Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Лавка древностей, Страница 6

Диккенс Чарльз - Лавка древностей


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

развести на дворѣ огонь изъ старыхъ бревенъ и сварить ему кофе, потомъ далъ ему мелочи и послалъ въ лавочку купить горячихъ булокъ, масла, сахару, ярмутской селедки и разныхъ разностей для завтрака, и когда, нѣсколько минутъ спустя, все было готово и кофе аппетитгно дымился на столѣ, онъ съ наслажден³емъ набросился на ѣду, восхищаясь своей цыганской жизнью, о которой онъ не разъ мечталъ, какъ объ убѣжищѣ отъ всякихъ супружескихъ стѣснен³й и какъ о надежнѣйшемъ средствѣ для запугиванья жены и тещи. Наѣвшись вдоволь, онъ сталъ устраиваться на новосельѣ.
   Прежде всего, онъ отправился въ ближайшую лавчонку, гдѣ продавалась всевозможная старая рухлядь; купилъ тамъ подержанный гамакъ и привѣсилъ его въ конторѣ къ потолку, - вродѣ того, какъ на корабляхъ придѣлываютъ койки. Потомъ поставилъ въ той же конторѣ взятую со стараго судна печку съ проржавленной трубой, которую и вывелъ въ потолокъ, и, покончивъ съ этими приспособлен³ями, началъ съ восторгомъ разглядывать свою комнату.
   - Я - точно Робинзонъ Крузе на необитаемомъ островѣ, восхищался онъ.- Здѣсь можно будетъ свободно заниматься дѣломъ: некому подсматривать и подслушивать. Кругомъ - никого, кромѣ крысъ, да тѣхъ бояться нечего: народъ скрытный. Я буду себя чувствовать, какъ рыба въ водѣ, въ этомъ избранномъ обществѣ. Впрочемъ посмотрю, не найдется ли мзжду ними такой, которая была бы похожа на Христофора: тогда я ее отравлю, ха, ха, ха! Однако, шутки шутками, а не надо забывать и дѣла. И то все утро даромъ пропало; не видѣлъ, какъ оно и прошло.
   И строго-настрого запретивъ Тому Скотту, подъ страхомъ тяжкаго наказан³я, стоять во время его отсутств³я на головѣ, кувыркаться и ходить на рукахъ, карликъ сѣлъ въ лодку и, причаливъ къ противоположному берегу рѣки, отправился пѣшкомъ въ Бевисъ-Марксъ, въ тотъ самый трактиръ, гдѣ Дикъ Сунвеллеръ проводилъ обыкновенно все свободное время. Онъ засталъ его за обѣдомъ.
   - Эй, Дикъ, душа моя, сынокъ мой, зеница моего ока, началъ онъ, заглядывая въ дверь темной столовой.
   - А, это вы! Какъ ваше здоровье? спросилъ Дикъ.
   - А какъ поживаетъ Ричардъ, это чудо изъ писцовъ, настоящ³я сливки почтенной корпорац³и?
   - Плохо, сударь, плохо. Сливки киснутъ. Скоро онѣ превратятся въ сметану.
   - Что такъ? спросилъ карликъ, приблизившись къ Дику.- Ужъ не обидѣла ли Сэлли?
  
   Межъ всѣхъ красотокъ милыхъ
   Нѣтъ ни одной такой...
  
   - Правду я говорю, Дикъ, а?
   - Разумѣетоя, ей равной нѣтъ. Сэлли Брассъ - сущ³й сфинксъ семейной жизни, говорилъ Дикъ, пресерьезно посылая въ ротъ кусокъ за кускомъ.
   - Вы что-то не въ духѣ, Дикъ? что съ вами? спросилъ Квильпъ, подвигая свой стулъ.
   - Юридическ³я занят³я мнѣ не по душѣ: ужъ слишкомъ сухая матер³я, да кромѣ того все время сидишь какъ въ тюрьмѣ. Я чуть было не сбѣжалъ.
   - Ба! куда это?
   - Куда глаза глядятъ. Вѣрнѣе всего, что по дорогѣ въ Хайгэть. Почемъ знать, можетъ быть, колокола заиграли бы "Вернись, Сунвеллеръ, лондонск³й лордъ-мэръ". Вѣдь Виттингтона тоже звали Дикомъ. Я бы только желалъ, чтобы кошкамъ порѣже давали это имя.
   Квильпъ лукаво посмотрѣлъ на своего собесѣдника, ожидая, чтобъ онъ объяснилъ, что это за притча. Но Дикъ не спѣшилъ удовлетворить его любопытство: во время обѣда, - довольно продолжительнаго, - онъ упорно молчалъ, а затѣмъ отодвинулъ отъ себя тарелку, откинулся на спинку стула и, сложивъ руки, устремилъ меланхолическ³й взглядъ на огонь: въ пустомъ каминѣ дымилось нѣсколько окурковъ отъ сигаръ, распространявшихъ въ комнатахъ препр³ятный запахъ.
   - Можетъ быть, вы не откажетесь съѣсть кусочекъ пирожнаго? спросилъ, наконецъ, Дикъ, обращаясь къ карлику. - Оно должно вамъ понравиться: оно вашего собственнаго приготовлен³я.
   - Что вы хотите этимъ сказать?
   Вмѣсто отвѣта Дикъ вынулъ изъ кармана засаленную бумажку и, осторожно развернувъ ее, показалъ карлику маленьк³й ломтикъ кэка съ коринкой, покрытаго толстымъ слоемъ глазури, очень непривлекательнаго и неудобоваримаго на видъ.
   - Какъ вы думаете, что это такое? спросилъ Дикъ.
   - Должно быть свадебный пирогъ, отвѣчалъ карлшсъ, осклабившись.
   - А какъ вы полагаете, на чьей свадьбѣ его пекли?
   Дикъ съ какимъ-то неестественнымъ спокойств³емъ глядѣлъ на карлика, потирая себѣ носъ кэкомъ.
   - Не на свадьбѣ же миссъ...
   - Именно на ея, перебилъ Дикъ.- Вамъ нѣтъ надобности упоминать ея имя, которое кстати ей ужъ не принадлежитъ. Теперь ея фамил³я Чеггсъ - Софи Чеггсъ.
  
   Но я любидъ ее такой любовью,
   Что сердце у меня облилось кровью,
   Когда узнадъ я объ ея измѣнѣ...
  
   вдругъ перефразировалъ онъ народную пѣсню и, завернувъ пирожное въ ту же грязную бумажку, старательно сплющилъ его между ладонями, спряталъ за пазухой, застегнулъ сюртукъ и скрестилъ руки на груди.
   - Вы должны быть совершенно удовлетворены, милостивый государь, такъ же, какъ и Фрэдь. Вы вмѣстѣ съ нимъ трудились надъ этимъ дѣломъ и оно вполнѣ вамъ удалось. Такъ вотъ онъ, тотъ тр³умфъ, что вы мнѣ сулили! Это мнѣ напоминаетъ старинный контрдансъ: на каждую даму приходилось по два кавалера - одного она выбираетъ и съ нимъ танцуетъ, а другой - долженъ, на одной ножкѣ, выдѣлывать сзади нихъ фигуру. Но вѣдь противъ судьбы ничего не подѣлаешь, а моя жестоко меня преслѣдуетъ.
   Неудача Дика привела Квильпа въ восторгъ, но онъ затаилъ радость въ душѣ и, желая успокоить горевавшаго пр³ятеля, прибѣгнулъ къ самому дѣйствительному средству: онъ позвонилъ, велѣлъ подать "розоваго вина" - подъ этимъ именемъ у нихъ обыкновенно слыла простая водка - и началъ предлагать тостъ за тостомъ, подсмѣиваясь надъ Чеггсомъ и восхваляя холостую жизнь. Результатъ получился изумительный: сваливъ все на судьбу, Дикъ значительно повеселѣлъ и откровенно разсказалъ пр³ятелю, что пирогъ принесли и собственноручно передали въ контору, весело хихикая, двѣ барышни Уэкльзъ, остававш³яся пока въ дѣвахъ.
   - Подождите, будетъ и на нашей улицѣ праздникъ, ободрялъ его Квильпъ.- Кстати, вы только что говорили о Трентѣ, гдѣ онъ теперь?
   Дикъ сообщилъ, что его пр³ятель получилъ мѣсто отвѣтственнаго агента при странствующемъ игорномъ домѣ, съ которымъ въ настоящее время и разъѣзжаетъ по Великобритан³и.
   - Очень жаль, промолвилъ карликъ. - Я собственно затѣмъ и шелъ сюда, чтобы узнать о немъ. Мнѣ пришло въ голову, Дикъ, что вашъ пр³ятель...
   - Какой пр³ятель?
   - Да тотъ, что живетъ у васъ наверху.
   - Ну?
   - Онъ, можетъ быть, знаетъ его.
   - Нѣтъ, не знаетъ, - Дикъ покачалъ головой.
   - Не знаетъ, только потому, что никогда его не видалъ. Что, если бы мы свели ихъ и рекомендовали Фреда съ хорошей стороны? Можетъ быть и онъ пригодился бы этому чудаку не хуже Нелли съ дѣдушкой. Кто знаетъ? а вдругъ онъ сдѣлаетъ его своимъ наслѣдникомъ, а черезъ него и вы разбогатѣете!
   - Дѣло въ томъ, что ихъ уже сводили, да ничего изъ этого не вышло.
   - Какъ? кто?- и карликъ подозрительно взглянулъ на своего собесѣдника.
   - Я самъ, проговорилъ Дикъ нѣсколько смущенный.- Развѣ я вамъ этого не говорилъ, когда вы въ послѣдн³й разъ приходили въ контору?
   - Вы отлично знаете, что не говорили.
   - Можетъ быть и такъ. Да, да, теперь я припоминаю, что не говорилъ. Какъ же! Фредъ очень этого желалъ и я устроилъ имъ свидан³е.
   - Ну и что же?
   - А вотъ что. Когда онъ узналъ, кто такой Фредъ, онъ не только не обнялъ его, заливаясь слезами и рекомендуясь его дѣдушкой или бабушкой - переодѣтой разумѣется - на что, признаться, мы очень разсчитывали, а накинулся на него, какъ бѣшеный, ругалъ самыми отборными словами, упрекалъ въ томъ, что старикъ и Нелли, главнымъ образомъ, конечно, по его милости, впали въ нищету, и, не предложивъ намъ даже водки, чуть-чуть не вытолкалъ насъ въ шею.
   - Странно! молвилъ карликъ въ раздумьѣ.
   - И намъ тоже показалось странно, .но я вамъ говорю истинную правду.
   Это извѣст³е ошеломило Квильпа. Долго сидѣлъ онъ пасмурный, молчаливый, соображая что-то и часто устремляя на Дика испытующ³й взглядъ, словно онъ хотѣлъ угадать, по выражен³ю его лица, не совралъ ли онъ. Но такъ какъ ничего подобнаго ему прочесть на лицѣ Дика не удалось, тѣмъ болѣе, что, предоставленный самому себѣ, несчастный вздыхатель снова впалъ въ унын³е, вспоминая о своей неудачной любви, карликъ поспѣшилъ проститься съ нимъ и вышелъ изъ трактира.
   - Успѣлъ ужъ ихъ свести, предупредилъ меня, разсуждалъ онъ, шагая по улицѣ.- Положимъ, бѣда не велика, коль скоро изъ этого ничего не вышло. Но все-таки, стало быть, онъ хотѣлъ дѣйствовать помимо меня. Какъ я радъ, что онъ выпустилъ изъ рукъ невѣсту, ха, ха, ха! Этакой дуракъ! Теперь ужъ онъ не броситъ своего мѣста, а для меня это очень важно. Во-первыхъ, я всегда могу его найти, когда онъ мнѣ нуженъ, а затѣмъ, благодаря его глупости, я знаю все, что дѣлается и говорится у Брасса, и это мнѣ ничего не стоитъ, кромѣ грошеваго угощен³я. Подожди, Дикъ, ты мнѣ еще пригодишься; не сегодня, завтра, я пойду къ незнакомцу и, чтобы заслужить довѣр³е, разскажу ему, для чего ты хотѣлъ жениться на Нелли, а до поры до времени. мы будемъ, съ вашего, сударь, позволен³я, самыми лучшими друзьями въ м³рѣ.
   Погруженный въ эти размышлен³я, карликъ, тяжело дыша, - у него была какая-то особенная одышка - добрался до Темзы и, переправившись на другую сторону, заперся въ своей холостой квартирѣ, гдѣ, отъ дыма, свѣта Божьяго не было видно: вмѣсто того, чтобы выходить въ трубу, дымъ цѣликомъ разстилался по комнатѣ. Но хозяинъ не унывалъ. Напротивъ, ему, повидимому, доставляло удовольств³е дышатъ такимъ пр³ятнымъ воздухомъ, который пришелся бы не совсѣмъ по вкусу болѣе деликатной особѣ. Подкрѣпившись роскошнымъ обѣдомъ изъ сосѣдняго трактира, онъ сѣлъ передъ печкой и принялся курить одну трубку за другой, пока наконецъ въ туманѣ, наполнявшемъ комнату, нельзя было различить его фигуру и только воспаленные глаза его сверкали, какъ угольки, да повременамъ, когда, отъ душившаго его кашля, нѣсколько разсѣевались окружавш³е его клубы дыма, обрисовывалась его голова и лицо. И въ такой-то атмосферѣ - всяк³й другой человѣкъ задохнулся бы въ ней - карликъ очень весело провелъ вечеръ, прикладываясь то къ трубкѣ, то къ погребцу, а иной разъ даже принимаясь выть, что у него означало пѣн³е, хотя ничего подобнаго нельзя было бы встрѣтить ни въ вокальной, ни въ инструментальной, словомъ, ни въ какой человѣческой музыкѣ. Позабавившись чутъ не до полночи, онъ, совершенно довольный, влѣзъ въ койку и заснулъ.
   Когда онъ, на слѣдующее утро, проснулся и, полуоткрывъ глаза, удивился, что виситъ подъ самымъ потолкомъ - ужъ не превратился ли я ночью въ муху, мелькнуло у него въ головѣ - онъ услышалъ гдѣ-то въ комнатѣ сдержанныя рыдан³я и стоны. Высунувъ потихонько голову изъ койки, онъ увидѣлъ, что это его жена плачетъ. Молча смотрѣлъ онъ на нее съ минуту, да вдругъ какъ гаркнетъ изо всей мочи "ау!"
   - Ахъ, Квильпъ, какъ вы меня испугали! вскрикнула бѣдная женщина, поднимая на него глаза, полные слезъ.
   - Да я для того-то и крикнулъ, оправдывался муженекъ. - Зачѣмъ вы сюда пришли, негодница? Вѣдь я умеръ, я утонулъ.
   - Прошу васъ, Квильпъ, вернитесь домой, умоляла жена;- обѣщаю вамъ, что это никогда болѣе не повторится. Вѣдь и произошло все это по ошибкѣ - оттого, отгого, что мы такъ безпокоились о васъ.
   - Безпокоились обо мнѣ, ухмылялся карликъ. - Я очень хорошо знаю, что вы безпокоились, потому что не были вполнѣ увѣрены въ моей смерти. Я вернусь до мой тогда, когда мнѣ вздумается, и опять уйду, когда мнѣ захочется. Я буду, какъ блуждающ³й огонь, то тамъ, то здѣсь; буду постоянно вертеться около васъ; буду налетать на васъ совершенно неожиданно, чтобы держать васъ въ вѣчномъ страхѣ и безпокойствѣ. Уходите отсюда!
   Жена съ мольбой протянула къ нему руки.
   - Нѣтъ; сказалъ нѣтъ, и баста. Если вы еще разъ осмѣлитесь придти сюда безъ зова, я заведу злющихъ собакъ, которыя растерзаютъ васъ, поставлю на дворѣ капканъ, разложу петарды, которыя взорвутъ васъ на воздухъ и раскрошатъ васъ на мелк³е куски, какъ только вы наступите на проволоку. Убирайтесь вонъ, я вамъ говорю.
   - Квильпъ, простите меня, вернитесь домой, настойчиво молила жена.
   - Н-н-н-нѣтъ! заревѣлъ карликъ.- Не прощу до тѣхъ поръ, пока самому не захочется; да и тогда, чуръ, помнить: я не стану отдавать отчета, куда и насколько времени ухожу. Видите, вотъ вамъ Богъ, а вотъ порогъ, крикнулъ онъ такимъ страшнымъ голосомъ, - дѣлая при этомъ видъ, что с³ю минуту выскочить изъ койки, - жена стрѣлой вылетѣла изъ комнаты, боясь, что онъ и въ самомъ дѣлѣ, какъ есть, въ ночномъ колпакѣ, бросится вслѣдъ за ней и, схвативъ ее въ охапку, понесетъ ее по люднымъ улицамъ домой; а благовѣрный супругъ, вытянувъ шею, слѣдилъ за ней, пока она переходила черезъ дворъ, и затѣмъ, расхохотавшись во все горло, снова завалился спать. Онъ былъ очень доволенъ своимъ подвигомъ и гордился тѣмъ, что настоялъ на своемъ и съумѣлъ охранить неприкосновенность своего святилища.
  

XIV.

  
   Долго спалъ этотъ гостепр³имный хозяинъ въ своей холостой квартирѣ, подъ аккомпанементъ дождя, среди сродной ему обстановки: въ грязи, въ сырости, въ копоти, окруженный крысами. Было уже поздно, когда онъ позвалъ своего камердинера Тома Скотта, чтобы тотъ помогъ ему встать и приготовилъ завтракъ. Онъ одѣлся, поѣлъ и, такъ же какъ наканунѣ, отправился въ Бевисъ-Марксъ.
   На этотъ разъ онъ шелъ не къ Дику, а къ его патрону и пр³ятелю - самсону Брассу. Онъ никого не засталъ; даже миссъ Сэлли, - этотъ свѣточъ юриспруденц³и, - не оказался на своемъ посту. Объ отсутств³и этихъ трехъ лицъ извѣщалось билетикомъ, привѣшеннымъ къ ручкѣ звонка, съ лаконической надписью, сдѣланной рукою Дика: "возвратятся черезъ часъ". Но такъ какъ не было обозначено время, когда билетикъ былъ вывѣшенъ, онъ давалъ лишь смутное и довольно сбивчивое указан³е являвшимся кл³ентамъ.
   - Надо полагать, что здѣсь, по крайней мѣрѣ, есть прислуга, подумалъ карликъ, стуча въ дверь, - а мнѣ и этого будетъ достаточно.
   Послѣ довольно продолжительной паузы, дверь отворилась и чей-то тоненьк³й голосокъ пропищалъ: "пожалуйста, потрудитесь оставить вашу карточку или записочку".
   - Это что такое? пробормоталъ карликъ, съ изумлен³емъ опуская глаза - небывалый съ нимъ случай - на крошечную кухарку.
   Дѣвочка повторила, - точь-въ-точь какъ тогда, разговаривая съ Дикомъ - "пожалуйста, потрудитесь оставить вашу карточку или записочку".
   - Хорошо, я напишу записку, сказалъ Квильпъ, проходя мимо нея въ контору.- Не забудь отдать ее хозяину, какъ только онъ придетъ домой.
   Карликъ влѣзъ на самый высок³й табуретъ и сталъ писать, а маленькая кухарочка, - въ свое время получившая инструкц³ю, какъ слѣдуетъ поступать въ подобныхъ случаяхъ, - стояла тутъ же, не спуская съ него глазъ: если бы онъ вздумалъ стащить хоть одну облатку, она тотчасъ же бросилась бы на улицу и закричала бы "караулъ".
   Квильпъ торопливо написалъ всего нѣсколько словъ и, складывая записочку, случайно замѣтилъ, что дѣвочка смотритъ ему въ упоръ. Онъ пристально взглянулъ на нее.
   - Какъ ты себя чувствуешь, спросилъ онъ, смачивая слюнями облатку и дѣлая при этомъ невообразимыя гримасы.
   Дѣвочка, должно быть, испугалась его гримасъ: она ничего не отвѣчала на его вопросъ и только шевелила губами, видно было, что она повторяетъ ту же самую фразу, что и въ началѣ: о карточкѣ и записочкѣ.
   - Съ тобой здѣсь скверно обращаются? хозяйка твоя, должно быть, настоящ³й татаринъ?
   Въ глазахъ у дѣвочки засвѣтился огонекъ, но вмѣстѣ съ лукавствомъ въ нихъ отчасти проглядывалъ и страхъ. Она поджала губки и закивала головой.
   Не знаю, понравился ли ему этотъ плутовской пр³емъ, или, можетъ быть, выражен³е ея лица чѣмъ нибудь инымъ обратило на себя вниман³е карлика въ эту минуту или, наконецъ, ему просто-напросто хотѣлось потѣшиться надъ дѣвочкой и напугать ее, только онъ тяжело оперся обоими локтями на бюро и, сжавъ щеки ладонями, уставился на нее.
   - Откуда ты пришла къ нимъ? спросилъ онъ, послѣ небольшого молчан³я поглаживая подбородокъ.
   - Я и сама не знаю.
   - А какъ тебя зовутъ?
   - Никакъ не зовутъ.
   - Вздоръ! Какъ тебя зоветъ хозяйка?
   - Чертенкомъ, отвѣчала дѣвочка и поспѣшила прибавить, словно боясь, чтобъ онъ не вздумалъ продолжать свои разспросы.- Пожалуйста, потрудитесь оставить вашу карточку или записочку.
   Но карликъ, повидимому, удовольствовался этими отвѣтами. Не проронивъ больше ни словечка, онъ отвелъ глаза отъ маленькой служанки, потеръ задумчиво подбородокъ и, наклонившись надь запиской, - будто стараясь, какъ можно тщательнѣе вывести адресъ, - сталъ украдкой разсматривать ее изъ-подь нависшихъ, густыхъ бровей. По окончан³и этого осмотра, онъ закрылъ лицо руками и разразился до того неудержимымъ, хотя и неслышнымъ хохотомъ, что у него жилы на лбу вздулись и, казалось, воть-вотъ онъ лопнетъ. Затѣмъ онъ натянулъ шляпу на самыя брови, - чтобы скрыть свое необыкновенно веселое настроен³е духа, - сунулъ письмо дѣвочкѣ въ руку и выбѣжалъ изъ конторы.
   На улицѣ онъ уже не стѣснялся и хохоталъ до упаду, держась за бока и заглядывая сквозь грязныя стекла въ комнату, какъ будто его такъ и тянуло еще разъ взглянуть на маленькую служанку. Утомившись, наконецъ, такимъ продолжительнымъ кривляньемъ, онъ направился прямо въ "Пустыню", отстоявшую на ружейный выстрѣлъ отъ его холостой квартиры, и приказалъ, чтобы вечеромъ приготовили чай на три персоны въ деревянной бесѣдкѣ. Онъ собственно для того и заходилъ въ контору, чтобы пригласить Брасса съ сестрицей на чай.
   Нельзя сказать, чтобы погода очень благопр³ятствовала такому чаепит³ю въ бесѣдкѣ, да еще вдобавокъ полуразвалившейся и висѣвшей надь илистымъ берегомъ большой рѣки. Какъ бы то ни было, а именно въ этой самой бесѣдкѣ, подъ ея растрескавшейся крышей, карликъ въ назначенный часъ принималъ своихъ гостей.
   - Вы, кажется, большой любитель природы? обратился онъ къ Брассу. - Не правда ли, какъ все здѣсь прелестно? такой, можно сказать, первобытный уголокъ!
   - Дѣйствительно, прелестно, поддакивалъ адвокатъ.
   - Немножко прохладно? замѣтилъ хозяинъ.
   - Не... скажу, чтобы очень, отвѣчалъ Брассь. Зубы у него такъ и стучали отъ холода.
   - Можетъ быть сыровато? Не боитесь ли вы схватить лихорадку?
   - Нѣтъ, нѣтъ. Отъ этой сырости воздухъ кажется еще пр³ятнѣе.
   - А что скажетъ наша Сэлли? Нравится ей здѣсь?
   - Ей понравится, когда подадутъ чай. Распорядитесь, чтобы скорѣе несли, и не надоѣдайте мнѣ, отвѣчала ученая женщина.
   - Ахъ, моя прелестная, очаровательная, неотразимая Сэлли!
   И Квильпъ разставилъ руки, словно готовясь принять ее въ свои объят³я.
   - Замѣчательный человѣкъ, настоящ³й трубадуръ! настоящ³й трубадуръ! какъ-то задумчиво и разсѣянно повторялъ несчастный Брассъ, успѣвш³й уже схватить насморкъ и порядочно промокш³й во время пути. Онъ чувствовалъ себя такъ скверно, что, пожалуй, не прочь былъ бы даже раскошелиться, лишь бы перебраться изъ восхитительной бееѣдки въ теплую комнату и обсушиться у огня. А Квильпъ блаженствовалъ, глядя на него. Такого наслажден³я не могъ бы ему доставить самый роскошный пиръ! Его дьявольскому сердцу всяк³я человѣческ³я страдан³я были пр³ятны; тутъ еще онъ злился на Брасса за то, что онъ принималъ такое дѣятельное участ³е въ поминкахъ по немъ, у него въ домѣ.
   Чтобы познакомить читателя съ нѣкоторыми особенностями характера достойной сестрицы адвоката, мы должны сказать, что если бы дѣло касалось ея одной, она не прикидывалась бы такой овечкой и, вѣроятно, ушла бы изъ бесѣдки, не дождавшись чаю; но когда она замѣтила, что брату ея не по себѣ, въ душѣ ея зашевелилось радостное чувство, и не смотря на то, что съ крыши текло имъ всѣмъ на голову, она не выразила ни малѣйшаго неудовольств³я по этому поводу. Тогда какъ Квильпъ, разыгрывая роль гостепр³имнаго хозяина, усѣлся на пустую бочку, расхваливая бесѣдку, - по его словамъ, такой красивой и удобной не найдется во всемъ королевствѣ, - поднялъ бокалъ, выражая желан³е какъ можно скорѣе свидѣться опять съ своими гостями въ этомъ восхитительномъ уголкѣ, а Брассъ, держа въ рукѣ чашку, въ которую поминутно капало съ потолка, дѣлалъ неимовѣрныя усил³я, чтобы казаться довольнымъ и веселымъ - Томъ, стоявп³³й подъ дырявымъ зонтикомъ за дверью, помиралъ со смѣху, глядя на эту сцену - невозмутимая Сэлли сидѣла, выпрямившись какъ струнка, за чайнымъ приборомъ, не обращая вниман³я на то, что съ крыши лило на ея драгоцѣнную особу и на ея великолѣпное платье, и забывая о собственныхъ неудобствахъ, готова была всю ночь просидѣть на этомъ мѣстѣ, наслаждаясь терзан³ями брата, который изъ-за своей жадности и раболѣпства переносилъ всѣ эти муки и не осмѣлился бы отомстить за обиду. Для полнѣйшей характеристики миссъ Сэлли слѣдуетъ добавитъ, что, съ точки зрѣн³я дѣльца, она вполнѣ сочувствовала брату, и пришла бы въ крайнее негодован³е, если бы онъ вздумалъ хоть въ чемъ нибудь перечить своему кл³енту.
   Уславъ за чѣмъ-то мальчишку и сбросивъ съ себя личину любезнаго хозяина, Квильпъ спустился съ бочки.
   - Два слова, прежде чѣмъ мы снова примемся за чаепит³е, промолвилъ онъ, взявъ адвоката за рукавъ, - и вы, Сэлли, погодите минуточку, мнѣ надо съ вами поговорить.
   Зная по опыту, что о дѣлахъ этого уважаемаго кл³ента можно бесѣдовать не иначе, какъ шопотомъ, Сэлли тотчасъ же подвинулась къ нему.
   - У меня есть дѣло, очень секретное. Обдумайте его хорошенько вмѣстѣ, когда вернетесь домой, говорилъ Квильпъ, переводя глаза отъ братца къ сестрицѣ.
   - Непремѣнно, непремѣнно, и Брассъ вынулъ изъ кармана записную книжку. - Я буду заносить на бумагу главные пункты. Это будутъ замѣчательные документы, замѣчательные, повторялъ адвокатъ, поднимая глаза къ потолку.- Я увѣренъ, что по ясности изложен³я они поспорятъ съ любымъ парламентскимъ актомъ.
   - Я лишу васъ этого удовольств³я, сухо перебилъ его Квильпъ.- Спрячьте вашу книжку, намъ не надо никакихъ документовъ. Теперь къ дѣлу. Въ Лондонѣ существуетъ мальчишка, по имени Китъ...
   Миссъ Сэлли кивнула головой, дескать, она его знаетъ.
   - Китъ? переспросилъ Самсонъ.- Китъ! Я гдѣ-то слышалъ его имя, но гдѣ, никакъ не припомню, никакъ...
   - Вы неповоротливы, какъ черепаха, черепъ у васъ толще, чѣмъ у носорога, нетерпѣливо замѣтилъ любезный кл³ентъ.
   - Какой шутникъ и как³я у него удивительныя познан³я въ естественной истор³и! Настоящ³й Буфонъ!
   Адвокатъ, разумѣется, хотѣлъ сказать ему комплиментъ и назвать его Бюфономъ, но немножко ошибся: вмѣсто одной гласной употребилъ другую. Квильпъ не далъ ему времени исправить ошибку, взявшись исправлять его самого и довольно внушительно хвативъ его ручкой зонтика по головѣ.
   Сэлли остановила его за руку.
   - Перестаньте драться. Я вамъ сдѣлала знакъ, что знаю этого мальчика. Чего-жъ вамъ еще?
   - Она умнѣе, догадливѣе всѣхъ, сказалъ карликъ, трепля ее по спинѣ и съ презрѣн³емъ глядя на ея брата.- Слушайте же, Сэлли! Я не люблю Кита.
   - И я его не люблю!
   - И я тоже! вторили ему брать и сестра.
   - Ну и прекрасно! Стало быть дѣло уже на половину сдѣлано. Этотъ Китъ принадлежитъ къ разряду такъ-называемыхъ прекрасныхъ, честныхъ людей, а въ сущности онъ - бродячая собака, всюду сующая свой носъ, лицемѣръ, трусъ, шп³онъ. Онъ, какъ настоящ³й песъ, ползаетъ передъ тѣми, кто его ласкаетъ и кормитъ, а на всѣхъ остальныхъ бросается и лаетъ.
   - Ужасающее краснорѣч³е! воскликнулъ Брассъ.
   - Говорите о дѣлѣ, да, если можно, поскорѣе, вмѣшалась Сэлли.
   - Вѣрно. Я говорю: она умнѣе всѣхъ, и карликъ снова наградилъ Брасса презрительнымъ взглядомъ.- Я сказалъ, Сэлли, что онъ, какъ собака, набрасывается на людей и больше всего на меня. Словомъ, я на него золъ.
   - Этого для насъ совершенно достаточно, замѣтилъ Брассъ.
   - Нѣтъ, недостаточно. Карликъ усмѣхнулся.- Дайте мнѣ высказать все. Не говоря о томъ, что намъ надо съ нимъ свести старые счеты, онъ еще вздумалъ становиться мнѣ поперегъ дороги, мѣшаетъ обдѣлать дѣльцо, которое всѣмъ намъ сулитъ золотыя горы. Да и кромѣ того онъ мнѣ противенъ. Я его терпѣть не могу. Придумайте вмѣстѣ, какъ бы избавить меня отъ этого мальчишки. Согласны?
   - Согласны, сударь, отвѣчалъ Брассъ.
   - Ну, такъ по-рукамъ. На васъ, Сэлли, я столько-же разсчитываю, какъ и на него, даже еще больше. А вотъ и Томъ Скоттъ. Эй, ты, неси сюда фонарей, трубокъ, грогу, побольше грогу, мы будемъ кутить на славу.
   И карликъ снова превратился въ суетливаго хозяина и кричалъ, прыгалъ, вертѣлся какъ дикарь. Въ продолжен³е всего остального вечера они не обмолвились ни однимъ словомъ и ни единымъ взглядомъ не выдали дѣла, ради котораго собственно и собрались въ бесѣдкѣ. Они привыкли дѣйствовать сообща и понимали другъ друга съ полслова: ихъ связывалъ общ³й интересъ и выгода. Было уже 10 часовъ, когда прелестная Сэлли вывела своего любящаго и горячо любимаго братца изъ "Пустыни". Онъ очень нуждался въ ея родственной поддержкѣ: по какой-то неизвѣстной причинѣ онъ шатался и ноги его поминутно заплетались, такъ что Сэлли, этому нѣжному созданью, пришлось употребить всѣ силы, чтобы поддерживать его въ равновѣс³и.
   Карликъ все еще чувствовалъ себя утомленнымъ, хотя вволю выспался утромъ: не теряя времени, онъ поплелся въ свою изящную холостую квартиру и тотчасъ же заснулъ въ своей койкѣ. Пускай онъ себѣ спитъ и видитъ сны. Очень можетъ быть, что ему въ эту ночь приснятся бѣдные путники, которыхъ мы оставили отдыхающими на церковной паперти въ ожидан³и школьнаго учителя. Однако, пора и намъ вернуться къ нимъ.
  

XV.

  
   Долго они его ждали, но наконецъ-таки онъ показался у кладбищенской калитки и направился къ паперти, звеня связкой ключей. Онъ такъ запыхался, торопясь къ нимъ съ пр³ятной новостью, что въ первую минуту не могъ выговорить ни слова и только указывалъ имъ на низеньк³й домикъ, который Нелли такъ внимательно разсматривала.
   - Вы видите эти два старые домика? промолвилъ онъ наконецъ.
   - Какъ не видѣть! Я все время смотрѣла на нихъ, отвѣчала Нелли.
   - Вы бы еще съ большимъ интересомъ на нихъ смотрѣли, если бы могли предчувствовать, съ какою вѣстью я къ вамъ вернусь. Одинъ изъ этихъ домиковъ предоставленъ въ мое распоряжен³е.
   Учитель взялъ Нелли за руку и молча, съ с³яющимъ отъ удовольств³я лицомъ, повелъ ее къ домику, о которомъ шла рѣчь.
   Остановившись у низенькой, полуоткрытой двери, учителъ перепробовалъ много ключей, пока не подобралъ настоящаго. Но вотъ ключъ заскрипѣлъ въ громадномъ замкѣ и дверь растворилась.
   Они вошли въ комнату съ сводчатымъ изящнымъ потолкомъ, еще сохранившую слѣды богатыхъ украшен³й. Стѣны были отдѣланы листьями, высѣченными изъ камня, такой тонкой, изящной работы, что, глядя на нихъ, невольно приходило въ голову, ужъ не хотѣлъ ли мастеръ перещеголять самое природу. Эти красивые листья будто говорили вамъ, что вотъ, молъ, года смѣняются годами, настоящ³е живые листья рождаются и умираютъ, а мы остаемся все въ томъ же видѣ. Хотя фигуры, украшавш³я каминъ, и пострадали отъ времени, но онѣ все еще свидѣтельствовали о своей прежней красотѣ, - не то, что человѣкъ, усыпавш³й своимъ прахомъ ближайшее кладбище. Эти фигуры уныло стояли у опустѣлаго очага, словно живые люди, переживш³е всѣхъ своихъ сверстниковъ и горюющ³е о слишкомъ долго затянувшейся старости.
   Когда-то, давнымъ-давно - домъ былъ такой древн³й, что даже всѣ позднѣйш³я передѣлки носили стародавн³й характеръ - часть комнаты была отдѣлена деревянной перегородкой для спальни, куда свѣтъ проникалъ черезъ маленькое окошечко, прорубленное въ толстой стѣнѣ. Эта перегородка, точно такъ же какъ и два дубовыхъ кресла, съ богатой рѣзьбой, стоявш³я у камина, очевидно были наскоро сколочены изъ обломковъ монашескихъ сидѣн³й.
   Изъ этой комнаты дверь вела въ маленькую кел³йку, слабо освѣщенную однимъ окошечкомъ, сплошь заросшимъ плющемъ. Вотъ и весь домикъ. Въ немъ была кое-какая мебель: нѣсколько стульевъ стараго фасона, точно у нихъ ножки и ручки изсохли отъ времени, столъ или, вѣрнѣе, призракъ стола; большой старинный сундукъ, хранивш³й въ былыя времена церковные документы, такая же старомодная домашняя, утварь и т. д. Кромѣ того вездѣ на полу валялись дрова - ясный признакъ, что домикъ еще недавно былъ занятъ.
   Дѣвочка оглядывала все вокругъ съ такимъ благоговѣн³емъ, съ какимъ мы смотримъ на произведен³я глубокой старины, канувшей въ вѣчность, какъ капля въ море. Всѣ трое стояли молча, притаивъ дыхан³е, словно боясь малѣйшимъ звукомъ, малѣйшимъ движен³емъ нарушить царившее тамъ безмолв³е.
   - Какъ здѣсь хорошо! промолвила тихимъ голосомъ дѣвочка.
   - А я боялся, что вамъ не понравится, замѣтилъ учитель.- Я видѣлъ, какъ вы вздрогнули, когда мы входили, точно васъ обдало холодомъ или домъ показался слишкомъ мрачнымъ.
   - Нѣтъ, не то; дѣвочка опять оглянулась вокругъ и опять легкая дрожь пробѣжала по ея членамъ.- Я не съумѣю вамъ объяснить, что со мной дѣлается, но и въ первый разъ какъ я съ паперти посмотрѣла на этотъ домикъ, мною овладѣло то же самое чувство. Можетъ быть это оттого, что онъ такой старый, древн³й.
   - Хорошее, покойное мѣсто для жизни, не правда ли?
   - О, да! славное, покойное мѣсто, и дѣвочка набожно сложила руки.- Здѣсь слѣдуетъ жить, чтобы научиться какъ слѣдуетъ умирать, но тутъ, отъ слишкомъ большого наплыва мыслей, голосъ у нея оборвался и только видно было, какъ что-то шептали ея дрожавш³я губы.
   - Чтобы научиться, какъ слѣдуетъ жить, и чтобы окрѣпнуть и тѣломъ, и душою, поправилъ ее учитель.- Знайте же, что въ этомъ домикѣ вы будете жить.
   - Мы? съ изумлен³емъ воскликнула дѣвочка.
   - Да, вы, и надѣюсь, что вы счастливо проживете въ немъ мног³е и мног³е годы. Я буду вашимъ сосѣдомъ, дверь съ дверью, но собственно этотъ домикъ будетъ въ вашемъ распоряжен³и.
   Освободившись отъ самой главной и самой пр³ятной новости, которой онъ жаждалъ подѣлиться съ друзьями, учитель опустился на стулъ и, притянувъ къ себѣ дѣвочку, сталъ ей разсказывать, какъ это дѣло устроилось. Онъ, молъ, зашелъ къ здѣшнему могильщику, - бѣдняга лежитъ въ ревматизмѣ, - и тотъ сообщилъ ему, что въ этомъ домикѣ очень долгое время жила чуть не столѣтняя старушка, хранившая ключи отъ церкви. На ея обязанности лежало отворять храмъ и показывать его туристамъ. Недѣли три тому назадъ эта старушка умерла и ея мѣсто до сихъ поръ никѣмъ не занято. Услышавъ объ этомъ, онъ, молъ, рѣшился намекнуть о своей спутницѣ. Его предложен³е было благосклонно принято этой вл³ятельной особой и, по его совѣту, онъ немедленно отправился къ священнику, который и велѣлъ старику придти къ нему съ внучкой на слѣдующ³й день, рѣшивъ заранѣе, что мѣсто остается за Нелли. Стало быть, имъ придется только исполнить эту формальность.
   - Жалованье, правда, небольшое, но его хватитъ на жизнь въ такомъ уединенномъ мѣстѣ. Вы объ этомъ не безпокойтесь. Мы соединимъ наши фонды и заживемъ припѣваючи, добавилъ учитель.
   - Да благословитъ васъ Господь за ваше доброе сердце! говорила дѣвочка сквозь слезы.
   - Аминь! Онъ уже и теперь благословилъ всѣхъ насъ, сподобивъ послѣ тяжкихъ испытан³й обрѣсти эту тихую пристань, весело заключилъ ея другъ.- Теперь пойдемъ взглянуть на мое помѣщен³е.
   Они подошли къ сосѣднему домику. И тутъ имъ пришлось перепробовать всѣ заржавленные ключи, пока не нашлось подходящаго, которымъ онъ и отворилъ всю источенную червями дверь. Въ этомъ домикѣ было всего двѣ комнаты, съ такими же сводчатыми потолками, какъ и въ первомъ, но обѣ небольш³я. Не трудно было бы догадаться, что для школьнаго учителя предназначался тотъ домикъ, который былъ попросторнѣе, и что онъ уступилъ его своимъ друзьямъ, желая имъ доставить какъ можно болѣе удобствъ. И тутъ была кое-какая, самая необходимая мебель и точно также были припасены на зиму дрова.
   Прежде всего надо было позаботиться о томъ, чтобы какъ можно уютнѣе и удобнѣе устроить свое гнѣздо. Вскорѣ въ обѣихъ квартирахъ весело затрещалъ огонекъ и оживилъ своимъ яркимъ пламенемъ поблѣднѣвш³я отъ старости стѣны. Нелли взяла иголку и усердно принялась штопать и починять изорванныя оконныя занавѣски и истасканный коверъ. Подъ ея искусными пальчиками и то, и другое вскорѣ приняло приличный, благообразный видъ.
   Учитель расчистилъ, сравнялъ и вымелъ плошадки передъ входными дверьми, скосилъ высокую траву, подвязалъ давно заброшенный, уныло и въ безпорядкѣ свѣсивш³йся плющъ и друг³я ползуч³я растен³я и вообще придалъ обоимъ домикамъ веселый, жилой видъ. Старикъ, по мѣрѣ силъ, помогалъ имъ обоимъ и чувствовалъ себя совершенно счастливымъ. Даже сосѣди, возвратившись съ работы, предлагали имъ свои услуги или присылали съ дѣтьми то одно, то другое, что могло имъ пригодиться на первое время.
   День былъ хлопотливый: уже ночь наступила, а дѣлъ не передѣлали и на половину.
   Поужинавъ въ томъ домикѣ, который мы съ этихъ поръ будемъ называть Неллинымъ, наши пр³ятели усѣлись у камина, и стали чуть не шопотомъ строить планы о будущемъ. На сердцѣ у нихъ было такъ радостно и покойно, что они не могли говорить громко. Передъ тѣмъ какъ идти спать, учитель прочелъ молитву и они, совершенно счастливые, разошлись по своимъ комнатамъ.
   Дѣдушка же покойно спалъ въ своей постели, и все кругомъ стихло, а Нелли долго еще сидѣла у камина и, глядя на потухающ³й огонь, вспомнила о своей прошлой жизни. Ей казалось, что то былъ сонъ, отъ котораго она только что проснулась. Все - и гаснувшее пламя, бросавшее слабый свѣтъ на дубовыя рѣзныя спинки креселъ, не ясно обрисовывавш³яся на темномъ фонѣ потолка; и старыя стѣны, на которыхъ внезапно появлялись и также быстро исчезали как³я-то странныя тѣни, - когда въ каминѣ вспыхивалъ огонекъ; это медленное разрушен³е безжизненныхъ предметовъ, наименѣе поддающихся вл³ян³ю времени внутри дома; это торжественное, невидимое присутств³е смерти всюду за его стѣной, - все, въ этотъ безмолвный часъ, навѣвало на нее глубок³я мысли, къ которымъ, впрочемъ, не примѣшивалось ни чувство страха, ни безпокойство.
   Одиночество и непосильное горе подготовляли ее мало-по-малу къ воспр³ят³ю иныхъ чувствъ, къ зарожден³ю въ ея душѣ иныхъ надеждъ, которыя даются въ удѣлъ немногимъ. Въ то время, какъ тѣло ея слабѣло, духъ, напротивъ, укрѣплялся и возвышался, очищаясь отъ всего земного. Никто не видѣлъ, какъ эта нѣжная, маленькая фигурка скользнула отъ камина къ открытому окну: лишь звѣзды глядѣли въ это милое личико, задумчиво обращенное къ небу, и читали на немъ печальную истор³ю ея прошлаго. На старой церкви пробили часы. Колоколъ прозвучалъ грустно, уныло: ужъ слишкомъ много приходилось ему звонить по усопшимъ и тщетно предостерегать остающихся въ живыхъ; зашелестѣли падающ³е листья, зашевелилась травка между гробницами и опять все стихло. Все было объято сномъ.
   А сколько народа тутъ спало непробуднымъ сномъ! Одни лежали у самой церковной стѣны, словно ища ея защиты и поддержки; друг³е - подъ тѣнью деревьевъ или у самой дорожки, чтобы люди проходили близко около нихъ; иные - среди дѣтскихъ могилокъ. Нѣкоторые завѣщали, чтобы ихъ непремѣнно похоронили на томъ мѣстѣ, гдѣ они ежедневно гуляли. Одни требовали чтобъ заходящее солнце, друг³е - чтобъ восходящее солнце освѣщало ихъ могилы. Едва ли душа человѣческая способна вполнѣ отрѣшиться отъ мысли и заботъ о своей земной оболочкѣ. Если же это и случается, то все-таки, въ послѣднюю минуту, она съ любовью думаетъ о ней: такъ выпущенный на свободу узникъ съ умилен³емъ вспоминаетъ о тѣсной тюремной каморкѣ, въ которой ему долго пришлось томиться.
   Было уже очень поздно, когда дѣвочка закрыла окно и подошла къ своей кровати. Опять какое-то непонятное чувство на минуту овладѣло ею, - не то дрожь пробѣжала по тѣлу, не то сердце сжалось отъ страха - пришло и тотчасъ-же и ушло, не оставивъ послѣ себя и слѣда. И опять она видѣла во снѣ умершаго мальчика, а затѣмъ ей снилось, что потолокъ разверзся и сонмъ ангеловъ, витающихъ на небѣ, - точь-въ-точь какъ тѣ, что она видѣла на картинахъ изъ св. Писан³я - остановился глядя на нее, спящую. Чудный сонъ! Тамъ, за стѣной та-же тишина повсюду; лишь въ воздухѣ раздается музыка, да слышно, какъ ангелы машутъ крыльями. Немного погодя, между могилами показалась м-съ Эдвардсъ съ сестрой, сонъ сталъ расплываться и совсѣмъ улетѣлъ.
   Съ наступлен³емъ свѣтлаго дня возвратились и свѣтлыя мысли и надежды. Всѣ трое весело и съ новой энерг³ей принялись за неоконченную работу. Къ полудню все уже было готово и они отправились къ священнику.
   Это былъ добродушный, смиренный старичокъ. Онъ давнымъ-давно удалился отъ свѣта и поселился въ деревнѣ. Съ тѣхъ поръ, какъ умерла его жена - она скончалась въ томъ самомъ домѣ, который онъ занималъ и теперь, - онъ отказался отъ всякихъ надеждъ и радостей жизни.
   Онъ принялъ ихъ очень ласково, видимо, интересуясь дѣвочкой - спросилъ, какъ ее зовутъ, сколько ей лѣтъ, гдѣ она родилась и какими судьбами попала въ ихъ деревню. Учитель еще наканунѣ разсказалъ ему кое-что о своей спутницѣ: что у нихъ не было ни друзей, ни родныхъ и что они хотятъ житъ вмѣстѣ съ нимъ: онъ, молъ, любитъ дѣвочку, какъ родную дочь.
   - Хорошо, будь по-вашему, сказалъ священникъ.- Однако, какая она еще молоденькая!
   - Это правда, батюшка, она очень молода годами, но ей уже много горя пришлось испытать въ жизни, возразилъ учитель.
   - Помоги ей Господи отдохнуть здѣсь и успокоиться! Только мнѣ кажется, что старая, мрачная церковь не мѣсто для такой молоденькой, какъ вы, дитя мое, обратился священникъ къ дѣвочкѣ.
   - Нѣтъ, батюшка, это ничего; я объ этомъ и не думаю, возразила Нелли.
   - Мнѣ было бы гораздо пр³ятнѣе видѣть ее танцующею на зеленомъ лугу, чѣмъ степенно сидящею подъ разрушающимися сводами нашего храма, молвилъ добродушный священникъ, положивъ руку на ея головку и съ грустью глядя на нее. - Смотрите, чтобъ она не захирѣла среди этихъ развалинъ! А впрочемъ, я съ удовольств³емъ исполню ваше желан³е.
   Священникъ всячески старался обласкать ихъ и затѣмъ отпустилъ. Всѣ трое сидѣли въ Неллиномъ домикѣ, весело разговаривая и радуясь своему успѣху, какъ кто то приподнялъ щекол

Другие авторы
  • Шкулев Филипп Степанович
  • Лоскутов Михаил Петрович
  • Шекспир Вильям
  • Барбе_д-Оревильи Жюль Амеде
  • Стивенсон Роберт Льюис
  • Стахович Михаил Александрович
  • Маурин Евгений Иванович
  • Фирсов Николай Николаевич
  • Стасов Владимир Васильевич
  • Тимковский Николай Иванович
  • Другие произведения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Краткое изложение главных доводов и свидетельств, неоспоримо утверждающих истину и божественное происхождение христианского откровения. Соч. Портьюса
  • Полонский Яков Петрович - Двадцать девятое января
  • Плеханов Георгий Валентинович - Нечто об "экономизме" и об "экономистах"
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Мое самоопределение
  • Картер Ник - Месть Мафии
  • Воронский Александр Константинович - Марсель Пруст. К вопросу о психологии художественного творчества
  • Житков Борис Степанович - Г. Черненко. Две жизни Бориса Житкова
  • Гейнце Николай Эдуардович - Сцена и жизнь
  • Аксаков Константин Сергеевич - Обозрение современной литературы
  • Лонгфелло Генри Уодсворт - Песня о Гайавате
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
    Просмотров: 291 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа