Новую Америку, потому что земля эта принадлежала не ему, не онъ далъ ей назван³е, да и вообще капитанъ сознавалъ, что здѣсь онъ не у себя дома.

 []

   22-то ³юня начали переносить на сани лагерныя принадлежности, палатку и съѣстные припасы. Путешественники брали съ собою двѣсти фунтовъ солонины, три ящика овощей и мясныхъ консервовъ, пятьдесятъ фунтовъ лимоннаго сова, достаточное количество муки, нѣсколько мѣшечковъ крессъ-салата и ложечной травы съ плантац³й доктора; все это вмѣстѣ съ двумя стами фунтами пороха, оруж³емъ, разными мелкими вещами и шлюпкою, вѣсило около тысячи пятисотъ фунтовъ - грузъ очень значительный для собакъ. Эскимосы заставляютъ работать своихъ животныхъ только четыре дня въ недѣлю, но такъ какъ наши путешественники перемѣнныхъ собакъ не имѣли, то имъ приходилось работать каждый день. Путешественники положили въ случаѣ надобности помогать собакамъ и дѣлать ежедневно только небольш³е переходы. Бухта Виктор³и отстояла отъ полюса всего на сто пятьдесятъ миль, слѣдовательно въ одинъ мѣсяцъ можно было пройти это пространство, дѣлая по двѣнадцати миль въ день. Впрочемъ, если бы материкъ гдѣ нибудь прерывался, то окончить путешеств³е пришлось бы на шлюпкѣ.
   Здоровье отряда находилось въ отличномъ состоян³и; зима, хотя и суровая, кончалась при благопр³ятныхъ услов³яхъ. Благодаря совѣтамъ доктора, путешественники избѣжали недуговъ, свойственныхъ полярному климату. Вообще же они нѣсколько похудѣли, что приводило въ восторгъ достойнаго доктора.
   Въ виду далекаго путешеств³я, онъ совѣтовалъ товарищамъ заранѣе приготовиться въ дѣлу и тщательно выдержаться.
   - Друзья мои,- говорилъ онъ имъ,- я не стану совѣтовать вамъ подражать англ³йскимъ скороходамъ, которые, послѣ двухъ дней выдержки, теряютъ восемнадцать, а послѣ пяти - двадцать пять фунтовъ вѣсу. Во всякомъ случаѣ, необходимо поприготовиться къ такому продолжительному путешеств³ю. Первое услов³е выдержки - это устранен³е изъ организма жира, что достигается посредствомъ слабительныхъ и сильнаго движен³я. Жокеи и скороходы въ точности знаютъ, сколько они потеряютъ вѣса отъ такихъ-то лекарствъ, и поэтому достигаютъ иногда поразительно точныхъ результатовъ. Иной до выдержки не могъ пробѣжать, не задыхаясь, и одной мили, но послѣ выдержки легко дѣлалъ двадцать пять миль! Говорятъ, будто знаменитый скороходъ Таунседъ проходилъ, не останавливаясь, сто миль въ двѣнадцать часовъ.
   - Да, результатъ недурной,- сказалъ Джонсонъ. Хотя мы и не слишкомъ тучны, но пожалуй не мѣшало бы...
   - Безъ преувеличен³я Джонсонъ, можно сказать, что выдержка имѣетъ свои хорош³я стороны: она укрѣпляетъ кости, сообщаетъ мускуламъ большую степень упругости, изощряетъ слухъ и зрѣн³е. Не слѣдуетъ упускать этого изъ вида.
   Наконецъ, выдержанные или нѣтъ, путешественники 22-го ³юня были вполнѣ готовы къ отъѣзду. Это было въ воскресенье, т. е. въ день посвященный отдыху.
   Обитатели форта не безъ нѣкоторой грусти ожидали минуты отъѣзда. Имъ тяжело было разставаться съ снѣжною избушкою, такъ хорошо исполнявшею роль дома, съ бухтою Виктор³и, съ гостепр³имнымъ берегомъ, на которомъ они провели суровую зиму.
   Какъ-бы то ни было, но въ Домѣ Доктора прожито не мало отрадныхъ часовъ! Вечеромъ, за ужиномъ, Клоубонни напомнилъ объ этомъ своимъ товарищамъ, не забывъ также поблагодарить Бога за его покровительство.
   Въ этотъ день всѣ легли спать пораньше, чтобы встать съ разсвѣтомъ. Такимъ образомъ прошла послѣдняя ночь въ фортѣ Провидѣн³я.
  

XIX.

Путь на сѣверъ.

  
   На слѣдующ³й день, на разсвѣтѣ, Гаттерасъ далъ знакъ жъ выступлен³ю. Собакъ запрягли въ сани. Онѣ хорошо откормились и отдохнули за зиму.
   Это были вообще предобрыя животныя. Особенности ихъ дикой натуры мало по малу сглаживались; онѣ теряли сходство съ волками и уподоблялись Дэку, этому совершеннѣйшему представителю собачьей породы; словомъ, собаки цивилизовались.
   Дэку онѣ были обязаны значительною долею своего образован³я; онъ подавалъ имъ собою примѣръ благовоспитанности и училъ ихъ манерамъ, принятымъ въ хорошемъ обоществѣ. Какъ истый англичанинъ, онъ былъ очень строгъ въ отношен³и этикета, долго не входилъ въ пр³ятельск³я отношен³я съ собаками, которыя не были ему представлены и, по принципу, не разговаривалъ съ ними. Но такъ какъ онѣ дѣлили съ нимъ всѣ опасности и лишен³я, то мало по малу дружеск³я отношен³я не замедлили завязаться. Дэкъ, у котораго было предоброе сердце, сдѣлалъ въ этомъ отношен³и первый шагъ и всѣ члены четвероногаго общества вскорѣ образовали какъ-бы одну семью.

 []

   Отрядъ отправился въ путь въ шесть часовъ утра. Обогнувъ берега бухты Виктор³я и пройдя мысъ Вашингтона, Гаттерасъ замѣтилъ дорогу на сѣверъ, и въ семь часовъ путешественники уже потеряли изъ вида утесъ, на которомъ стоялъ маякъ форта Провидѣн³я.
   За мысомъ Вашингтона берега Новой Америки тянулись на западъ непрерывнымъ рядомъ бухтъ. Чтобы не дѣлать крюку, путешественники перевалили чрезъ первые отроги горъ Бэлля и направились на сѣверъ по возвышеннымъ плоскогор³ямъ. Вслѣдств³е этого путь ихъ значительно сокращался. Гаттерасъ думалъ - если только не встрѣтится какихъ-либо непредвидѣнныхъ препятств³й, въ видѣ проливовъ или горъ - достигнуть полюса по прямой лин³и, которая по расчету не превышала трехъ сотъ пятидесяти милъ.

 []

   Путешеств³е совершалось безъ затруднен³й; возвышенныя плоскогор³я разстилались огромными бѣлыми полянами, на которыхъ сани съ натертыми сѣрою полозьями, легко скользили; путники шли бодро и весело.
   Термометръ показывалъ тридцать семъ градусовъ (° стоградусника). Погода еще не вполнѣ установилась и повременамъ была то туманная, то ясная; но ни холодъ, ни метели, конечно, не остановили-бы нашихъ путешественниковъ.
   Дорога легко опредѣлялась по компасу, стрѣлка котораго становилась по мѣрѣ удален³я отъ магнитнаго полюса все болѣе и болѣе устойчивою. Она уже не рыскала, но зато обратилась концомъ въ противоположную сторону и стала указывать югъ вмѣсто сѣвера. Но это обратное указан³е не особенно мѣшало вычислен³ямъ.

 []

   Впрочемъ, докторъ придумалъ для опредѣлен³я пути одно очень простое средство, устранявшее необходимость прибѣгать безпрестанно къ помощи компаса. Разъ опредѣливъ свое положен³е, путешественники во время ясной погоды намѣчали какой-нибудь предметъ, находивш³йся на сѣверѣ и лежавш³й впереди нихъ въ двухъ или трехъ миляхъ, направлялись на намѣченный пунктъ, доходили до него, затѣмъ по тому-же направлен³ю избирали другую точку и такъ дальше.
   Первые два дня отрядъ проходилъ по двадцати миль въ двѣнадцать часовъ; остальное время сутокъ путешественники посвящали отдыху и ѣдѣ. Палатка достаточно защищала ихъ отъ холода во время сна.
   Температура поднималась; мѣстами, снѣгъ совершенно растаялъ, мѣстами онъ сохранялъ еще свою дѣвственную бѣлизну. То тамъ, то сямъ виднѣлись лужи воды, а нерѣдко и настоящ³я озера. Путешественники часто вязли въ нихъ по колѣна, причемъ отъ души смѣялись.
   - Водѣ не полагается мочить насъ въ этой странѣ,- говорилъ докторъ. Здѣсь она въ правѣ являться въ твердомъ или газообразномъ видѣ; что-же касается жидкаго состоян³я, то съ ея стороны это уже злоупотреблен³е. Вода можетъ быть здѣсь льдомъ и парами, но никакъ не водою!
   Во время пути не забывали и объ охотѣ. Альтамонтъ и Бэлль, не слишкомъ удаляясь отъ отряда, рыскали по ближайшимъ оврагамъ и стрѣляли куропатокъ, гусей и зайцевъ. Дичь эта мало по малу становилась чрезвычайно пугливою и сторожкою, подойти къ ней было не легко и безъ помощи Дэка охотники только попусту тратили-бы свой порохъ.
   Гаттерасъ совѣтовалъ имъ не удаляться отъ отряда больше, чѣмъ на одну милю. Времени терять не слѣдовало, потому что можно было разсчитывать только на три мѣсяца хорошей погоды.

 []

   Впрочемъ, путешественники должны были всѣ находиться на своемъ посту при движен³и по какому-либо опасному мѣсту, узкому ущелью или наклонной плоскости. Тогда каждый пряпрягался къ санямъ, подпиралъ, подвигалъ или поддерживалъ ихъ. Не разъ приходилось совсѣмъ разгружать сани, что не спасало ихъ, однакожъ, отъ толчковъ и поврежден³й, которыя Бэлль по возможности старался исправлять.

 []

   На трет³й день, въ среду 2бго ³юня, путешественники пришли къ большому озеру, еще совершенно замерзшему, такъ какъ по положен³ю своему оно было защищено отъ лучей солнца. Ледъ былъ настолько плотенъ, что могъ выдержать тяжесть путешественниковъ и ихъ саней. Казалось, онъ образовался втечен³е многихъ зимъ и озеро никогда не освобождалось отъ льда: на его зеркальную поверхность арктическое лѣто не производило ни малѣйшаго дѣйств³я. Это предположен³е подтверждалось, между прочимъ, еще тѣмъ, что берега озера были покрыты сухимъ снѣгомъ, нижн³е слои котораго несомнѣнно относились къ предшествовавшимъ годамъ.
   Съ этого мѣста страна стала замѣтно понижаться уступами, изъ чего докторъ заключилъ, что она не далеко тянется къ сѣверу. По всѣмъ вѣроят³ямъ, Новая Америка была островъ, не простиравш³йся до полюса. Неровности почвы мало по малу сглаживались; на западѣ едва виднѣлось нѣсколько холмовъ, закутанныхъ сизою дымкою тумановъ.
   До сихъ поръ отрядъ подвигался безъ особыхъ затруднен³й и путешественники страдали только отъ отражен³я солнечныхъ лучей на снѣгу. Напряженность этого отражен³я могла вызвать у нихъ snow blidness {Болѣзнь глазъ, производимая отражен³емъ лучей свѣта отъ снѣжныхъ полей.}, но уберечься отъ этого не было никакой возможности. Въ другое время они путешествовали-бы ночью, но теперь ночей не было. Къ счаст³ю, снѣгъ начиналъ таять и въ значительной степени лишался своей яркости.

 []

   28 ³юня температура поднялась до сорока пяти градусовъ выше точки замерзан³я (° стоградусника). Это возвышен³е температуры сопровождалось сильнымъ дождемъ, который путешественники выдержали стоически и даже съ нѣкоторымъ удовольств³емъ. Дождь содѣйствовалъ таян³ю снѣговъ. Путникамъ пришлось обуться въ мокассины изъ оленьей кожи и измѣнить способъ движен³я саней. Разумѣется, путешеств³е отъ этого замедлилось, но отрядъ все-таки подвигался впередъ.

 []

   Иногда докторъ подбиралъ на дорогѣ круглые или плоск³е камни, похож³е на голыши, обточенные прибоемъ морскихъ волнъ. Докторъ полагалъ поэтому, что отрядъ находится невдалекѣ отъ полярнаго бассейна. Но равнины тянулись въ даль на необозримое пространство.
   На нихъ не было видно на малѣйшихъ признаковъ жилья, никакихъ памятниковъ, никакого слѣда эскимосскихъ хижинъ. Очевидно, наши путешественники первые посѣтили эту страну. Гренландцы никогда не заходятъ въ такую даль, а между тѣмъ, охота въ этихъ мѣстахъ была-бы очень выгодна для этихъ злополучныхъ, постоянно голодающихъ людей. Повременамъ показывались медвѣди, слѣдовавш³е подъ вѣтромъ за отрядомъ; мускусные быки и олени появлялись многочисленными стадами. Доктору очень хотѣлось изловить нѣсколькихъ оленей, чтобы припречь ихъ въ санямъ, но хитрыя животныя оказались чрезвычайно осторожными и поймать ихъ живыми не было никакой возможности.

 []

   29-го числа Бэлль убилъ лисицу, а Альтамонту удалось застрѣлить небольшаго мускуснаго быка. Этимъ онъ внушилъ своимъ товарищамъ высокое понят³е о своемъ хладнокров³и и искусствѣ. Дѣйствительно, Альтамонтъ былъ отличный охотникъ, и докторъ всегда восхищался его искусствомъ.
   Вообще, ко всѣмъ случайностямъ, доставлявшимъ возможность вкусно поѣсть, путешественники относились крайне сочувственно и наименѣе прихотливые изъ нихъ не безъ удовольств³я смотрѣли на свѣжее мясо. Да и самъ докторъ порою но могъ воздержаться отъ улыбки, подмѣчая, что онъ приходитъ въ излишн³й экстазъ ври видѣ лакомаго куска.
   - Церемониться, впрочемъ, тутъ нечего,- говаривалъ онъ при этомъ,- въ полярныхъ экспедиц³яхъ пища имѣетъ важное значен³е.

 []

   - Въ особенности, если она зависитъ отъ болѣе или менѣе удачнаго выстрѣла,- отвѣчалъ Джонсонъ.
   - Это вѣрно, дружище. Зная, что супъ регулярно варится на кухнѣ, человѣкъ забываетъ о пищѣ.
   30-го числа, противъ всякаго ожидан³я, равнины перешли въ гористую мѣстность, какъ-бы приподнятую вулканическимъ сотрясен³емъ. Возвышен³я и острые пики достигали здѣсь значительной высоты и число ихъ было очень велико.
   Поднялся сильный юго-восточный вѣтеръ, скоро превративш³йся въ ураганъ.
   За бурею настала влажная и теплая погода. Началась настоящая оттепель; со всѣхъ сторонъ раздавался трескъ льдинъ, смѣшивавш³йся съ грознымъ грохотомъ падавшихъ лавинъ.

 []

 []

   Путешественники тщательно избѣгали проходить у подошвы холмовъ, а когда это было необходимо, то, минуя ледяныя скалы старались даже не говорить, потому что звукъ голоса, приведя въ сотрясен³е атмосферу, могъ вызвать какую-нибудь роковую случайность. Путники были свидѣтелями частыхъ и грозныхъ обваловъ, предусмотрѣть которые не было возможности. Дѣйствительно, полярныя лавины отличаются отъ лавинъ Норвег³и и Швейцар³и, главнымъ образомъ, ужасающею внезапностью своего возникновен³я. Въ вышеупомянутыхъ странахъ сначала образуется незначительный комъ снѣга, который на пути своемъ, увеличиваясь снѣгомъ горныхъ склоновъ, летитъ все съ большею и большею быстротою, уничтожаетъ лѣса и разрушаетъ цѣлые деревни. Во всякомъ случаѣ, паден³е его совершается въ извѣстный промежутокъ времени. Но не такъ происходитъ дѣло въ странахъ арктическихъ. Глыбы льда низвергаются такъ неожиданно съ быстротою молн³и, такъ что человѣкъ, замѣтивш³й ихъ колебан³е въ свою сторону, неминуемо гибнетъ подъ массою обломковъ. Пушечное ядро не быстрѣе ихъ, молн³я - не разрушительнѣе. Оторваться отъ ледяной массы, упасть, разрушить - все это совмѣщается въ одномъ моментѣ для полярныхъ лавинъ; паден³е ихъ сопровождается страшнымъ, громоподобнымъ, трескомъ и скорѣе жалобными, чѣмъ сильными перекатами эха.
   На глазахъ изумленныхъ путниковъ совершались повременамъ дивныя превращен³я; мѣстность преображалась; на мѣстѣ горъ, подъ дѣйств³емъ внезапной оттепели, появлялись равнины; дождевая вода, просачиваясь въ расщелины большихъ льдинъ и замерзая тамъ, своею непреодолимою силою расширен³я сокрушала всѣ препятств³я, и процессъ разрушен³я совершался съ поразительною быстротою.
   Путешественники счастливо избѣжали всѣхъ опасностей. Впрочемъ, страна, усѣянная острыми горными гребнями, горными уступами и ледяными горами, тянулась лишь на незначительное разстоян³е и, три дня спустя, 3-го ³юля, путешественники находились уже на безопасныхъ равнинахъ.
   Тутъ взоры ихъ были поражены новымъ феноменомъ, который долгое время былъ предметомъ изыскан³й ученыхъ Новаго и Стараго Свѣта. Отрядъ подвигался вдоль цѣпи холмовъ, высотою въ пятьдесятъ футовъ. Повидимому, гряда эта тянулась на нѣсколько миль, причемъ ея восточный склонъ былъ покрытъ совершенно краснымъ снѣгомъ.

 []

   Понятны изумлен³е путешественниковъ, ихъ восклицан³я и даже первое, нѣсколько тревожнаго свойства, впечатлѣнie, произведенное этимъ багровымъ покровомъ. Докторъ поспѣшилъ если не успокоить, то, по крайней мѣрѣ, вразумить своихъ товарищей. Ему были извѣстны, какъ свойства краснаго снѣга, такъ и труды Декандоля, Уолластина и Бауэра по химическому анализу этого вещества. Онъ объяснилъ, что красный снѣгъ встрѣчается не только въ арктическихъ странахъ, но и въ Швейцар³и, въ Альп³йскихъ горахъ. Соссюръ собралъ значительное количество такого снѣга въ 1760 году, а позже капитаны Россъ, Себайнъ и друг³е мореплаватели привозили красный снѣгъ изъ своихъ полярныхъ экспедиц³й.
   Альтамонтъ разспрашивалъ доктора насчетъ этого необыкновеннаго вещества и Клоубонни объяснилъ американцу, что цвѣтъ снѣга обусловливается единственно присутств³емъ въ немъ органическихъ тѣлецъ. Долго химики задавались вопросомъ, какого происхожден³я эти тѣльца: растительнаго или животнаго, и наконецъ пришли къ убѣжден³ю, что они принадлежатъ въ семейству микроскопическихъ грибовъ рода uredo, почему Бауэръ и предложилъ дать имъ назван³е uredonivalis.
   Разгребая снѣгъ своею окованною желѣзомъ палкою, докторъ указалъ своимъ товарищамъ на то, что красный слой имѣетъ въ глубину девять футовъ, и затѣмъ предложилъ имъ опредѣлить, сколько грибковъ находится на пространствѣ нѣсколькихъ миль, если, какъ вычислили ученые, въ одномъ квадратномъ сантиметрѣ такихъ особей заключается около сорока трехъ тысячъ.
   Хотя и объяснимый, феноменъ казался тѣмъ не менѣе, особенно страннымъ. Красный цвѣтъ мало распространенъ въ природѣ. Отражен³е лучей солнца отъ багроваго покрова почвы производило дивную игру свѣта и сообщало ближайшимъ предметамъ, скаламъ и людямъ ярко-огненный оттѣнокъ, точно они освѣщались блескомъ внутренняго огня. При таян³и снѣга, кровавые ручьи, протекали у ногъ путниковъ.
   Докторъ, который въ первый разъ увидѣлъ это вещество на Багровыхъ утесахъ Баффинова моря, не могъ тогда достать его, а теперь набралъ краснаго снѣга нѣсколько бутылокъ.
   Чрезъ три часа путешественники прошли это красное пространство, это поле крови, какъ его назвалъ докторъ, и затѣмъ снова потянулась обычная бѣлая пелена.
  

XX.

Слѣды на снѣгу.

  
   4-го ³юня стоялъ густой туманъ. Отрядъ съ трудомъ-держался прямого пути на сѣверъ, и дорогу приходилось опредѣлять по компасу. Къ счаст³ю, во время тумана не произошло никакой невзгоды, за исключен³емъ лишь того, что Балль лишился своихъ лыжъ, изломавъ ихъ объ выдавш³йся камень.
   - A я думалъ,- сказалъ Джонсонъ,- что нигдѣ нѣтъ такихъ тумановъ, какъ на Темзѣ и Мерсеѣ. Какъ видно, я ошибался.
   - Что-жъ, зажжемъ факелы, какъ дѣлаютъ въ Лондонѣ или Ливерпулѣ,- отвѣтилъ Бэлль.
   - A что вы думаете? - вскричалъ докторъ. Очень счастливая мысль. Конечно, дорога отъ этого освѣтится не Богъ знаетъ какъ, но зато мы будемъ видѣть проводника и станемъ держаться болѣе прямаго направлен³я.

 []

   - A гдѣ-же взять факелы?- спросилъ Бэлль.
   - Намочите паклю виннымъ спиртомъ, вздѣньте ее на палки - вотъ вамъ и факелы!
   - Чудесно! - вскричалъ Джонсонъ. Это мы оборудуемъ живою рукою.
   Часъ спустя, отрядъ шелъ уже при свѣтѣ факеловъ.

 []

   Но если путешественники держались болѣе прямого направлен³я; то подвигались они отъ этого не быстрѣе, потому что туманъ разсѣялся не раньше 6-го ³юля. Земля охладилась, и рѣзкимъ порывомъ сѣвернаго вѣтра туманы разнесло, подобно лоскутьямъ изорванной ткани.
   Докторъ немедленно опредѣлилъ положен³е отряда; оказалось, что путешественники среднимъ числомъ проходили по восьми миль ежедневно.
   6-го числа отрядъ намѣревался наверстать потерянное время и очень рано направился въ путь. Альтамонтъ и Бэлль шли впереди, осматривали тщательно почву и нерѣдко поднимали дичь. Ихъ сопровождалъ Дэкъ; погода снова прояснилась и сдѣлалась чрезвычайно сухою, такъ что хотя проводники и находились въ двухъ миляхъ отъ саней, но отъ доктора не ускользало вы одно ихъ движен³е.
   Вдругъ они остановились и, повидимому, недоумѣвая, вглядывались во что-то.
   Они то нагибались къ землѣ и, внимательно осматривали ее, то опять поднимались. Казалось, что Бэлль хотѣлъ даже отправиться дальше, но Альтамонтъ удержалъ его за руку.
   - Что это они дѣлаютъ?- спросилъ докторъ.
   - Не могу взять въ толкъ,- отвѣтилъ Джонсонъ.
   - Они нашли слѣды звѣрей,- сказалъ Таттерасъ.
   - Не можетъ быть.
   - Почему?
   - Потому что въ такомъ случаѣ Дэкъ залаялъ-бы.
   - Однакожъ, они разглядываютъ слѣди.
   - Пойдемъ скорѣе къ нимъ и увидимъ, въ чемъ дѣло,- сказалъ Гаттерасъ.
   Джонсонъ крикнулъ на упряжныхъ собакъ, которыя тронулись скорымъ шагомъ.
   Черезъ двадцать минутъ, они нагнали Бэлля и Альтамонта и въ изумлен³и остановились.
   На снѣгу виднѣлись человѣческ³е слѣды, совершенно еще свѣж³е, точно они были проложены не дальше какъ вчера.
   - Это эскимосы,- сказалъ Гаттерасъ.
   - Да,- отвѣтилъ докторъ,- вотъ и слѣды ихъ лыжъ.
   - Вы полагаете?- спросилъ Альтамонтъ.
   - Это несомнѣнно.
   - Ну, а это - что это такое?
   - Это?
   - Не полагаете-ли вы, что это тоже слѣды эскимоса?
   Докторъ пристально сталъ вглядываться и просто не вѣрилъ своимъ глазамъ. Слѣдъ европейскаго башмака, съ гвоздями, подошвою и каблукомъ глубоко отпечатлѣлся въ снѣгу.
   - Европейцы - здѣсь?!- вскричалъ Гаттерасъ.
   - Это очевидно,- отвѣтилъ Джонсонъ.
   - Невѣроятно, невѣроятно, повторялъ докторъ.

 []

   Робинзонъ Крузое не больше изумился при видѣ отпечатка человѣческой ноги на пескахъ своего острова. Но если при этомъ онъ испугался, то Гаттерасъ чувствовалъ только досаду. И въ самомъ дѣлѣ: европеецъ въ столь близкомъ разстоян³и отъ полюса!
   Отрядъ двинулся впередъ, чтобы осмотрѣть слѣды, которые тянулись на протяжен³е одной четверти мили, смѣшивались съ другими слѣдами лыжъ и мокассиновъ и затѣмъ направлялись къ западу.
   Дойдя до этого мѣста, путешественники остановились: идтили по слѣдамъ дальше, или нѣтъ.
   - Нѣтъ,- сказалъ Гаттерасъ. Пойдемъ...
   Его прервало восклицан³е доктора, который подобралъ на снѣгу предметъ, на счетъ происхожден³я котораго не могло быть ни малѣйшаго сомнѣн³я. То былъ объективъ карманной подзорной трубки.
   - На этотъ разъ,- сказалъ докторъ, нѣтъ возможности сомнѣваться въ присутств³и здѣсь постороннихъ людей.
   - Впередъ!- вскричалъ Гаттерасъ.
   Онъ произнесъ это съ такого энерг³ею, что всѣ немедленно послѣдовали за нимъ.
   Каждый внимательно осматривалъ горизонтъ, за исключен³емъ впрочемъ Гаттераса, котораго волновалъ затаенный гнѣвъ и который ничего не хотѣлъ видѣть. Въ виду возможной встрѣчи съ отрядомъ неизвѣстныхъ путешественниковъ, были приняты кое-как³я мѣры предосторожности. Не чувствуя гнѣва Гаттераса, докторъ не могъ, однакожъ, не смотря на всю свою философ³ю, не чувствовать нѣкоторой досады, Альтамонта тоже тревожило это, а Бэлль и Джонсонъ угрюмо ворчали сквозь зубы.
   - Что-жъ дѣлать? Надо покориться силѣ обстоятельствъ,- сказалъ наконецъ докторъ.
   - Признаюсь,- пробормоталъ Джонсонъ,- прогуляться до полюса и найти мѣста занятыми...
   - Однакожъ,- отвѣтилъ Бэлль,- въ этомъ сомнѣваться нечего.
   - Да, нечего,- сказалъ докторъ. Съ какой стороны я ни взгляну на дѣло, какъ вы стараюсь убѣдить себя, что оно невѣроятно, невозможно, во въ концѣ концевъ приходится спасовать. Не самъ-же башмакъ оттиснулся на снѣгу! Онъ былъ прикрѣпленъ къ ногѣ, а нога - къ человѣческому туловищу. Эскимосы - куда-бы еще не шло; а то европейцы!
   - А впрочемъ мы еще увидимъ.
   И отрядъ тронулся въ путь.

 []

   Въ этотъ день не произошло ничего особеннаго, слѣдовъ больше не видали. Къ вечеру путешественники сдѣлали привалъ.
   Поднялся сильный сѣверный вѣтеръ, такъ что для палатки необходимо было отыскать безопасное мѣсто въ глубинѣ оврага. Небо - грозное; воздухъ разсѣкали дливныя вереницы облаковъ, проносившихся съ головокружительной быстротой. Взоръ съ трудомъ могъ слѣдить за ихъ неистовымъ полетомъ. Повременамъ, клочья паровъ васались земли, и палатка съ трудомъ "ротивостояла напору урагана.
   - Ночь-тобудетъ никакъ не погожая,- сказалъ послѣ ужина Джонсонъ.
   - Да, и нехолодная, да бурная,- отвѣтилъ докторъ. Надо укрѣпить палатку камнями.
   - Вы правы, докторъ. Если-бы ее снесло вѣтромъ, то Богъ вѣсть гдѣбы мы настигли нашу бѣглянку.
   Въ виду этого приняли крайн³я мѣры предосторожностиѵ послѣ чего утомленные путешественники расположились на ночлегъ.
   Но уснуть имъ не удалось. Разыгралась жестокая буря, она неслась съ юга. Облака разлетались въ пространствѣ подобно парамъ, вырвавшимся изъ лопнув

Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
Просмотров: 263 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа