Главная » Книги

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса, Страница 13

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

ложен³и и голосъ его былъ услышанъ доблестными товарищами. Прошлое столь рѣшительныхъ людей ручалось за ихъ мужество въ будущемъ.
   Докторъ, послѣ энергическихъ словъ капитана, хотѣлъ дать себѣ ясный отчетъ о дѣйствительномъ положен³и вещей и, оставивъ своихъ товарищей, остановившихся въ пятистахъ шагахъ отъ брига, направился къ мѣсту катастрофы.
   Отъ Forward'а, этого съ такимъ тщан³емъ построеннаго корабля, отъ этого столь дорогаго брига, не осталось почти ничего. О силѣ взрыва свидѣтельствовали истрескавш³яся льдины, безобразные, почернѣвш³е и обугливш³еся обломки дерева, исковерканныя желѣзныя полосы, тлѣющ³е, подобно пушечнымъ фитилямъ, куски канатовъ и стлавш³еся вдали по ледянымъ полянамъ спирали дыма. Кормовая пушка, отброшенная на нѣсколько сажень, лежала на похожей на лафетъ льдинѣ. Окрестность, въ районѣ ста сажень, была усѣяна всякаго рода обломками; киль судна лежалъ подъ кучами льда. Ледяныя горы, растаявш³я нѣсколько отъ пожара, снова сдѣлались твердыми какъ гранитъ.

 []

   Докторъ вспомнилъ о своей каютѣ, о своихъ погибшихъ коллекц³яхъ, о дорогихъ инструментахъ, о своихъ превращенныхъ въ пепелъ книгахъ. Какая масса погибшихъ богатствъ! Онъ со слезами на глазахъ осматривалъ мѣсто ужасной катастрофы и думалъ не о будущемъ, а объ непоправимомъ несчаст³и, непосредственно поразившемъ его.
   Вскорѣ къ нему подошелъ Джонсонъ. На лицѣ стараго моряка видны были слѣды его послѣднихъ страдан³й. Онъ долженъ былъ бороться съ возмутившимся товарищами и защищать порученный его охранѣ корабль.
   Докторъ протянулъ руку, которую несчастный Джонсонъ печально пожалъ.
   - Что будетъ съ нами, другъ мой?- сказалъ докторъ.
   - Кто можетъ предвидѣть это,- :отвѣтилъ Джонсонъ.
   - Главное, не слѣдуетъ отчаяваться; будемъ мужественны.
   - Да, докторъ,- отвѣтилъ старый морякъ. Въ минуту великихъ несчаст³й, слѣдуетъ принимать велик³я рѣшен³я. Постараемся выйти изъ дурнаго положен³я, въ которомъ находимся.

 []

   - Бѣдный бригъ!- со вздохомъ сказалъ докторъ. Я привязался къ нему, полюбилъ его, какъ свой домашн³й очагъ, какъ домъ, въ которомъ провелъ всю свою жизнь. A теперь и слѣда его не осталось!
   - Кто повѣрилъ-бы, докторъ, что эта масса дерева и желѣза настолько можетъ быть дорога нашему сердцу!
   - Гдѣ шлюпка?- спросилъ Клоубонни, озираясь по сторонамъ. Она тоже не избѣжала истреблен³я?
   - Шандонъ и его товарищи взяли ее съ собою, докторъ.
   - A пирога?
   - Изломана въ щепы! Эти еще неостывш³е листы жести - вотъ все, что осталось отъ нея.
   - Значитъ у насъ только и есть, что halkett-boat? {Складная шлюпка изъ каучука, которую можно наполнять воздухомъ.}.
   - Да, благодаря тому, что вы взяли ее съ собою.
   - Этого мало,- сказалъ докторъ.
   - Безчестные измѣнники, бѣглецы! - вскричалъ Джонсонъ. Да накажетъ ихъ Богъ, какъ они того заслуживаютъ!
   - Джонсонъ,- кротко сказалъ докторъ,- не должно забывать, что они подвергались тяжкимъ страдан³ямъ и испытан³ямъ. Только лучш³е изъ людей остаются твердыми и непоколебимыми въ несчаст³и, но слабые падаютъ. Пожалѣемъ лучше о нашихъ товарищахъ, но не станемъ проклинать ихъ.
   Сказавъ это, докторъ замолчалъ на нѣсколько мгновен³й и зорко посматривалъ по сторонамъ.
   - A что сталось съ санями?- спросилъ Джонсонъ.
   - Они находятся въ одной милѣ отсюда.
   - Подъ охраною Симпсона?
   - Нѣтъ, другъ мой! Симпсонъ, бѣдный Симпсонъ изнемогъ отъ своихъ страдан³й.
   - Умеръ!- воскликнулъ Джонсонъ.
   - Умеръ!- отвѣтилъ докторъ.
   - Несчастный! сказалъ Джонсонъ. - Впрочемъ,- какъ знать?- не придется-ли намъ завидовать постигшей его участи!
   - Но взамѣнъ умершаго мы привезли умирающаго,- сказалъ докторъ.
   - Умирающаго?
   - Да, капитана Альтамонта.
   Докторъ въ нѣсколькихъ словахъ разсказалъ Джонсону о томъ, что случилось съ ними во время пути.
   - Американецъ! - въ раздумьи сказалъ Джонсонъ.
   - Да, судя по всему, это гражданинъ штатовъ Сѣверной Америки. Но что это за судно Porpoise, очевидно потерпѣвшее крушен³е, и зачѣмъ оно пришло сюда?
   - Затѣмъ, чтобы погибнуть,- отвѣтилъ Джонсонъ,- подобно всѣмъ, которыхъ отвага заводитъ въ эти гибельныя страны. Но, докторъ, вы достигли, по крайней мѣрѣ, цѣли вашего путешеств³я?
   - Склада каменнаго угля?- спросилъ докторъ.
   - Да.
   Докторъ печально покачалъ головою.
   - Ничего, значитъ?
   - Ничего! Мы чувствовали недостатокъ въ съѣстныхъ припасахъ, а утомлен³е лишило насъ послѣднихъ силъ въ дорогѣ. Мы даже не дошли до берега, о которомъ упоминалъ Эдуардъ Бельчеръ!
   - Слѣдовательно,- сказалъ Джонсонъ,- топлива нѣтъ?
   - Нѣтъ!
   - И съѣстныхъ припасовъ тоже нѣтъ?
   - Тоже!
   - И вдобавокъ, нѣтъ корабля, чтобы возвратиться въ Англ³ю.
   Докторъ и Джонсонъ замолчали. Для того, чтобы взглянуть прямо въ лицо столь ужасному положен³ю, надо было обладать неимовѣрнымъ мужествомъ.
   - Въ концѣ концовъ,- сказалъ Джонсонъ,- наше положен³е, по крайней мѣрѣ, выяснилось! Мы знаемъ, чего держаться! Начнемъ съ необходимѣйшаго и построимъ себѣ снѣжную хижину, потому что стужа стоитъ лютая.
   - При помощи Бэлля устроить это не трудно,- отвѣтилъ докторъ. Затѣмъ мы сходимъ за санями, привеземъ американца и отправимся на совѣтъ съ Гаттерасомъ.
   - Бѣдный капитанъ!- сказалъ Джонсонъ. Должно быть, онъ ужасно страдаетъ; ради другихъ, онъ забывалъ даже о самомъ себѣ!
   Докторъ и Джонсонъ возвратились въ своимъ товарищамъ.
   Гаттерасъ стоялъ неподвижно, скрестивъ, по своему обыкновен³ю, руки на груди и какъ-бы стараясь прозрѣть въ пространствѣ будущее. Лицо его приняло обычное выражен³е непоколебимой твердости. О чемъ думалъ этотъ необыкновенный человѣкъ? Не о своемъ-ли отчаянномъ положен³и, не о возвратномъ-ли пути, такъ какъ люди, стих³и, все, наконецъ, возставало противъ его замысловъ? Или быть можетъ онъ все еще надѣялся?
   Никто не могъ разгадать его мыслей, ничѣмъ не выражавшихся во внѣшности. Вѣрный Дэкъ стоялъ подлѣ него, не обращая вниман³я на температуру, упавшую до тридцати двухъ градусовъ ниже точки замерзан³я (-36° стоградусника).
   Бэлль неподвижно лежалъ на льду; казалось, онъ лишился чувствъ. Такое состоян³е могло стоить ему жизни и онъ подвергался опасности замерзнуть.
   Джонсонъ растолкалъ своего товарища, поспѣшно сталъ натирать ему лицо снѣгомъ и не безъ труда вывелъ изъ состоян³я окоченѣн³я.
   - Да ну же, Бэлль, пошевеливайся!- ;ворчалъ старый морякъ. Чего разнѣжился? Вставай! Надо потолковать о нашихъ дѣлишкахъ, да и какую ни на есть избушку соорудить. Развѣ ты забылъ, какъ строятся снѣжныя хижины? Пойдемъ и помоги мнѣ, Бэлль. Вотъ эта ледяная гора сама напрашивается, чтобъ ее поковыряли немножко. Примемся за работу, которая сообщитъ намъ то, въ чемъ здѣсь никогда не должно чувствовать недостатка: бодрость и отвагу.
   Бэлль, нѣсколько ободренный этими словами, отправился за Джонсономъ.
   - A между тѣмъ,- продолжалъ морякъ,- докторъ приметъ на себя трудъ сходить за санями и приведетъ ихъ вмѣстѣ съ собаками.
   - Я готовъ хоть с³ю минуту,- сказалъ Клоубонни.- Черезъ часъ я возвращусь назадъ.
   - Вы будете сопровождать доктора, капитанъ?- спросилъ Джонсонъ, направляясь въ Гаттерасу.
   Хотя послѣдн³й былъ погруженъ въ размышлен³я, однакожъ онъ слышалъ Джонсона, потому что мягкимъ голосомъ отвѣтилъ:
   - Нѣтъ, другъ мой, такъ какъ доктору угодно принять на себя этотъ трудъ... Необходимо сегодня-же на что-нибудь рѣшиться. Я долженъ остаться одинъ и кое-что обдумать... Идите. Дѣйствуйте согласно съ тѣмъ, что сочтете необходимымъ въ настоящее время, а я поразмыслю о будущемъ.
   Джонсонъ возвратился къ доктору.
   - Странно,- сказалъ онъ,- но, повидимому, раздражен³е капитана прошло совершенно. Никогда у него не было столь ласковаго голоса.
   - Къ нему возвратилось его хладнокров³е,- отвѣтилъ докторъ. Повѣрьте мнѣ, Джонсонъ, этотъ человѣкъ можетъ спасти насъ.
   Сказавъ это, Клоубонни плотно закуталъ голову и, держа въ рукѣ палку съ желѣзнымъ наконечникомъ, направился къ санямъ среди тумана, почти блестѣвшаго подъ лучами луны.

 []

   Джонсонъ и Бэлль немедленно принялись за работу. Первый своими прибаутками ободрялъ работавшаго молча плотника. Строить избу не оказывалось надобности: для этого достаточно было прорубить углублен³е въ ледяной горѣ. Рубка твердаго льда сопряжена съ большимъ трудомъ, но за то самая плотность льда ручалась за прочность постройки. Вскорѣ Джонсонъ и Бэлль работали уже въ прорубленномъ ими углублен³и и выбрасывали наружу куски, отдѣленные отъ компактной ледяной глыбы.
   Гаттерасъ, ходивш³й все время быстрыми шагами, повременамъ внезапно останавливался; очевидно, онъ не хотѣлъ дойти до мѣста, гдѣ находился его несчастный бригъ.
   Согласно съ своимъ обѣщан³емъ, докторъ вскорѣ возвратился. Онъ привезъ Альтамонта, лежавшаго на саняхъ и покрытаго палаткою. Гренландск³я собаки, тощ³я, изнуренныя, голодныя, съ трудомъ везли сани и глодали свою ременную упряжь. Пора было накормить людей и животныхъ и дать имъ отдыхъ.
   Въ то время, какъ жилье все глубже и глубже прорубалось во льду, вездѣ шаривш³й докторъ нашелъ небольшую чугунную печь, почти не пострадавшую отъ взрыва; ея исковерканную трубу нетрудно было выпрямить. Черезъ три часа ледяной домъ былъ готовъ; въ немъ поставили печь, наполнили ее кусками дерева и печь вскорѣ загудѣла, распространяя въ помѣщен³и благотворную теплоту.
   Американца внесли въ домъ и положили на одѣяло; а четыре англичанина, усѣвшись подлѣ огня, кое-какъ подкрѣпились остатками провиз³и, находившейся въ саняхъ: небольшимъ количествомъ сухарей и горячимъ чаемъ. Гаттерасъ ничего не говорилъ, всѣ съ почтен³емъ относились къ его молчан³ю.
   Пообѣдавъ, докторъ знакомъ пригласилъ Джонсона выйти изъ, хижины.
   - Теперь,- сказалъ онъ,- мы приступимъ къ составлен³ю описи оставшагося у насъ имущества. Необходимо въ точности знать состоян³е нашихъ повсюду разбросанныхъ богатствъ. Надо ихъ собрать, потому что съ минуты на минуту можетъ пойти снѣгъ и тогда намъ не отыскать ни малѣйшихъ остатковъ брига.
   - Значитъ времени терять не слѣдуетъ,- отвѣтилъ Джононъ.- Главное для насъ - съѣстные принасы и дерево.
   - Станемъ искать каждый отдѣльно,- сказалъ докторъ,- и изслѣдуемъ весь районъ взрыва, начавъ съ центра; затѣмъ доберемся и до окружности.
   Джонсонъ и докторъ немедленно отправились къ мѣсту катастрофы. При слабомъ свѣтѣ луны каждый изъ нихъ внимательно осматривалъ остатки корабля. Началась настоящая охота. Докторъ работалъ если не съ удовольств³емъ, то съ увлечен³емъ охотника и у него сильно билось сердце всяк³й разъ, когда ему удавалось отыскать какой-нибудь почти неповрежденный ящикъ. Къ несчаст³ю, большая часть ящиковъ были пусти и обломки ихъ во всѣхъ направлен³яхъ покрывали ледяную поляну.
   Сила взрыва была такъ велика, что мног³е предметы превратились въ пепелъ и прахъ. То тамъ, то сямъ лежали крупныя части машины, исковерканныя, изломанныя; лопасти винта, отброшенныя отъ брига на двадцать саженъ, глубоко врѣзывались въ затвердѣвш³й снѣгъ; искривленные цилиндры были сорваны со своихъ мѣстъ; труба, треснувшая во всю длину, съ висѣвшими на ней обрывками цѣпей лежала подъ огромною льдиною; гвозди, крючки, желѣзныя скрѣпы руля, листы мѣдной обшивки, всѣ металлическ³я подѣлки, точно картечь, разлетѣлись на дальнее разстоян³е.
   Но это желѣзо, которое могло-бы обогатить цѣлое племя эскимосовъ, не имѣло въ настоящее время никакого значен³я. Прежде всего необходимы были съѣстные припасы, а ихъ-то докторъ и находилъ всего менѣе.
   - Плохо дѣло,- говорилъ онъ себѣ.- Очевидно, что отдѣлен³е для провиз³и, находившееся подлѣ крюйтъ-камеры, совершенно разрушено взрывомъ. Что не сгорѣло, то искрошено въ дребезги. Скверно... Если Джонсонъ не будетъ счастлявѣе меня, то я не знаю, что и станется съ нами.
   Однакожъ, расширяя кругъ своихъ поисковъ, докторъ успѣлъ собрать около пятнадцати фунтовъ пеммикана {Пеммиканъ - сушеное мясо.}; четыре глиняныхъ бутылки, отброшенныя на дальнее разстоян³е и упавш³я въ рыхлый снѣгъ, заключали въ себѣ пять или шесть пинтъ водки.
   Онъ нашелъ также два пакета сѣмянъ ложечной травы, очень кстати замѣнившей собою лимонный сокъ,- столь дѣйствительное противоскорбутное (противоцынготное) средство.
   Черезъ два часа докторъ и Джонсонъ встрѣтились и сообщили другъ другу результаты своихъ поисковъ. Къ сожалѣн³ю, послѣдн³е, въ отношен³и съѣстныхъ припасовъ, оказались очень неудовлетворительными и ограничивались находкою небольшаго количества солонины, пятидесяти фунтовъ пеммикана, трехъ мѣшковъ сухарей, небольшаго запаса шоколада, водки и двухъ фунтовъ кофе, по зернышкамъ собраннаго на льду.
   Не нашли ни одѣялъ, ни кожъ, ни одежды; очевидно, все это было истреблено огнемъ.
   Докторъ и Джонсонъ собрали съѣстныхъ припасовъ всего на три недѣли; но этого было мало для возстановлен³я силъ изнуренныхъ людей. Такимъ образомъ, вслѣдств³е роковаго стечен³я обстоятельствъ, у Гаттераса сперва не хватило топлива, а теперь грозила опасность умереть отъ недостатка съѣстныхъ припасовъ.
   Что касается топлива, доставленнаго обломками брига, кусками мачтъ и корпусомъ корабля, то его стало-бы приблизительно на три недѣли. Но, прежде чѣмъ употребить его на отоплен³е ледянаго дома, докторъ спросилъ у Джонсона, не пригодятся-ли эти безобразные обломки для постройки небольшаго судна или, по крайней мѣрѣ, шлюпки.
   - Нѣтъ, докторъ,- отвѣтилъ Джонсонъ,- объ этомъ нечего и думать. Тутъ нѣтъ ни одного куска дерева, изъ котораго можно-бы что нибудь сдѣлать. Все это годно лишь на то, чтобы на нѣсколько дней доставить намъ отоплен³е.
   - A что будетъ съ нами затѣмъ?- спросилъ докторъ.
   - Что будетъ угодно Богу,- отвѣтилъ Джонсонъ.
   Окончивъ опись, докторъ и Джонсонъ отправились къ санямъ, запрягли въ нихъ несчастныхъ изнуренныхъ собакъ и возвратились на мѣсто взрыва. Нагрузивъ сани остатками рѣдкаго и столь драгоцѣннаго матер³ала, они перевезли его къ ледяному дому; затѣмъ, полузамерзш³е, усѣлись подлѣ своихъ товарищей по несчаст³ю.

 []

  

II.

Первыя слова Альтамонта.

  
   Къ восьми часамъ вечера небо очистилось отъ снѣжныхъ тумановъ; звѣзды ярко блестѣли, холодъ усилился.
   Гаттерасъ воспользовался перемѣною погоды для того, чтобы взять высоту нѣкоторыхъ звѣздъ. Ни слова не говоря, онъ взялъ инструменты и вышелъ изъ ледяного дома, чтобы опредѣлить мѣстонахожден³е брига и узнать, не движется-ли еще ледяная поляна.
   Черезъ полчаса онъ возвратился, легъ въ углу и оставался въ полнѣйшей неподвижности, которая не была, однакожъ, неподвижностью сна.
   На слѣдующ³й день выпалъ глубок³й снѣгъ. Докторъ могъ поздравить себя съ тѣмъ, что началъ свои поиски наканунѣ, потому что вскорѣ ледяная поляна покрылась бѣлымъ снѣжнымъ пологомъ и всѣ слѣды взрыва исчезли подъ густымъ слоемъ, имѣвшимъ три фута глубины.
   Цѣлый день нельзя было показаться на дворъ; къ счаст³ю, ледяной домъ былъ удобенъ или казался удобнымъ истомленнымъ путешественникамъ. Маленькая печь дѣйствовала исправно, за исключен³емъ случаевъ, когда сильные порывы вѣтра забивали дымъ въ помѣщен³е. Теплота печи, кромѣ того, давала возможность приготовлять горяч³й чай и кофе, оказывавш³е на людей столь благотворное дѣйств³е при низкой температурѣ.
   Потерпѣвш³е крушен³е - путешественниковъ нашихъ съ полнымъ правомъ можно было назвать такъ - испытывали чувство отрады, котораго давно уже не знали; они думали только о своемъ настоящемъ положен³и, о благотворной теплотѣ и забывали о будущемъ, почти пренебрегали имъ, не смотря на то, что оно грозило имъ неминуемою гибелью.
   Американецъ страдалъ меньше и мало по малу возвращался къ жизни. Онъ уже открывалъ глаза, но говорить еще не могъ. Губы его, на которыхъ виднѣлись слѣды цынги, не могли произнести ни слова; однакожъ онъ слышалъ и ему сообщили о положен³и, въ которомъ онъ находился. Онъ поблагодарилъ движен³емъ головы, узнавъ, что его извлекли изъ снѣжной могилы. Осторожный докторъ не сказалъ американцу, что его смерть отложена на коротк³й срокъ, такъ какъ черезъ двѣ, много чрезъ три недѣли съѣстные припасы окончательно истощатся.
   Около полудня Гаттерасъ вышелъ изъ состоян³я неподвижности и подошелъ въ доктору, Джонсону и Бэллю.
   - Друзья мои,- сказалъ онъ,- мы сообща должны принять окончательное рѣшен³е относительно дальнѣйшаго образа дѣйств³й. Но прежде всего я попрошу Джонсона разсказать, при какихъ обстоятельствахъ совершилась измѣна, погубившая насъ.
   - Къ чему знать это?- замѣтилъ докторъ. Фактъ на лицо и думать о немъ не слѣдуетъ.
   - Я не могу не думать о немъ,- сказалъ Гатгерасъ,- но послѣ разсказа Джонсона навсегда о немъ забуду.
   - Вотъ какъ было дѣло,- отвѣтилъ Джонсонъ. Съ своей стороны я сдѣлалъ все, чтобы предупредить это преступлен³е...
   - Я въ этомъ увѣренъ, Джонсонъ, тѣмъ болѣе, что зачинщики возмущен³я давно уже старались пр³йти въ такому концу.
   - Я того-же мнѣн³я,- сказалъ докторъ.
   - И я тоже,- продолжалъ Джонсонъ. - Вслѣдъ за вашимъ отъѣздомъ, на другой-же день, Шандонъ, этотъ негодяй, раздраженный противъ васъ честолюбецъ, поддерживаемый, впрочемъ, другими, принялъ начальство надъ бригомъ. Я противился, но тщетно. Съ той минуты каждый дѣйствовалъ по своему произволу; Шандонъ никому не мѣшалъ, желая показать экипажу, что время трудовъ и лишен³й миновало. Никакой эконом³и не соблюдалось; печь топили безъ толку и мѣры, бригъ жгли. Съѣстные припасы были отданы въ распоряжен³е всѣхъ и каждаго, такъ же какъ ромъ и водка. Предоставляю вамъ судить, какимъ излишествамъ предавались люди, давно уже отвыкш³е отъ спиртныхъ напитковъ! Такъ дѣло шло отъ 7-го по 15-е января.

 []

   - Слѣдовательно,- сказалъ Гаттерасъ,- Шандонъ явно подбивалъ экипажъ къ возмущен³ю?
   - Да, капитанъ.
   - Никогда не вспоминайте о немъ. Продолжайте, Джонсонъ.
   - 24-го или 25-го января предположено было бросить бригъ. Экипажъ рѣшился дойти до западныхъ частей Баффинова моря, откуда на шлюпкѣ отправиться на поиски за китобоями, или добраться до поселен³й восточнаго берега Гренланд³и. Провиз³и было въ изобил³и; больные, поддерживаемые надеждою на возвращен³е въ отечество, нѣсколько ободрились. Приступили къ приготовлен³ямъ къ отъѣзду; сладили сани для перевозки съѣстныхъ припасовъ, топлива и шлюпки; люди должны были везти сани на себѣ. Все это потребовало времени по 15-е число февраля. Я все надѣялся, что вы пр³ѣдете, капитанъ, хотя, съ другой стороны, опасался вашего присутств³я. Вы ничего не подѣлали-бы съ экипажемъ, который скорѣе убилъ-бы васъ, чѣмъ остался на бригѣ. Экипажемъ овладѣла горячка свободы. Я бесѣдовалъ отдѣльно съ каждымъ изъ моихъ товарищей; убѣждалъ ихъ, увѣщевалъ, старался выставить имъ на видъ всю опасность подобной экспедиц³и, всю низость ихъ намѣрен³я бросить васъ. Но даже отъ лучшихъ изъ нихъ я ничего не могъ добиться! Отъѣздъ былъ назначенъ на 22-е февраля. Шандону не терпѣлось. Сани и шлюпку донельзя нагрузили напитками и съѣстными припасами; взяли значительный запасъ топлива; правая сторона брига была уже разрушена до самой ватерлин³и. Послѣдн³й день былъ днемъ орг³и, матросы все истребляли, все уничтожали; Пэнъ и два или три другихъ матроса, въ состоян³и опьянен³я, подожгли бригъ. Я дрался, боролся съ ними; но меня сбили съ ногъ и исколотили. За тѣмъ эти негодяи, съ Шандономъ во главѣ, направились на востокъ и скрылись изъ моихъ глазъ. Я остался одинъ. Могъ-ли я совладать съ огнемъ, охватившимъ весь бригъ? Колодезь замерзъ; у меня не было ни капли воды. Forward горѣлъ два дня; остальное вамъ извѣстно.
   Послѣ разсказа Джонсона въ ледяномъ домѣ настало довольно продолжительное молчан³е. Мрачная картина пожара, гибель брига съ неотразимою силою возставали въ воображен³и людей, потерпѣвшихъ крушен³е. Они сознавали, что лишились возможности возвратиться на родину, не смѣли взглянуть другъ на друга, опасаясь подмѣтить на чьемъ-либо лицѣ выражен³е полнѣйшаго отчаян³я. Слышно было только тяжелое дыхан³е американца.
   - Благодарю васъ, Джонсонъ,- сказалъ наконецъ Гаттерасъ; вы сдѣлали все для спасен³я моего корабля. Но вы были одни, слѣдовательно противиться не могли. Еще разъ благодарю васъ. Забудемъ объ этой катастрофѣ и соединимъ всѣ наши усил³я для общаго спасен³я. Здѣсь насъ четверо товарищей и друзей; жизнь одного изъ насъ стоитъ жизни другаго. Пусть каждый выскажетъ свое мнѣн³е относительно дальнѣйшаго образа нашихъ дѣйств³й
   - Спрашивайте, Гаттерасъ,- отвѣтилъ докторъ. Всѣ мы преданы вамъ и всѣ мы выскажемся по чистой совѣсти. Прежде всего, имѣете-ли вы какой-нибудь опредѣленный планъ?
   - Отдѣльно я не могу имѣть никакого плана,- печально отвѣтилъ Гаттерасъ. Мое личное мнѣн³е можетъ показаться своекорыстнымъ, а потому я хотѣлъ-бы прежде всего знать ваше мнѣн³е.
   - Капитанъ,- сказалъ Джонсонъ,- прежде чѣмъ высказаться при столь тяжкихъ обстоятельствахъ, я долженъ обратиться бъ вамъ съ однимъ важнымъ вопросомъ.
   - Говорите, Джонсонъ.
   - Вчера вы опредѣлили мѣсто, гдѣ мы находимся. Дрейфуетъ-ли ледяная поляна или остается на прежнемъ мѣстѣ?
   - Она не тронулась съ мѣста и, какъ до нашего отъѣзда стоить подъ 80°15' широты и 97°35' долготы.
   - Въ какомъ разстоян³и,- спросилъ Джонсонъ,- находимся мы отъ ближайшаго моря на западѣ?
   - Приблизительно въ шести стахъ миляхъ,- отвѣтилъ Гаттерасъ.
   - И море это?...
   - Проливъ Смита.
   - Тотъ самый, который мы не могли пройти въ апрѣлѣ мѣсяцѣ?
   - Тотъ самый.
   - Въ такомъ случаѣ, капитанъ, наше положен³е выяснилось и мы съ полнымъ знан³емъ дѣла можемъ принять какое-нибудь рѣшен³е.
   - Говорите,- сказалъ Гаттерасъ, опуская голову на руки.
   Въ такомъ положен³я онъ могъ слушать своихъ товарищей, не глядя на нихъ.
   - Итакъ, Бэлль,- сказалъ докторъ,- какой образъ дѣйств³й, по вашему мнѣн³ю, представляется самымъ цѣлеобразнымъ.
   - Тутъ нечего долго разсуждать,- отвѣтилъ плотникъ. Необходимо возвратиться,- не теряя ни одного дня, ни одного часа,- или на югъ, или на западъ и добраться до ближайшаго берега, хоть бы путешеств³е наше длилось два мѣсяца.
   - У насъ осталось съѣстныхъ припасовъ всего на три недѣли,- замѣтилъ Гаттерасъ.
   - Значитъ путь этотъ надо пройти въ три недѣли: въ этомъ заключается наше единственное спасен³е. Хоть бы пришлось, приближаясь къ берегу, ползти на колѣняхъ, но мы должны прибыть на мѣсто чрезъ двадцать пять дней.
   - Эта часть полярныхъ странъ не изслѣдована,- говорилъ Гаттерасъ. Мы можемъ встрѣтить препятств³я, горы, ледники, которыя преградятъ намъ путь.
   - Въ этомъ я не вижу достаточной причины, чтобы не попытать счастья,- сказалъ докторъ. Что мы подвергнемся большимъ страдан³ямъ - это очевидно. Относительно, же пищи мы должны будемъ ограничится самымъ необходимымъ, развѣ только охота...
   - У насъ осталось всего полфунта пороху,- отвѣтилъ Гаттерасъ.
   - Я понимаю, Гаттерасъ,- сказалъ докторъ,- всю основательность вашихъ возражен³й и не льщу себя несбыточныжи надеждами. Но я угадываю ваши мысли. Имѣете ли вы какой-либо осуществимый планъ?
   - Нѣтъ,- подумавъ отвѣтилъ капитанъ.
   - Въ нашемъ мужествѣ сомнѣваться вы не можете,- продолжалъ докторъ.- Вамъ извѣстно, что мы готовы повсюду слѣдовать за вами, но не слѣдуетъ ли въ настоящее время отказаться отъ всякой надежды подняться къ полюсу? Измѣна разрушила ваши планы; вы могли бороться съ естественными препятств³ями, могли преодолѣть ихъ, но предъ лукавствомъ людей вы оказались безсильны. Вы сдѣлали все человѣчески возможное и вы успѣли бы въ своихъ замыслахъ, я въ этомъ убѣжденъ. Но въ настоящемъ положен³и не будете ли вы вынуждены отложить на время свои планы съ тѣмъ, чтобы впослѣдств³и возобновить ихъ, не постараетесь ли вы возвратиться въ Англ³ю?
   - Что вы скажете, капитанъ?- спросилъ Джонсонъ молчавшаго Гаттераса.
   Капитанъ приподнялъ голову и сказалъ:
   - Слѣдовательно, вы увѣрены, что дойдете до береговъ пролива, истомленные, почти безъ пищи?
   - Нѣтъ,- отвѣтилъ докторъ,- но, во всякомъ случаѣ, берегъ не придетъ къ намъ; его надо поискать. Можетъ быть, на югѣ мы встрѣтимъ эскимосовъ, съ которыми не трудно будетъ войти въ сношен³е.
   - Наконецъ,- сказалъ Джонсонъ,- развѣ нельзя встрѣтить въ проливѣ какое-нибудь судно, вынужденное провести тамъ зиму?
   - Въ крайнемъ случаѣ,- отвѣтилъ докторъ,- пройдя замерзш³й заливъ, мы можемъ добраться до западныхъ береговъ Гренланд³и, а оттуда - землею Прудоэ или мысомъ ²орка достигнуть датскихъ поселен³й. На ледяныхъ полянахъ мы ничего не высидимъ, Гаттерасъ! Дорога въ Англ³ю на югъ, а не на сѣверъ.
   - Да,- сказалъ Белль,- докторъ совершенно правъ. Надо отправляться ни мало не медля. До сихъ поръ мы черезчуръ ужъ забывали и объ родинѣ, и о близкихъ намъ людяхъ.
   - Вы такого мнѣн³я, Джонсонъ?- еще разъ спросилъ Гаттерасъ.
   - Да, капитанъ.
   - A вы, докторъ?
   - Такого же, Гаттерасъ.
   Гаттерасъ замолчалъ, но на лицѣ его невольно выражались волновавш³я его чувства. Отъ рѣшен³я, которое онъ приметъ, зависѣла вся его жизнь. Возвратись онъ въ Англ³ю - его отважные замыслы рухнутъ навсегда, а о возобновлен³и подобнаго рода экспедиц³и нечего было и думать!
   Видя, что Гаттерасъ молчитъ, докторъ сказалъ:
   - Считаю долгомъ добавить, Гаттерасъ, что мы не должны терять ни одной минуты. Надо нагрузить сани съѣстными припасами и взять какъ можно больше дерева. Сознаюсь, что путь въ шестьсотъ миль, при настоящихъ услов³яхъ, очень длиненъ, но, во всякомъ случаѣ, возможенъ. Мы можемъ или, скорѣе, мы должны ежедневно проходить двадцать миль, слѣдовательно, черезъ мѣсяцъ, т. е. 26 марта, въ случаѣ удачи, достигнемъ желанныхъ береговъ...
   - Нельзя ли подождать нѣсколько дней?- сказалъ Гаттерасъ.
   - На что же вы надѣетесь?- спросилъ Джонсонъ.
   - Не знаю.. Кто можетъ предвидѣть будущѣе? Еще нѣсколько дней!.. Впрочемъ, этого едва ли достаточно для возстановлен³я вашихъ ослабѣвшихъ силъ. Вы не сдѣлаете и двухъ переходовъ, какъ уже свалитесь отъ изнурен³я, у васъ даже не будетъ ледянаго дома, въ которомъ вы могли бы пр³ютиться!
   - Но здѣсь насъ ждетъ мучительная смерть!- вскричалъ Бэлль.
   - Друзья мои,- почти умоляющимъ голосомъ сказалъ Гаттерасъ,- вы отчаеваетесь преждевременно. Если бы я пред³ожилъ санъ искать спасен³я на сѣверѣ, вы отказались бы слѣдовать за мною. Но у полюса такъ же, какъ и въ проливѣ Смита, живутъ эскимосы. Свободное море, существован³е котораго не подлежитъ сомнѣн³ю, должно омывать берега материковъ. Природа логична въ своихъ дѣйств³яхъ. Необходимо допустить, что растительность вступаетъ въ свои права тамъ, гдѣ прекращаются сильные холода. На сѣверѣ насъ ждетъ обѣтованная земля, а между тѣмъ вы избѣгаете ея!
   По мѣрѣ того, какъ Гаттерасъ говорилъ, онъ все больше и больше воодушевлялся. Его возбужденное воображен³е создавало дивныя картины страны, самое существован³е которой представлялось весьма сомнительнымъ.
   - Еще одинъ день, одинъ часъ!- повторялъ онъ.
   Докторъ, человѣкъ съ отважнымъ характеромъ и пылкимъ воображен³емъ, чувствовалъ, что волнен³е мало по малу начинаетъ овладѣвать и имъ, онъ готовъ уже былъ уступить, но Джонсонъ, болѣе сдержанный и разсудительный, напомнилъ Клоубонни о благоразум³и и долгѣ.
   - Пойдемъ, Бэлль, къ санямъ,- сказалъ онъ.
   - Пойдемь!- отвѣтилъ Бэлль.
   Оба моряка направились къ двери ледянаго дома.
   - О! Джонсонъ! Вы! Вы!- вскричалъ Гаттерасъ.- Что-жъ, отправляйтесь, но я останусь!
   - Капитанъ! - замедляя шаги сказалъ Джонсонъ.
   - Я останусь, говорю вамъ! отправляйтесь и, подобно другимъ, бросьте меня!.. Поди сюда, Дэкъ! Мы останемся здѣсь!
   Вѣрная собака подошла къ своему господину и залаяла. Джонсонъ смотрѣлъ на доктора, который не зналъ, что и дѣлать. Прежде всего слѣдовало успокоить Гаттераса и хоть на одинъ день пожертвовать собою въ пользу его замысловъ. Докторъ уже былъ готовъ уступить, какъ вдругъ почувствовалъ, что кто-то дотронулся до его руки.
   Онъ повернулся. Американецъ, поднявшись съ своей постели, ползъ по полу; наконецъ онъ всталъ на колѣни; его больныя губы бормотали как³я-то несвязныя слова.
   Изумленный, почти перепуганный, докторъ молча смотрѣлъ на него. Подошедш³й Гаттерасъ пристально глядѣлъ на американца, стараясь уловить смыслъ словъ, неясно произносимыхъ несчастнымъ. Наконецъ, послѣ пяти минутъ усил³й, послѣдн³й прошепталъ: Porpoise.
   - Porpoise! - съ сильно бьющимся сердцемъ вскричалъ капитанъ.
   Американецъ утвердительно покачалъ головою.
   - Въ здѣшнихъ моряхъ?
   Больной сдѣлалъ прежн³й знакъ.
   - На сѣверѣ?
   - Да!- произнесъ американецъ.
   - Положен³е его вамъ извѣстно?
   - Да!
   - Въ точности?
   - Да!- повторилъ Альтамонтъ.
   Наступило короткое молчан³е. Свидѣтели этой неожиданной сцены дрожали.
   - Послушайте,- сказалъ наконецъ капитанъ больному,- намъ необходимо знать положен³е вашего корабля. Я вслухъ буду считать градусы; когда будетъ надо, вы остановите меня жестомъ.
   Въ знакъ соглас³я американецъ кивнулъ головою.
   - Итакъ, дѣло идетъ о градусахъ долготы. Сто пять? Нѣтъ. Сто шесть? Сто семь? Сто восемь? На западѣ?
   - Да!- сказалъ американецъ.
   - Дальше. Сто девять? Сто десять? Сто двѣнадцать? Сто четырнадцать? Сто шестнадцать? Сто восемнадцать? Сто девятнадцать? Сто двадцать?..
   - Да,- сказалъ Альтамонтъ.
   - Сто двадцать градусовъ долготы? - спросилъ Гаттерасъ.- Сколько минутъ? Я считаю...
   Гаттерасъ началъ съ цифры одинъ. При словѣ пятнадцать, Альтамонтъ знакомъ остановилъ капитана.
   - Перейдемъ къ градусамъ широты,- сказалъ Гаттерасъ.- Вы меня поняли? Восемьдесятъ? Восемьдесятъ одинъ? Восемьдесятъ два? Восемьдесятъ три?
   Американецъ жестомъ опять остановилъ Гаттераса.
   - Хорошо. Сколько минутъ? Пять? Десять? Пятнадцать? Двадцать? Двадцать пять? Тридцать? Тридцать пять?
   Новый знакъ со стороны слабо улыбнувшагося Альтамонта.
   - Итакъ,- важнымъ голосомъ сказалъ Гаттерасъ,- Porpoise находится подъ 120°15' долготы и 83°35' широты?
   - Да,- въ послѣдн³й разъ отвѣтилъ Альтамонтъ, падая на руки доктора.
   Усил³е это истощило его.
   - Итакъ, друзья мои,- вскричалъ Гаттерасъ,- вы видите, что спасен³е на сѣверѣ!
   Но вслѣдъ за этими радостными словами, Гаттераса, казалось, поразила какая-то ужасная мысль. Онъ измѣнился въ лицѣ: змѣя зависти засосала его сердце.
   Оказывается, что другой - американецъ - на три градуса выше Гаттераса подвинулся къ полюсу. Зачѣмъ? Съ какою цѣлью?
  

III.

Семнадцать дней пути.

  
   Этотъ новый эпизодъ и сообщен³я Альтамонта совершенно измѣнили положен³е путешественниковъ. Они находились внѣ всякой помощи, не имѣли основательной надежды дойти до Баффинова моря, имъ грозила опасность, что во время пути слишкомъ продолжительнаго для ихъ истомленнаго организма, у нихъ не хватитъ съѣстныхъ припасовъ,- и вдругъ оказывается, что въ четырехъ стахъ миляхъ отъ ледянаго дома находился корабль, обильно снабженный всякаго рода запасами и, быть можетъ, даже способный продолжать отважное движен³е Гаттераса къ полюсу. Гаттерасъ, Джонсонъ, докторъ и Бэлль, бывш³е такъ близко къ отчаян³ю, начали теперь надѣяться; ими овладѣло чувство радости и даже безумнаго восторга.
   Но сообщен³я Альтамонта не были достаточно полны. Давъ больному отдохнуть нѣсколько минутъ, докторъ возобновилъ интересную бесѣду, предлагая вопросы въ такой формѣ, что американецъ могъ отвѣчать на нихъ простымъ наклонен³емъ головы или движеньемъ глазъ.
   Вскорѣ докторъ узналъ, что Porpoise - американское трехмачтовое судно, изъ Нью-²орка, потерпѣвшее крушен³е среди льдовъ и снабженное большимъ количествомъ топлива и съѣстныхъ припасовъ. Хотя Porpoise положило на бокъ, но, по всѣмъ вѣроят³ямъ, онъ выдержалъ давлен³е льдовъ; быть можетъ даже представлялась возможность спасти весь его грузъ.
   Альтамонтъ и его экипажъ бросили Porpoise два мѣсяца тому назадъ, взявъ съ собою шлюпку, поставленную на сани. Они хотѣли дойти до пролива Смита, отыскать какое-нибудь китобойное судное и возвратиться на немъ въ Америку. Но мало по малу несчастные путешественники стали жертвою болѣзней и утомлен³я и всѣ они, одинъ за другимъ, поумирали на дорогѣ. Изъ экипажа въ тридцать человѣкъ остались только капитанъ и два матроса, и если Альтамонтъ живъ, то этимъ онъ обязанъ особенному чуду Провидѣн³я.

 []

   Гаттерасъ хотѣлъ узнать причину, по которой Porpoise находился подъ столь высокою широтою.
   Альтамонтъ далъ понять, что его отбросило на сѣверъ льдами, движенью которыхъ онъ не могъ противиться.
   Встревоженный Гаттерасъ разспрашивалъ также Альтамонта на счетъ цѣли его путешеств³я.
   Альтамонтъ отвѣтилъ, что онъ старался пройти сѣверо-западный проливъ.
   Гаттерасъ не настаивалъ больше и прекратилъ свой допросъ.
   - Всѣ наши усил³я,- сказалъ докторъ,- должны быть направлены теперь къ отыскан³ю Porpoise'а. Вмѣсто того, чтобы на удачу отправиться въ Баффиново море, мы можемъ теперь путемъ, на одну треть болѣе короткимъ, дойти до судна, которое дастъ намъ всѣ средства, необходимыя для зимовки.
   - Ничего другаго не остается,- отвѣтилъ Бэлль.
   - Съ своей стороны я добавлю,- сказалъ Джонсонъ,- что не должно терять ни одной минуты. Необходимо соразмѣрить - въ противоположность тому, какъ это обыкновенно дѣлается - продолжительность пути съ количествомъ съѣстныхъ запасовъ и немедленно-же отправляться въ дорогу.
   - Вы правы, Джонсонъ,- отвѣтилъ докторъ. Выступивъ завтра, 26-то февраля, мы должны прибыть къ судну 15-го марта, въ противномъ случаѣ мы погибнемъ отъ голода. Что вы скажете, Гаттерасъ?
   - Приступимъ немедленно къ приготовлен³ямъ и отправимся,- сказалъ капитанъ. Быть можетъ, путь окажется болѣе продолжительнымъ, чѣмъ мы предполагаемъ.
   - Почему это?- спросилъ докторъ. Альтамонту, какъ кажется, въ точности извѣстно положен³е его судна.
   - A если Porpoise, подобно Forward'у, дрейфовалъ вмѣстѣ со льдами?- спросилъ Гаттерасъ.
   - Дѣйствительно, это могло случиться,- сказалъ докторъ.
   Джонсонъ и Бэлль не оспаривали возможности подобной случайности, жертвою которой сдѣлались они сами.
   Альтамонтъ, внимательно слушавш³й разговоръ, знакомъ далъ понять доктору, что онъ желаетъ говорить. Послѣдн³й исполнилъ желан³е Альтамонта и, послѣ доброй четверти часа разныхъ оговорокъ и переспросовъ, пришелъ къ увѣренности, что Porpoise обмелѣлъ близь береговъ, слѣдовательно сдвинуться съ своего мѣста не могъ.
   Это сообщен³е успокоило путешественниковъ, хотя и лишало ихъ всякой надежды возвратиться въ Европу, развѣ только Бэлль умудрился-бы сдѣлать маленькое судно изъ остатковъ Porpoise'а. Во всякомъ случаѣ, прежде всего слѣдовало отправиться къ мѣсту крушен³я.
   Докторъ обратился къ американцу съ послѣднимъ вопросомъ: встрѣтилъ-ли онъ, Альтамонтъ, свободное отъ льдовъ море подъ восемьдесятъ третьимъ градусомъ широты?
   - Нѣтъ,- отвѣтилъ Альтамонтъ.
   Тѣмъ дѣло и кончилось. Немедленно приступили къ приготовлен³ямъ въ отъѣзду. Бэлль и Джонсонъ прежде всего занялись санями, требовавшими полной перед&#

Другие авторы
  • Бурже Поль
  • Бахтин Николай Николаевич
  • Бодянский Осип Максимович
  • Бернс Роберт
  • Шпажинский Ипполит Васильевич
  • Буссенар Луи Анри
  • Силлов Владимир Александрович
  • Кальдерон Педро
  • Подъячев Семен Павлович
  • Крылов Иван Андреевич
  • Другие произведения
  • Мурзина Александра Петровна - Стихотворения
  • Немирович-Данченко Василий Иванович - В. Хмара. Возвращение
  • Милицына Елизавета Митрофановна - Е. М. Милицына: биобиблиографическая справка
  • Северцев-Полилов Георгий Тихонович - Две встречи
  • Анненкова Прасковья Егоровна - Хронологическая канва жизни Анненковых
  • Розен Андрей Евгеньевич - [ Чита. Петровский завод. Курган. Кавказ]
  • Веселовский Алексей Николаевич - Паломничество Чайльд-Гарольда (Байрона)
  • Аксаков Константин Сергеевич - По поводу Vii тома "Истории России" г. Соловьева
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - Игорь Северянин и футуризм
  • Аксаков Иван Сергеевич - О взаимном отношении народа, государства и общества
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
    Просмотров: 249 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа