Главная » Книги

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса, Страница 15

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

тъ у меня... поблѣднѣвъ, отвѣтилъ старый морякъ.
   - Нѣтъ! - вскричалъ вздрогнувъ докторъ.
   Другаго огнива не имѣлось и потеря его могла повлечь за собою серьезныя послѣдств³я.
   - Поищите хорошенько, Джонсонъ,- сказалъ докторъ.
   Джонсонъ побѣжалъ къ льдинѣ, изъ-за которой онъ наблюдалъ медвѣдя, затѣмъ прошелъ въ мѣсту сражен³я, гдѣ разрубалъ на части медвѣдя, но ничего не нашелъ. Онъ возвратился въ отчаян³и. Гаттерасъ только посмотрѣлъ на Джонсона, во не сдѣлалъ ему ни малѣйшаго упрека.
   - Дѣло серьезное,- сказалъ онъ доктору.
   - И очень даже серьезное,- отвѣтилъ послѣдн³й.
   - Къ несчаст³ю, у насъ нѣтъ ни одного оптическаго инструмента, нѣтъ подзорной трубы, а то при помощи выпуклыхъ стеколъ мы легко могли бы добыть огонь.
   - Знаю,- сказалъ докторъ,- и это тѣмъ прискорбнѣе, что лучи солнца теперь на столько сильны, что могли-бы воспламенить трутъ.
   - Что-жъ, сказалъ Гаттерасъ,- приходится утолить голодъ сырымъ мясомъ. Затѣмъ мы отправимся въ дорогу и постараемся какъ можно скорѣе достичь судна.
   - Да,- въ раздумьѣ говорилъ докторъ. Да... По меньшей мѣрѣ, это возможно... Да и почему-бы нѣтъ?.. Можно попробовать...
   - О чемъ вы задумались? - спросилъ у него Гатгерасъ.
   - Мнѣ пришла въ голову одна мысль...
   - Мысль?- вскричалъ Джонсонъ. Въ такомъ случаѣ мы спасены!
   - Но удастся-ли осуществить ее - это еще вопросъ,- сказалъ докторъ.
   - Въ чемъ-же дѣло?- спросилъ Гаттерась.
   - Такъ какъ зажигательнаго стекла у насъ нѣтъ, то остается только сдѣлать его.
   - Изъ чего?- спросилъ Джонсонъ.
   - Изъ льда.
   - Какъ? Вы полагаете?..
   - Почему-бы и не полагать? Все дѣло состоитъ въ томъ, чтобы сосредоточить лучи солнца въ одномъ фокусѣ, но это можетъ быть достигнуто какъ при помощи льда, такъ и при помощи лучшаго зажигательнаго стекла.
   - Можетъ-ли это быть?- спросилъ Джонсонъ.
   - И очень даже, только я предпочелъ-бы прѣсноводный ледъ льду изъ соленой воды. Первый прозрачнѣе и тверже.
   - Если не ошибаюсь, сказалъ Джонсонъ, указывая на hummock, находивш³йся въ ста шагахъ,- эта почти темная глыба льда и ея зеленый цвѣтъ показываютъ...
   - Вы правы. Пойдемъ, друзья мои. Возьмите вашъ топоръ, Джонсонъ.
   Всѣ они отправились къ льдинѣ, которая дѣйствительно оказалась прѣсноводною.
   Докторъ приказалъ отрубить отъ нея одинъ кусокъ и сталъ вчернѣ обдѣлывать его топоромъ, затѣмъ, при помощи ножа, нѣсколько выровнялъ его поверхность и, наконецъ, мало по малу отполировалъ рукою.
   Возвратившись ко входу въ ледяной домъ, онъ взялъ кусокъ трута и приступилъ къ производству опыта.
   Солнце свѣтило ярко; докторъ подставилъ ледяное зажигательное стекло подъ лучи солнца и сосредоточилъ ихъ на кускѣ трута, который чрезъ нѣсколько секундъ воспламенился.
   - Ура! Ура!- вскричалъ не вѣривш³й своимъ глазамъ Джонсонъ. Ахъ, докторъ, докторъ!
   Старый морякъ не могъ совладать со своимъ восторгомъ и, точно полоумный, бѣгалъ взадъ и впередъ.
   Докторъ вошелъ въ ледяной домъ; черезъ нѣсколько минутъ печь загудѣла и пр³ятный запахъ жаренаго извлекъ Бэлля изъ состоян³я оцѣпенѣн³я.
   Не трудно догадаться, съ какимъ восторгомъ путешественники принялись за обѣдъ; однакожъ, докторъ совѣтовалъ имъ поудержаться, и подавая собою примѣръ умѣренности, пересталъ вскорѣ ѣсть и сказалъ:
   - Сегодня выдался счастливый денекъ, и у насъ хватитъ съѣстныхъ запасовъ на все время путешеств³я. Но не слѣдуетъ предаваться нѣгамъ Капуи, и мы поступимъ благоразумно, если отправимся въ путь.
   - Мы находимся не больше какъ въ сорока восьми часахъ отъ Porpoise'а,- сказалъ Альтамонтъ.
   - Надѣюсь,- засмѣявшись отвѣтилъ докторъ,- что мы найдемъ тамъ достаточно топлива.
   - Да,- сказалъ американецъ.
   - Если мое зажигательное стекло оказывается теперь вполнѣ удовлетворительнымъ,- отвѣтилъ докторъ,- то вовремя безсолнечныхъ дней оно будетъ оставлять желать многаго. A такихъ дней наберется не мало въ мѣстахъ, удаленныхъ отъ полюса меньше чѣмъ на четыре градуса.
   - Да, меньше чѣмъ на четыре градуса,- вздохнувъ сказалъ Адьтамонтъ. Мое судно находится тамъ, гдѣ не бывало до него ни одно судно!

 []

   - Въ путь!- рѣзкимъ голосомъ сказалъ Гаттерасъ.
   - Въ путь!- повторилъ докторъ, тревожно взглянувъ на обоихъ капитановъ.
   Силы путешественниковъ возстановились; собаки получили порядочную долю медвѣжьяго мяса, и отрядъ быстро началъ подвигаться къ сѣверу.
   Во время дороги докторъ попробовалъ было добиться отъ Альтамонта кое-какихъ свѣдѣн³й на счетъ причины, заставившей его зайти въ такую даль, но американецъ на вопросы Клоубонни отвѣчалъ уклончиво.
   - Приходится слѣдить за этими людьми,- на ухо шепнулъ докторъ Джонсону.
   - Да,- отвѣтилъ послѣдн³й.
   - Гаттерасъ никогда не говоритъ съ американцемъ, а послѣдн³й, повидимому, мало расположенъ къ благодарности. Къ счаст³ю, я нахожусь здѣсь.
   - Съ того времени,- сказалъ Джонсонъ,- какъ этотъ янки начинаетъ оживать, лицо его все меньше и меньше приходится мнѣ по сердцу.
   - Или я очень ужъ ошибаюсь,- отвѣтилъ докторъ,- или онъ догадывается о намѣрен³яхъ капитана.
   - Не думаете-ли вы, что у американца так³е-же планы, какъ и у Гаттераса?
   - Какъ знать, Джонсонъ? Американцы народъ смѣлый и предпр³имчивый, и Альтамонтъ могъ попытаться выполнить задуманное англичаниномъ.
   - Слѣдовательно, вы думаете, что капитанъ?...
   - Ничего я не думаю,- отвѣтилъ докторъ,- но положен³е его судна на пути къ полюсу даетъ поводъ къ кое-какимъ предположен³ямъ.
   - Однакожъ, Альтамонтъ говоритъ, что его отнесло на сѣверъ льдами.
   - Говорить-то онъ говоритъ... Но при этомъ я подмѣтилъ на его губахъ какую-то странную улыбку,- сказалъ докторъ.
   - Очень было-бы непр³ятно, докторъ, если-бы между людьми такого закала возникло соперничество.
   - Дай Богъ, чтобы я ошибся, но такое положен³е вещей не замедлило-бы вызвать серьезныя усложнен³я и, быть можетъ, погубило-бы насъ всѣхъ.
   - Надѣюсь, Альтамонтъ не забудетъ, что мы спасли ему жизнь.
   - A развѣ, въ свою очередь, онъ не спасетъ намъ жизнь? Дѣйствительно, безъ насъ его не было-бы на свѣтѣ, но что сталось-бы съ нами безъ него, безъ его судна и безъ средствъ, находящихся на послѣднемъ?
   - Какъ-бы то ни было, докторъ, но вы находитесь здѣсь, и я надѣюсь, что при вашей помощи все пойдетъ хорошо.

 []

   Путешественники продолжали подвигаться впередъ безъ всякихъ приключен³й. Въ медвѣжьемъ мясѣ не было недостатка. Въ маленькомъ отрядѣ царило даже нѣкотораго рода веселое настроен³е, благодаря выходкамъ доктора и его покладливой философ³и. Въ своемъ багажѣ ученаго, этотъ достойный человѣкъ постоянно имѣлъ про запасъ какой-нибудь выводъ, какъ результатъ наблюден³й надъ фактами и вещами. Его здоровье находилось въ удовлетворительномъ состоян³и; не смотря на всѣ труды и лишен³я, онъ не слишкомъ похудѣлъ, и ливерпульск³е друзья доктора узнали-бы его тотчасъ, особенно по его постоянно веселому расположен³ю духа.
   Утромъ, въ субботу, природа безпредѣльной равнины значительно измѣнилась. Исковерканныя льдины, частые pack'и, массы hummoch'овъ - все это свидѣтельствовало, что ледяная поляна подвергалась сильному давлен³ю. Очевидно, что такой безпорядокъ произведенъ какимъ-нибудь неизслѣдованнымъ материкомъ, или островомъ, съуживавшимъ проливы. Частыя и значительныя по своимъ размѣрамъ прѣсноводныя льдины указывали на присутств³е недалекихъ береговъ.
   Итакъ, въ недальнемъ разстоян³и находился новый материкъ, и докторъ горѣлъ нетерпѣн³емъ обогатить имъ карту сѣвернаго полушар³я. Нельзя себѣ представить, какъ пр³ятно изслѣдовать никому неизвѣстные еще берега и карандашемъ наносить ихъ на бумагу. Въ этомъ состояла цѣль доктора, подобно тому, какъ Гаттерасъ поставилъ себѣ задачею - стать ногою на сѣверномъ полюсѣ м³ра. Докторъ заранѣе радовался при мысли, какъ онъ назоветъ моря, проливы, заливы, малѣйш³я извилины береговъ новаго материка. Само собою разумѣется, при этомъ онъ не забудетъ вы своихъ товарищей, ни своихъ друзей, ни ея величество, ни королевское семейство; но, не упуская изъ вида и собственныхъ интересовъ, докторъ съ вполнѣ законнымъ удивлен³емъ и восторгомъ прозрѣвалъ уже въ будущемъ нѣк³й "мысъ Клоубонни".
   Такого рода мысли занимали его весь день. Вечеромъ, какъ обыкновенно, разбили палатку, и каждый поочередно дежурилъ въ эту ночь, проведенную такъ близко отъ неизвѣстнаго материка.
   На слѣдующ³й день, въ воскресенье, послѣ питательнаго, отличнаго завтрака, состоявшаго изъ медвѣжьей лапы, путешественники направились на сѣверъ, склоняясь нѣсколько въ западу. Дорога становилась трудною, но отрядъ подвигался быстро.
   Альтамонтъ съ лихораднымъ вниман³емъ наблюдалъ горизонтъ; его товарищи тоже невольно поддавались чувству тревоги.
   Послѣдняя солнечная обсервац³я дала 83°35' широты и 120°15' долготы: въ этомъ мѣстѣ долженъ былъ находиться американск³й корабль, слѣдовательно вопросъ о жизни и смерти рѣшится сегодня-же.
   Наконецъ, около двухъ часовъ по полудни,. Альтамонтъ всталъ во весь ростъ на саняхъ, остановилъ отрядъ громкимъ крикомъ и, показывая пальцемъ какую-то бѣлую массу, которую никто не отличилъ-бы отъ окружающихъ ее ледяныхъ горъ, сильнымъ голосомъ вскричалъ:
   - Porpoise!
  

VI.

Porpoise.

  
   24-ое марта приходилось въ день большаго праздника, въ вербное воскресенье, когда улицы городовъ и селъ Европы усѣяны цвѣтами и древесными листьями, когда воздухъ наполненъ колокольнымъ звономъ и сильнымъ запахомъ цвѣтовъ.
   Но въ этой угрюмой странѣ - какая грусть и безмолв³е! Рѣзк³й, палящ³й вѣтеръ, ни одного даже засохшаго листочка, ни одной былинки...
   Однакожъ это воскресен³е было днемъ радости для путешественниковъ, потому что они нашли наконецъ средства, недостатокъ которыхъ неминуемо погубилъ-бы ихъ.
   Путешественники ускорили свои шаги; собаки везли сани съ большею энерг³ею, Дэкъ лаялъ отъ радости, и вскорѣ отрядъ прибылъ къ американскому судну.
   Porpoise вполнѣ занесло снѣгомъ. Онъ не имѣлъ ни мачтъ, ни рей, ни снастей: вся его оснастка погибла во время крушен³я. Судно засѣло между скалами, совершенно невидимыми въ настоящее время. Отъ силы удара Porpoise легъ на бокъ, и жить въ немъ, по всему вѣроят³ю, не было никакой возможности.
   Капитанъ, докторъ и Джонсонъ убѣдились въ этомъ въ то время, когда проникли - не безъ труда впрочемъ - во внутренность судна. Чтобы дойти до люка, надобно было расчистить пятнадцать футовъ снѣга; но, въ общей радости, дик³е звѣри, которыхъ слѣды во множествѣ замѣчались на ледяной полянѣ, не тронули драгоцѣнный складъ съѣстныхъ припасовъ.
   - У насъ нѣтъ здѣсь недостатка въ съѣстныхъ припасахъ и топливѣ, но жить на кораблѣ, какъ кажется, нельзя,- сказалъ Джонсонъ.
   - Въ такомъ случаѣ, надо построить снѣжный домъ,- отвѣтилъ Гаттерасъ,- и поудобнѣе устроиться на материкѣ.
   - Разумѣется,- сказалъ докторъ. Но не должно спѣшить; будемъ дѣйствовать благоразумно. Въ крайнемъ случаѣ можно помѣститься на суднѣ, а между тѣмъ, займемся постройкою прочнаго дома, способнаго защитить насъ отъ холода и дикихъ звѣрей. Я буду архитекторомъ; вотъ увидите, какъ я стану работать.
   - Я не сомнѣваюсь въ вашемъ искусствѣ, докторъ,- отвѣтилъ Джонсонъ. Устроимся получше и затѣмъ составимъ опись вещамъ, находящимся на суднѣ. Къ сожалѣн³ю, я не вижу здѣсь ни шлюпки, ни ялика, а изъ остатковъ судна едва-ли можно построить шлюпку.
   - Какъ знать!- отвѣтилъ докторъ. Со временемъ и при помощи размышлен³я можно многое кое-что подѣлать. Въ настоящее время дѣло идетъ не о плаван³и, а o постройкѣ постояннаго убѣжища, поэтому я предлагаю: не составлять сразу многихъ плановъ, но каждымъ заняться своевременно.
   - Это вполнѣ благоразумно,- сказалъ Гаттерасъ. Начнемъ съ необходимаго.
   Путешественники покинули судно, возвратились въ санямъ и сообщили о своихъ намѣрен³яхъ Бэллю и Альтамонту. Бэлль изъявилъ готовность работать. Американецъ, узнавъ, что его судно ни въ чему не годно, только покачалъ головою. Но какъ въ настоящее время всякаго рода пререкан³я были-бы неумѣстны, то рѣшили на нѣкоторое время пр³ютиться въ суднѣ, а между тѣмъ заняться постройкою большаго дома на материкѣ.
   Въ четыре часа по полудни путешественники кое-какъ устроились въ трюмѣ. Изъ обломковъ мачтъ и жердей Бэлль настлалъ почти горизонтальный полъ; въ помѣщен³и поставили закостенѣвш³я отъ мороза кушетки, которыя отъ теплоты печи вскорѣ пришли въ свое нормальное состоян³е. Альтамонтъ, опираясь на доктора, безъ особеннаго труда прошелъ въ отведенный ему уголокъ. Ставъ ногою на свое судно, онъ съ самодовольств³емъ вздохнулъ, что, по мнѣн³ю Джонсона, не предвѣщало ничего добраго.
   - Онъ чувствуетъ себя дома и, повидимому, приглашаетъ насъ къ себѣ.
   Остальная часть дня была посвящена отдыху. Подъ дѣйств³емъ западнаго вѣтра, установилась перемѣнчивая погода; термометръ показывалъ двадцать шесть градусовъ (-32° стоградусника).
   Porpoise находился внѣ полюса холодовъ, подъ относительно менѣе холодною, хотя и болѣе сѣверною широтою.
   Въ этотъ день путешественники съѣли остатки медвѣжьяго мяса съ небольшимъ количествомъ сухарей, найденныхъ въ отдѣлен³и для пров³анта, выпили по нѣсколько чашекъ чаю и, одолѣваемые истомою, вскорѣ погрузились въ глубок³й сонъ.
   На слѣдующ³й день Гаттерасъ и его товарищи проснулись довольно поздно. Мысли ихъ приняли теперь совершенно другое направлен³е; ихъ не тревожила уже неувѣренность въ завтрашнемъ днѣ и они думали только о томъ, какъ-бы поудобнѣе устроиться. Они считали себя переселенцами, прибывшими на мѣсто своего назначен³я и, забывая о тягостяхъ пути, старались только создать для себя сносное будущее.
   - Уфъ! - вскричалъ докторъ, вытягивая руки.- A какъ пр³ятно не задаваться вопросомъ, гдѣ отдохнемъ вечеромъ и что буденъ ѣсть завтра.

 []

   - Прежде всего приступимъ къ описи судна,- сказалъ Джопсонъ.
   Оказалось, что на суднѣ находилось слѣдующее количество съѣстныхъ припасовъ: шесть тысячъ сто пятьдесятъ фунтовъ муки, жира и изюма для пуддинговъ; двѣ тысячи фунтовъ солонины и соленой свинины; тысяча пятьсотъ фунтовъ пеммикана; семьсотъ фунтовъ сахара, столько-же шоколада; полтора цибика чаю, вѣсомъ девяносто шесть фунтовъ; пятьсотъ фунтовъ риса; нѣсколько боченковъ маринованныхъ фруктовъ и овощей; большое количество лимоннаго сока и сѣмянъ ложечной травы, щавеля и салата; триста галлоновъ водки и рома. Въ крюйтъ-камерѣ находился большой запасъ пороха, пуль и свинца; въ углѣ и топливѣ не было недостатка. Докторъ тщательно собралъ физическ³е и мореходные инструменты, а также большой аппаратъ Бунзена, взятый, вѣроятно, для производства электрическихъ опытовъ.
   Словомъ, всѣхъ запасовъ хватило-бы на пять человѣкъ втечен³е двухъ лѣтъ, при выдачѣ полныхъ рац³оновъ. Слѣдовательно нечего было опасаться смерти отъ голода или стужи.
   - Наше существован³е обезпечено,- сказалъ докторъ капитану,- значитъ ничто намъ не помѣшаетъ отправиться къ полюсу.
   - Къ полюсу?- вздрогнувъ отвѣтилъ Гаттерасъ.
   - Разумѣется. Во время лѣта мы можемъ подняться къ полюсу материкомъ.
   - Да, материкомъ... Ну, а моремъ?
   - Развѣ нельзя сколотить шлюпку изъ досокъ корабля?
   - Американскую шлюпку,- презрительно отвѣтилъ Гаттерасъ,- состоящую подъ командою американца? Не такъ-ли?
   Докторъ понялъ причину негодован³я капитана, не настаивалъ больше на этомъ предметѣ и перемѣнилъ тему разговора.
   - Теперь, когда намъ извѣстно количество запасовъ, необходимо построить для нихъ амбары, а для насъ самихъ - домъ. Въ матер³алахъ нѣтъ недостатка, слѣдовательно, устроиться мы можемъ вполнѣ прилично. Надѣюсь, Бэлль,- обратился докторъ къ плотнику,- что это представитъ вамъ возможность отличиться. Впрочемъ, я могу помочь вамъ моими совѣтами.
   - Я готовъ, докторъ,- отвѣтилъ Бэлль.Въ случаѣ надобности, я не затруднился-бы построить изъ этихъ льдинъ цѣлый городъ, съ домами и улицами.
   - Ну, такъ много намъ не требуется. Возьмемъ примѣръ съ агентовъ Гудсоновой компан³и, строющихъ форты въ защиту отъ дикихъ звѣрей и инд³йцевъ. Больше намъ и не надо. Постараемся укрѣпиться понадежнѣе: съ одной стороны домъ, съ другой - амбары, подъ прикрыт³емъ двухъ баст³оновъ. По этому случаю я постараюсь припомнить себѣ кое-как³я свѣдѣн³я по части устройства становъ.
   - Я нисколько не сомнѣваюсь, докторъ, что подъ вашимъ руководствомъ мы создадимъ нѣчто великолѣпное, сказалъ Джонсонъ.
   - Главное, друзья мои, это выборъ мѣста. Хорош³й инженеръ прежде всего долженъ изслѣдовать мѣстность. Вы пойдете съ нами, Гаттерасъ?
   - Я во всемъ полагаюсь на васъ, докторъ, отвѣтилъ капитанъ. - Дѣлайте ваше дѣло, а я между тѣмъ осмотрю берега.
   Альтамонта, слишкомъ слабаго, чтобы принять участ³е въ работѣ, оставили на суднѣ, а четыре англичанина сошли на землю.
   Погода стояла бурная и туманная; въ полдень термометръ показывалъ одиннадцать градусовъ ниже точки замерзан³я (-23° стоградусника), но, за отсутств³емъ вѣтра, температура была сносная.
   Судя по расположен³ю береговъ, большое, совершенно замерзшее море тянулось на западъ на необозримое пространство. На востокъ оно ограничивалось закругленными берегами, прорѣзанными глубокими оврагами, которые въ иныхъ мѣстахъ ползли на высоту двухъ сотъ аршинъ. Море образовало собою обширный заливъ, усѣянный тѣми грозными скалами, на которыхъ разбился Porpoise. Вдали, на материкѣ видна была гора, высоту которой докторъ опредѣлилъ въ пятьсотъ сажень. На сѣверѣ, одинъ мысъ, нависш³й надъ частью залива, заканчивался уступами въ морѣ. Небольшой островъ, или скорѣе островокъ, выдавался на поверхности ледяной поляны въ трехъ миляхъ отъ берега. Здѣшн³й рейдъ представлялъ-бы безопасную и защищенную отъ вѣтровъ якорную стоянку, если-бы только входъ въ него былъ свободенъ. Въ одномъ изгибѣ берега находилась даже очень доступная для судовъ бухточка; неизвѣстно только, очищалась-ли когда либо отъ льдовъ эта часть арктическаго океана. Однакожъ, согласно съ показан³ями Бельчера и Пенни, все это море бывало свободно отъ льдовъ втечен³е лѣтнихъ мѣсяцевъ.
   Докторъ замѣтилъ въ полугорѣ нѣчто въ родѣ крутой площадки, имѣвшей въ поперечникѣ около ста футовъ. Площадка эта господствовала надъ заливомъ съ трехъ сторонъ; четвертая-же ея сторона замыкалась отвѣснымъ утесомъ, высотою въ двадцать сажень. На площадку можно было подняться по прорубленнымъ во льду ступенькамъ. Мѣсто это казалось удобнымъ для устройства на немъ прочнаго сооружен³я; укрѣпить-же его было вовсе нетрудно. Въ этомъ отношен³и все сдѣлала сама природа; оставалось только разумно воспользоваться естественными услов³ями мѣстности.
   Докторъ, Бэлль и Джонсонъ поднялись на площадку.- Она оказалась совершенно ровною. Убѣдившись въ выгодности этого мѣста, докторъ рѣшился очистить площадку отъ загромождавшаго ее снѣга, такъ какъ для дома и амбаровъ требовались прочные фундаменты.
   Въ понедѣльникъ, вторникъ и среду шла безустанная работа; наконецъ, добрались до материка. Почва состояла изъ очень твердаго, зернистаго гранита, съ острымъ, какъ стекло, изломомъ и содержала въ себѣ винисъ и крупные кристаллы полевого шпата, дробившагося подъ киркою.
   Докторъ проектировалъ размѣры и планъ снѣжнаго дома (snow-house), который долженъ былъ имѣть сорокъ футовъ длины, двадцать ширины, при высотѣ въ десять футовъ, и содержать въ себѣ три комнаты: залу, спальню и кухню. Больше и не требовалось. Налѣво находилась кухня; направо - спальня; посрединѣ - зало.

 []

   Пять дней работали усердно. Въ матер³алѣ не было недостатка. Ледяныя стѣны должны были быть достаточно толсты для того, чтобы противиться оттепелямъ. Впрочемъ, даже лѣтомъ не слѣдовало подвергаться опасности остаться безъ крова.
   Домъ принималъ приличный видъ по мѣрѣ того, какъ онъ становился выше. По фасаду онъ имѣлъ четыре окна, два въ залѣ, одно въ кухнѣ и одно въ спальнѣ. Стекла, замѣнявш³яся великолѣпными ледяными листами, согласно съ обычаемъ эскимосовъ, пропускали въ помѣщен³е, подобно матовымъ стеклахъ, мягк³й свѣтъ.
   Предъ залою, между двумя ея окнами, шелъ длинный, подобный закрытому пути, корридоръ, ведш³й въ домъ. Корридоръ герметически запирался крѣпкою дверью, взятой съ Porpoise'а. По окончан³и дома, докторъ восхищался своимъ произведен³емъ. Трудно было сказать, къ какому архитектурному стилю относилось это сооружен³е, хотя строитель его высказывался въ пользу саксонскаго готическаго стиля, столь распространеннаго въ Англ³и. Но какъ дѣло шло, главнымъ образомъ, о прочности, то докторъ снабдилъ фасадъ дома могучими контрфорсами, неуклюжими, какъ романск³е столбы. Очень покатая крыша опиралась на гранитный утесъ, который поддерживалъ также и дымовыя трубы.
   По окончан³и главныхъ работъ приступлено было къ внутреннему устройству дома. Въ залу перенесли съ Porpoise'а кушетки и разставили ихъ вокругъ большой печи. Скамьи, стулья, кресла, столы, шкафы помѣстили въ залѣ, служившей также столовою. Наконецъ, въ кухню поставили плиту судна, съ различною поварскою утварью. На полу растянули паруса, замѣнявш³е ковры и исполнявш³е также должность портьеръ у внутреннихъ дверей, ничѣмъ не закрывавшихся.
   Стѣны дома имѣли пять футовъ толщины, а оконныя углублен³я были похожи на пушечныя амбразуры.
   Все это отличалось крайнею прочностью; чего-же больше? Но если-бы послушались доктора, то чего только нельзя было подѣлать изъ снѣга, такъ легко принимающаго всевозможныя формы! По цѣлымъ днямъ онъ обсуждалъ великолѣпные планы, которые и не думалъ осуществить; во всякомъ случаѣ, своими умными выходками докторъ скрашивалъ и облегчалъ общ³й трудъ.
   Въ качествѣ библ³офила, онъ прочиталъ одну довольно рѣдкую книгу М. Крафта: "Подробное описан³е ледяного дома, построеннаго въ С.-Петербургѣ, въ январѣ мѣсяцѣ 1740 г., и всѣхъ находившихся въ немъ предметовъ". Воспоминан³е объ этомъ возбуждало его изобрѣтательный умъ. Однажды вечеромъ онъ даже повѣдалъ своимъ товарищамъ чудеса этого ледяного дворца.

 []

   - Но развѣ мы не можемъ сдѣлать того-же, что было сдѣлано въ С.-Петербургѣ? сказалъ онъ имъ.- Чего намъ недостаетъ? Рѣшительно ничего, даже воображен³я не занимать стать.
   - Значитъ, это было очень ужъ красиво? спросилъ Джонсонъ.
   - Волшебно, другъ мой! Ледяной домъ, построенный по приказан³ю императрицы Анны и въ которомъ она сыграла свадьбу одного изъ своихъ шутовъ, въ 1740 году, былъ не больше нашего дома. Предъ его фасадами стояло на лафетахъ шесть ледяныхъ пушекъ, изъ которыхъ стрѣляли холостыми и боевыми зарядами, но оруд³й отъ этого не разорвало. Тутъ-же находились мортиры для шестидесятифунтовыхъ бомбъ. Слѣдовательно и мы можемъ, въ случаѣ надобности, завести у себя артиллер³ю: бронза у насъ подъ рукою, сама валится съ неба. Но искусство и изящный вкусъ высказались во всей полнотѣ на фронтонѣ дома, красовавшемся превосходными статуями. На крыльцѣ стояли вазы съ цвѣтами и апельсинныя деревья, сдѣланныя изъ льда. Направо стоялъ огромный слонъ, днемъ выбрасывавш³й хоботомъ воду, а ночью - горящую нефть. Какой великолѣпный звѣринецъ мы могли-бы завести у себя, если-бы только захотѣли!
   - Что касается звѣрей, отвѣтилъ Джонсонъ,- то у насъ не будетъ въ нихъ недостатка. И хотя они не изо льда, тѣмъ не менѣе они не лишатся отъ этого своего интереса.
   - Мы съумѣемъ защититься отъ нихъ, сказалъ воинственный докторъ.- Возвращаясь къ с.-петербургскому дому, добавлю, что въ немъ находились столы, зеркала, канделябры, свѣчи, кровати, матрасы, подушки, занавѣсы, стулья, стѣнные часы, игральныя карты, шкафы, словомъ, полная меблировка, и все это было сдѣлано изъ чеканеннаго прорѣзнаго льда.
   - Слѣдовательно, то былъ настоящ³й дворецъ? сказалъ Бэлль.
   - Великолѣпный дворецъ, достойный великой государыни! Ахъ, ледъ, ледъ! Какое счаст³е, что Богъ выдумалъ его, потому что ледъ не только даетъ возможность производить так³я чудеса, но и доставляетъ нѣкоторыя удобства людямъ, потерпѣвшимъ крушен³е.
   Устройство дома продолжалось до 31-го марта, т. е. до Свѣтлаго Христова Воскресенья. День этотъ, посвященный отдыху, путешественники провели въ залѣ и, послѣ богослужен³я, каждый изъ нихъ могъ оцѣнить цѣлесообразность устройства своего новаго помѣщен³я.
   На слѣдующ³й день приступили къ постройкѣ амбаровъ и пороховаго погреба. Это потребовало восьми дней, считая въ томъ числѣ и время, необходимое для полной разгрузки Porpoise'а, сопряженной съ затруднен³ями, такъ какъ при очень низкой температурѣ нельзя было работать долго на открытомъ воздухѣ. Наконецъ, 8-го апрѣля, съѣстные припасы, топливо, порохъ и свинецъ находились на материкѣ. Амбары были расположены на сѣверной сторонѣ площадки, а пороховой погребъ - на южной, почти въ шестидесяти шагахъ отъ дома. Подлѣ амбаровъ устроили для гренландскихъ собакъ нѣчто въ родѣ кануры, назвагной докторомъ Dog Palace. Дэкъ находился въ общемъ помѣщен³и.
   Окончивъ постройку дома, докторъ занялся фартификац³онными работами. Подъ его руководствомъ площадка была обнесена ледянымъ валомъ, защищавшимъ ее отъ всякаго нападен³я. Самая высота площадки дѣлала изъ нея какъ-бы естественный эскарпъ; такъ какъ фортъ не имѣлъ ни входящихъ, ни исходящихъ угловъ, то онъ по всѣмъ фасамъ представлялъ одинаковую силу обороны. Докторъ, возводивш³й укрѣплен³е, напоминалъ собою достойнаго дядюшку Тов³я Огерна, благодуш³емъ и ровнымъ характеромъ котораго онъ обладалъ можно сказать вполнѣ. Надо было видѣть, съ какимъ тщан³емъ опредѣлялъ докторъ наклонъ внутренняго откоса или ширину банкета! Всѣ работы производились при помощи податливаго снѣга безъ всякихъ затруднен³й. Достойный ученый хотъ дать своему ледяному валу толщину въ цѣлыхъ десять футовъ. Площадка господствовала надъ заливомъ, слѣдовательно не было надобности ни въ наружномъ откосѣ, ни въ контръ-эскарпѣ, ни въ гласисѣ. Снѣжный парапетъ, огибая площадку, примыкалъ къ гранитному утесу и заканчивался по обѣимъ сторонамъ дома. Фортификац³онныя работы были вполнѣ окончены къ 15 апрѣля. Укрѣплен³е вышло хоть куда, и докторъ, повидимому, очень гордился своимъ произведен³емъ.
   Дѣйствительно, фортъ могъ-бы долго выдерживать нападен³е бродячихъ шаекъ эскимосовъ, если-бы подобнаго рода враги находились подъ этою широтою. Гаттерасъ, производивш³й съемку береговъ залива, нигдѣ не замѣтилъ слѣдовъ эскимосскихъ хижинъ, встрѣчающихся обыкновенно въ мѣстностяхъ, посѣщаемыхъ гренландскими племенами. Повидимому, люди, потерпѣвш³е крушен³е на судахъ Forward и Porpoise, первые посѣтили эту страну.
   Но если опасность не грозила со стороны людей, то нельзя было сказать того-же о дикихъ звѣряхъ; они конечно не замѣдлятъ своими нападен³ями и форту придется не на шутку защищать свой небольшой гарнизонъ.
  

VII.

Картологическ³я прен³я.

  
   Во время приготовлен³й къ зимовкѣ, силы и здоровье Альтамонта вполнѣ возстановились; онъ ногъ даже принимать участ³е въ работахъ по разгрузкѣ судна. Его сильный организмъ восторжествовалъ наконецъ надъ недугомъ и блѣдный цвѣтъ лица не долго выдерживалъ борьбу съ могучею кровью Альтамонта.
   Въ американцѣ сказывался крѣпк³й сангвиническ³й темпераментъ гражданина Соединенныхъ Штатовъ, личность энергичная, интеллигентная и одаренная рѣшительнымъ характеромъ, человѣкъ на все готовый, предпр³имчивый и рѣшительный. По словамъ Альтамонта, онъ родился въ Нью-²оркѣ и съ юныхъ лѣтъ плавалъ по морямъ. Его судно Porpoise было снаряжено и отправлено въ полярныя страны однимъ обществомъ американскихъ богачей, во главѣ которыхъ стоялъ извѣстный О. Гриннель.

 []

   Между Альтамонтомъ и Гаттерасомъ существовало извѣстнаго рода сходство характеровъ, но не симпат³й. Внимательный наблюдатель могъ-бы тотчасъ-же подмѣтить между ними существенную разницу. Такъ, стараясь казаться откровеннымъ, Альтамонтъ на самомъ дѣлѣ былъ скрытенъ, болѣе уступчивый, чѣмъ Гаттерасъ, онъ не обладалъ однакожъ правдивостью капитана; его характеръ не внушалъ такого довѣр³я, какъ суровый темпераментъ Гаттераса. Разъ высказавъ свою мысль послѣдн³й вполнѣ предавался ей. Американецъ говорилъ много, но высказывался скудо.
   Вотъ результатъ медленныхъ наблюден³й доктора надъ характеромъ Альтамонта. Клоубонни вполнѣ основательно опасался, что между капитанами Forward'а и Porpoise'а со временемъ можетъ возникнуть вражда, если только не ненависть.
   Изъ двухъ капитановъ начальство должно было принадлежать только одному. Несомнѣнно, что Гаттерасъ имѣлъ полное право на повиновен³е Альтамонта, право, основанное на старшинствѣ лѣтъ и на силѣ. Но если первый стоялъ во главѣ своихъ подчиненныхъ, то второй находился на своемъ кораблѣ. Это уже было замѣтно.
   И по разсчету и по инстинкту Альтамонтъ сразу же увлекся докторомъ, которому былъ обязанъ жизнью; но симпат³я влекла его къ этому достойному человѣку сильнѣе, чѣмъ чувство благодарности. Таково было неизбѣжное дѣйств³е, оказываемое характеромъ достойнаго доктора; друзья нарождались вокругъ него, какъ нарождается трава подъ живительными лучами солнца.
   Докторъ рѣшился воспользоваться расположен³емъ Альтамонта и узнать истинную причину что присутств³я въ полярныхъ моряхъ. Но американецъ умѣлъ говорить много, ничего однакожъ не сказавъ, и возвратился въ своей излюбленной темѣ о сѣверо-западномъ проливѣ,
   Докторъ былъ искренно убѣжденъ, что экспедиц³я Альтамонта вызвана совсѣмъ другими причинами и тѣми именно, которыхъ такъ опасался Гаттерасъ. Поэтому онъ положилъ не дозволять соперникамъ сталкиваться по поводу щекотливаго вопроса. Не всегда, однакожъ, ему удавалось это. Не смотря на всѣ его старан³я, самый простой разговоръ готовъ былъ ежеминутно уклониться въ сторону и каждое слово могло вызвать столкновен³е между противоположными интересами.
   И столкновен³е не замедлило произойти. Когда домъ былъ оконченъ постройкой, докторъ пожелалъ отпраздновать такое событ³е великолѣпнымъ обѣдомъ и такимъ образомъ перенести на полярный материкъ обычаи и удовольств³я европейской жизни. Бэлль очень кстати застрѣлилъ нѣсколько куропатокъ и бѣлаго зайца, первыхъ предвѣстниковъ наступающей весны.
   Пиршество состоялось 14-го апрѣля, при очень сухой погодѣ. Но холодъ не смѣлъ вторгаться въ ледяной домъ, въ виду того, что гудѣвш³я печи легко справились-бы съ нимъ.
   Пообѣдали плотно; свѣжее мясо пр³ятно замѣнило собою солонину. Дивный пуддингъ, приготовленный докторомъ, былъ два раза вызванъ на сцену. Ученый поваръ, при фартукѣ и съ можемъ у пояса, не уронилъ-бы достоинства кухни англ³йскаго лорда-канцлера.

 []

   За дессертомъ подали вина. Альтамонтъ не принадлежалъ къ числу tectotalers'овъ {Tectotalere - люди не употребляющ³е никакихъ крѣпкихъ напитковъ.}, поэтому не имѣлось достаточной причины лишать его рюмки джина или водки. Друг³е застольники, люди вообще воздержные, безъ вреда могли позволять себѣ легкое уклонен³е отъ установленныхъ правилъ. Итакъ, съ разрѣшен³я доктора, въ концѣ этого веселаго обѣда каждый могъ чокнуться рюмкою съ своими товарищами. Во время тостовъ въ честь Соединенныхъ Штатовъ Гаттерасъ постоянно молчалъ.
   Послѣ обѣда докторъ возбудилъ одинъ очень интересный вопросъ.

 []

   - Друзья мои,- сказалъ онъ,- недостаточно пройти проливы, осилить ледяныя горы и поляны и, наконецъ, пр³йти сюда, остается еще сдѣлать кое-что другое. Предлагаю вамъ дать имя гостепр³имной странѣ, въ которой мы нашли спасен³е и отдыхъ. Этотъ обычай практикуется мореплавателями всего м³ра и никто изъ нихъ не отступалъ отъ него въ положен³и, подобномъ нашему. Независимо отъ гидрографическаго описан³я береговъ, мы должны обозначить назван³ями мысы, косы и заливы этой страны. Это крайне необходимо.
   - Что дѣло - то дѣло, докторъ! - вскричалъ Джонсонъ. Обозначен³е спец³альнымъ именемъ неизвѣстныхъ странъ въ нѣкоторой степени оживляетъ ихъ, такъ что даже на новооткрытомъ материкѣ человѣкъ не въ правѣ считать себя окончательно оставленнымъ всѣми.
   - Не говоря уже о томъ,- замѣтилъ Бэлль,- что это въ значительной степени упрощаетъ составлен³е инструкц³й на время экскурс³й и облегчаетъ ихъ выполнен³е. Во время какой нибудь экспедиц³и или на охотѣ мы можемъ разбрестись врозь, а чтобъ найти дорогу, необходимо знать, какъ она называется.
   - Итакъ,- сказалъ докторъ,- относительно этого предмета вопросъ рѣшенъ утвердительно. Постараемся теперь пр³йти къ соглашен³ю относительно самихъ назван³й и не забудемъ при этомъ ни нашей родины, ни нашихъ друзей. Что касается меня, то, при видѣ карты, ничто не доставляетъ мнѣ такого удовольств³я, какъ имя соотечественника, стоящее рядомъ съ назван³емъ какого нибудь мыса, острова или моря. Это, такъ сказать, любезное вмѣшательство дружбы въ дѣло географ³и.
   - Вы правы, докторъ,- сказалъ Альтамовтъ; - къ тому-же, вы выражаетесь съ искусствомъ, возвышающимъ цѣну сказаннаго вами.
   - Приступимъ къ дѣлу по порядку,- отвѣтилъ докторъ.
   Гаттерасъ не принималъ участ³я въ разговорѣ; онъ размышлялъ. Но какъ взоры товарищей были устремлены на него, то онъ всталъ и сказалъ:
   - По моему мнѣн³ю, и никто, надѣюсь, не будетъ противорѣчить, мнѣ - въ эту минуту Гаттерасъ смотрѣлъ на Альтамонта - я считаю приличнымъ дать нашему дому имя его искуснаго строителя, лучшаго изъ всѣхъ насъ, и назвать его Doctor's Hause (Домомъ Доктора).
   - Хорошо сказано! вскричалъ Бэлль.
   - Прекрасно! - подтвердилъ Джонсонъ. Домъ Доктора!
   - Ничего не можетъ быть лучше,- замѣтилъ Альтамонтъ. Я предлагаю тостъ въ честь доктора Клоубонни.
   Раздался дружный и троекратный возгласъ ура, смѣшавш³йся съ одобрительнымъ лаемъ Дэка. - Итакъ,- сказалъ Гаттерасъ,- пусть за нашимъ домомъ остается такое назван³е въ ожидан³и того времени, когда какой нибудь новый материкъ дастъ намъ возможность обозначить его именемъ нашего общаго друга.
   - Если-бы земной рай не имѣлъ еще назван³я, то имя доктора пришлось-бы ему какъ разъ подстать.
   Взволнованный Кдоубонни изъ скромности попробовалъ было уклониться отъ предлагаемой чести, но успѣха въ этомъ не имѣлъ. Пришлось покориться необходимости, послѣ чего самымъ законнымъ образомъ было постановлено, что этотъ веселый обѣдъ состоялся въ большой залѣ Дома Доктора, что онъ былъ изготовленъ на кухнѣ Дома Доктора и что все общество весело отправится на отдыхъ въ спальню Дома Доктора.
   - Теперь,- сказалъ докторъ,- перейдемъ къ болѣе важнымъ сторонамъ нашихъ открыт³й.
   - И прежде всего,- отвѣтилъ Гаттерасъ,- въ окружающему насъ громадному морю, волны котораго не бороздилъ еще ни одинъ корабль.
   - Ни одинъ корабль! Однакожъ, мнѣ кажется,- сказалъ Альтамонтъ,- что не должно забывать Porpoise'а, развѣ только предположить что онъ прибылъ сюда сухимъ путемъ,- насмѣшливо добавилъ американецъ.
   - Это можно подумать, на самомъ дѣлѣ, глядя на скалы, на которыя его высадило,- отвѣтилъ Гаттерасъ.
   - Вы правы, капитанъ,- сказалъ обидѣвш³йся Альтамонтъ. Но все-же это лучше, чѣмъ испариться въ воздухѣ, подобно Forward'у.
   Гаттерасъ готовъ былъ уже рѣзко отвѣтить, какъ докторъ вмѣшался въ разговоръ.
   - Друзья мои,- сказалъ онъ,- дѣло идетъ не о корабляхъ, а объ новомъ морѣ...
   - Оно не ново,- отвѣтилъ Альтамонтъ. На всѣхъ картахъ полярныхъ странъ оно обозначено именемъ Сѣвернаго океана, и я не думаю, чтобы настояла необходимость перемѣнить это назван³е. Если впослѣдств³и мы узнаемъ, что оно только заливъ или проливъ, тогда разсудимъ, какъ поступить.
   - Пусть будетъ такъ,- сказалъ Гаттерасъ.
   - Значитъ, дѣло рѣшено,- сказалъ докторъ, почти раскаявавш³йся уже въ этомъ что возбудилъ столь щекотливый и вызывавш³й наружу нац³ональное первенство разговоръ.
   - Возвратимся къ землѣ, на которой въ настоящее время мы находимся,- продолжалъ Гаттерасъ, я сомнѣваюсь, чтобы она была обозначена какимъ-либо именемъ даже на новѣйшихъ картахъ!
   Говоря это, онъ пристально смотрѣлъ на Альтамонта, который отвѣтилъ не опуская глазъ:
   - И въ этомъ случаѣ вы можете ошибаться, Гаттерасъ.
   - Ошибиться? Какъ! эта неизслѣдованная страна, эта новая земля?
   - Уже имѣетъ имя,- спокойно отвѣтилъ Альтамонтъ.
   Гаттерасъ замолчалъ; губы его дрожали.
   - Какое? - спросилъ докторъ, нѣсколько озадаченный заявлен³емъ американца.
   - Любезный докторъ,- отвѣтилъ Альтамонтъ,- у всѣхъ мореплавателей существуетъ обычай, всѣмъ имъ принадлежитъ право дать назван³е странѣ, въ которую они прибыли первые. Мнѣ кажется, поэтому, что въ настоящемъ случаѣ я могъ, я долженъ былъ воспользоваться этимъ неоспоримымъ правомъ...
 &nbs

Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
Просмотров: 272 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа