Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Лавка древностей, Страница 10

Диккенс Чарльз - Лавка древностей


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

ардъ сбѣгаетъ за квартальнымъ. Теперь ужъ всякимъ потачкамъ конецъ. Порокъ долженъ быть наказанъ. М-ръ Ричардъ, потрудитесь привести квартальнаго.
  

XXIII.

  
   На Кита словно столбнякъ нашелъ: глаза его были широко раскрыты и устремлены въ одну точку. Онъ не оказывалъ ни малѣйшаго сопротивлен³я своимъ гонителямъ. Съ одной стороны, самъ Брассъ держалъ его за воротъ своей дрожащей рукой, съ другой - за этотъ же воротъ крѣпко уцѣпилась миссъ Сэлли. Повременамъ она такъ сильно надавливала ему горло своими костяшками, что хотя онъ былъ почти въ безчувственномъ состоян³и, ему иной разъ смутно представлялось, что вотъ-вотъ его сейчасъ задушатъ. Въ такомъ положен³и засталъ его Дикъ, возвратившись съ полицейскимъ.
   Квартальный привыкъ къ подобнымъ сценамъ: онъ смотрѣлъ на всякое воровство, начиная отъ самаго простого до грабежа на большой дорогѣ, какъ на обыкновенное дѣло, а на преступниковъ - какъ на кл³ентовъ полицейской части, гдѣ товаръ отпускается и оптомъ, и въ розницу, и гдѣ онъ, квартальный, исправляетъ должность конторщика. Поэтому онъ выслушалъ разсказъ о случившемся съ такимъ же участ³емъ, съ какимъ гробовщикъ выслушиваетъ подробности о болѣзни покойника, съ котораго онъ пришелъ снимать мѣрку, и совершенно равнодушно арестовалъ Кита.
   - Его бы слѣдовало свезти въ камеру мирового судьи, пока еще присутств³е не кончилось, сказалъ полицейск³й.- И вы, м-ръ Брассъ, должны отправиться со мной, и вотъ эта... онъ остановился и посмотрѣлъ на миссъ Сэлли, не зная, какъ ее назвать.
   Ее легко можно было принять за грифа или за какое нибудь другое миѳическое чудовище.
   - Эта дама, вы хотите сказать?
   - Ахъ, да, дама, повторяетъ полицейск³й. - А также и молодой человѣкъ, который нашелъ деньги.
   - М-ръ Ричардъ, это печальная необходимость, но что дѣлать, мы всѣ должны приносить жертвы на алтарь отечества, говоритъ Брассъ подавленнымъ голосомъ.
   - Вы, конечно, возьмете извозчика, такъ потрудитесь за нимъ послать, прерываетъ его полицейск³й.
   Онъ слегка, немного выше локтя, придерживаетъ Кита, высвободившагося наконецъ изъ желѣзныхъ тисковъ своихъ мучителей.
   - Дайте же мнѣ сказать хоть слово, выслушайте меня, умоляетъ Китъ, поднимая глаза и обводя ими всѣхъ присутствующихъ.- Я такъ же неповиненъ въ.этомъ преступлен³и, какъ и любой изъ васъ. Клянусь всѣми святыми, что я не бралъ денегъ. Я - воръ! О, м-ръ Брассъ! Вы знаете, что это не мои дѣла, и какъ это жестоко съ вашей стороны!
   - Даю вамъ слово, обращается Брассъ къ полицейскому, но тотъ перебиваетъ его замѣчан³емъ, что "слова - пустой звукъ, слова - все равно, что молочная каша, годная лишь для грудныхъ младенцевъ", для взрослыхъ, молъ, есть клятва.
   - Совершенно вѣрно, господинъ квартальный, какъ нельзя болѣе вѣрно, подтверждаетъ Брассъ тѣмъ же печальнымъ голосомъ. - Клянусь вамъ, что за нѣсколько минутъ до этого рокового открыт³я я былъ такого хорошаго мнѣн³я объ этоатъ мальчикѣ, что довѣрилъ бы ему... Пожалуйста, извозчика, м-ръ Ричардъ, приведите скорѣй извозчика.
   - Спросите, кого хотите: развѣ тѣ, которые меня знаютъ, сомнѣвались когда либо въ моей честности? Развѣ я надулъ кого нибудь хоть разъ въ жизни? оправдывался Китъ.- Я былъ бѣденъ, часто голодалъ и тѣмъ не менѣе остался честнымъ; неужели же я теперь началъ бы мошенничать. Подумайте, что вы дѣлаете! какъ я покажусь на глаза моимъ дорогимъ благодѣтелямъ, моимъ друзьямъ послѣ того, какъ меня обвинили въ такомъ мерзкомъ преступлен³и.
   М-ръ Брассъ на это замѣтилъ, что Киту слѣдовало раньше объ этомъ подумать. Онъ не прочь былъ прибавить еще что нибудь въ этомъ же родѣ, но въ эту самую минуту сверху послышался голосъ жильца: онъ спрашивалъ, что случилось и почему у тшхъ внизу такой шумъ. Китъ невольно бросился къ двери, хотѣлъ разсказать все какъ было, но полицейск³й удержалъ его и, къ его великому огорчен³ю, Брассъ самъ побѣжалъ наверхъ и ужъ, конечно, по-своему передалъ о всемъ случившемся.
   - Онъ такъ же, какъ и всѣ мы, не вѣритъ своимъ ушамъ, объявилъ Брассъ, вернувшись въ контору, - да и никто не повѣритъ! Ахъ, какъ бы мнѣ хотѣлось убѣдиться въ томъ, что это ничего болѣе, какъ обманъ чувствъ! Но нѣтъ! Глаза мои не могли меня обмануть - ихъ нечего подвергать перекрестному допросу - они остаются при своемъ первомъ показан³и.- Онъ усиленно мигаетъ и третъ глаза рукой.- Однако, я слышу, извозчикъ подъѣхалъ. Сарра, надѣвай шляпу и ѣдемъ. Какая грустная поѣздка, настоящ³я нравственныя похороны!
   - М-ръ Брассъ! сдѣлайте мнѣ одолжен³е, свезите меня сначала къ нотар³усу Визердену, проситъ Китъ.
   Брассъ нерѣшительно качаетъ головой.
   - Ради самого Бога, свезите меня туда. Тамъ мой хозяинъ.
   - Право, я не знаю, бормочеть Брассъ.- Онъ не прочь выказать себя съ хорошей стороны передъ нотар³усомъ. А успѣемъ ли мы? спрашиваетъ онъ у полицейскаго.
   Полицейск³й, все время прехладнокровно жевавш³й соломенку, отвѣчаетъ, что если ѣхать сейчасъ же, то еще успѣютъ, еслижъ они думаютъ прохлаждаться тутъ разговорами, такъ лучше ѣхать прямо въ Мэншенъ-Гаусъ. Вотъ все, что онъ можетъ сказать.
   Дикъ занялъ самое удобное мѣсто - въ задкѣ кареты. По предложен³ю Брасса, полицейск³й повелъ Кита изъ комнаты, держа его передъ собой на извѣстномъ разстоян³и - по правиламъ, не дальше, какъ на 3/4 локтя - и подталкивая сзади, усадилъ въ карету, а за нимъ сѣлъ и самъ. Вошла въ колымагу и миссъ Сэлли, а братцу ея не хватило мѣста и онъ поневолѣ долженъ былъ влѣзть на козлы.
   Китъ не могъ пр³йти въ себя отъ стрясшейся надъ нимъ бѣды. Онъ все глядѣлъ въ окно въ надеждѣ, что вотъ-вотъ глазамъ его представится что нибудь такое необыкновенное, чудовищное, что можно видѣть только во снѣ, и тогда онъ успокоится. Но увы! Все, что онъ видитъ, такъ заурядно, такъ ему знакомо. Тѣ же улицы и переулки, тѣ же дома; тѣ же толпы народа снуютъ во всевозможныхъ направлен³яхъ; тотъ же грохотъ отъ проѣзжающихъ экипажей и повозокъ; наконецъ, въ томъ же порядкѣ разставлены вещи въ витринахъ. Развѣ возможно, чтобы во снѣ это движен³е совершалось съ такою правильностью, равномѣрностью? Все говоритъ, что это не сонъ, а дѣйствительностъ, не смотря на всю ея неправдоподобность: банковый билетъ нашли у него въ шляпѣ, хотя онъ въ этомъ ни душой, ни тѣломъ не повиненъ, его обвинили въ воровствѣ и везутъ какъ арестанта.
   Когда онъ вспоминаетъ о матери и Яшѣ, сердце его обливается кровью. Что пользы въ томъ, что онъ не знаетъ за собой никакой вины, если близк³е ему люди будутъ считать его виновнымъ? Чѣмъ дальше они ѣдутъ, тѣмъ тяжелѣе становится у него на душѣ. Онъ все такъ же смотритъ въ окно, но рѣшительно ни на что не обращаетъ вниман³я, какъ вдругъ совершенно неожиданно онъ видитъ въ открытомъ окнѣ трактира, мимо котораго они проѣзжаютъ, дьявольски ухмыляющагося Квильпа. Тотъ всѣмъ тѣломъ навалился на подоконникъ: опираясь локтями на косякъ, онъ держитъ голову обѣими руками и напрягаетъ всѣ силы, чтобы не разразиться хохотомъ, вслѣдств³е чего его лицо и вся фигура раздуваются и онъ кажется вдвое шире и толще, чѣмъ на самомъ дѣлѣ. Увидѣвъ его, Брассъ велитъ кучеру остановиться.
   - А, это вы, Брассъ! Куда васъ Богъ несетъ? восклицаетъ карликъ, снявъ шляпу и кланяясь яко бы съ изысканной вѣжливостью, но шутовски отвратительно.- И вы съ нимъ, очароватильная Сэлли? Какъ! Что я вижу? Тутъ же и любезнѣйш³й Дикъ, и милѣйш³й, честнѣйш³й Китъ! Всѣ вмѣстѣ!
   - Какой онъ веселый шутникъ! просвѣщаетъ Брассъ кучера на его счетъ.- Ахъ, сударь, если бы вы знали, по какому грустному дѣлу мы ѣдемъ! Совѣтую вамъ, сэръ, не вѣрить болѣе въ людскую честность.
   - А почему это, почему? позвольте васъ спросить. Вы шутъ изъ шутовъ!
   - Изъ моей конторы, сударь, пропалъ банковый билетъ, говоритъ Брассъ, качая головой.- Билетъ найденъ вотъ у него въ шляпѣ, а онъ передъ этимъ одинъ оставался въ конторѣ - противъ него длинная цѣпь уликъ, и всѣ звенья налицо.
   - Какъ! Что я слышу? Китъ воръ! закричалъ карликъ, до половины высунувшись изъ окна.- Китъ воръ! ха, ха, ха! Ну такъ это самый безобразный воръ, какого и за деньги не увидишь! Ага, Китъ, ага! И какъ это вы осмѣлились арестовать его прежде, чѣмъ онъ успѣлъ меня поколотить? Что, братъ, угодилъ? Пожалуй, и до этого дойдетъ. И онъ громко расхохотался - даже кучеръ пришелъ въ ужасъ отъ его хохота - указывая на вывѣску красильщика: длинвый шестъ съ болтавшейся на ней парой мужского платья, очень напоминавшую висѣлицу.- Какое разочарован³е для маленькаго Яши и для его дорогой маменьки, продолжалъ Квильпъ, неистово потпрая руки. Распорядитеська, Брассъ, чтобы къ нему прислали проповѣдника изъ маленькой молельни "Little Bethel". Онъ его успокоитъ и утѣшитъ. Трогай! крикнулъ онъ кучеру.- Прощай, Китъ, прощай! Желаю тебѣ полнаго успѣха. Будь веселъ и кланяйся отъ меня всѣмъ Гарландамъ - и старику, и милой старушкѣ. Скажи, что я освѣдомлялся о нихъ и да благословитъ Богъ и ихъ, и тебя, и всѣхъ на свѣтѣ.
   Пожелан³я его лились быстрымъ, неудержимымъ потокомъ. Когда карета скрылась, скрылась и его голова за окномъ. Карликъ скатился на полъ, торжествуя побѣду, а карета завернула за уголъ и вскорѣ же остановилась у подъѣзда нотар³уса Визердена. Брассъ соскочилъ съ козелъ, отворилъ дверку кареты и все съ тѣмъ же унылымъ видомъ попросилъ миссъ Сэлли и Дика войти вмѣстѣ съ нимъ въ контору, чтобы приготовить нотар³уса и м-ра Абеля къ непр³ятному извѣст³ю. Тѣ согласились и шеств³е тронулось. Впереди шелъ Самсонъ подъ руку съ сестрицей, а за ними слѣдовалъ въ одиночествѣ Дикъ.
   Нотар³усъ разговаривалъ въ первой комнатѣ, у камина, съ м-ромъ Абелемъ и его отцомъ, а Чекстеръ писалъ у конторки, стараясь уловить обрывки ихъ разговора, долетавш³е до его слуха. Окинувъ комнату опытнымъ взоромъ, черезъ стеклянную дверь, въ то время, какъ онъ брался за ея ручку и замѣтивъ, что взглядъ нотар³уса скользнулъ по немъ, Брассъ еще за дверью принялся печально качать головой и тяжело вздыхать.
   - Честь имѣю рекомендоваться, милостивый государь, промолвилъ онъ, снимая шляпу и цѣлуя кончики пальцевъ своей правой руки, на которой была надѣта суконная перчатка.- Брассъ, Брассъ изъ Бевисъ-Маркса. Я имѣлъ счастье и честь выступать вашимъ противникомъ въ небольшомъ дѣлѣ о наслѣдствѣ. Осмѣливаюсь спросить, какъ вы поживаете, сэръ?
   - Потрудитесь обратиться къ моему писцу, если у васъ есть какое нибудь дѣло, отвѣчалъ нотар³усъ, отаорачиваясь отъ него.
   - Благодарю васъ, сэръ, благодарю васъ. Позвольте, сэръ, представить вамъ мою сестру. Это нашъ коллега, - могу сказать, хотя она и принадлежитъ къ прекрасному полу - неоцѣненный мой помощникъ во всѣхъ дѣлахъ. М-ръ Ричардъ, прошу васъ, подойдите! Нѣтъ, сэръ, вы должны сдѣлать мнѣ одолжен³е остаться на минуту, мнѣ надо сказать вамь два слова, говоригь Брассъ обиженнымъ тономъ, загораживая дорогу нотар³усу, направлявшемуся въ кабинетъ.
   - Вы видите, м-ръ Брассъ, что я занять съ этими господами. Разскажите о вашемъ дѣлѣ м-ру Чекстеру, онъ исполнитъ все, что слѣдуетъ.
   - Обращаюсь къ вамъ, милостивые государи! Тутъ Брассъ прикладываетъ правую руку къ жилету и смотритъ, сладко улыбаясь на м-ра Гарланда и на его сына. - Призываю васъ въ свидѣтели. Я юристъ. Парламентскимъ актомъ я утвержденъ въ зван³и джентльмена, за что и взношу ежегодно сумму въ 12 ф. стерл. Я вамъ не какой нибудь музыкантъ или живописецъ, актеръ или писатель, положен³е которыхъ не гарантировано закономъ; я не праздношатающ³йся, не бродяга. Если кто вздумаетъ подать на меня жалобу, онъ долженъ въ своемъ прошен³и назвать меня джентльменомъ - иначе оно будетъ недѣйствительно. Судите же, милостивые государи, подобаетъ ли со мной обращаться такъ неуважительно? Поистинѣ; господа...
   - Хорошо, хорошо! Разскажите, въ чемъ состоитъ ваше дѣло, перебилъ его нотар³усъ.
   - Съ удовольств³емъ, сэръ, съ удовольств³емъ. Ахъ, м-ръ Визерденъ! Вы и не подозрѣваете... но нѣтъ, я не буду дѣлать отсту³лен³й. Если не ошибаюсь, одинъ изъ этихъ джентльменовъ м-ръ Гарландъ?
   - Оба, отвѣчалъ нотар³усъ.
   - Въ самомъ дѣлѣ? воскликнулъ Брассъ заискивающимъ голосомъ. - Впрочемъ, я долженъ былъ бы самъ догадаться - сходство необычайное. Я очень счастливъ, что на мою долю выпала честъ познакомиться съ такими достойными джентльменами, хотя я обязанъ этимъ весьма прискорбному обстоятельству. Кажется, у одного изъ этихъ джентльменовъ находится въ услужен³и мальчикъ, по имени Китъ?
   - У обоихъ, отвѣчалъ нотар³усъ.
   - Какъ! У обоихъ по Киту?
   - Обоимъ джентльменамъ служитъ одинъ Китъ, съ сердцемъ остановилъ его нотар³усъ. - Ну, что дальше?
   - А вотъ что, сказалъ Брассъ, многозначительно понизивъ голосъ.- Этотъ молодой человѣкъ, примите во вниман³е, что онъ пользовался моимъ безграничнымъ довѣр³емъ и что я всегда обращался съ нимъ, какъ съ равнымъ этотъ молодой человѣкъ совершилъ сегодня утромъ кражу въ моей конторѣ и былъ пойманъ чуть не на мѣстѣ преступлен³я.
   - Тутъ какая нибудь фальшь! воскликнулъ нотар³усъ.
   - Этого быть не можетъ! замѣтиль м-ръ Абель.
   - Я не повѣрю ни одному слову, чтобы тамъ ни говорили! воскликнулъ въ свою очередь м-ръ Гарландъ.
   Врассъ окинулъ всѣхъ своимъ кроткимъ взоромъ и продолжалъ:
   - М-ръ Визерденъ, ваши слова настолько оскорбительны, что если бы я стоялъ на низшей ступени общественной лѣстницы, гдѣ клеветы не выносятъ, я подалъ бы на васъ жалобу за убытки; теперь же я презрѣн³емъ отвѣчаю на ваши слова. Къ горячему же протесту м-ра Гарланда я отношусь съ полнымъ уважен³емъ и очень сожалѣю, что мнѣ пришлось быть вѣстникомъ такого непр³ятнаго событ³я. Я, конечно, не взялъ бы на себя эту тяжелую обязанность, если бы самъ мальчикъ меня не упросилъ привезти его въ вашу контору: я долженъ былъ уступить его просьбамъ. М-ръ Чекстеръ, будьте такъ любезны, постучите въ окно квартальному - онъ ожидаетъ въ каретѣ.
   Услышавъ послѣдн³я слова, всѣ три джентльмена тревожно посмотрѣли другъ на друга, замѣтно измѣнившись въ лицѣ. Чекстеръ поспѣшно вскочилъ съ своего мѣста и широко растворилъ дверь, чтобы впустить несчастнаго преступника. Онъ торжествовалъ: его пророческ³я предсказан³я сбылись.
   Не берусъ описать сцену, разыгравшуюся въ конторѣ при появлен³и Кита. Сознан³е собственной правоты развязало ему, наконецъ, языкъ и придало ему краснорѣч³е: въ трогательныхъ, хотя и рѣзкихъ выражен³яхъ, онъ разсказалъ все, какъ было, призывая всѣхъ святыхъ въ свидѣтели своей невинностй. Онъ клялся, что не знаетъ, какими судьбами билетъ попалъ въ его шляпу. Произошло невообразимое смятен³е: нельзя было ничего понять, пока, наконецъ, всѣ подробности были изложены, всѣ улики представлены, а затѣмъ наступила мертвая тишина. Джентльмены neperлядывались между собою: они были поражены, смущены.
   - Развѣ билетъ не могъ попасть въ шляпу случайно, когда вы разбирали бумаги на бюро? произнесъ, наконецъ, нотар³усъ.
   Это предположен³е было опровергнуто, какъ совершенно невозможное. Дикъ, попавш³ивъ свидѣтели, хотя и противъ воли, заявилъ, съ своей стороны, что судя по тому, какъ билеть лежалъ въ шляпѣ, онъ былъ умышленно туда запрятанъ.
   - Это очень прискорбное происшеств³е, чрезвычайно прискорбное, говорилъ Брассъ.- Когда дѣло будетъ разбираться въ судѣ, я попрошу господъ судей, чтобы ему смягчили наказан³е въ виду его прежняго примѣрнаго поведен³я. Положимъ, у меня и раньше пропадали деньги, но это еще не значитъ, что непремѣнно онъ ихъ кралъ. Есть много уликъ противъ него, очень много, но вѣдь недаромъ же мы христ³ане...
   - Я бы желалъ знать, замѣчалъ ли кто нибудь изъ присутствующихъ, чтобы у обвиняемаго въ послѣднее время водились лишн³я деньжонки? спросилъ квартальный, обводя глазами все собран³е.
   - Да, повременамъ у него бывали деньги, отвѣтилъ на это м-ръ Гарландъ.- Онъ мнѣ говорилъ, что ему давалъ ихъ самъ м-ръ Брассъ.
   - Совершенно вѣрно, съ жаромъ подтвердилъ Китъ.- Ужъ въ этомъ-то, сударь, вы, кажется, можете меня поддержать, обратился онъ къ Брассу.
   - Какъ вамъ это покажется? вскричалъ Брассъ, съ какимъ-то тупымъ изумлен³емъ глядя на всѣхъ по очереди.
   - А та мелочь, что вы мнѣ давали отъ имени жильца?
   - Однако, это скверное дѣло, скверное.
   Брассъ замоталъ головой и страшно нахмурилъ брови.
   - И такъ, сударь, вы утверждаете, что никогда не давали ему денегъ по поручен³ю третьяго лица? съ тревогой въ голосѣ спросилъ м-ръ Гарландъ.
   - Я ему давалъ деньги! Ну, знаете, это ужъ черезчуръ нахально. Г-нъ квартальный, намъ пора ѣхать!
   - Какъ? неужели онъ отпирается? пронзительно крикнулъ Китъ. - Господа, ради Бога, спросите его прямо: да или нѣтъ?
   - Давали вы, или нѣтъ? спросилъ нотар³усъ.
   - Я вамъ скажу, господа, отвѣчалъ Брассъ многозначительно, - что, защищаясь такимъ способомъ, онъ только вредитъ себѣ, и если вы принимаете въ немъ участ³е, посовѣтуйте ему перемѣнить тактику.
   - Господа, выслушайте меня, воскликнулъ Китъ, пораженный внезапной мыслью, - и вы, баринъ, и вы, м-ръ Абель, и вы, г-нъ нотар³усъ! Клянусь Богомъ, это онъ, онъ самъ положилъ деньги. Я не знаю, за что отъ на меня сердится, что такое я ему сдѣлалъ, но только онъ все это устроилъ нарочно, чтобы меня погубить. Будь, что будетъ, а я даже передъ смертью не откажусь онъ своихъ словъ. Посмотрите, господа, какъ онъ измѣнился въ лицѣ, и скажите, кто теперь больше похоясь на виновнаго, я или онъ?
   - Слышите, господа, слышите, что онъ выдумалъ? промолвилъ Брассъ, улыбаясь.- Не находили ли вы, что дѣло дѣйствительно принимаетъ дурной оборотъ. Тутъ ужъ пахнетъ не простой кражей, а вѣроломнымъ подвигомъ. Пожалуй, господа, вы и этому не повѣрили бы, и это нашли бы невозможнымъ, если бы сами не услышали, а я бы вамъ передалъ его слова?
   Благодаря этимъ отчасти миролюбивымъ, отчасти насмѣшливымъ замѣчан³ямъ, Брассу удалось нѣсколько загладить отталкивающее впечатлѣн³е, которое онъ произвелъ своей личностью. Но добродѣтельной Саррѣ это миролюб³е видно пришлось не по вкусу: обладая болѣе страстнымъ темпераментомъ, радѣя больше брата офамильной чести, она, совершенно неожиданно, накинулась на Кита и досталось бы порядкомъ его физ³оном³и, если бы полицейск³й вовремя не толкнулъ его въ сторону. Впрочемъ, все-таки безъ скандала не обошлось. Вмѣсто Кита ей подвернулся подъ руку Чекстеръ. Ослѣпленная гнѣвомъ - недаромъ говорятъ, что не одна только любовь слѣпа - она схватила его за воротникъ, - онъ у него былъ привязной и поэтому остался у нея въ рукѣ - и вцѣпилась ему въ волосы, пока наконецъ присутствующ³е не вразумили ее и не высвободили изъ ея рукъ ни въ чемъ неповинную жертву.
   Опасаясь новаго нападен³я на обвиняемаго, полицейск³й - онъ, вѣроятно, полагалъ, что для самаго дѣла будетъ полезнѣе, если онъ представитъ его, Кита, въ судъ цѣлымъ и невредимымъ, а не растерзаннымъ на куски, - не говоря ни слова, вывелъ его изъ конторы и снова усадилъ его въ карету, настойчиво требуя, чтобы миссъ Брассъ помѣстилась на козлахъ. Она было покабянилась немного, посердилась, но въ концѣ концовъ сѣла съ кучеромъ, а братецъ ея, послѣ недолгихъ препирательствъ, занялъ мѣсто внутри и карета понеслась по направлен³ю къ суду. Нотар³усъ вмѣстѣ съ своимъ пр³ятелемъ м-ромъ Гарландъ ѣхалъ сзади въ другомъ экипажѣ. Въ конторѣ остался одинъ Чекстеръ. Онъ страшно злился за то, что его отстранили отъ свидѣтельскихъ показан³й, самыхъ важныхъ по его мнѣн³ю, - онъ готовъ былъ назвать это мошеннической сдѣлкой - такъ какъ ничто не могло такъ освѣтить, уяснить лукавый характеръ Кита, какъ его лицемѣрное предложен³е придти отработать подаренный ему шиллингъ, чего онъ, Чекстеръ, былъ свидѣтелемъ.
   Жилецъ Брасса давно уже сидѣлъ въ судѣ, съ терпѣн³емъ ожидая всю компан³ю. Но если бы даже 50 жильцовъ явилось защищать Кита, они ничѣмъ не могли бы ему помочь: не прошло и полчаса, какъ судья выдалъ приказъ засадить его въ тюрьму за покушен³е на кражу. Какой-то добродушный чиновничекъ утѣшалъ его по дорогѣ: ему, молъ, недолго придется маяться - судебныя засѣдан³я скоро возобновятся; дѣло его небольшое, живо разберутъ и недѣльки черезъ двѣ его посадятъ на корабль: вотъ и вся недолга.
  

XIV.

  
   Что бы тамъ ни говорили философы и моралисты, едва ли человѣкъ, дѣйствительно совершивш³й преступлен³е, мучился бы такъ, какъ мучился ни въ чемъ неповинный Китъ въ первую ночь послѣ ареста. Свѣтъ, преисполненный всякой неправды, слишкомъ легко относится къ этому вопросу, утѣшая себя мыслью, что человѣкъ, невинно пострадавш³й отъ злобы людской, силенъ сознан³емъ собственной правоты, и что добродѣтель должна въ концѣ концовъ восторжествоватъ. "И мы первые", говорятъ тѣ, по милости которыхъ человѣкъ попалъ въ бѣду, "отъ души порадуемся, если его оправдаютъ, хотя врядъ ли на это можно разсчитывать". Люди забываютъ, что несправедливость сама по себѣ причиняетъ честному и порядочному человѣку самыя мучительныя, самыя невыносимыя страдан³я. Пусть они вспомнять, какъ много прекрасныхъ, благородныхъ личностей погибло именно благодаря несправедливости людской: ихъ не спасло сознан³е собственной невиновности: напротивъ, оно-то и увеличивало ихъ страдан³я.
   Трудно разсказать, что переиспыталъ Китъ въ эту ночь, ходя взадъ и впередъ по тѣсной тюремной каморкѣ, при мысли, что всѣ, рѣшительно всѣ, считаютъ его виновнымъ, что хозяинъ и хозяйка будутъ смотрѣть на него, какъ на неблагодарное чудовище, а Барбара - какъ на самаго низкаго человѣка, какъ на преступника; даже лошадка подумаетъ, что онъ ее бросилъ. Кто знаетъ, можетъ быть и мать повѣрить мнимымъ уликамъ, повѣрить, что ея сынъ совершилъ гнусное преступлен³е. Онъ чуть съ ума не сошелъ отъ горя.
   Когда волнен³е нѣсколько улеглось и онъ сталъ спокойнѣе смотрѣть на свое ужасное положен³е, онъ вспомнилъ о Нелли, объ этой прелестной дѣвочкѣ, яркой звѣвдой блеснувшей на его скромномъ горизонтѣ, и теперь вѣчно являвшейся ему въ видѣ чудной мечты.
   Что подумаетъ милая, добрая Нелли, которая всегда такъ ласково обращалась съ нимъ, которая слуяшла украшен³емъ его убогой жизни, когда до нея дойдетъ слухъ объ этомъ происшеств³и? При воспоминан³и объ ея свѣтломъ образѣ ему вдругъ представилось, что стѣны тюрьмы исчезли и на ихъ мѣстѣ появился старый, знакомый ему домъ, какимъ онъ привыкъ его видѣть въ зимн³е вечера; въ дальней комнатѣ, въ каминѣ, пылаютъ дрова, маленьк³й столикъ накрытъ для ужина, въ Неллину горенку полуотворена дверь, на вѣшалкѣ висигь пальто и шляпа стараго дѣдушки, въ углу стоитъ его палка - все на своемъ мѣстѣ. Нелли тутъ-же, и онъ съ ней; они весело о чемъ-то смѣются, какъ это часто бывало. Тутъ онъ не. выдержалъ, бросился на постель и горько заплакалъ.
   Ночь показалась ему безконечной, хотя онъ повременамъ засыпалъ и видѣлъ сны. Ему все снилось, что онъ на свободѣ и гуляетъ то съ тѣмъ, то съ друшиъ, но все время его преслѣдуетъ какой-то безотчетный страхъ, какъ бы его опять не посадили въ тюрьму - не въ настоящую тюрьму, а въ какую-то иную; она какъ-то смутно, неопредѣленно ему представляется: его безустанно томитъ мрачное, тягостное предчувств³е грядущей бѣды, грядущихъ горестей, неподдающееся описан³ю. Но наконецъ забрезжилъ день, а вмѣсти съ нимъ возвратилось его дѣйствительное горе, холодное, неумолимое.
   Хорошо еще, что ему не надоѣдали: онъ былъ одинъ и могъ на свободѣ предаваться своему горю. Днемъ ему позволяли часъ-другой гулять по маленькому дворику. Сторожъ, явивш³йся къ нему утромъ, сообщилъ ему, что ежедневно, въ извѣстные часы, бываетъ пр³емъ родныхъ и что если кто нибудь придетъ его навѣстить, его поведутъ внизъ къ рѣшеткѣ. Поставивъ миску съ горячимъ, онъ опять заперъ его дверь на замокъ и, стуча каблуками по каменному полу, отправился дальше исполнять свою обязанность. И многое множество дверей отворилъ и затворилъ онъ въ это утро, такъ что гулкое эхо неумолкаемо раздавалось въ коридорѣ, словно и оно было подъ замкомъ, и ему нельзя было вырваться на свободу.
   Этотъ же сторожъ далъ ему понять, что его, Кита, наравнѣ съ немногими другими, содержатъ отдѣльно отъ всѣхъ остальныхъ арестантовъ, такъ какъ онъ въ первый разъ попалъ въ тюрьму и его-де не считаютъ отпѣтымъ негодяемъ. Это извѣст³е очень его обрадовало. Онъ принялся усердно читать катехизисъ, хотя зналъ его съ дѣтства наизусть, когда тотъ же сторожъ опять явился къ нему въ каморку.
   - Идемъ, сказалъ онъ, отворикь дверь.
   - Куда это? спросилъ Китъ.
   Сторожъ лаконически отвѣтилъ "посѣтители" и, взявъ Кита подъ руку, немного повьппе локтя, - точь-въ-точь, какъ наканунѣ полицейск³й, повелъ его по разнымъ извилистымъ коридорамъ, черезъ нѣсколько воротъ, пока, наконецъ, они очутились въ какомъ-то проходѣ. Сторожъ подвелъ его къ рѣшеткѣ, а самъ ушелъ. Въ нѣсколькихъ шагахъ отъ этой рѣшетки была другая такая же, а въ промежуткѣ между ними сидѣлъ тюремщикъ и читалъ газету. Сердце забилось у Кита, когда онъ увидѣлъ за второй рѣшеткой мать съ ребенкомъ на рукахъ, Барбарину мать съ своимъ неизмѣннымъ спутникомъ-зонтикомъ и маленькаго Яшу, съ любопытствомъ таращившаго глаза, - онъ думалъ, что это звѣринецъ и что люди совершенно случайно попали за рѣшетку: на что, молъ, она имъ далась.
   Но когда мальчикъ, увидѣвъ брата, протянулъ рученки, чтобы его обнять, а тотъ все стоялъ на своемъ мѣстѣ, печально опершись головой о рѣшетку, онъ жалобно заплакалъ. Его примѣру послѣдовали обѣ женщины, удерживавш³яся до тѣхъ поръ отъ слезъ. Заплакалъ и Китъ, и въ продолжен³е нѣсколькихъ минутъ никто не могъ вымолвить ни словечка.
   А тюремщикъ все читаетъ да ухмыляется - должно быть напалъ на забавную статью. Но вотъ онъ отводить глаза въ сторону, словно стараясь глубже вникнуть въ самую суть какого-то анекдота, болѣе замысловатаго, чѣмъ друг³е, и въ эту минуту замѣчаетъ, что около него плачутъ.
   - А вы, матушка, не теряйте времени по-пустому, сказалъ онъ, съ удивлен³емъ оглядываясь вокругъ.- Васъ ждать не будутъ. Да уймите мальченка, здѣсь шумѣтъ не позволяютъ.
   - Вѣдь я, сударь, ему мать, а это его братишка, говорила миссъ Неббльзъ, рыдая и униженно присѣдая передъ тюремщикомъ.- Ахъ, Боже мой, что я за несчастная!
   - Ну, что-жъ тутъ дѣлать? И тюремщикъ сложилъ газету надвое, чтобы удобнѣе было читать слѣдующ³й столбецъ.- Не онъ первый, не онъ послѣдн³й, и кричать тутъ нечего.
   И онъ снова углубился въ чтен³е. Въ сущности онъ вовсе не былъ злой человѣкъ. Онъ смотрѣлъ на всякое мошенничество, какъ на своего рода болѣзнь - скарлатину, рожу: у иныхъ она бываетъ, удругихъ нѣтъ - какъ случится.
   - Китъ, милый Китъ! могла ли я думать, что увижу тебя здѣсь, жаловалась мать сквозь слезы.
   - Милая мама, вѣдь ты не вѣришь, чтобы я это сдѣлалъ? съ трудомъ могъ выговорить Китъ.
   Слезы душили его.
   - Чтобы я повѣрила! воскликнула мать.- Да развѣ я не знаю моего дорогого мальчика. Онъ ни разу во всю жизнь не солгалъ и не огорчилъ меня! Бывало, сама чуть не плачешь, что нечего дать поѣсть ребенку, а онъ, хоть и маленьк³й, а такой добрый, заботливый сынъ, и виду не показываетъ, что голоденъ и весело ѣстъ что Богъ пошлетъ. На него глядючи и самой легче стано вилось на душѣ. Чтобъ я повѣрила этимъ извѣтамъ на моего сына, который съ перваго дня, какъ родился, былъ моимъ утѣшен³емъ! Я не помню, чтобъ я когда нибудь была въ сердцахъ на него, ложась спать. Чтобы я повѣрила! Ахъ, Китъ, милый Китъ!
   - Ну, слава Богу! Теперь я въ состоян³и буду вьгаести эту пытку. Я все вынесу, помня твои слова, мама!
   И Китъ такъ крѣпко ухватился за рѣшетку, что она затряслась подъ его руками.
   Тутъ обѣ женщины снова всплакнули. Имъ втихомолку вторилъ Яша. За этотъ часъ въ его маленькой головкѣ выработалось сознан³е, что они вовсе не въ звѣринцѣ, что въ клѣткахъ нѣтъ ни львовъ, ни тигровъ, ни диковинныхъ птицъ, а только братъ его, Китъ, сидитъ за рѣшеткой и нельзя ему выйти погулять, когда захочется,
   Утеревъ глаза платкомъ - у бѣдной женщины послѣ этого они становились еще мокрѣе - мать Кита взяла съ пола корзиночку и, обратившись къ тюремщику, почтительно попросила выслушать ее. Тотъ какъ разъ въ это время читалъ самое интересное мѣсто разсказа; онъ замахалъ ей рукой, чтобъ не мѣшала, да такъ и застылъ въ этой позѣ, дока не дошелъ до конца. Затѣмъ онъ нѣсколько секундъ улыбался, все еще находясь подъ впечатлѣшемъ прочитаннаго - "экая потѣшная каналья!" говорила эта улыбка, - и наконецъ спросилъ у матери Кита, что ей нужно.
   - Я принесла ему поѣсть, отвѣчала она.- Скажите, сударь, можно ли будетъ передать сыну эту корзиночку?
   - Разумѣется, можно, это у насъ не запрещается. Когда будете уходить, оставьте корзину у меня, а я ужъ распоряжусь, чтобы ее снесли къ нему въ каморку.
   - Ахъ, нѣтъ, сударь, не то. Вы, пожалуйста, не сердитесь на меня, я ему мать и у васъ тоже была матъ! Скажите, сударь, можно ли, чтобъ онъ поѣлъ тутъ, при мнѣ? Тогда я ушла бы отсюда хоть немножко успокоенная.
   Слезы съ новой силой хлынули изъ ея глазъ. Снова заплакала и мать Барбары, и Яша, только маленьк³й ребенокъ смѣялся и визжалъ, воображая, вѣроятно, что вся эта сцена была устроена ради его забавы.
   На лицѣ тюремщика изобразилось нѣкоторое изумлен³е: просьба показалась ему странной, выходящей изъ ряду вонъ. Тѣмъ не менѣе онъ подошелъ къ матери Кита, взялъ у нея корзинку и, тщательно осмотрѣвъ все ея содержимое, передалъ ее Киту, а самъ сѣлъ на прежнее мѣсто.
   Киту было не до ѣды, но чтобъ доставить удовольств³е матери, онъ сѣлъ на полъ и насильно заставилъ себя ѣсть. Мать всхлипывала всяк³й разъ, какъ онъ подносилъ кусокъ ко рту, но въ этихъ всхлипыван³яхъ уже слышалась болѣе отрадная нотка, видно было, что ея материнскому сердцу это зрѣлище доставляло нѣкоторое утѣшен³е.
   Китъ съ тревогой спрашивалъ мать, что думаютъ о немъ его хозяева. На это она ему отвѣтила, что м-ръ Абель самъ пр³ѣхалъ къ ней наканунѣ и очень осторожно и деликатно сообщилъ ей о скандалѣ, но не высказалъ своего мнѣн³я объ этомъ дѣлѣ. Китъ уже собирался съ силами, чтобы спросить мать Барбары о ея дочери, но явились оба сторожа: тотъ, что провелъ его къ рѣшеткѣ, и тотъ, что ввелъ въ пр³емную его родныхъ; тюремщикъ, занимавш³йся чтен³емъ, крикнулъ: "пора, очередь за слѣдующими", и снова уткнулся въ газету, а Кита увели. Долго еще въ ушахъ его раздавались благословен³я матери и пронзительный крикъ Яши. Когда онъ проходилъ по двору, къ нимъ подошелъ какой-то сторожъ съ штофомъ портера въ рукахъ.
   - Это Христофоръ Неббльзъ, посаженный въ прошлую ночь за мошенничество? спросилъ онъ.
   Товарищъ его отвѣчалъ, что онъ и есть тотъ самый гусь.
   - Возьми вотъ, твое пиво, сказалъ сторожъ, подавая Киту бутылку.- Да что ты такъ въ нее всматриваешься? Небось, ничего не отпито.
   - Извините, пожалуйста, но я желалъ бы знать, кто его прислалъ? спросилъ Китъ.
   - Какой-то твой пр³ятель. Онъ говоритъ, что у тебя каждый день будетъ пиво; разумѣется, если онъ будетъ за него платить.
   - Мой пр³ятель? удивился Китъ.
   - Что, у тебя память отшибло, что ли? Вотъ его письмо. Бери.
   Китъ взялъ письмо, и когда остался одинъ въ каморкѣ, раскрылъ его и прочелъ слѣдующее:
   "Другъ, осуши эту чашу. Увидишь, что каждая капля нектара, въ ней содержащагося, есть талисманъ противъ всѣхъ горестей и бѣдств³й людскихъ. Пускай ихъ толкуютъ о пѣнистомъ винѣ, что разливала Геба. То былъ миѳъ, а это дѣйствительность (Барклай и К°). Если бутылка окажется неполной, пожалуйся главному смотрителю".

Твой P. C.

   - Это, должно быть, м-ръ Ричардъ Сунвеллеръ, промолвилъ Китъ, подумавъ съ минуту. Какъ это любезно съ его стороны. Я ему сердечно благодаренъ за память.
  

XXV.

  
   Красноватый огонекъ, слабо мерцавш³й сквозь ночной туманъ изъ окна лачужки, которую Квильпъ величалъ своей конторой, давалъ знать Брассу, ощупью пробиравшемуся черезъ дворъ, что прекрасный хозяинъ этихъ прекрасныхъ владѣн³й, а его достопочтенный довѣритель, дома и, съ своей обычной кротостью и терпѣн³емъ, ждетъ его прихода.
   - Что это за предательское мѣсто, особенно въ ночное время, ворчалъ Самсонъ, спотыкаясь въ двадцатый разъ.- Я увѣренъ, что мальчишка нарочно каждый день разбрасываетъ бревна и весь этотъ хламъ, чтобы кто нибудь сломалъ себѣ шею; а можетъ быть самъ хозяинъ этимъ занимается, что всего вѣроятнѣе. Терпѣть не могу сюда ходить безъ Сэлли. Съ ней идешь все равно, что подъ конвоемъ.
   Высказавъ этотъ комплиментъ по адресу своей очаровательной сестрицы, м-ръ Брассъ остановился, нерѣшительно поглядывая то на окно, то назадъ на дворъ.
   Желалъ бы я знать, что онъ дѣлаетъ? и адвокатъ приподнялся на цыпочки, чтобы ваглянуть въ комнату, но на такомъ далекомъ разстоян³и это оказалось совершенно невозможно. Вѣроятно пьетъ безъ конца, пока на стѣну не полѣзетъ, пока злость въ немъ не заклокочеть. Меня всегда страхъ беретъ, когда приходится сюда являться одному, особенно, когда онъ мнѣ долженъ порядочную сумму. Что ему стоить задушить меня какъ крысу и спустить въ рѣку во время прилива? Онъ и не задумался бы хотя бы ради шутки. Чу! кажется, онъ поеть!
   И точно, Квильпъ развлекалъ себя вокальными упражнен³ями, но то, что онъ пѣлъ, ни по формѣ, ни по содержан³ю не напоминало пѣсни или романса, въ которыхъ обыкновенно воспѣвается любовь, вино, военныя доблести, благородныя чувства и т. п. Это былъ скорѣе речитативъ: онъ быстро и нараспѣвъ повторялъ одну и ту же фразу, сильно оттягивая на послѣднемъ словѣ. Текстъ этого оригинальнаго речитатива былъ слѣдующ³й: "замѣтивъ, что обвиняемому едва ли удастся убѣдить присяжныхъ засѣдателей своими розсказнями, достопочтенный судья объявилъ, что его дѣло будетъ разбираться въ ближайшемъ засѣдан³и и приказалъ нарядить надлежащее слѣдств³е". Когда онъ произносилъ послѣднее слово, пѣн³е его преврашалось въ ревъ, который, въ свою очередь, заканчивался неудержимымъ хохотомъ.
   - Какой, однако, онъ неосторожный, бормоталъ про себя Брассъ, прослушавъ раза два или три этотъ речитативъ.- Ужасно неосторожный! Онъ всѣхъ насъ подведетъ. Хоть бы у него языкъ отнялся, хотъ бы онъ оглохъ или ослѣпъ! Тьфу ты, чортъ, воскликнулъ онъ, когда Квильпъ въ четвертый разъ затянулъ свою пѣсню.- И смерть его не беретъ!
   Изливъ свои дружеск³я чувства по отношен³ю къ кл³енту, Самсонъ привелъ въ порядокъ свою физ³оном³ю и, выждавъ минуту, когда ревъ затихъ, подошелъ къ лачугѣ и постучалъ въ дверь.
   - Войдите! крикнулъ карликъ извнутри.
   - Какъ вы поживаете, сэръ? ха, ха, ха! залебезилъ Брассъ, заглядывая въ комнату.- Какъ поживаете? Какой оригиналъ! Удивительный оригиналъ!
   - Войдите, олухъ царя небеснаго, и не скальте зубы! такъ привѣтствовалъ хозяинъ своего гостя.- Чего вы пялите глаза, качаете головой? Войдите же, лгунъ, лжесвидѣтель, клятвопреступникъ!
   - Что за веселый нравъ, что за комическая жилка? говорилъ Брассъ, входя въ комнату и запирая за собою .дверь.- Но не безразсудно ли, сэръ?..
   - Что такое, ²уда?
   - ²уда! ха, ха, ха! какой шутникъ! ²уда! Вѣдь выдумаетъ же, право, прелестно! ха, ха, ха!
   Самсонъ руки потираетъ, а самъ съ удивлен³емъ и даже съ нѣкоторымъ страхомъ поглядываетъ на чучело, красующееся въ углу у печки, словно идолъ, которому Квильпъ покланяется. Это чучело - деревянная фигура, снятая съ корабля. Глаза у нея вытаращены, носъ приплюснутъ. На головѣ торчитъ какое-то подоб³е треугольной шляпы, грубо высѣченной изъ дерева, на плечахъ так³е же грубые эполеты, а на груди звѣзда. По всему видно, что она должна была изображать какого-то знаменитаго адмирала. Но если отбросить эти атрибуты морскихъ доблестей, она представляла собой какое-то водяное чудовище. Въ своемъ настоящемъ видѣ она была слишкомъ велика для комнаты, поэтому ей отпилили нижнюю часть туловища у пояса, но даже и теперь она заполняла весь уголъ отъ пола до потолка, да еще, вдобавокъ, подобно всѣмъ корабельнымъ фигурамъ, она подавалась впередъ, словно вѣжливый кавалеръ, распинающ³йся, чтобы угодить дамамъ. Неудивительно поэтому, что все остальное въ комнатѣ казалось какъ бы пришибленнымъ, придавленнымъ.
   - Вы узнаете, чей это портретъ? спрашиваетъ карликъ, слѣдя за Самсономъ.
   - Какъ же, какъ же! отвѣчаетъ тотъ и съ видомъ знатока наклоняеть голову на бокъ, потомъ отбрасываетъ ее назадъ.- Чѣмъ больше я гляжу, тѣмъ больше она мнѣ напоминаетъ... да, да, дѣйствительно, сходство есть въ улыбкѣ, и... и... а между тѣмъ, честное слово... я... я...
   На самомъ же дѣлѣ Брассъ не зналъ никого, кто бы былъ похожъ на это чудище, и мялся, боясь попасть впросакъ. Можетъ быть Квильпъ нашелъ въ фигурѣ большое сходство съ самимъ собой и пр³обрѣлъ ее какъ фамильный портретъ; а можетъ быть она напоминала ему кого нибудь изъ его враговъ, думалось ему. Квильпъ самъ поспѣшилъ вывесть его изъ затруднительнаго положен³я. Пока Брассъ разсматривалъ фигуру, какъ обыкновенно люди смотрятъ на портреть, съ которымъ они должны, но никакъ не могутъ найти сходство, Квильпъ бросилъ на полъ газету, изъ которой онъ заимствовалъ пѣтую имъ строфу и, схвативъ желѣзный ломъ, служивш³й ему вмѣсто кочерги, такъ сильно ударилъ шгъ по носу адмирала, что онъ закачался.
   - Развѣ онъ не похожъ на Кита, развѣ это не его портретъ, не онъ самъ? приговаривалъ карликъ, осыпая фигуру ударав³й, оставлявшими на ней глубок³я мѣтки. Развѣ это не двойникъ этой собаки?
   Онъ билъ ее до-тѣхъ поръ, пока не усталъ. Потъ градомъ катился по его лицу.
   Можетъ быть эта сцена показалась бы забавной издали, изъ какой нибудь галереи, - вѣдь находятъ же удовольств³е смотрѣть на бой быковъ тѣ, которые сами не участвуютъ на аренѣ; вѣдь любуются же пожаромъ тѣ, которые живутъ далеко отъ объятаго пламенемъ дома. Но Брассу было далеко не забавно въ такомъ близкомъ сосѣдствѣ съ воюющимъ уродомъ, особенно въ тѣ минуты, когда тотъ приходилъ въ азартъ. Ему было просто страшно: комната такая тѣсная, мѣсто такое уединенное. Онъ старался держаться подальше отъ карлика, расточавшаго удары, и лишь слабыми взвизгиван³ями выражалъ свое одобрен³е. Когда карликъ въ изнеможен³и опустился на стулъ, Брассъ подошелъ къ нему съ самымъ добродушнымъ видомъ.
   - Безподобно, восхитительно! хи, хи! восторгался онъ.- Знаете, прибавилъ онъ, поворачиваясь въ сторону избитаго адмирала, онъ замѣчательный человѣкъ!
   - Садитесь, скомандовалъ карликъ.- Я вчера купилъ эту собаку: ужъ я ему и глаза кололъ вилкой, и сверлилъ его буравчикомъ, и вырѣзалъ на немъ свое имя. Подъ конецъ-таки сожгу.
   - Ха, ха, забава да и только!
   - Пойдите-ка сюда поближе. Что вы тамъ говорили о безразсудствѣ? а?
   - Право, ничего, такъ, пустички, и повторять не стоитъ. Мнѣ только казалось, что эта пѣсня, прелестная сама по себѣ, нѣсколько...
   - Говорите, что нѣсколько? допрашивалъ Квильпъ.
   - Т. е. я хотѣлъ сказать, сэръ, что пѣть такую пѣсню, не то, чтобы... а такъ, знаете... можетъ быть, это, такъ сказать, въ самой отдаленной и въ самой незначительной степени граничитъ... и только граничитъ съ безразсудствомъ.
   - А почему это? спросилъ Квильпъ, даже не взглядывая на него.
   - А потому, сударь, изволите видѣть, отвѣчалъ Брассъ, становясь смѣлѣе, - что о нѣкоторыхъ планахъ, обсуждаемыхъ между пр³ятелями, - сами по себѣ они совершенно невинны, но законъ почему-то называетъ ихъ заговорами - лучше... лучше держать ихъ про себя. Вы меня понимаете?
   - Э? что выхотите этимъ сказать? промолвил Квильпъ, поводя на него своими безсмысленными глазами.
   - Остороженъ, чрезвычайно остороженъ, э

Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
Просмотров: 311 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа