Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Лавка древностей, Страница 3

Диккенс Чарльз - Лавка древностей


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

ъ Исаакъ. Тотъ кивнулъ головой.
   - Поскорѣй бы справиться съ этимъ дѣломъ и разойтись съ старикомъ, а то какъ бы не пронюхали про насъ. Надо держать ухо востро!
   И Листъ, и цыганъ согласились съ этимъ доводомъ. Посмѣявшись еще немного надъ довѣрчивостью старика, они покончили съ этимъ вопросомъ, находя его достаточно исчерпаннымъ, и стали говорить на своемъ воровскомъ языкѣ, совершенно непонятномъ для Нелли. Улучивъ минуту, когда они съ жаромъ о чемъ-то судили-рядили, чтобы выбраться незамѣтно изъ своей. засады потихоньку, шагъ за шагомъ, то ползкомъ, подъ прикрыт³емъ изгороди, то перелѣзая черезъ нее, то спускаясь въ высохш³й ровъ, Нелли наконецъ вышла на большую дорогу въ такомъ мѣстѣ, откуда они не могли ея увидѣть и, что было мочи, побѣжала домой. Въ изорванномъ платьѣ, съ исцарапанными до крови ногами, съ истерзанной душой вошла она въ свою комнату и бросилась на постель.
   Первое, что пришло ей въ голову, было - бѣжать, бѣжать безъ оглядки, тащить его сейчасъ же насильно изъ этого города.
   "Лучше умереть на большой дорогѣ, чѣмъ подвергать его такимъ искушен³ямъ", думала она.
   Тутъ она вспомнила, что онъ отложилъ исполнен³е своего замысла до слѣдующей ночи, значитъ, нечего спѣшитъ, лучше обдумать хорошенько и тогда уже рѣшить, что дѣлать. A что, если онъ уже приступилъ къ осуществлен³ю своего плана и сейчасъ, с³ю минуту, крикъ о помощи раздастся въ ночной тишинѣ. Богъ знаетъ, что онъ способенъ сдѣлать, если его поймаютъ на мѣстѣ преступлен³я и если ему придется бороться только съ женщиной. Нѣтъ, такой пытки невозможно вынести! Она подкралась къ комнатѣ хоэяйки, осторожно отворила дверь и заглянула въ нее. Слава Богу, его тамъ нѣтъ: хозяйка спитъ крѣпкимъ сномъ.
   Возвратившись въ комнату, она приготовила себѣ постель; но увы, не только спать, она и лежать-то покойно не могла: такъ ее волновали эти страшныя мысли. Наконецъ она не выдержала и, полуодѣтая, съ распущенными волосами, бросилась въ комнату дѣдушки и, схвативъ его за руку, разбудила.
   - Что такое? что случилось? спрашивалъ онъ, вскакивая съ постели и глядя на ея мертвенно-блѣдное лицо.
   - Мнѣ приснился страшный, безобразный сонъ. Я его уже видѣла и прежде. Мнѣ снились старики съ сѣдыми волосами, так³е, какъ вы. Они ночью пробирались въ чужую комнату, чтобы красть чуж³я деньги. Вставайте, вставайте, дѣдушка!
   Откуда взялась у нея энерг³я?
   Старикъ трясся всѣмъ тѣломъ. Онъ сложилъ руки, какъ на молитву.
   - Не меня, не меня, а Бога молите, чтобы Онъ спасъ насъ отъ подобнаго преступлен³я! Этотъ сонъ слишкомъ подходитъ къ дѣйствительности. Я не могу здѣсь оставаться, я не могу спать. Я не могу оставлять васъ одного въ домѣ, гдѣ снятся так³е сны. Вставайте же, намъ надо бѣжать отсюда.
   Онъ все глядѣлъ на нее, какъ на привидѣн³е - она и дѣйствительно была похожа на какого-то неземного духа, хотя выражен³е ужаса въ ея глазахъ было чисто земное - и все больше, и больше дрожалъ.
   - Намъ нельзя терять ни минуты. Вставайте, и сейчасъ же идемъ отсюда.
   - Какъ, сегодня, ночью? бормоталъ старикъ.
   - Да, да, сегодня. Завтра ночью уже будетъ поздно. Завтра можетъ присниться тотъ же сонъ. Мы должны бѣжать. Въ этомъ наше единственное сг³асен³е.
   Старикъ поднялся съ постели. Отъ страха у него выступили на лбу холодныя капли пота. Онъ преклонился передъ дѣвочкой, какъ передъ посланнымъ съ неба ангеломъ, за которымъ готовъ всюду слѣдовать. Когда онъ одѣлся и приготовился къ дорогѣ, она взяла его за руку и повела. Проходя мимо комнаты хозяйки, которую онъ собирался ограбить, она вздрогнула и заглянула ему въ лицо. Боже, какъ блѣдно было это лицо и съ какимъ взглядомъ встрѣтился ея взглядъ!
   Она привела его въ свою комнату и, не выпуская его руки, словно боялась оставить его на свободѣ, собрала въ узелокъ свои небольш³я пожитки, взяла корзиночку, надѣла старичку на плечи котомку, дала ему въ руки палку, которую успѣла захватить въ его комнатѣ, и вывела его изъ дома.
   Поспѣшными, боязливыми шагами шли они по узкимъ, кривымъ улицамъ предмѣстъя и, выйдя за городъ, поднялись, ни разу не оглянувшись, на пригорокъ, гдѣ возвышался старинный, почернѣвш³й отъ времени замокъ.
   Пока они подходили къ развалинамъ, поросшимъ мхомъ, ползучими растен³ями и высокой травой, взошла луна во всемъ своемъ блескѣ. Тутъ только Нелли обернулась назадъ, и когда она увидѣла спящ³й въ глубинѣ долины городъ, прихотливо извивающуюся позади него рѣчку и въ отдален³и цѣпь холмовъ, рука ея, не выпускавшая руки дѣда, опустилась; она бросилась къ нему на шею и зарыдала.
  

VI.

  
   Она скоро оправилась и, стараясь поддерживать себя мыслью, что спасен³е ея дѣдушки отъ грозившаго ему безчест³я зависить только отъ твердости ея характера, и что никто въ м³рѣ не поможетъ ей ни словомъ, ни дѣломъ, повела его дальше и ужъ больше не оборачивалась назадъ.
   Въ то время, какъ пристыженный, побѣжденный старикъ готовъ былъ преклоняться передъ ребенкомъ, какъ передъ какимъ-то высшимъ существомъ, въ сердцѣ дѣвочки зарождалось новое чувство, возвышавшее ее, возбуждавшее въ ней энерг³ю и довѣр³е къ овоимъ силамъ. Теперь вся тягость жизни, вся отвѣтственность за нихъ обоихъ ложилась на нее одну, за обоихъ должна она съ этихъ поръ и думать, и дѣйствовать.
   "Я спасла его отъ срама: пусть же мысль объ этомъ поддерживаетъ меня въ самыя тяжелыя минуты жизни", думала она.
   Будь это въ другое время, ее нестерпимо мучила бы мысль о томъ, что они, какъ неблагодарные измѣнники, убѣжали отъ женщины, оказавшей имъ такое сердечное участ³е, и что она больше не увидитъ двухъ сестеръ. Теперь же, когда имъ приходилось снова начинать бродяжническую жизнь съ ея лишен³ями и непредвидѣнными заботами, ей некогда было думать о прошломъ: отчаянное положен³е, въ которомъ они находились, возбуждало ея энерг³ю и укрѣпляло ея духъ.
   Это нѣжное, блѣдное личико, казавшееся еще блѣднѣе при лунномъ свѣтъ - оно дышало прелестью молодости, хотя и носило на себѣ слѣды преждевременныхъ заботъ - эти неестественно-блестящ³е глаза, умненькая головка, энергично-сжатыя губки, эта стройная, хрупкая фигурка съ такой мужественной осанкой. говорили сами за себя. Но кому?.. Развѣ вѣтерку, который, прошуршавъ мимо и заглянувъ дѣвочкѣ въ лицо, полетитъ къ изголовью какой нибудь сладко-дремлющей маменьки и навѣетъ на нее грустный сонъ, нашептывая ей разсказы о судьбѣ безпр³ютнаго ребенка, которому и расцвѣсть-то не придется какъ слѣдуетъ и отдохнуть приведется лишь въ послѣднемъ, непробудномъ снѣ.
   Ночь быстро летѣла. Вотъ уже луна стала спускаться къ горизонту; поблѣднѣли, потускнѣли звѣзды; приближалось утро, такое же холодное, какъ эти меркнувш³я свѣтила. Изъ-за дальняго холма величественно выглянуло солнце, разгоняя предъ собою окутывавш³й землю туманъ, который бѣжалъ отъ него какъ привидѣн³е, съ тѣмъ, чтобы къ ночи снова собраться надъ землей. Когда солнце поднялось высоко и воздухъ нагрѣлся его живительными лучами, наши странники спустились къ рѣчкѣ и легли отдохнуть у самой воды.
   Старикъ уже спалъ, а Нелли все еще крѣпко держала его за руку и не сводила съ него глазъ. Но усталость побѣдила и ее: она опустила дѣдушкину руку, опять схватилась за нее, но, выпустивъ ее вторично, заснула рядомъ съ нимъ.
   Ее разбудилъ какой-то неясный говоръ - не то, въ самомъ дѣлѣ, кто-то говорилъ около нихъ, не то она видѣла это во снѣ. Открывъ въ просоньи глаза, она сразу встрепенулась. Передъ ними стоялъ какой-то человѣкъ, чрезвычайно неуклюж³й и грубый съ виду, а его два товарища смотрѣли на нихъ съ длинной лодки, нагруженной до верху, причалившей къ самому берегу. Лодка была безъ паруса и безъ веселъ: ее тащили по берегу двѣ лошади, отдыхавш³я теперь на дорожкѣ; бичева, къ которой онѣ были припряжены, свободно болталась въ водѣ.
   - Эй, вы! что вы тутъ дѣлаете? грубо окликнулъ ихъ бурлакъ.
   - Мы, сударь, цѣлехонькую ночь проходили пѣшкомъ, а утромъ легли здѣсь отдохнуть, отвѣчала Нелли.
   - Странная выбралась парочка для ночныхъ путешеств³й, замѣтилъ бурлакъ;- одинъ слишкомъ для этого старъ, другая черезчуръ молода. Куда же вы отправляетесь?
   Нелли смутилась и указала пальцемъ наудачу, на западъ, и тѣмъ вызвала новый вопросъ: не въ тотъ ли, молъ, городъ?
   - Да, туда, отвѣчала Нелли, желая отдѣлаться отъ нихъ.
   - A откуда вы идете?
   На этотъ вопросъ отвѣтить было легче, и Нелли, не затрудняясь, назвала деревеньку, гдѣ жилъ пр³ютивш³й ихъ школьный учитель, надѣясь, что они его не знаютъ и что разговоръ ихъ на этомъ прекратится,
   - A я думалъ, что васъ избили и ограбили по дорогѣ. Впрочемъ, до свидан³я.
   Нелли пожелала ему добраго пути и вздохнула свободнѣе, когда онъ сѣлъ на одну изъ лошадей и поѣхалъ дальше по берегу, а за нимъ потянулась и лодка. Однако, она недалеко отплыла и остановилась: бурлаки начали дѣлать Нелли знаки, чтобы она подошла.
   - Вы меня, кажется, звали? спросила она, подбѣгая.
   - Мы ѣдемъ туда же, куда и вы идете. Если хотите, мы васъ подвеземъ, сказалъ одинъ изъ сидѣвшихъ въ лодкѣ.
   Дѣвочка съ минуту колебалась, но, вспомнивъ о подозрительныхъ личностяхъ, вовлекавшихъ ея дѣдушку въ преступлен³е, и сообразивъ, что если они будутъ продолжать путешеств³е пѣшкомъ, тѣ, не желая отказаться отъ лакомой добычи, пожалуй, нагонятъ ихъ и вырвутъ дѣдушку изъ-подъ ея вл³ян³я, тогда какъ если они поѣдуть въ лодкѣ, ихъ и слѣда не найдутъ, - она согласилась на предложен³е бурлаковъ. Тѣ снова причалили къ берегу, и не успѣла Нелли опомниться, какъ уже сидѣла съ дѣдушкой въ лодкѣ, и они поплыли внизъ по течен³ю.
   Солнце весело сверкало на поверхности воды. Мѣстами берега были окаймлены труппами тѣнистыхъ деревьевъ, мѣстами же передъ глазами нашихъ путниковъ открывались обширныя равнины съ быстрыми потоками, лѣсистыми холмами, воздѣланными полями и фермами, утопающими въ зелени. Иногда изъ-за деревьевъ выглядывали соломенныя кровли, шпили деревенскихъ колоколенъ; не разъ вдали виднѣлся городъ съ высокими церквами, фабриками и заводами, возвышавшимися среди копоти и дыма надъ безчисленными человѣческими жилищами. Они долго могли имъ любоваться, такъ какъ лодка медленно подвигалась впередъ. Рѣка протекала по низменной, открытой мѣстности. Кромѣ тѣхъ отдаленныхъ городовъ, о которыхъ мы только что упоминали, да нѣсколькихъ крестьянъ, работавшихъ въ полѣ, да двухъ-трехъ случайныхъ зѣвакъ на мосту, подъ которымъ имъ приходилось ползти, они не встрѣчали ровно ничего, что могло бы хоть сколько нибудь оживить ихъ однообразное плаван³е.
   Было уже далеко за полдень, когда они причалили къ какой-то пристани. Одинъ изъ бурлаковъ предупредилъ Нелли, къ ея крайнему огорчен³ю, что они не раньше, какъ на слѣдующ³й день, будутъ на мѣстѣ. Если, молъ, у нея нѣтъ съ собой провиз³и, пусть она запасется ею на пристани. У нея оставалось очень мало денегъ, да и тѣ надо было беречь, такъ какъ они ѣхали въ совершенно незнакомое мѣсто, гдѣ имъ не къ кому будетъ обратиться за помощью. Она купила маленьк³й хлѣбецъ и кусочекъ сыру, опять сѣла въ лодку и черезъ полчаса - эти полчаса бурлаки провели въ трактирѣ - они двинулись дальше.
   Недовольствуясь попойкой на сушѣ, бурлаки взяли съ собой водки и пива и такъ перепились, что вскорѣ же начали ссориться другъ съ другомъ. Поэтому Нелли отказывалась идти въ грязную, вонючую каюту, куда они настойчиво приглашали ее съ дѣдушкой, и сидѣла все время на палубѣ рядомъ съ старикомъ. Сердце у нея тревожно билось, когда она прислушивалась къ пьянымъ крикамъ, раздававшимся изъ каюты. Она уже сожалѣла, что они не остались на берегу, хотя въ такомъ случаѣ имъ пришлось бы всю ночь пропутешествовать пѣшкомъ. Да и грубый же народъ эти бурлаки! Какъ они шумѣли, кричали, бранились между собой! Впрочемъ, надо отдать имъ справедливость: не смотря на всю свою грубость, они довольно вѣжливо обращались со своими пассажирами. Такъ, напримѣръ, когда у одного изъ нихъ завязался споръ съ рулевымъ о томъ, кто первый далъ мысль предложить Нелли пиво, и споръ сейчасъ же перешелъ въ драку, никто изъ нихъ не вздумалъ вымещать свою злобу на дѣвочкѣ - они только съ большимъ ожесточен³емъ тузили другъ друга, куда попало, и ругались напропалую. Къ счаст³ю для ребенка, они употребляли совершенно незнакомыя ей выражен³я. Ссора кончилась тѣмъ, что одинъ изъ драчуновъ спустилъ своего соперника головой внизъ по лѣстницѣ и преспокойно самъ пошелъ управлять рулемъ, а пострадавш³й рулевой, здоровенный дѣтина, привыкш³й къ такимъ потасовкамъ, даже не пошевельнулся, и какъ лежалъ головой внизъ, а ногами вверхъ, такъ и заснулъ; минуты двѣ спустя. въ каютѣ раздался богатырск³й храпъ. Опять наступила ночь. Становилось холодно. Нелли была легко одѣта, но она забывала о себѣ и о своихъ страдан³яхъ. Она напрягала всѣ свои умственныя способности, чтобы придумать какой нибудь исходъ, найти как³я нибудь средства для ихъ существован³я. И теперь, какъ и въ предыдущую ночь, ее поддерживала и ободряла мысль о томъ, что дѣдушка тутъ, около нея, и что ему не удалось совершить преступлен³е, задуманное въ порывѣ безум³я. Эта было для нея большимъ утѣшен³емъ.
   Въ ея воображен³и толпились картины и сцены изъ ея, хотя и короткой, но полной приключен³й жизни! То ей вспоминались пустыя, ничего не значащ³я происшеств³я, совсѣмъ было ускользнувш³я изъ памяти; то ей представлялись лица, когда-то случайно видѣнныя и тоже совершенно забытыя, слышались слова, на которыя она въ свое время не обращала никакого вниман³я; какъ-то перепутывались и смѣшивались эпизоды, происходивш³е годъ тому назадъ, съ тѣми, что случились наканунѣ; вдали, въ темнотѣ, отчетливо вырисовывались как³я-то будто знакомыя мѣста, которыя оказывались совсѣмъ не тѣми, совершенно ей чуждыми, когда они къ нимъ приближались; въ головѣ странная путаница, такъ что повременамъ она не понимала, гдѣ они, куда ѣдутъ и как³е люди ихъ окружаютъ. Иной разъ она вдругъ вздрагивала и поворачивала голову, собираясь отвѣчать на как³е-то вопросы и замѣчан³я, звучавш³я у нея въ ушахъ. Словомъ сказать, ее осаждали галлюцинац³и, знакомыя каждому человѣку, истомленному безсонными ночами и безостановочнымъ скитан³емъ.
   Поднявъ случайно глаза, она увидѣла, что передъ ней стоитъ одинъ изъ бурлаковъ, у котораго опьянен³е только что перешло изъ меланхолическаго пер³ода въ буйный. Онъ вынулъ изо рта короткую трубку, покрытую для прочности веревочной плетенкой, и сталъ просить ее спѣть пѣсенку.
   - У васъ славный голосъ, хорошеньк³е глазки и отличная память, говорилъ онъ;- первое и второе налицо, въ чемъ каждый можетъ убѣдиться, а про память я знаю, это мое собственное мнѣн³е, а я никогда не ошибаюсь. Спойте-же с³ю минуту.
   - Право, сударь, я не знаю никакой пѣсни, отговаривалась Нелли.
   - Вы знаете 47 пѣсенъ, цѣлыхъ 47, настаивалъ пьяный тономъ, недопускавшимъ возражен³я.- Спойте самую лучшую, и с³ю минуту. Я хочу слушать.
   Боясь своимъ отказомъ раздражитъ пьянаго человѣка, бѣдная Нелли спѣла ему пѣсенку, выученную ею въ дѣтствѣ. Эта пѣсенка такъ понравилась бурлаку, что, по окончан³и ея, онъ, тѣмъ же рѣшительнымъ тономъ, требовалъ, чтобы она спѣла другую и пришелъ въ такой восторгъ, что сталъ подтягивать, не попадая ни въ тонъ, ни въ тактъ, но за то очень громко и съ замѣчательной энерг³ей. Этотъ вокальный концертъ разбудилъ и его товарища. Нетвердыми шагами прошелъ онъ по палубѣ и, подойдя къ сопернику, протянулъ ему руку, увѣряя клятвою, что для него нѣтъ большаго наслажден³я въ жизни, какъ пѣн³е. И послѣ третьей просьбы, высказанной еще болѣе повелительнымъ тономъ, Нелли должна была согласиться пѣть. Въ этотъ разъ ей подтягивали не только два бурлака, находивш³еся на палубѣ, но и тотъ, что ѣхалъ верхомъ: онъ не имѣлъ возможности принимать непосредственное участ³е въ забавахъ товарищей и поэтому только оралъ, когда тѣ орали, оглашая воздухъ своимъ громовымъ голосомъ. Такимъ-то образомъ, не переставая пѣть одну пѣсню за другой и часто повторяя однѣ и ти же пѣсни, измученная, изнемогавшая отъ усталости дѣвочка достигла того, что грубые, пьяные бурлаки всю ночь провели мирно и въ добромъ расположен³и духа, и не одинъ изъ прибрежныхъ обывателей, разбуженный въ эту ночь пьянымъ хоромъ, гремѣвшимъ на рѣкѣ, пряталъ голову подъ одѣяло, дрожа отъ страха.
   Съ наступлен³емъ утра пошелъ дождь, и такъ какъ дѣвочка не могла выносить душной каюты, бурлаки, въ благодарность за ея пѣн³е, прикрыли ее парусиной и брезентомъ, который хотя немного предохранялъ и ее, и старика отъ непогоды. Дождь все усиливался и наконецъ полилъ какъ изъ ведра. Тучи обложили все небо и нельзя было разсчитывать, чтобы оно прояснилось во весь день.
   A они, между тѣмъ, замѣтно приближались къ мѣсту своего назначен³я. Вода въ рѣкѣ уже становилась гуще и грязнѣе; часто навстрѣчу имъ шли так³я же нагруженныя баржи, какъ и ихъ, а дорожки, усыпанныя каменноугольнымъ пепломъ, и лачуги, изъ краснаго, бросающагося въ глаза кирпича, говорили о близости большого мануфактурнаго города. Вотъ ужъ они огибаютъ его предмѣстъе съ узкими, кривыми улицами и неправильно разбросанными домами; съ многочисленными фабриками, внутри которыхъ пыхтятъ машины, потрясая здан³е чуть не до самаго фундамента, стучатѣ молоты, выбивая желѣзо. Высок³я трубы безостановочно изрыгаютъ черную копоть, которая такъ и виситъ густой тучей надъ человѣческимъ жильемъ, затемняя собою дневной свѣтъ и наполняя воздухъ удушливымъ газомъ. По мѣрѣ того, какъ они подходятъ къ гавани, улицы становятся все люднѣе и люднѣе, шумъ, крикъ увеличивается и, наконецъ, все сливается въ одинъ неясный гулъ, въ которомъ ровно ничего нельзя разобрать.
   Лодка подъѣзжаетъ къ пристани и бурлаки тотчасъ же принимаются за работу. Напрасно прождавъ нѣсколько минутъ, - она хотѣла поблагодарить лодочниковъ за ихъ гостепр³имство и спросить ихъ, въ какую сторону имъ надо идти, - Нелли съ дѣдушкой вышла на пристань и, пройдя какимъ-то грязнымъ переулкомъ, очутилась на людной, шумной улицѣ. Вотъ они стоять подъ проливнымъ дождемъ, совершенно одинок³е среди этого адскаго шума и суеты, словно пришельцы съ того свѣта, лѣтъ 1000 назадъ похороненные и какимъ-то чудомъ попавш³е въ совершенно чуждую имъ среду, и не знають, что предпринять, куда направить свои шаги.
  

VII.

  
   Толпа неслась быстрымъ потокомъ въ двухъ противоположныхъ направлен³яхъ. Она, казалось, никогда не остановится, никогда не утомится. Ее не смущаетъ ни стукъ повозокъ, нагруженныхъ бренчащимъ, звенящимъ товаромъ, ни шлепанье лошадиныхъ копытъ по мокрой, грязной мостовой, ни шумъ дождя, барабанящаго по окнамъ и дождевымъ зонтикамъ, ни толчки особенно торопливыхъ прохожихъ; словомъ, весь этотъ адъ людей торговой улицы, въ самый разгаръ дневныхъ занят³й, не мѣшаетъ ей думать и дѣлать разныя вычислен³я и нестись, нестись безъ конца.
   A наши бѣдные странники стоять, оглушенные всѣмъ этимъ грохотомъ, и печально взираютъ на суету людскую, въ которой они не принимаютъ никакого участ³я. Они чувствуютъ себя такими одинокими, заброшенными въ этой громадной толпѣ, что ихъ положен³е можно было бы сравнить только съ положен³емъ человѣка, смытаго бурей съ корабля: могуч³я волны перебрасывають его съ одного гребня на другой, онъ чуть не слѣпнетъ отъ сверкающей вокругъ него воды, а между тѣмъ ему нечѣмъ смочить свой пылающ³й языкъ, нѣтъ ни капли, чтобы утолить мучительную жажду.
   Вотъ они стали подъ ворота, чтобы укрыться отъ дождя, и смотрятъ на прохожихъ, въ надеждѣ, что хоть кто нибудь откликнется на ихъ горе, приметь въ нихъ участ³е. Вглядываясь въ эти мелькающ³я мимо нихъ лица, они видятъ все, что дѣлается у каждаго на душѣ. Одинъ хмурится, другой улыбается, иной что-то бормочетъ про себя, иной жестикулируетъ, словно уже вступилъ въ разговоръ, который ему сейчасъ придется вести. Вотъ у этого взглядъ лукавый, живой, видно, что онъ придумываетъ какую-то комбинац³ю, чтобы обмануть ближняго, а у того, напротивъ, видъ тупой, движен³я неповоротливыя. У одного на лицѣ написано: выигралъ, у другого: проигралъ. Въ большихъ торговыхъ центрахъ, гдѣ каждый человѣкъ занятъ своимъ собственнымъ дѣломъ, - у каждаго свое особенное выражен³е: его характеръ и намѣрен³я написаны крупными буквами на его лицѣ. На бульварахъ же и въ публичныхъ собран³яхъ, куда люди стекаются, чтобы себя показать и на другихъ посмотрѣть, вы встрѣтите сотни лицъ почти съ однимъ и тѣмъ же выражен³емъ. Будничныя лица не носятъ никакихъ личинъ, поэтому и выражен³е у нихъ не поддѣльное.
   Дѣвочка такъ увлеклась, всматриваясь въ эти разнообразныя лица, что на-время забыла о своемъ ужасномъ положен³и. Однако, холодъ, голодъ, мокрое платье, прилипавшее къ тѣлу, и ноющая отъ боли голова, настойчиво требовавшая отдыха, котораго они такъ тщетно искали, вскорѣ же возвратили ее къ дѣйствительнымъ нуждамъ. Никто изъ проходившихъ даже и не взглянулъ на нихъ, ни къ кому она не осмѣлилась бы обратиться за помощью. Постоявъ еще нѣсколько минутъ, они вышли изъ-подъ воротъ и смѣшались съ толпой.
   Смерклось. Толпа уже значительно порѣдѣла, а они все скитались отъ одного угла улицы до другого, безпр³ютные, несчастные. На улицахъ зажгли фонари; магазины ярко освѣтились огнями и весь этотъ сразу разливш³йся вокругъ нихъ свѣтъ еще больше напомнилъ имъ о приближающейся ночи. Дѣвочка дрожала отъ холода и сырости. Больная, измученная и душой, и тѣломъ, она должна была дѣлать неимовѣрныя усил³я, должна была призвать на помощь всю твердость духа, чтобы держаться на ногахъ.
   И зачѣмъ они пришли въ этотъ шумный городъ, когда такъ много есть тихихъ, уединенныхъ мѣстъ? Имъ было бы несравненно легче переносить и голодъ, и жажду гдѣ нибудь въ полѣ или въ лѣсу, чѣмъ въ этомъ грязномъ скопищѣ всякой нищеты, въ которомъ они затерялись, какъ самый ничтожный атомъ, и при одномъ взглядѣ на который становится еще тяжелѣе на душѣ.
   Не говоря уже о физическихъ страдан³яхъ, дѣвочкѣ приходилось терпѣть и нравственную муку. Старикъ началъ упрекать ее въ томъ, что она увела его изъ хорошаго дома, и требовалъ, чтобы они вернулись назадъ. Теперь ужъ ясно было, что на улицѣ ничего не добьются; они пошли назадъ къ пристани; можетъ быть имъ позволятъ переночеватъ на той баркѣ, которая ихъ привезла. Но и въ этомъ пришлось разочароваться. Ворота были заперты и спущенныя на цѣпь собаки своимъ яростнымъ лаемъ заставили ихъ вернуться опять въ городъ.
   - Сегодня, милый дѣдушка, мы ужъ какъ нибудь проведемъ ночь подъ открытымъ небомъ, а завтра постараемся выбраться изъ города и добыть себѣ какое нибудь занят³е въ деревнѣ, говорила дѣвочка слабымъ голосомъ, когда они, послѣ этой неудачи, шли назадъ по какой-то улицѣ.
   - Зачѣмъ ты привела меня сюда? выговаривалъ ей старикъ. - Я не могу выносить этихъ тѣсныхъ, безконечныхь улицъ. Мы такъ хорошо и покойно тамъ жили. Зачѣмъ ты заставила меня оттуда уйти?
   - Затѣмъ, чтобы не повторился тотъ сонъ, о которомъ я вамъ говорила, произнесла дѣвочка твердымъ голосомъ, но тутъ же и залилась слезами.- Мы должны жить среди бѣдныхъ людей, - не то онъ опять мнѣ приснится. Милый дѣдушка, я знаю, что вы стары и слабы, но взгляните на меня, я тоже немножко страдаю; если вы не будете жаловаться на судьбу, даю вамъ слово, что и отъ меня вы не услышите ни одной жалобы.
   - Ахъ ты моя бѣдная, безпр³ютная сиротка! воскликнулъ старикъ, всплеснувъ руками и съ ужасомъ оглядывая внучку, словно онъ въ первый разъ видѣлъ ея измученное лицо, испачканное отъ дороги платье и исцарапанныя, распухш³я ноги. - Вотъ до чего я довелъ ее своей заботливостью и попечен³ями о ней! Я былъ счастливъ когда-то, и лишился и счаст³я, и всего, что имѣлъ для того, чтобы видѣть ее въ такомъ положен³и!
   - Если бы мы были за городомъ, - молвила дѣвочка, стараясь казаться веселой и вмѣстѣ съ тѣмъ высматривая по сторонамъ, не найдется ли гдѣ уголка, чтобы укрыться отъ дождя, - какое нибудь старое развѣсистое дерево съ любовью приняло бы насъ въ свои могуч³я объят³я, приглашая насъ отдохнуть подъ его дружескимъ кровомъ, и своимъ нѣжнымъ шопотомъ навѣвало бы на насъ пр³ятные сны. Если не завтра, такъ послѣзавтра мы, Богъ дастъ, выберемся на свободу, а пока, милый дѣдушка, будемъ благодарить Господа за то, что Онъ привелъ насъ сюда, потому что, если недобрымъ людямъ и вздумается разыскивать насъ, они не въ состоян³и будутъ насъ найти въ этакой толпѣ и толкотнѣ. A вѣдь это большое утѣшен³е. Зайдемъ, дѣдушка, подъ ату арку; хоть тамъ и темно, но за то должно быть сухо и тепло: вѣтеръ туда не доходить. Ахъ! что это? вдругъ вскрикнула она и отскочила, когда изъ глубины темной арки, гдѣ они хотѣли расположиться, показалась человѣческая фигура.
   - Скажите еще хоть слово. Какъ будто этотъ голосъ мнѣ знакомъ, проговорилъ кто-то, останавливаясь около нихъ.
   - Едва ли, робко отвѣчала дѣвочка. - Мы пришлые люди. Намъ нечѣмъ заплатить за ночлегъ, поэтому мы хотѣли переночевать въ этомъ проходѣ.
   Недалеко отъ того мѣста, гдѣ они разговаривали, среди небольшого, убогаго дворика, горѣлъ фонарь. Незнакомецъ подозвалъ ихъ къ этому фонарю и самъ сталъ лицомъ къ свѣту, чтобы они могли видѣть его и не подумали, что онъ прячется.
   Это былъ худой, блѣдный человѣкъ, весь обмазанный сажей, благодаря чему онъ казался еще блѣднѣе. Щеки у него были впалыя, глаза вваливш³еся, взглядъ страдальческ³й, черты лица заостренныя, и не смотря на то, что это блѣдное, испитое лицо было обрамлено длинными черными волосами, оно вовсе не казалось страшнымъ, точно такъ же, какъ и голосъ у незнакомца былъ хотя и рѣзк³й, но не грубый.
   - Какъ вамъ пришло въ голову искать убѣжища въ этомъ проходѣ? и, внимательно взглянувъ на дѣвочку, - какъ могли вы очутиться въ такомъ положен³и, что вамъ негдѣ переночевать? спросилъ онъ старика.
   - Насъ преслѣдуетъ одно несчаст³е за другимъ, отвѣчалъ тотъ.
   - Да развѣ вы не видите, что она промокла до костей, что ей вовсе не мѣсто въ этой слякоти и сырости?
   - Богъ свидѣтель, что я все это вижу и знаю, но что же мнѣ дѣлать?
   Незнакомецъ опять взглянулъ на Нелли, слегка притронувшись къ ея платью, съ котораго струилась вода.
   - Вы можете обогрѣться и обсушиться у меня, но, кромѣ этого, я ничего не могу вамъ предложить, сказалъ онъ.- Квартира моя вонъ въ томъ домѣ, и онъ указалъ въ ту сторону, откуда такъ внезапно появился, - въ неприглядномъ мѣсти, это правда, но я думаю, что ей тамъ будетъ безопаснѣе, чѣмъ здѣсь, и вы покойно проведете ночь, если довѣритесь мнѣ. Видите ли вонъ тотъ красный свѣтъ?
   Поднявъ голову, они увидѣли вдали на небѣ мрачное зарево, - отражен³е какого-то огня.
   - Это не очень далеко отсюда. Если хотите, пойдемте. Вы собирались провести ночь на холодныхъ плитахъ, а я могу вамъ предложить постель изъ теплой золы.
   И, не ожидая отвѣта, онъ поднялъ дѣвочку на руки и велѣлъ старику идти за нимъ.
   Онъ такъ заботливо, такъ легко несъ ее на рукахъ - словно малаго ребенка. Быстро, твердой ногой шагалъ онъ по бѣднѣйшему, какъ казалось, кварталу города, не обращая вниман³я ни на лужи, ни на фонтаномъ бившую воду изъ жолобовъ. Молча шли они съ четверть часа и уже потеряли изъ вида зарево, на которое указалъ ихъ спутникъ, какъ вдругъ на поворотѣ изъ одного узенькаго, темнаго переулка, они очутились лицомъ къ лицу съ огромнымъ здан³емъ и опять увидѣли то пламя, извергавшееся изъ его высокой трубы.
   - Вотъ мы и пришли, сказалъ незнакомецъ, останавливаясь у какой-то двери.
   Онъ спустилъ дѣвочку на землю и взялъ ее за руку.
   - Не бойтесь, здѣсь никто васъ не обидитъ.
   Надо было имѣть большое довѣр³е къ его словамъ, чтобы рѣшиться переступить черезъ порогъ этой двери, и то, что они увидѣли за дверью, не могло разсѣять ихъ страха и безпокойства. Въ высокомъ, громадномъ строен³и, поддерживаемомъ желѣзными столбами, въ верхней части стѣнъ котораго з³яли огромныя, черныя отверст³я, свободно пропускавщ³я внутрь здан³я наружный воздухъ, - гдѣ стукъ молотовъ и ревъ горновъ, смѣшиваясь со свистомъ раскаленнаго металла, опускаемаго въ воду, и безчисленными другими звуками, которыхъ въ другомъ мѣстѣ нигдѣ не услышишь - эхомъ отдавался въ самой крышѣ, - въ этомъ мрачномъ помѣщен³и работали люди, вертясь, какъ бѣсы среди пламени и дыма, и, словно исполины, ловко справляясь съ огромыми кусками желѣза: каждый подобный кусокъ, при малѣйшей оплошности работника, могъ раздробить ему черепъ. Одни спали или просто отдыхали, лежа на кучахъ золы или угля и повернувъ лицо къ черному своду; друг³е, открывъ до-бѣла накаленныя дверки горновъ, подкидывали топливо, на которое пламя набрасывалось съ яростью и воплемъ и тотчасъ же пожирало его какъ масло. Иные тащили по землѣ огромные листы раскаленной стали, немилосердно грохотавшей и испускавшей изъ себя невыносимый жаръ, и тотъ страшный, красноватый свѣтъ, что мелькаетъ въ глазахъ дикаго звѣря.
   Мимо такихъ-то дикихъ сценъ и при такомъ оглушительномъ шумѣ незнакомецъ провелъ ихъ въ глубину здан³я къ огромному горну, въ которомъ, по его словамъ, день и ночь поддерживался огонь. Словъ его они не могли слышать за этимъ шумомъ и лишь догадывались о томъ, что онъ говорилъ, слѣдя за движен³ями его губъ. Кочегаръ, которому онъ пришелъ на смѣну, былъ очень радъ, хоть на-время избавиться отъ своей адской обязанности, и тотчасъ же удалился, оставивъ нашихъ странниковъ наединѣ съ ихъ новымъ покровителемъ. тотъ, не теряя времени, разложилъ Неллинъ плащъ на кучѣ золы и, указавъ ей мѣсто, гдѣ удобнѣе развѣсить платъе для просушки, знаками посовѣтовалъ и ей, и дѣдушкѣ лечь отдохнуть, а самъ усѣлся на старой рогожѣ у топки и, опершись подбородкомъ на руку, сталъ слѣдить за пламенемъ, пробивавшимся сквозь дверныя щели, и за бѣлой золой, падавшей въ нижнюю часть топки.
   Хотя постель Неллина была не изъ мягкихъ и не изъ особенно удобныхъ, но теплота, благотворно подѣйствовавшая на ея иззябш³е члены, и страшная усталость сдѣлали свое дѣло: убаюканная шумомъ, который все слабѣе и слабѣе раздавался въ ея ушахъ, она сладко заснула, обнявъ за шею рядомъ съ ней спавшаго дѣдушку.
   Много ли, мало ли она спала, - она не могла бы этого опредѣлить, - только проснулась она среди ночи, когда еще было совсѣмъ темно. Она была укрыта рабочими блузами, отлично предохранявшими ее какъ отъ нестерпимаго жара, такъ и отъ холоднаго вѣтра, врывавшагося въ здан³е. Взглянувъ по направлен³ю къ топкѣ, она увидѣла, что ихъ покровитель сидѣлъ въ томъ же самомъ положен³и и, не шевелясь, казалось даже не дыша, съ напряженнымъ вниман³емъ смотрѣлъ на огонь. Долго лежала она такъ, въ просоньяхъ, глядя на него, пока, наконецъ, ее обуялъ страхъ: ужъ не умеръ ли онъ, подумала она. Она потихоньку встала и, подойдя къ нему, шопотомъ на ухо окликнула его.
   Онъ повернулъ голову, посмотрѣлъ сперва на нее, потомъ на то мѣсто, гдѣ она спала, какъ бы желая удостовѣриться въ томъ, что это точно она его окликнула, и заглянулъ ей въ лицо.
   - Я боялась, ужъ не заболѣли ли вы. Всѣ друг³е работники ходятъ взадъ и впередъ, а вы такъ тихо сидите, говорила Нелли.
   - Они знаютъ мой характеръ и не трогаютъ меня, хотя подчасъ и подсмѣиваются надо мной, промолвилъ кочегаръ.- Посмотрите-ка сюда, вотъ это мой другъ, прибавилъ онъ, указывая на горящ³е уголья.
   - Какъ, огонь.
   - Да, огонь. Знаете ли, онъ однихъ лѣтъ со мной и мы съ нимъ по цѣлымъ ночамъ разсуждаемъ и бесѣдуемъ.
   Дѣвочка съ изумлен³емъ взглянула на него, но онъ уже повернулся и по-прежнему задумчиво смотрѣлъ на огонь.
   - Для меня это все равно, что книга, продолжалъ онъ, - единственная книга, которую я научился читать; и какихъ только истор³й она мнѣ не разсказываетъ! тутъ есть и музыка: я этотъ голосъ могу различить между тысячью другихъ голосовъ, хотя въ его ревѣ ихъ слышится не одинъ; есть тутъ и картины. Вы не можете себѣ представить, как³я странныя физ³оном³и и сцены иной разъ рисуютъ мнѣ эти горящ³е уголья! Огонь служитъ мнѣ также и памятью, разсказывая шагъ за шагомъ всю мою прошлую жизнь.
   Наклонившись впередъ, чтобы лучше прислушиваться къ его словамъ, Нелли замѣтила, что по мѣрѣ того, какъ онъ говорилъ, глаза его разгорались, онъ воодушевлялся.
   - Да, говорилъ онъ, слегка улыбаясь, - онъ все тотъ же, съ тѣхъ поръ, какъ я его помню, какъ, бывало, еще крошечнымъ ребенкомъ, я вдоволь наползаюсь вокругъ него, да тутъ же и засну. Тогда мой отецъ былъ кочегаромъ.
   - A ваша мать? спросила дѣвочка.
   - Она давно умерла. Здѣсь женщинамъ-работницамъ трудно живется. Съ тѣхъ поръ, какъ мнѣ сказали, что она умерла отъ слишкомъ тяжелаго труда, и огонъ мнѣ нашептываетъ то же самое. Да оно такъ и должно быть. Я всегда этому вѣрилъ.
   - Стало быть, вы здѣсь и выросли?
   - Здѣсь я проводилъ и лѣто, и зиму. Сначала тайкомъ, а потомъ, когда узнали, что я здѣсь, мнѣ позволили оставаться при отцѣ. Огонь меня и вскормилъ, вогъ этотъ самый огонь. И ни разу съ тѣхъ поръ онъ не потухалъ.
   - Вы его очень любите? спросила Нелли.
   - Разумѣется, люблю. Отецх умеръ, стоя передъ нимъ. Я видѣлъ, какъ онъ упалъ, вонъ тамъ, гдѣ горитъ зола. Помню, я еще удивлялся, какъ это онъ не помогъ ему.
   - И вы съ тихъ поръ постоянно здѣсь работаете?
   - Постоянно. Былъ одинъ перерывъ, очень для меня тяжелый, но огонь не переставалъ горѣть и въ мое отсутств³е. Глядя на меня, вы, конечно, догадываетесь, какое у меня было дѣтство; но все-таки я былъ ребенкомъ въ свое время, и когда я нынче ночью увидѣлъ васъ на улицѣ, вы мнѣ напомнили, какимъ я былъ тогда, когда умеръ мой отецъ, и мнѣ очень захотѣлось привести васъ сюда, къ этой топкѣ. Когда вы спали, я все думалъ о томъ старомъ времени. A вамъ бы слѣдовало еще соснуть немножко. Лягте, дитя мое, усните.
   И онъ повелъ ее къ ея неприхотливому ложу и, снова прикрылъ ее рабочими блузами, возвратился къ своему мѣсту. По-прежнему сидѣлъ онъ неподвижно, какъ статуя, лишь время отъ времени подбрасывая въ печь топливо. Дѣвочка пробовала было продолжать свои наблюден³я, но вскорѣ вѣки ея сомкнулись, и она заснула сладкимъ сномъ, словно она была не въ сараѣ, а во дворцѣ, и лежала не на кучѣ золы, а на пуховикѣ.
   Когда она проснулась, солнце уже косыми лучами врывалось сквозь стѣнныя отверст³я. Лучи доходили только до половины строен³я и углубляли мракъ въ его нижней части. Все тотъ же оглушительный шумъ, все тотъ же пылающ³й огонъ: въ общемъ, жизнь почти не измѣнялась внутри этого здан³я ни днемъ, ни ночью.
   Подѣлившись съ своими гостями скромнымъ завтракомъ, состоявшимъ изъ очень небольшой порц³и кофе и ржаного хлѣба, покровитель ихъ спросилъ, куда-жъ они думаютъ теперь идти. Нелли отвѣчала, что они ищутъ какой нибудь уедименной деревеньки, вдали отъ городовъ и другихъ селъ, и въ свою очередь спросила его, запинаясь, не можетъ ли онъ указать имъ дорогу къ такому мѣсту.
   - Я почти незнакомъ съ деревней, отвѣчалъ тотъ, качая головой.- Вся моя жизнь, какъ видите, проходитъ передъ этой топкой, и я даже рѣдко выхожу подышать воздухомъ. Но я знаю, что есть так³я мѣста.
   - A далеко отсюда? спросила Нелли.
   - Конечно, далеко. Да развѣ вблизи нашего города можетъ расти какая нибудь зелень? Кругомъ него, на большомъ разстоян³и, вся земля выжжена такимъ точно огнемъ, какъ нашъ, а дорога такая черная, что ночью даже страшно по ней идти.
   - Теперь ужъ все равно; мы должны идти и пойдемъ, энергично промолвила дѣвочка, замѣтивъ, что старикъ съ безпокойствомъ прислушивается къ ихъ разговору.
   - Дорога уб³йственная для такихъ маленькихъ ножекъ, какъ ваши, видъ кругомъ ужасный, народъ грубый. Неужели же вамъ нѣтъ никакой возможности вернуться назадъ?
   - Рѣшительно никакой! воскликнула дѣвочка, собираясь идти.- Если вы можете намъ указать дорогу, сдѣлайте милость, укажите; если же не можете, то, по крайней мѣрѣ, не старайтесь поколебать нашего намѣрен³я: вы не знаете, отъ какой страшной опасности мы бѣжимъ, а то бы вы не стали насъ отговаривать.
   - Если такъ, Боже меня упаси, чтобъ я сталъ васъ отговаривать, произнесъ кочегаръ, переводя глаза отъ взволнованной дѣвочки къ старику.
   Тоть стоялъ понуря голову и глядѣлъ въ землю.
   - Пойдемте, я вамъ укажу дорогу, самую лучшую, какую я только знаю. Очень жаль, что ничѣмъ больше не могу вамъ услужить.
   И, проводивъ ихъ за дверь, онъ сталъ такъ пространно объяснять имъ, какого направлен³я они должны держаться въ городѣ и по выходѣ изъ него, что Нелли поспѣшила поблагодарить его за участ³е и увести дѣдушку.
   Не успѣли они повернуть за уголъ, какъ онъ нагналъ ихъ и, пожимая дѣвочкѣ руку, оставилъ въ ней что-то: двѣ старыя, грязныя, закопченыя мѣдныя монеты, какъ оказалось. И кто знаетъ, можетъ быть эта ничтожная лепта такъ же ярко зас³яла передъ Престоломъ Всевышняго, какъ и тѣ щедрыя пожертвован³я, что прославляются на могильныхъ надписяхъ.
   Они разстались и пошли каждый своей дорогой: дѣвочка все дальше и дальше увлекала старика отъ тѣхъ мѣстъ, гдѣ его поджидали преступлен³е и позоръ, а кочегаръ возвратился къ своей топкѣ, которой временное посѣщен³е нежданныхъ гостей придало новый интересъ въ его глазахъ, и съ тѣхъ поръ все новые и новые разсказы читалъ онъ въ раскаленныхъ угольяхъ.
  

VIII.

  
   Ни разу еще въ продолжен³е всѣхъ своихъ странствован³й, ни даже въ то достопамятное утро, когда они рѣшились покинуть свое пепелище и пустились въ невѣдомый для нихъ новый м³ръ, они не желали такъ горячо и такъ страшно вырваться на свѣж³й воздухъ, на просторъ полей, холмомъ и лѣсовъ и уединиться отъ людей, какъ теперь, когда они шли по шумнымъ, грязнымъ улицамъ большого промышленнаго города, окутаннаго клубами дыма и кишащаго голоднымъ, безпр³ютнымъ, нищимъ людомъ. Все, что они видѣли кругомъ, безотрадно дѣйствовало на душу, отнимало послѣднюю надежду, вселяя отчаян³е.
   - Двое сутокъ! Онъ сказалъ, что мы цѣлыхъ двое сутокъ будемъ видѣть все так³я же сцены, дышатъ такимъ же воздухомъ, разсужала про себя Нелли.- Ахъ! какъ бы я желала поскорѣе выбраться отсюда. Какъ я буду благодарить Бога, если Онъ сподобитъ насъ дожить до этого счастливаго дня, хоть бы умереть-то въ другомъ мѣстѣ!
   Поддерживая себя мыслью, что они уйдуть далеко-далеко въ горы, перерѣзанныя быстрыми ручьями, къ бѣднымъ, простымъ людямъ, будутъ жить трудами рукъ своихъ, помогая этимъ людямъ въ ихъ полевыхъ, деревенскихъ работахъ, и избавятся отъ того ужаса, который выгналъ ихъ изъ дома ихъ благодѣтельницы, - она бодро шла впередъ, хотя въ карманѣ у нея не было ничего, кромѣ двухъ мѣдныхъ монетъ, подаренныхъ кочегаромъ, и она должна была черпать мужество лишь въ своемъ собственномъ сердцѣ, въ сознан³и своего долга.
   - Сегодня мы недалеко уйдемъ, милый дѣдушка, говорила она, съ трудомъ шагая по улицѣ; у меня ноги болятъ, а отъ вчерашней сырости ломитъ все тѣло; на это и намекалъ нашъ добрый покровитель, увѣряя, что намъ предстоитъ длинный путь; я видѣла, что онъ въ это время смотрѣлъ на меня.
   - Онъ сказалъ, что эта дорога уб³йственная. Неужели же нѣтъ другой дороги, неужели же намъ нельзя свернуть куда нибудь? жалобно бормоталъ старикъ.
   - Эта скучная дорога приведетъ насъ къ такимъ мѣстамъ, гдѣ мы будемъ жить покойно, вдали отъ соблазна; поэтому мы и не свернемъ съ нея, хотя бы она казалась во сто разъ хуже, чѣмъ мы ее себѣ представляемъ, произнесла дѣвочка твердымъ голосомъ.- Вѣдь такъ я говорю, дѣдушка, неправда-ли?
   - Такъ, такъ, отвѣчалъ старикъ съ замѣтнымъ колебан³емъ, которое сказывалось и въ его голосѣ, и въ жестахъ.- Я готовъ, я готовъ всюду за тобой слѣдовать, Нелли.
   Однако, дѣдушка и не воображалъ, до какой степени его внучкѣ трудно было подвигаться впередъ: съ каждымъ шагомъ у нея увеличивалась боль въ суставахъ, но она ничѣмъ не обнаруживала своихъ страдан³й и шла дальше. Наконецъ они кое-какъ добрались до предмѣстъя города.
   Длинныя, безконечныя улицы съ неправильно разбросанными домами изъ краснаго кирпича, у иныхъ домовъ отгорожены палисадники, въ которыхъ простые, грубые цвѣты и полуувядш³е листья покрыты цѣлымъ слоемъ угольной пыли и копоти, и гдѣ чахлая растительность неминуемо гибнетъ въ борьбѣ съ горючимъ дыхан³емъ фабричныхъ печей и

Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
Просмотров: 293 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа