Главная » Книги

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса, Страница 11

Верн Жюль - Приключения капитана Гаттераса


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

часамъ ходилъ по палубѣ. Онъ наблюдалъ, бодрствовалъ. Дерево брига - это его, Гаттераса, плоть. Отрубивъ кусокъ дерева отъ судна, у Гаггераса отсѣкали часть тѣла. Онъ вооружился и зорко сторожилъ, несмотря на снѣгъ, ледъ и холодъ, отъ котораго деревенѣла его одежда и облекала его какъ бы желѣзною бронею. Дэкъ, понимавш³й своего господина, сопровождалъ его съ дикимъ воемъ.
   Однакожъ, 25-го декабря, Гаттерасъ вошелъ въ общее помѣщен³е. Докторъ, пользуясь остатками своихъ силъ, прямо подошелъ къ капитану.
   - Гаттерасъ,- сказалъ онъ,- мы погибнемъ отъ недостатка топлива.
   - Никогда!- отвѣтилъ Гаттерасъ, зная, на какой вопросъ онъ отвѣчалъ такимъ образомъ.
   - Это необходимо,- вполголоса продолжалъ докторъ.
   Ледъ стлался по полу длинными матовыми зеркалами; въ комнатѣ стоялъ густой туманъ; сырость осаждалась на всѣхъ предметахъ толстымъ слоемъ снѣга.
   - Никогда!- еще съ большею силою повторилъ Гаттерасъ.- Если хотятъ, пусть не повинуются мнѣ.
   Этими словами экипажу предоставлялась свобода дѣйств³й. Джонсонъ и Бэлль бросились на палубу. Гаттерасъ слышалъ, какъ дерево брига затрещало подъ топорами. Онъ заплакалъ.
   Въ этотъ день приходился праздникъ Рождества Христова, праздникъ семейный въ Англ³и, вечеръ дѣтскихъ собран³й. И какъ тяжело становилось на сердцѣ при воспоминан³й объ этихъ веселыхъ дѣткахъ, собравшихся вокругъ разукрашенной лентами елки! Кому не приходили на память аппетитные куски жареной говядины, доставляемой быками, спец³ально откормленными по этому случаю? A разные торты, а minied-pies, начинявш³еся всевозможнаго рода ингред³ентами по случаю этого дня, столь дорогаго для сердца каждаго англичанина? Но здѣсь - горе, отчаян³е, невыразимое бѣдств³е, а вмѣсто рождественской елки - куски дерева отъ судна, затерявшагося въ глуби холоднаго пояса!

 []

   Подъ дѣйств³емъ теплоты сознан³е и силы возвратились къ матросамъ; горяч³й чай и кофе произвели мимолетное ощущен³е отрады; надежда такъ упорно держится въ сердцѣ человѣка, что экипажъ прибодрился и началъ даже надѣяться. При такихъ обстоятельствахъ кончился гибельный 1860 годъ, ранняя зима котораго разстроила честолюбивые замыслы Гаттераса.
   1-е января 1861 года ознаменовалось однимъ неожиданнымъ открыт³емъ. Погода нѣсколько потеплѣла; докторъ приступилъ къ своимъ обычнымъ занят³ямъ и читалъ отчетъ сэра Эдуарда Бельчера объ его полярной экспедиц³и. Вдругъ, одно до тѣхъ поръ не замѣченное мѣсто привело достойнаго ученаго въ изумлен³е, такъ что онъ два раза пробѣжалъ прочитанныя строки. Сомнѣн³я не могло быть никакого.
   Сэръ Эдуардъ Бельчеръ говорилъ, что прибывъ къ оконечности пролива Королевы, онъ замѣтилъ тамъ слѣды прохода и пребыван³я людей.
   "Это - пишетъ онъ - остатки жилищъ, несравненно высшихъ изо всего, что можетъ быть приписано грубымъ привычкамъ бродячихъ шаекъ эскимосовъ. Стѣны жилищъ глубоко основаны въ землѣ; полъ внутри помѣщен³я покрытъ хорошимъ щебнемъ и выстланъ камнемъ. Мы нашли тамъ уголь.
   При послѣднихъ словахъ отчета, въ умѣ доктора промелькнула одна мысль; онъ взялъ книгу и подалъ ее Гаттерасу.
   - Уголь!- вскричалъ послѣдн³й.
   - Да, Гаттерасъ, уголь, т. е. спасен³е для всѣхъ насъ!
   - Уголь! На этомъ пустынномъ берегу!- продолжалъ Гаттерасъ. Нѣтъ, это невозможно!
   - Но почему же вы сомнѣваетесь, Гаттерасъ? Бельчеръ никогда бы не сообщилъ этого факта, не будучи вполнѣ въ немъ увѣренъ, не видѣвъ этого собственными глазами.
   - Что же дальше, докторъ?
   - Мы находимся только въ ста миляхъ отъ мѣста, гдѣ Бельчеръ видѣлъ уголь. Но что значитъ экскурс³я въ сто миль? Ровно ничего. Нерѣдко дѣлали подобнаго рода поиски среди льдовъ и во время такихъ же холодовъ. отправимся, капитанъ!
   - Отправимся! - вскричалъ Гаттерасъ.- Онъ мгновенно принялъ рѣшен³е и съ своею обычною живостью воображен³я въ этомъ только и видѣлъ шансы на спасен³е.
   Джонсону немедленно сообщили о рѣшен³и капитана; старый морякъ одобрилъ его и въ свою очередь передалъ отрадную новость своимъ товарищамъ. Одни изъ нихъ радовались, друг³е отнеслись къ намѣрен³ю капитана съ полнымъ равнодуш³емъ.
   - Уголь на этихъ берегахъ!- сказалъ лежавш³й въ постели Уэлль.
   - Пустъ дѣлаютъ, какъ знаютъ,- таинственно отвѣтилъ ему Шандонъ.
   Но прежде чѣмъ приступить въ приготовлен³ямъ въ путешеств³ю, Гаттерасъ хотѣлъ съ точностью опредѣлить положен³е Forward'а. Понятно, какъ важно было сдѣлать подобное вычислен³е и какъ математически точно требовалось опредѣлить мѣстонахожден³е брига, потому что, разъ удалившись отъ судна, его нельзя было бы отыскать безъ точныхъ цифровыхъ данныхъ.
   Гаттерасъ поднялся на палубу и въ разныя времена опредѣлилъ лунныя разстоян³я и полуденныя высоты главнѣйшихъ звѣздъ.
   Обсервац³я была сопряжена съ значительными затруднен³ями, потому что, вслѣдств³е низкой температуры, стекла и зеркала инструментовъ покрывались слоемъ льда отъ дыхан³я Гаттераса. Не разъ прикосновен³е въ мѣдной обдѣлкѣ подзорныхъ трубокъ сильно обжигало вѣки капитану.
   Однакожъ онъ добылъ очень точныя данныя для вычислен³й и возвратился въ комнату, чтобы изложить ихъ на бумагѣ. Кончивъ занят³я, капитанъ съ изумлен³емъ приподнялъ голову, взялъ карту, сдѣлалъ на ней отмѣтку и посмотрѣлъ на доктора.
   - Въ чемъ дѣло?- спросилъ послѣдн³й.
   - Подъ какою широтою находились мы въ началѣ зимовки?
   - Подъ 78"-15' широты и 95"-35' долготы, какъ разъ y полюса холодовъ.
   - Наша ледяная поляна дрейфуетъ,- въ полголоса сказалъ Гаттерасъ. Мы находимся на два градуса дальше къ сѣверо-западу, по меньшей мѣрѣ, въ трехстахъ миляхъ отъ залежей угля.
   - И несчастный экипажъ даже не подозрѣваетъ этого!- вскричалъ докторъ.
   - Молчите! - сказалъ Гаттерасъ, поднося палецъ къ губамъ.
  

XXXVIII.

Приготовлен³я къ отъѣзду.

  
   Гаттерасъ не сообщилъ экипажу о своемъ открыт³и. И онъ былъ правъ, потому что если бы эти несчастные люди узнали, что ихъ съ непреодолимою силою относитъ на сѣверъ, то, быть можетъ, ими овладѣло бы безум³е отчаян³я. Докторъ понялъ Гаттераса и одобрилъ его молчан³е.
   Гаттерасъ хранилъ въ глубинѣ души волновавш³я его чувства. То была первая минута счаст³я втечен³е долгихъ мѣсядевъ, проведенныхъ въ постоянной борьбѣ со стих³ями. Его отнесло на сто пятьдесятъ миль къ сѣверу, и онъ находился только въ восьми градусахъ отъ полюса! Гаттерасъ глубоко затаилъ свою радость, которой не подозрѣвалъ даже докторъ. Послѣдн³й часто задавался вопросомъ, почему глаза Гаттераса сверкаютъ необычнымъ огнемъ, но тѣмъ дѣло и кончалось, и ему даже въ голову не приходилъ самый естественный отвѣтъ на такой вопросъ.
   Поднимаясь къ полюсу, Forward удалялся отъ залежей угля, видѣнныхъ Бельчеромъ, слѣдовательно, чтобъ найти ихъ, необходимо было возвратиться на югъ не на сто, а на двѣсти пятьдесятъ миль. Послѣ непродолжительнаго обсужден³я этого вопроса, докторъ и Гаттерасъ рѣшили, что путешеств³е во всякомъ случаѣ должно состояться.
   Если сэръ Бельчеръ говорилъ правду - а истинность его показан³й не подлежала сомнѣн³ю - то все находилось въ томъ положен³и, въ какомъ было оставлено Бельчеромъ. Съ 1853 года ни одна экспедиц³я не была отправлена въ полярныя страны. Подъ этою широтою эскимосы встрѣчаются рѣдко, и даже вовсе не встрѣчаются. Неудача, испытанная на островѣ Бичи, не могла повториться на берегахъ Новаго Корнваллиса. Низкая температура отлично предохраняетъ отъ порчи предметы, подвергавш³еся ея дѣйств³ю, слѣдовательно, всѣ шансы клонились въ пользу экскурс³и по льдамъ.
   Разсчитали, что путешеств³е можетъ длиться всего сорокъ дней, и Джонсонъ занялся соотвѣтствующими приготовлен³ями.
   Прежде всего, онъ позаботился о саняхъ, сдѣланныхъ по гренландскому типу и имѣвшихъ тридцать пять вершковъ ширины и двадцать четыре фута длины. Эскимосы нерѣдко дѣлаютъ сани длиною больше чѣмъ пятьдесятъ футовъ. Сани состоятъ изъ загнутыхъ спереди и сзади досокъ, которыя стягиваются, на подоб³е лука, двумя крѣпкими веревками. Такое устройство сообщаетъ санямъ нѣкоторую эластичность, вслѣдств³е чего толчки становятся менѣе опасными. Так³е сани легко скользятъ по льду; но во время снѣжной погоды, когда верхн³е слои снѣга не достаточно еще крѣпки, къ санямъ прилаживаются двѣ вертикальныя стойки. Отъ этого сани становятся выше и не требуютъ большей тяги. Полозья натирали, по способу эскимосовъ, смѣсью сѣры и снѣга, и сани скользили тогда по льду съ замѣчательною легкостью.
   Запрягались сани шестью гренландскими собаками. Животныя эти, очень выносливыя, не смотря на свою худобу, повидимому, не страдали отъ суровой зимы. Ихъ упряжь изъ оленьей кожи находилась въ исправности; вообще, на всю экипировку, добросовѣстно проданную гренландцами въ Уппернавикѣ, можно было вполнѣ положиться. Шестерка собакъ могла везти двѣ тысячи фунтовъ, не слишкомъ утомляясь.
   Лагерныя принадлежности состояли изъ палатки, на случай, если бы постройка snow-house (снѣжной хижины) оказалась невозможною, большаго куска мекинтоша, который разстилался на снѣгу и не позволялъ послѣднему таять отъ соприкосновен³я съ тѣломъ человѣка и, наконецъ, изъ шерстяныхъ одѣялъ и буйволовыхъ кожъ. Кромѣ того, ваяли съ собою halkett-boat {Складная лодка.}.
   Продовольств³е состояло изъ шести ящиковъ пеммикана {Сушенаго мяса.}, вѣсомъ около ста пятидесяти фунтовъ; на каждаго человѣка и собаку полагалось ежедневно по пяти фунтовъ пеммикана. Собакъ было семь, считая въ томъ числѣ и Дэка; люди не должны были превосходить числа четырехъ. Взяли также двѣнадцать галлоновъ виннаго спирта, т. е. около ста пятидесяти фунтовъ, чая, сухарей въ достаточномъ количествѣ, небольшую переносную кухню, значительное количество фитилей и пакли, пороху и четыре двуствольныхъ ружья. По изобрѣтенному капитаномъ Парри способу, всѣ участвующ³е въ экспедиц³и опоясывались каучуковыми поясами. Теплота человѣческаго тѣла и движен³е, производимое людьми при ходьбѣ, сохраняютъ въ жидкомъ состоян³и чай и кофе, находящ³еся въ поясахъ.
   Джонсонъ съ особеннымъ тщан³емъ занялся изготовлен³емъ деревянныхъ "snow-shoes" (лыжъ), прикрѣплявшихся къ ногамъ ременными завязками; онѣ употреблялись вмѣсто коньковъ. На совершенно замерзшей и затвердѣвшей землѣ, лыжи съ пользою замѣнялись пимами {Пимы - сапоги изъ оленьей кожи, шерстью наружу.}. Каждый путешественникъ имѣлъ по двѣ пары какъ первыхъ, такъ и вторыхъ.
   Эти приготовлен³я, представлявш³я столь важное значен³е въ томъ смыслѣ, что малѣйшая упущенная изъ вида подробность могла причинить гибель экспедиц³и, потребовали полныхъ пяти дней. Каждый день, въ двѣнадцать часовъ, Гаттерасъ опредѣлялъ положен³е уже не дрейфовавшаго брига. Послѣднее обстоятельство требовало безусловно точнаго выяснен³я, потому что безъ этого нельзя было бы возвратиться на бригъ.
   Гаттерасъ занялся выборомъ людей, которые должны были сопровождать его. Это имѣло важное значен³е. Нѣкоторыхъ матросовъ нельзя было взять съ собою, но, съ другой стороны, ихъ не слѣдовало также оставлять на бригѣ. Но какъ общее спасен³е зависѣло отъ успѣшности путешеств³я, то, по мнѣн³е Гаттераса, прежде всего онъ долженъ былъ выбрать себѣ надежныхъ и преданныхъ товарищей.
   Шандонъ, само собою разумѣется, былъ устраненъ; впрочемъ, онъ нисколько и не жалѣлъ объ этомъ. Джемсъ Уэлль лежалъ въ постели, слѣдовательно не могъ принять участ³я въ экспедиц³и.
   Состоян³е больныхъ не ухудшалось; лѣчен³е ихъ, состоявшее въ частыхъ втиран³яхъ и въ пр³емѣ большихъ дозъ лимоннаго сока, не представляло особенныхъ затруднен³й и не требовало присутств³я доктора, который сталъ во главѣ путешественниковъ. Его отъѣздъ не подалъ повода ни въ малѣйшимъ возражен³ямъ.
   Джонсонъ очень желалъ сопровождать капитана въ его опасномъ путешеств³и, но капитанъ отвелъ стараго моряка въ сторону и ласковымъ, почти растроганнымъ голосомъ сказалъ:
   - Джонсонъ, я довѣряю только вамъ одному. Вы единственный человѣкъ, которому я могу поручить мое судно. Мнѣ необходима увѣренность, что вы находитесь здѣсь и слѣдите за Шандономъ и другими. Зима приковала ихъ здѣсь, но кто знаетъ, на как³я гибельныя рѣшен³я способна ихъ злоба? Я снабжу васъ формальными инструкц³ями, въ силу которыхъ, въ случаѣ надобности, вы примете начальство надъ бригомъ. Вы будете другой я. Наше отсутств³е будетъ длинное, пожалуй, четыре или пять недѣль; я буду спокоенъ, зная, что вы находитесь тамъ, гдѣ я не могу находиться. Вамъ необходимы дрова, Джонсонъ. Я знаю это! Но, насколько возможно, щадите мое бѣдное судно. Понимаете, Джонсонъ?
   - Понимаю, капитанъ,- отвѣтилъ Джонсонъ,- я останусь, если вамъ такъ угодно.
   - Благодарю,- сказалъ Гаттерасъ, пожавъ руку Джонсона.
   - Если мы долго не будемъ возвращаться,- добавилъ капитанъ,- то подождите будущаго ледохода и постарайтесь подняться въ полюсу. Если друг³е не согласятся на это, не думайте больше о насъ и приведите Forward въ Англ³ю.
   - Въ этомъ состоитъ ваша воля, капитанъ?
   - Моя непремѣнная воля,- сказалъ Гаттерасъ.
   - Ваше приказан³е будетъ исполнено,- просто отвѣтилъ Джонсонъ.
   Какъ скоро это рѣшен³е было принято, докторъ пожалѣлъ, что ему придется разстаться съ своимъ достойнымъ другомъ, хотя онъ сознавалъ, что капитанъ поступалъ благоразумно.
   Бэлль и Симпсонъ также приняли участ³е въ путешеств³и. Первый, человѣкъ крѣпк³й, мужественный и преданный, могъ быть очень полезенъ при устройствѣ на снѣгу лагеря; второй, хотя менѣе рѣшительный, вошелъ въ составъ экспедиц³и, потому что могъ оказать пользу въ качествѣ охотника и рыболова.
   Такимъ образомъ, отрядъ состоялъ: изъ Гаттераса, доктора, Бэлля, Симпсона и вѣрнаго Дэка. Слѣдовательно, кормить приходилось четырехъ человѣкъ и семь собакъ. Согласно съ этимъ было разсчитано количество съѣстныхъ припасовъ, взятыхъ отрядомъ.
   Въ первыхъ числахъ января температура, среднимъ числомъ, держалась на тридцати трехъ градусахъ ниже нуля (-37° стоградусника). Гаттерасъ съ нетерпѣн³емъ ждалъ перемѣны погоды и часто посматривалъ на барометръ, которому не слѣдовало, однакожъ, довѣрять. Подъ высокими широтами инструментъ этотъ, какъ кажется, лишается своей обычной точности. Природа въ полярныхъ странахъ значительно отступаетъ отъ своихъ общихъ законовъ: такъ, при ясномъ небѣ не всегда наступаетъ холодъ, отъ выпавшаго снѣга не всегда поднимается температура. Барометръ колебался, какъ замѣчено это многими путешественниками въ полярныхъ моряхъ; онъ опускался при сѣверныхъ и восточныхъ вѣтрахъ; когда ртуть въ немъ опадала, наставала хорошая погода; когда поднималась - барометръ предвѣщалъ дождь или снѣгъ. Словомъ, указан³ямъ его не слѣдовало довѣрять.
   Наконецъ, 5-го января, отъ восточнаго вѣтра температура измѣнилась на пятнадцать градусовъ - и ртуть въ термометрѣ поднялась до восемнадцати градусовъ ниже точки замерзан³я (-28° стоградусника). Гаттерасъ рѣшился отправиться въ путь на слѣдующ³й день, онъ не могъ выносить, чтобъ на его глазахъ разрушали его судно. Весь ютъ перешелъ уже въ печь.
   Итакъ, 6-то января, во время снѣжной мятели, послѣдовалъ приказъ объ отъѣздѣ. Докторъ далъ послѣдн³я наставлен³я больнымъ; Бэлль и Симпсонь молча пожали руку своимъ товарищамъ. Гаттерасъ хотѣлъ било попрощаться съ экипажемъ, но отказался отъ своего намѣрен³я, замѣтивъ, что на него со всѣхъ сторонъ устремлены недоброжелательные взоры. Ему показалось даже, что на губахъ Шандона промелькнула насмѣшливая улыбка. Быть можетъ, взглянувъ на Forward, Гаттерасъ и самъ нѣсколько мгновен³й не рѣшался уѣзжать.
   Но отмѣнить свое рѣшен³е онъ не могъ; нагруженные и запряженные сани ждали уже путешественниковъ на ледяной полянѣ. Бэлль шелъ впереди, друг³е слѣдовали за нимъ. Джонсонъ четверть мили сопровождалъ путешественниковъ; затѣмъ Гаттерасъ попросилъ его возвратиться на бригъ, и старый морякъ исполнилъ желан³е капитана, нѣсколько разъ попрощавшись знаками съ отъѣзжавшими.
   Въ эту минуту Гаттерасъ въ послѣдн³й разъ взглянулъ на бригъ, котораго мачты исчезли уже въ темной снѣжной мятели.
  

XXXIX.

На ледяныхъ полянахъ.

  
   Небольшой отрядъ спускался къ юго-востоку. Симпсонъ управлялъ упрямыми собаками. Дэкъ усердно помогалъ ему и, повидимому, не слишкомъ удивлялся ремеслу своихъ родичей. Гаттерасъ и докторъ шли сзади, а Бэлль развѣдывалъ дорогу впереди, ощупывая ледъ концомъ своей палки съ желѣзнымъ наконечникомъ.
   Поднявшаяся въ термометрѣ ртуть предвѣщала снѣгъ, который не замедлилъ повалить большими хлопьями и закружился въ воздухѣ неприглядными завѣсами, увеличивавшими трудности пути. Поѣздъ уклонялся отъ прямаго направлен³я, подвигался медленно и среднимъ числомъ проходилъ по три мили въ часъ.
   Ледяная поляна, подъ дѣйств³емъ мороза, представляла неровную, взбугренную поверхность. Сани подвергались частымъ толчкамъ и, смотря по покатости дороги, повременамъ наклонялись подъ очень неудобными углами. Какъ бы то ни было, путешественники кое-какъ выходили изъ затруднительнаго положен³я.

 []

   Гаттерасъ и его товарищи плотно кутались въ свою одежду, скроенную по гренландской модѣ. Она не отличалась изящнымъ покроемъ, но зато вполнѣ была приспособлена къ требован³ямъ климата. Лица путешественниковъ плотно закрывались узкими капюшонами, непроницаемыми для снѣга и дождя; только рогъ, носъ и глаза находились въ соприкосновен³и съ воздухомъ. Впрочемъ, ихъ и не слѣдовало защищать отъ воздуха, потому что ничего не можетъ быть неудобнѣе высокихъ воротниковъ и cache-nez, скоро твердѣющихъ отъ стужи;- вечеромъ ихъ пришлось-бы разрубать топоромъ, а такой способъ раздѣванья не представляетъ ничего пр³ятнаго даже въ арктическихъ странахъ. Напротивъ, должно оставлять свободный проходъ для дыхан³я, потому что выдѣляющ³еся при дыхан³и водяные пары, встрѣчая препятств³е, немедленно замерзаютъ.
   Безпредѣльная равнина тянулась вдаль съ утомительною монотонностью. Повсюду громоздились самаго однообразнаго вида льдины и неправильные hummock'и, подъ конецъ казавш³еся правильными, одинаковыхъ формъ глыбы льда и ледяныя горы, между которыми змѣились извилистыя долины. Путешественники шли съ компасомъ въ рукахъ и вообще говорили мало. Открывать ротъ въ холодной атмосферѣ - это сущее мученье, потому что, при этомъ, между губами мгновенно образуются острые ледяные кристаллы, не тающ³е даже отъ теплаго дыхан³я. Путешественники шли, не говоря ни слова, и каждый ощупывалъ своею палкою неизвѣданную почву. Шаги Бэлля отпечатлѣвались въ мягкихъ слояхъ снѣга; всѣ внимательно направлялись по проложеннымъ имъ слѣдамъ; гдѣ проходилъ Бэлль, тамъ могли пройти и друг³е.
   Многочисленные слѣди медвѣдей и лисицъ перекрещивались по всѣмъ направлен³ямъ: но въ первый день не замѣтили ни одного изъ этихъ животныхъ. Охотиться на нихъ было бы и опасно, и безполезно, потому что не слѣдовало отягчать сани, и безъ того сильно нагруженныя.
   Обыкновенно, во время подобнаго рода экскурс³й, путешественники оставляютъ по дорогѣ съѣстные припасы, скрывая ихъ отъ дикихъ звѣрей въ щеляхъ ледяныхъ горъ, и на возвратномъ пути мало по малу забираютъ продовольств³е, которое имъ не приходилось такимъ образомъ возить съ собою.
   Но Гаттерасъ не могъ прибѣгать къ такому средству на ледяныхъ, быть можетъ, подвижныхъ полянахъ. На материкѣ это было-бы возможно, но никакъ не на ледяныхъ равнинахъ, потому что вслѣдств³е случайностей, съ которыми было сопряжено путешеств³е, возвратный путь по пройденнымъ уже мѣстамъ представлялся очень сомнительнымъ.
   Въ полдень Гаттерасъ остановился съ своимъ отрядомъ подъ защитою ледяной горы. Завтракъ состоялъ изъ пеммикана и горячаго чая, котораго живительныя свойства не замедлили вызвать въ путешественникахъ чувство истинной отрады. Поэтому путники сильно налегли на чай.

 []

   Отдохнувъ часъ, отрядъ опять отправился въ путь и прошелъ въ первый день около двадцати миль. Вечеромъ люди и собаки окончательно истомились.
   Не смотря, однакожъ, на усталость, для ночлега необходимо было устроить снѣжную хижину, потому что палатка въ этомъ отношен³и не удовлетворяла требуемымъ услов³ямъ. Это потребовало полтора часа работы. Бэлль оказался очень искуснымъ строителемъ; куски нарубленнаго ножами льда быстро накладывались одинъ на другой, закруглялись и, наконецъ, послѣдн³й кусокъ, составлявш³й ключъ свода, сообщилъ необходимую прочность всей постройкѣ. Мягк³й снѣгъ, замѣнивъ известку, заполнялъ собою промежутки между кусками льда и, затвердѣвъ, сплачивалъ постройку въ одно нераздѣльное цѣлое.
   Узкое отверст³е, въ которое можно было протискаться ползкомъ, вело въ эту импровизированную пещеру; докторъ не безъ труда проползъ въ нее, друг³е слѣдовали за нимъ. Ужинъ живо изготовили на спиртовой кухнѣ. Внутренняя температура снѣжной хижины была очень сносна, и бушевавш³й на дворѣ вѣтеръ не проникалъ въ хижину.
   - Кушанье подано!- самымъ любезнымъ тономъ сказалъ докторъ.

 []

   Путешественники подкрѣпились обычною пищею, очень неразнообразною, но питательною. Послѣ ужина всѣ думали только о снѣ; куски мекинтоша, разостланнаго на снѣгу, предохраняли людей отъ сырости. У переносной кухни путешественники просушили свои чулки и обувь, закутались шерстяными одѣялами; трое изъ нихъ легли спать подъ охраною четвертаго, который долженъ былъ заботиться о безопасности своихъ товарищей и не позволять снѣгу заносить отверст³е хижины. Безъ этой предосторожности путешественники подвергались опасности быть заживо погребенными.
   Дэкъ находился въ общемъ помѣщен³и; гренландск³я собаки остались на дворѣ и, поужинавъ, забились въ снѣгъ, который вскорѣ покрылъ ихъ непроницаемымъ покровомъ.
   Утомленные путешественники скоро погрузились въ сонъ. Докторъ сталъ на часы въ три часа утра; ночью свирѣпствовала сильная буря. И не въ странномъ-ли положен³я находились эти одинок³е люди, затерявш³еся среди снѣговъ, погребенные въ могилѣ, которой стѣны утолщались подъ снѣжными заметами!
   На слѣдующ³й день, въ шесть часовъ утра, отрядъ тронулся въ свой однообразный путь. Вѣчно однѣ и тѣ-же долины, тѣ-же ледяныя горы, тоже гнетущее однообраз³е, не позволявшее взору останавливаться на какой нибудь выдѣлявшейся точкѣ. Температура понизилась на нѣсколько градусовъ и, покрывъ верхн³е слои снѣга ледянымъ настомъ, позволила, путешественникамъ идти съ большею скоростью. Часто встрѣчались небольш³я возвышен³я, очень похож³я на calm'ы (искусственныя возвышен³я), возводимыя эскимосами; докторъ, въ видахъ успокоен³я своей совѣсти, разобралъ одно изъ такихъ возвышен³й и нашелъ въ немъ только куски льда.
   - A вы что надѣялись найти здѣсь, докторъ?- сказалъ Гаттерасъ. Развѣ мы не первые находимся въ этомъ мѣстѣ земнаго шара?
   - Это очень вѣроятно,- отвѣтилъ докторъ, но все-же какъ знать?
   - Не станемъ тратить время на безполезныя изыскан³я, продолжалъ капитанъ. Я спѣшу возвратиться на бригъ, если-бы даже намъ не удалось найти столь желаннаго топлива.
   - Я совершенно увѣренъ, что мы найдемъ его,- сказалъ докторъ.
   - Напрасно я оставилъ Forward,- это была ошибка, часто говаривалъ Гаттерасъ. Капитанъ долженъ быть на своемъ суднѣ, и нигдѣ больше.
   - На суднѣ остался Джонсонъ.
   - Такъ, но... Однакожъ, поспѣшимъ!
   Собаки шли быстро; слышенъ былъ голосъ ободрявшаго ихъ Симпсона. Вслѣдств³е замѣчательнаго феномена фосфорисценц³и, собаки, казалось, бѣжали по воспламененной почвѣ, а изъ подъ полозьевъ саней какъ бы сыпалась искрящаяся пыль. Докторъ пошелъ было впередъ, чтобы изслѣдовать столь оригинальный снѣгъ, какъ вдругъ, перескакивая чрезъ одинъ "hummock", онъ исчезъ изъ глазъ путешественниковъ. Бэлль, ближе всѣхъ находивш³йся къ доктору, немедленно подбѣжалъ къ мѣсту, гдѣ послѣдн³й скрылся.
   - Гдѣ вы, докторъ?- тревожнымъ голосомъ закричалъ Бэлль въ то время, когда къ нему подходили Гаттерасъ и Симпсонъ.
   - Докторъ, докторъ! - крикнулъ Гаттерасъ.
   - Я здѣсь - въ ямѣ! - отвѣтилъ спокойный голосъ.- Подайте мнѣ веревку и я не замедлю появиться на поверхности земнаго шара.
   Доктору, свалившемуся въ расщелину, глубиною въ двѣнадцать футовъ, подали веревку, которою онъ обвязался, и затѣмъ товарищи не безъ труда вытащили его на свѣтъ Бож³й.
   - Не ушиблись ли вы?- спросилъ Гаттерасъ.
   - Нисколько! Такой невзгоды со мною не случается,- сказалъ Клоубонни, отряхивая снѣгъ, покрывавш³й его благодушное лицо.
   - Какъ это случилось?
   - Во всемъ виновата рефракц³я! - улыбаясь отвѣтилъ докторъ.- Вѣчно эта рефракц³я! Мнѣ казалось, что надо перескочить пространство въ футъ шириною, а между тѣмъ, я очутился въ ямѣ глубиною въ десять футовъ. Ужь эти мнѣ оптическ³я иллюз³и! Впрочемъ, это единственныя, оставш³яся у меня иллюз³и; освободиться отъ нихъ мнѣ будетъ трудновато. Пусть это послужитъ вамъ урокомъ, что никогда не слѣдуетъ дѣлать ни одного шага, не испробовавъ предварительно почву, потому что полагаться здѣсь на свидѣтельство чувствъ нѣтъ никакой возможности. Глаза видятъ здѣсь невѣрно, уши слышатъ навыворотъ. Прелестная страна!
   - Можемъ мы продолжать путь?- спросилъ капитанъ.
   - Само собою разумѣется Это незначительное паден³е принесло мнѣ больше пользы, чѣмъ вреда.
   Отрядъ продолжалъ подвигаться на юго-востокъ; вечеромъ, пройдя двадцать пять миль, истомленные путешественники остановились, что не помѣшало, однакожъ, доктору подняться на вершину одной ледяной горы, въ то время, когда Бэлль занялся постройкою снѣжной хижины.
   Почти полная луна сверкала дивнымъ свѣтомъ на безоблачномъ небѣ; звѣзды мерцали съ невыразимою ясностью; съ вершины ледяной горы взоръ проносился надъ необозримою равниною, взбугренною небольшими странныхъ формъ возвышен³ями. Возвышен³я эти, разбросанныя, сверкавш³я подъ лучами луны и выдѣлявш³яся своими рѣзкими контурами на ближайшемъ фонѣ тѣней, были похожи то на стоящ³я колонны, то на поверженныя капители, то на надгробные памятники какого-то громаднаго, лишеннаго деревьевъ кладбища, грустнаго, безмолвнаго, безконечнаго, на которомъ двадцать поколѣн³й м³ра покоились вѣчнымъ, непробуднымъ сномъ.
   Не смотря на стужу и утомлен³е, докторъ долго смотрѣлъ на эту картину, отъ созерцан³я которой съ трудомъ отвлекли его товарищи. Надо было, однако, подумать объ отдыхѣ; снѣжная хижина была готова, путешественники забились въ нее, какъ кроты, и не замедлили уснуть.
   На другой денъ, да и во всѣ слѣдующ³е дни не случилось ничего необыкновеннаго. Путешеств³е совершалось съ затруднен³ями или безъ затруднен³й, быстро или медленно, смотря по прихотямъ температуры, то суровой и холодной, то сырой и пронимавшей путниковъ до мозга костей. Смотря по свойству почвы, употреблялись или пимы, или лыжи.

 []

   Настало 15-е января; луна, въ послѣдней своей четверти, не на долго появлялась на небосклонѣ; солнце, хотя и скрывавшееся еще подъ горизонтомъ, втечен³е шести часовъ производило ежедневно нѣчто въ родѣ сумерекъ, не достаточно, впрочемъ, освѣщавшихъ дорогу. По прежнему держали путь по компасу. Бэлль шелъ впереди, за нимъ по прямой лин³и шелъ Гаттерасъ, а въ арр³ергардѣ слѣдовали докторъ и Симпсонъ. Они поочередно смѣняли другъ друга и, видя только Гаттераса, старались идти по прямой лин³и. Не смотря, однакожъ, на всѣ свои старан³я, путники порою уклонялись отъ прянаго направлен³я на тридцать и даже на сорокъ градусовъ, и тогда опять приходилось свѣряться съ компасомъ.
   15-го января, въ воскресенье, по разсчету Гаттераса, отрядъ подвинулся на сто миль къ югу. Утро этого дня было посвящено починкѣ одежды и лагерныхъ принадлежностей. Богослужен³е также не было упущено изъ вида.
   Отрядъ тронулся въ путь въ полдень; погода стояла холодная; термометръ показывалъ тридцать два градуса ниже нуля (-36° стоградусника), при очень ясной атмосферѣ.
   Ничто не предвѣщало внезапной перемѣны погоды, какъ вдругъ съ поверхности льда поднялся замерзш³й паръ, достигъ высоты девяноста футовъ и остановился не разсѣяваясь. Путешественники не видѣли другъ друга въ разстоян³и одного шага; паръ прилипалъ въ одеждѣ и осаждался на ней острыми и длинными ледяными призмами.
   У путешественниковъ, захваченныхъ врасплохъ этимъ оригинальнымъ феноменомъ, прежде всего промелькнула мысль собраться вмѣстѣ. Тотчасъ послышались крики:
   - Эй, Симпсонъ!
   - Бэлль, сюда!
   - Докторъ!
   - Капитанъ, гдѣ вы?
   Всѣ четверо, выставивъ впередъ руки, искали другъ друга въ густомъ туманѣ, не позволявшемъ ничего видѣть. Больше всего ихъ тревожило то обстоятельство, что на ихъ оклики не послѣдовало отвѣта. Можно было подумать, что этотъ паръ не проводилъ звуковъ.
   Каждому пришло тогда въ голову выстрѣлить изъ ружья, чтобы подать другъ другу сигналъ къ сбору. Но если звукъ голоса оказался слишкомъ слабымъ, то выстрѣлы, наоборотъ, были ужъ слишкомъ сильны; эхо подхватило ихъ и, отраженные по всѣмъ направлен³ямъ, они производили какой-то перекатный, неясный гулъ, направлен³е котораго трудно было бы опредѣлить съ точностью.

 []

   Тогда каждый сталъ дѣйствовать согласно со своимъ характеромъ: Гаттерасъ остановился и, скрестивъ на груди руки, рѣшился ждать; Симпсонъ ограничился тѣмъ, что остановилъ упряжныхъ собакъ, не безъ труда, впрочемъ; Бэлль возвратился назадъ, тщательно отыскивая рукою свои слѣды. Докторъ, наталкиваясь на куски льда, падалъ, поднимался, ходилъ изъ стороны въ сторону, возвращался къ своимъ слѣдамъ и все больше и больше сбивался съ пути.
   Черезъ пять минутъ онъ сказалъ себѣ:
   - Однако дѣло выходитъ дрянь! Странный климатъ! Черезчуръ ужъ много сюрпризовъ! Не знаешь, на что и разсчитывать. И какъ эти острыя ледяныя призмы больно колятся чортъ возьми! Капитанъ, капитанъ!- снова крикнулъ онъ.
   Но отвѣта не послѣдовало. На всяк³й случай, докторъ зарядилъ ружье, но не смотря на толстыя перчатки, стволъ ружья обжегъ ему руки. Въ это время Клоубонни показалось, что въ нѣсколькихъ шагахъ отъ него движется какая-то неопредѣленная масса.
   - Наконецъ-то,- сказалъ онъ. - Гаттерасъ! Симпсонъ, Бэлль - это вы? Да отвѣчайте же!
   Послышалось глухое рычанье.
   - Эге! Что это такое?- подумалъ докторъ.
   Неопредѣленная масса приближалась; уменьшившись въ размѣрахъ, она приняла болѣе ясныя очертан³я. Страшная мысль промелькнула въ головѣ доктора.
   - Медвѣдь!- сказалъ онъ себѣ.

 []

   По всѣмъ вѣроят³ямъ, то былъ громадный медвѣдь. Заблудившись въ туманѣ, онъ ходилъ то сюда, то туда, возвращался назадъ, подвергаясь опасности натолкнуться на путешественниковъ, которыхъ присутств³я онъ даже и не подозрѣвалъ.
   - Дѣло усложняется! подумалъ останавливаясь докторъ.
   Повременамъ онъ ощущалъ даже дыхан³е животнаго, исчезавшаго чрезъ нѣсколько мгновен³й въ густомъ туманѣ; видѣлъ огромныя лапы, которыми чудовище размахивало въ воздухѣ; порою, лапы такъ близко находились отъ доктора, что своими острыми когтями разрывали его платье. Тогда Клоубонни подавался назадъ, а движущаяся масса исчезала, подобно фантасмагорическимъ тѣнямъ.
   Отступая такимъ образомъ, докторъ вдругъ почувствовалъ, что почва какъ бы возвышается подъ нимъ; цѣпляясь руками, хватаясь за льдины, онъ вскарабкался на одну ледяную глыбу, затѣмъ на другую, и сталъ ощупывать почву своею палкою.
   - Ледяная гора!- сказалъ онъ себѣ.- Удайся мнѣ только подняться на ея вершину - и я спасенъ!
   Сказавъ это, докторъ съ удивительнымъ проворствомъ поднялся на высоту почти восьмидесяти футовъ; онъ всею головою выходилъ изъ застывшаго тумана, котораго верхн³е слои очерчивались очень ясно.
   - И прекрасно!- сказалъ онъ и, оглянувшись вокругъ себя, докторъ увидѣлъ къ своему удовольств³ю, что его три товарища также показались изъ плотнаго тумана.
   - Гаттерасъ!
   - Бэлль!
   - Симпсонъ!
   Эти три возгласа раздались почти одновременно. Небо, озаренное великолѣпными лунными кольцами, окрашивало своими блѣдными лучами застывш³й туманъ; верхушки ледяныхъ горъ казались массами расплавленнаго серебра. Путешественники находились на площадкѣ, имѣвшей сто футовъ въ поперечникѣ. Благодаря прозрачности верхнихъ слоевъ воздуха и очень холодной температурѣ, слова слышались съ большей отчетливостью и путешественники могли бесѣдовать не приближаясь другъ къ другу. Не получивъ отвѣта на первые выстрѣлы, каждый изъ нихъ постарался подняться выше тумана.
   - Гдѣ сани?- спросилъ Гаттерасъ.
   - Въ восьмидесяти футахъ подъ нами,- отвѣтилъ Симпсонъ.
   - Въ исправности?
   - Да.
   - A медвѣдь?- спросилъ докторъ.
   - Какой медвѣдь?- недоумѣвалъ Бэлль.
   - Медвѣдь, котораго я встрѣтилъ и который чуть было не раздробилъ мнѣ голову.
   - Медвѣдь!- вскричалъ Гаттерасъ. Спустимся внизъ!
   - Нѣтъ,- отвѣтилъ докторъ,- а то мы опять разбредеися и тогда хоть снова начинай дѣло.
   - A если медвѣдь нападетъ на собакъ?..- сказалъ Гаттерасъ.
   Какъ разъ въ эту минуту послышался лай Дэка, раздававш³йся изъ тумана и легко доносивш³йся до слуха путешественниковъ.
   - Это Дэкъ!- вскричалъ Гаттерасъ. Навѣрное, что ни будь да случилось. Я иду.
   Слышалось непонятное смѣшен³е всевозможнаго рода завыван³й; Дэкъ и гренландск³я собаки бѣшено лаяли. Шумъ этотъ былъ похожъ на сильное, но очень неявственное шуршан³е, производимое звуками въ комнатѣ, которой стѣны обложены матрасами. Въ густомъ туманѣ происходила какая-то невидимая битва; часто туманъ волновался, какъ море во время борьбы водяныхъ чудовищъ.
   - Дэкъ! Дэкъ!- крикнулъ капитанъ, готовясь войти въ туманъ.
   - Погодите, Гаттерасъ!- сказалъ докторъ. Кажется, что туманъ начинаетъ разсѣеваться.
   Туманъ не разсѣевался, но понижался мало по малу, какъ вода въ спущенномъ прудѣ. Казалось, туманъ возвращался на поверхность льда, гдѣ онъ зародился. Блестящ³я вершины ледяныхъ горъ увеличивались въ размѣрахъ; горныя вершины, до тѣхъ погруженныя въ мракъ, выплывали изъ тумана, подобно вновь образовавшимся островамъ. Вслѣдств³е очень понятнаго оптическаго обмана, пр³ютившимся на ледяной горѣ путешественникамъ казалось, будто они поднимаются въ воздухъ; въ сущности-же подъ ними понижался только уровень тумана.
   Вскорѣ показалась верхняя часть саней, упряжныя собаки, затѣмъ около тридцати неизвѣстныхъ животныхъ, наконецъ, как³я-то копощивш³яся громадныя массы и прыгающ³й вокругъ Дэкъ, голова котораго то показывалась, то скрывалась въ застывшемъ слоѣ атмосферы.
   - Лисицы!- вскричалъ Бэлль.
   - Медвѣди!- отвѣтилъ докторъ. Одинъ, три, пять!
   - Наши собаки, наши съѣстные припасы! - вскричалъ Симпсонъ.
   Стая лисицъ и медвѣдей, накинувшись на сани, уничтожала съѣстные запасы. Инстинктъ хищен³я поселялъ между этими животными полнѣйшее соглас³е; собаки бѣшено лаяли, но грабители не обращали на это ни малѣйшаго вниман³я и продолжали свой грабежъ очень усердно.
   - Стрѣляйте! - вскричалъ капитанъ, разряжая въ стаю свое ружье.
   Товарищи послѣдовали: его примѣру. Какъ скоро раздались выстрѣлы, медвѣди приподняли головы и, испустивъ прекомичное рычан³е, подали знакъ къ отступлен³ю. Они тронулись небольшою рысью, болѣе быстрою, однакожъ, чѣмъ галопъ лошади и, сопровождаемые стаею лисицъ, вскорѣ скрылись на сѣверѣ, среди льдинъ.
  

XXX.

"Cairn".

(Искусственное возвышен³е).

  
   Густой туманъ, свойственный полярнымъ странамъ, продолжался три четверти часа, слѣдовательно, медвѣди и лисицы могли поживиться вдоволь. Съѣстные припасы какъ разъ въ пору подкрѣпили этихъ животныхъ, сильно страдавшихъ отъ голода во время настоящей суровой зимы. Надорванный могучими когтями брезентъ саней, ящики съ пеммиканомъ, разбитые и съ высаженными днами, мѣшки съ толчеными сухарями, запасы разбросаннаго на снѣгу чая, разбитый порожн³й боченокъ виннаго спирта, лагерныя принадлежности, истерзанныя, разметанныя - все это свидѣтельствовало о ярости животныхъ, объ ихъ жадности и ненасытной прожорливости.

 []

   - Вотъ истинное несчаст³е,- сказалъ Бэлль, глядя на эту печальную картину разрушен³я.
   - И вѣроятно непоправимое,- отвѣтилъ Симпсонъ.
   - Прежде всего необходимо опредѣлить размѣры урона,- сказалъ докторъ,- а затѣмъ ужъ потолкуемъ.
   Гаттерасъ, не говоря ни слова, собиралъ разбросанные ящики и мѣшки. Собрали нѣсколько пеммикана и годныхъ для пищи сухарей. Потеря части виннаго спирта была очень чувствительна, потому что безъ спирта - ни горячихъ напитковъ, ни чая, ни кофе. Составивъ инвентарь сохранившимся запасамъ, докторъ констатировалъ потерю двухсотъ фунтовъ пеммиrана и ста пятидесяти фунтовъ сухарей, слѣдовательно, при желан³и продолжать путь, путешественники необходимо должны были довольствоваться полурац³онами.
   Приступили къ обсужден³ю мѣръ, которыя слѣдовало принять въ настоящихъ обстоятельствахъ. Не возвратиться-ли на бригъ съ тѣмъ, чтобы впослѣдств³и предпринять новую экспедиц³ю? Но можно-ли потерять даромъ пройденныя сто пятьдесятъ миль? Возвратъ безъ необходимаго топлива произвелъ-бы на матросовъ самое дурное впечатлѣн³е! Можно-ли будетъ найти впослѣдств³и рѣшительныхъ людей, готовыхъ возобновить путешеств³е по льдамъ?
   Очевидно, благоразум³е требовало идти впередъ, если-бы даже пришлось подвергнуться самымъ тяжкимъ лишен³ямъ.
   Докторъ, Гаттерасъ и Бэлль склонялись въ пользу послѣдняго рѣшен³я, но Симпсонъ совѣтовалъ возвратиться назадъ. Тягости путешеств³я разстроили

Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
Просмотров: 284 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа