Главная » Книги

Диккенс Чарльз - Лавка древностей

Диккенс Чарльз - Лавка древностей


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

  

Новая библ³отека Суворина

  

Лавка древностей

Романъ

Чарльза Диккенса

  

Переводъ съ англ³йскаго A. H.

  

Томъ второй

С.-Петербургъ

Издан³е А. С. Суворина

1893

  

I.

  
   Теперь мы вернемся къ нашему старому знакомому, Киту, но не потому только, что имѣемъ возможность прервать на время нить разсказа: самый разсказъ настоятельно того требуетъ и мы съ величайшимъ удовольств³емъ снова займемся судьбой забытаго нами пр³ятеля.
   Пока описываемыя нами въ послѣднихъ 15-ти главахъ происшеств³я чередовались одни съ другими, Китъ успѣлъ настолько свыкнуться и сжиться съ семьей м-ра Гарланда, что считалъ всѣхъ ея членовъ - даже служанку Барбару и лошадку - своими друзьями, а домъ его - своимъ домомъ.
   Остановимся на минуту. Слово произнести недолго, но если оно дасть невѣрное понят³е о томъ, что мы хотѣли имъ выразить, оно сослужить намъ плохую службу. Да не подумаетъ читатель на основан³и вышеприведеннаго извѣст³я о Китѣ, что, попавъ въ роскошь, онъ сталъ забывать о родительскомъ домѣ или съ пренебрежен³емъ относился къ своему прежнему житью. Напротивъ, онъ постоянно и съ любовью думалъ о своихъ родныхъ. Ни одинъ отецъ, восторгающ³йся смышленностью и необыкновеннымъ дарован³емъ своего первенца, не могъ бы поразсказать о немъ такихъ чудесъ, как³я, бывало, Китъ разсказывалъ о своемъ любимцѣ Яшѣ, бесѣдуя вечеркомъ съ Барбарой. Ни одна женщина, какая бы она ни была хорошая, не могла, по его словамъ, сравниться съ его матерью. Слушая его, каждый могъ вооч³ю убѣдиться въ томъ, что бѣдность не помѣха людскому счастью.
   Любовь къ семьѣ и домашнему очагу гораздо цѣннѣе въ бѣдной средѣ, нежели въ богатой. Привязанность богатаго человѣка къ своему дому есть чисто земная привязанность: онъ любить свои великолѣпныя палаты, свои помѣстья, полученныя имъ по наслѣдству, какъ часть самого себя, какъ атрибуты своей родовитости, своего гордаго могущества.
   Любовь же бѣдняка - его единственное имущество - къ своему убогому жилищу, изъ котораго завтра же его могутъ выгнать, коренится глубже, на болѣе чистой почвѣ. Она исходитъ отъ Бога. Его домашн³е пенаты не сотворены изъ золота, серебра и драгоцѣнныхъ камней - они живыя Божьи существа. И если голыя стѣны и кирпичный полъ неприглядной хижины освящены и согрѣты такой божественной любовью, такой семейной привязанностью, эта хижина становится храмомъ.
   Если бы тѣ, отъ кого зависятъ судьбы людей, почаще останавливались на этомъ вопросѣ, если бы они знали, какъ трудно зародиться любви къ семьѣ, къ домашнему очагу, - этому источнику всѣхъ семейныхъ добродѣтелей, - въ сердцахъ людей, живущихъ огромными скученными массами, среди которыхъ, большею частью, отсутствуетъ даже понят³е о благопристойности; если бы они, эти могущественные люди, хоть изрѣдка, сворачивали съ большихъ улицъ, застроенныхъ великолѣпными дворцами, въ тѣ захолустные переулки, гдѣ ютится бѣднота, и старались, по мѣрѣ силъ и возможности, улучшить услов³я домашней жизни бѣдняковъ, тогда, я увѣренъ, мног³я изъ этихъ убогихъ хижинъ съ большимъ правомъ могли бы указывать на небо, чѣмъ тѣ высок³я колокольни, которыя, горделиво возвышаясь среди притоновъ порока, преступлен³я и всякихъ болѣзней, съ презрѣн³емъ и насмѣшкой смотрять на нихъ съ высоты своего велич³я. Эта истина - не новая. Ее давно уже выкрикиваютъ глухими голосами несчастные, томящ³еся въ больницахъ, тюрьмахъ и рабочихъ домахъ. И это не только вопль трудящихся массъ, не только вопросъ о народномъ здрав³и и благосостоян³и, который можно освистать въ парламентѣ, а ни больше, ни меньше, какъ вопросъ нац³ональный. Кто любитъ свой домъ, тотъ любить и свое отечество, и въ годину бѣдств³й скорѣе можно положиться на человѣка, владѣющаго хоть пядью земли на своей родинѣ, чѣмъ на того, которому негдѣ преклонить голову.
   Китъ не могъ интересоваться этими отвлеченными вопросами: это было не по его части. Онъ зналъ только, что мать его живетъ въ убогомъ домишкѣ, что настоящее его помѣщен³е несравненно лучше прежняго, и тѣмъ не менѣе онъ съ любовью вспоминалъ о своей жизни въ родительскомъ домѣ и всячески заботился о своихъ родныхъ: часто писалъ матери и посылалъ ей деньжонокъ, въ которыхъ у него теперь не было недостатка, благогаря щедрости молодого хозяина, очень къ нему благоволившаго. Когда его посылали съ поручен³ями въ городъ и ему случалось быть недалеко отъ дома, онъ непремѣнно, хоть на минуту, забѣгалъ къ своимъ, и надо было видѣть, съ какимъ восторгомъ дѣти бросались къ нему на шею, какъ всѣ во дворѣ привѣтствовали его и съ какимъ любопытствомъ слушали его разсказы о диковинкахъ, которыми кишѣлъ коттэджъ м-ра Гарланда.
   Всѣ въ домѣ любили Кита, начиная съ стараго барина до Барбары включительно. Но никто не выказывалъ ему такого расположен³я, какъ капризная лошадка. Она стала какъ шелковая; за то, кромѣ Кита, никто не могъ къ ней подойти, словно она рѣшила, во что бы то ни стало, удержать его около себя и заставить своихъ хозяевъ дорожитъ такимъ конюхомъ. Впрочемъ, случалось, что она и при немъ выкидывала разныя штуки и не разъ пугала своими шалостями старушку-барыню; но такъ какъ Китъ постоянно увѣрялъ м-съ Гарландъ, что это она только такъ, играетъ, ластится къ своимъ хозяевамъ, старушка наконецъ вполнѣ увѣровала въ его слова, и если бы теперь пони вздумалъ даже опрокинуть кабр³олетъ, старушка утѣшалась бы мыслью, что у него ничего дурного не было на умѣ.
   Китъ въ короткое время сдѣлался полезнымъ членомъ въ домѣ. Изъ него вышелъ не только хорош³й конюхъ, но и порядочный садовникь. Кромѣ того, въ свободное время онъ прислуживалъ въ комнатахъ и ходилъ за молодымъ бариномъ, который безъ него не могъ обойтись и съ каждымъ днемъ оказывалъ ему все болѣе и болѣе довѣр³я. И нотар³усъ тоже дружелюбно относился къ Киту. Самъ м-ръ Чекстеръ порой удостаивалъ его своимъ взглядомъ или кивкомъ головы и даже обращался къ нему съ шуточками, хотя все тѣмъ же покровительственнымъ тономъ.
   Какъ-то разъ Китъ привезъ молодого барина въ контору нотар³уса, что случалось нерѣдко, и уже готовъ былъ отъѣхать въ наемную конюшню - покормить лошадку, какъ этотъ самый Чекстеръ вышелъ изъ конторы и во все горло крикнулъ на пони:
   - О-о-о!
   Онъ долго тянулъ на одной нотѣ, хотѣлъ ее испугать и тѣмъ заставить непокорное животное смириться передъ его законнымъ властелиномъ-человѣкомъ.
   - Стой ты, сноби, обратился онъ къ Киту.- Тебя зовутъ въ контору.
   - Ужъ не забылъ ли чего м-ръ Абель? удивился Китъ, слѣзая съ козелъ.
   - Не спрашивай, сноби; пойдешь и узнаешь.- И онъ опять крикнулъ на лошадку:- О-о-о! Еслибъ она была моя, я-бъ ее вымуштровалъ.
   - Будьте съ ней поделикатнѣе, если не хотите нажить бѣды, вступился Китъ за свою любимицу. - И не дергайте ее за уши. Она этого не любитъ.
   - Идите, молодой человѣкъ, туда, куда васъ зовутъ, да возвращайтесь поскорѣе, а это не ваше дѣло, отрѣзалъ Чекстеръ, гордо и съ презрѣн³емъ посмотрѣвъ на него.
   "Молодой человѣкъ" повиновался, а Чекстеръ заложилъ руки въ карманъ и сталъ насвистывать: дескать, онъ вовсе не приставленъ смотрѣть за лошадью, а просто вышелъ поглазѣть, что дѣлается на улицѣ.
   Прежде чѣмъ войти, Китъ тщательно обтеръ ноги, - въ немъ еще не изгладилось то чувство благоговѣн³я которое охватило его при видѣ кипъ дѣловыхъ бумагъ и металлическихъ ящиковъ, аккуратно разставленныхъ на полкахъ, когда онъ въ первый разъ входилъ въ контору, - и постучалъ въ дверь. Ему отворилъ самъ нотар³усъ.
   - А! Это ты, Христофоръ! войди сюда, сказалъ м-ръ Визерденъ.
   - Это тотъ самый мальчикъ, о которомъ вы мнѣ говорили? спросилъ нотар³уса какой-то пожилой, но еще очень свѣж³й, плотный господинъ.
   - Тотъ самый, отвѣчалъ нотар³усъ.- М-ръ Гарландъ, мой кл³ентъ, совершенно случайно встрѣтилъ его у моего подъѣзда. Парень, кажется, славный. Будьте увѣрены, что онъ скажетъ вамъ всю правду. Поэвольте, сударь, познакомить васъ съ м-ромъ Абелемъ Гарландъ, молодымъ хозяиномъ этого мальчика, - онъ мой ученикъ и большой пр³ятель. Мой большой пр³ятель, повторилъ нотар³усъ и, вынувъ изъ кармана шелковый платокъ, помахалъ имъ себѣ въ лицо.
   - Очень, очень радъ, сказалъ незнакомецъ.
   - Очень пр³ятно познакомиться, кротко отозвался на это привѣтстн³е молодой человѣкъ.- Вы, кажется, сударь, желали поговорить съ Христофоромъ?
   - Да, если позволите.
   - Сдѣлайте одолжен³е.
   - Зачѣмъ же вы уходите? сказалъ незнакомецъ, замѣтивъ, что м-ръ Абель и нотар³усъ собираются выйти изъ комнаты.- Дѣло, по которому я явился сюда, не тайна, то есть я хочу сказать, что я вовсе не намѣренъ дѣлать изъ него тайны для присутствующихъ. Мнѣ только надо разспросить этого мальчика объ одномъ содержателѣ лавки древностей, у котораго онъ служилъ и въ которомъ я принимаю горячее участ³е. Господа, я долго жилъ заграницей, отвыкъ отъ обычаевъ моей родины, поэтому простите, Бога ради, если я покажусь вамъ слишкомъ безцеремоннымъ.
   - Помилуйте, сударь, ни о какомъ извинен³и тутъ не можетъ быть и рѣчи, протестовали въ одинъ голосъ и нотар³усъ, и м-ръ Абель.
   - Когда я наводилъ справки объ этомъ старикѣ у его бывшихъ сосѣдей, мнѣ сказали, что этотъ мальчикъ служилъ у него, и указали домъ его матери, а она направила меня сюда. Вотъ почему я и явился сегодня въ вашу контору.
   - Какова бы ни была причина вашего посѣщен³я, я очень радъ, что она доставила мнѣ удовольств³е и честь познакомиться съ вами, сказалъ нотар³усъ.
   - Милостивый государь, вы говорите какъ свѣтск³й человѣкъ, а я васъ ставлю выше этого; поэтому, прошу васъ, не унижайте себя и не обращайтесь ко мнѣ съ такими пустыми любезностями.
   - Гмъ! Однако, вы ужъ очень откровенны, замѣтилъ нотар³усъ.
   - Да, я имѣю обыкновен³е говорить правду и поступать по правдѣ, возразилъ незнакомецъ, - къ чему, какъ видно, здѣсь не привыкли. Если мои чистосердечныя слова показались вамъ оскорбительными, я надѣюсь, сударь, загладить непр³ятное впечатлѣн³е моими чистосердечными поступками.
   И точно, нотар³уса нѣсколько покоробило отъ черезчуръ развязнаго обращен³я незнакомца. A Китъ слушалъ его, разинувъ ротъ отъ удивлен³я: "если онъ съ нотар³усомъ не считаетъ нужнымъ церемониться, какимъ же языкомъ онъ заговоритъ со мной, подумалъ онъ!" Опасен³я его, однако, не оправдались. Незнакомецъ обратился къ нему весьма мягко, хотя въ его словахъ и жестахъ проглядывала нѣкоторая раздражительность и суетливостъ.
   - Ты, можетъ быть, думаешь, дружище, что я навожу всѣ эти справки о старикѣ съ какой нибудь личной цѣлью? Въ такомъ случаѣ ты очень ошибаешься, могу тебя увѣрить, говорилъ онъ, - Я разыскиваю его, потому что желаю помочь ему и его внучкѣ. Дѣло въ томъ, государи мои, - и онъ повернулсякъ нотар³усу и его ученику, - что я ѣхалъ въ Лондонъ въ полной увѣренности что мнѣ, наконецъ, удастся осуществить мою завѣтную мечту. Мнѣ и во снѣ не снилось, что на моемъ пути могутъ встрѣтиться препятств³я. Но я на первыхъ же порахъ наткнулся на какую-то непостижимую тайну, и чѣмъ больше я стараюсь ее разгадать, тѣмъ больше она запутывается и затемняется. Открыто дѣйствовать я не могу изъ боязни, чтобы тѣ, которыхъ я ищу, не ускользнули отъ меня навсегда. Когда бы вы знали, господа, какой камень отвалился бы отъ моей груди, если бы мои поиски увѣнчались успѣхомъ, вы, навѣрно, не отказали бы мнѣ въ вашемъ содѣйств³и.
   Эти простыя, искренн³я слова нашли отголосокъ въ сердцѣ добрѣйшаго нотар³уса. Онъ отвѣчалъ ему въ томъ же духѣ: незнакомецъ, молъ, не ошибся, обратившись къ нему: онъ готовъ сдѣлать все, что отъ него зависитъ, чтобы ему помочь.
   Незнакомецъ подробно разспрашивалъ Кита о его старомъ хозяинѣ и его внучкѣ, о ихъ уединенной, замкнутой жизни. Китъ разсказалъ ему рѣшительно обо всемъ безъ утайки: какъ старикъ каждую ночь уходилъ куда-то, оставляя дѣвочку одну въ домѣ; какъ онъ внезапно заболѣлъ; какъ Квильпъ завладѣлъ его домомъ и всѣмъ имуществомъ, послѣ чего старикъ скрылся вмѣстѣ съ внучкой. Китъ прибавилъ, что домъ, принадлежавш³й старику, отдается въ наемъ въ настоящее время и что къ двери прибито объявлен³е: "желающ³е, молъ, нанять его" могутъ обращаться къ адвокату Самсону Брассу въ Бевисъ-Марксѣ. Не можетъ ли баринъ узнать чего нибудь о старикѣ у этого самаго адвоката?
   - Ужъ у него-то я спрашивать не стану, сказалъ незнакомецъ, качая головой.- Я его знаю, я живу у него въ домѣ.
   - Какъ! Вы живете у адвоката Брасса? изумился нотар³усъ, хорошо знавш³й по дѣламъ эту почтенную личность.
   - Какъ только я прочелъ объявлен³е, о которомъ говоритъ этотъ мальчикъ, я тотчасъ же отправился къ нему и нанялъ у него квартиру. Мнѣ было рѣшительно все равно, гдѣ ни жить, а тамъ я надѣялся получить так³я свѣдѣн³я, какихъ я не могъ бы добыть въ другомъ мѣстѣ.- Да, я живу у Брасса, къ стыду моему, не правда ли?
   - Нѣтъ, отчего же, это дѣло вкуса, и нотар³усъ пожалъ плечад³и.- Правда, онъ пользуется нѣсколько сомнительной репутац³ей...
   - Сомнительной? переспросилъ незнакомецъ.- Мнѣ даже пр³ятно слышать, что есть хоть какое нибудь сомнѣн³е на его счетъ. A я думалъ, что его репутац³я давнымъ-давно вполнѣ установилась. Не позволите ли мнѣ, сударь, сказать вамъ два слова наединѣ?
   Они отправились въ кабинетъ и черезъ четверть часа вернулись въ контору. Во время этой непродолжительной бесѣды между ними установились самыя дружеск³я отношен³я.
   - Я не буду тебя задерживать, дружище, сказалъ незнакомецъ, кладя талеръ въ руку Кита. - Мы еще не разъ увидимся съ тобой; а пока, слышишь? ни слова никому о томъ, что я здѣсь говорилъ, кромѣ твоихъ господъ, разумѣется.
   - Мама рада была бы узнать, нерѣшительно началъ Китъ.
   - Что узнать?
   - Хоть что нибудь о миссъ Нелли... что съ ней не случилось никакого несчаст³я...
   - Въ самомъ дѣлѣ? Такъ ты и ей можешь разсказать, если только ты увѣренъ, что она не проболтается. Если же кто изъ постороннихъ будетъ спрашивать, - ни гу-гу, понимаешь?
   - Будьте покойны, сударь; никто ничего не узнаетъ. A затѣмъ, счастливо оставаться. Покорнѣйше благодаримъ за подарокъ.
   По какой-то случайности, въ то время, какъ незнакомецъ, разговаривая съ Китомъ, вышелъ на улицу, Дикъ Сунвеллеръ оказался тутъ же, неподалеку, и увидѣлъ ихъ. И вотъ что вышло изъ этой неожиданной встрѣчи.
   Чекстеръ, какъ человѣкъ, обладающ³й тонкимъ умомъ и развитымъ вкусомъ, принадлежалъ къ той самой ложѣ "Славныхъ Аполлонистовъ", въ которой Дикъ считался пожизненнымъ гроссмейстеромъ. Пожизненнымъ же гроссмейстерамъ статутомъ вмѣнялось въ обязанность, при встрѣчѣ съ кѣмъ либо изъ членовъ братства, обращаться къ нему съ рѣчью для поддержан³я въ немъ бодрости духа. Увидѣвъ одного изъ членовъ братства, упорно глядѣвшаго на пони, Дикъ перешелъ черезъ улицу. Онъ попалъ въ эти мѣста по какому-то поручен³ю своего патрона; благославивъ брата и поговоривъ о погодѣ, онъ случайно вскинулъ глазами и... къ удивлен³ю своему, увидѣлъ жильца Брасса, очень серьезно разговаривавшаго съ Китомъ.
   - Вотъ-те на! Кто это такой? спросилъ Дикъ.
   - A кто его знаетъ? Я его вижу въ первый разъ; пришелъ къ хозяину, въ контору.
   - Ну, а фамил³ю его вы знаете?
   Тотъ отвѣчалъ слогомъ, приличествующимъ "славному аполлонисту", что онъ "благословенъ навѣки", если знаетъ его фамил³ю.
   - Одно только могу сказать, прибавилъ Чекстеръ, проводя пальцами по волосамъ:- изъ-за него я цѣльныхъ 20 минутъ стою здѣсь на тротуарѣ. Я его ненавижу всей душой и, кажется, всю жизнь готовъ былъ бы подставлятъ ему ножку, если бы у меня было на это врев³и.
   Пока они бесѣдовали, жилецъ Брасса - онъ, повидимому, не узналъ Дика Сунвеллера - опять вошелъ въ контору, а Китъ вернулся къ лошадкѣ. Дикъ и къ нему обратился съ разспросами, и также безуспѣшно.
   - Хорош³й баринъ, а больше я ничего о немъ не знаю, отвѣчалъ Китъ.
   Чекстера взорвалъ этотъ отвѣтъ и онъ не утерпѣлъ, чтобы не сказать - такъ, между прочимъ, будто ни на кого лично не намекая, - что не мѣшало бы скрутить шею и свернуть носъ всѣмъ вообще снобамъ. Однако, собратъ его по ложѣ не поддержалъ его мнѣн³я - онъ, очевидно, былъ занятъ: соображалъ что-то. Минуту спустя, Дикъ спросилъ Кита, въ какую сторону онъ ѣдетъ. Оказалось, что ихъ путь лежалъ въ одномъ направлен³и, и Дикъ изъявилъ желан³е отправиться вмѣстѣ съ Китомъ, въ его экипажѣ. Тотъ съ удовольств³емъ отклонилъ бы отъ себя эту честь, но Дикъ уже сидѣлъ рядомъ съ нимъ, и ему оставалось только одно - попробовать насильно избавиться отъ него. Съ этою цѣлью онъ такъ дернулъ и погналъ лошадку, что Чекстеръ не успѣлъ проститься какъ слѣдуетъ съ гроссмейстеромъ и, вдобавокъ, пони отдавилъ ему мозоли. Понукаемая Дикомъ - тотъ въ продолжен³е всего пути не переставалъ и свистѣть, и гикать, и кричать, - застоявшаяся лошадка помчалась во весь опоръ, еще чаще, чѣмъ обыкновенно, наѣзжая то на фонарный столбъ, то на повозку. Не разъ она выказывала желан³е забраться на тротуаръ и почесать бока о кирпичныя стѣны. Слѣдовательно, разговаривать не было никакой возможности. Но вотъ она влетѣла во дворъ, гдѣ Китъ ее всегда кормилъ, и помчалась прямо въ конюшню - кабр³олетъ такъ и застрялъ въ дверяхъ; когда его оттуда вытащили и привели все въ порядокъ, Дикъ пригласилъ Кита распить съ нимъ бутылку пива послѣ такихъ трудовъ. Тотъ сначала отговаривался, но потомъ согласился и они отправились въ пивную.
   - Выпьемъ за здоровье нашего пр³ятеля, какъ бишь его? молвилъ Дикъ, поднимая стаканъ со свѣжимъ пѣнистымъ пивомъ, - да тотъ, что еще съ тобой разговаривалъ сегодня. Я его знаю, онъ хорош³й человѣкъ... только большой оригиналъ... вѣдь, какъ нарочно, забылъ его имя.
   Китъ выпилъ.
   - Онъ живетъ въ моемъ домѣ, т. е., собстаенно говоря, этотъ домъ принадлежитъ фирмѣ, въ которой я состою главнымъ компан³ономъ. У него трудно что нибудь вывѣдать, но мы все-таки его любимъ. Мы его любимъ, повторилъ Дикъ.
   - Мнѣ, сударь, пора уходить, сказалъ Китъ, вставая.
   - Ну, чего ты спѣшишь, Христофоръ? выпьемъ-ка лучше за здоровье твоей матери, уговаривалъ его Дикъ.
   - Очень вамъ благодаренъ, сударь.
   - Твоя мать чудо какая женщина, Христофоръ! "Кто первый спѣшилъ меня поднять, когда я падалъ, и цѣловалъ меня въ больное мѣсто, когда я плакалъ?"
   - Конечно, моя мать...
   - Она была прелестная женщина... Я знаю, этотъ господинъ очень щедрый. Мы заставимъ его раскошелиться для твоей матери. Онъ съ ней знакомъ, Христофоръ?
   Китъ отрицательно покачалъ головой, лукаво взглянувъ на своего собесѣдника, поблагодарилъ его за угощен³е и улепетнулъ прежде, чѣмъ тотъ успѣлъ вымолвить слово.
   - Гм! Странное дѣло! Все, что имѣетъ соприкосновен³е съ домомъ Брасса, окружено какой-то таинственностью. Попробую-ка и я быть осторожнѣе. До сихъ поръ всяк³й могъ вывѣдатъ у меня все, что хотѣлъ. Теперь баста. Никому ни гугу о своихъ дѣлахъ. Странно, очень странно, разсуждалъ про себя Дикъ.
   Углубившись въ свои размышлен³я, - скорчивъ при этомъ необычайно умную физ³оном³ю, - онъ просилѣлъ еще нѣкоторое время за бутылкой пива, потомъ подозвалъ къ себѣ мальчишку-полового, все время наблюдавшаго за нимъ у двери, и, выливъ остатокъ пива, въ видѣ жертвоприношен³я, на песокъ, велѣлъ ему снести пустую бутылку и стаканы въ контору и кланяться отъ него хозяину. Вмѣсто того, чтобы дать мальчику на водку, онъ далъ ему совѣтъ: вести скромную жизнь и воздерживаться отъ всякихъ возбудительныхъ напитковъ. Свой совѣтъ, - какъ онъ самъ очень умно замѣтилъ, - онъ считалъ гораздо цѣннѣе какого нибудь полпенса. A затѣмъ пожизненный гроссмейстеръ "Славныхъ Аполлонистовъ" заложилъ руки въ карманы и удалился изъ пивной, все еще раздумывая о чемъ-то.
  

II.

  
   Не смотря на то, что Киту пришлось до вечера прождать м-ра Абеля въ городѣ, онъ не зашелъ къ матери. Онъ не хотѣлъ предвосхитить тѣ радости, не хотѣлъ, такъ сказать, дробить тѣ удовольств³я, которыя предстояли всей семьѣ на слѣдующ³й день. A день приближался знаменательный. Наступалъ срокъ его трехмѣсячной службѣ у новаго хозяина: завтра онъ получитъ четвертное жалованье, т. е. четвертую частъ шести фунтовъ стерлинговъ, назначенныхъ ему въ годъ - шутка ли, сколько денегъ, цѣлыхъ 30 шиллинговъ!- и завтра же хозяинъ отпускаетъ его на весь вечеръ домой. Боже мой! сколько удовольств³я имъ предстоитъ въ этотъ вечеръ: они побываютъ въ театрѣ и зайдутъ въ ресторанъ, чтобы показать Яшѣ, какъ ѣдятъ устрицъ.
   И вѣдь надо же, чтобы выбрался такой счастливый денекъ! Все благопр³ятствовало празднику. Хозяинъ и хозяйка заранѣе предупредили Кита, что не станутъ высчитывать изъ его жалованья тѣ деньги, которыя онъ получилъ на обмундировку, а вручатъ ему все сполна; а тутъ еще, какъ нарочно, Богъ послалъ этого милаго барина, который подарилъ ему 5 шилл.- такое счастье другому и во снѣ не приснится! Въ довершен³е же всего, и Барбара завтра получитъ свое четвертное жалованье и отпускъ на весь вечеръ, и они вмѣстѣ съ ея матерью отправятся къ его матери, и такимъ образомъ между обѣими семьями завяжется знакомство.
   Китъ спозаранку поднялся съ постели, чтобы посмотрѣть на небо, нѣтъ ли тучекъ; Барбара тоже не утерпѣла бы ранехонько выглянуть въ окошечко, если бы ей не пришлось чутъ не всю ночь напролетъ провозиться съ разглаживан³емъ и прилаживан³емъ разныхъ кусочковъ, оборочекъ и обшивочекъ, изъ которыхъ должно было выйти великолѣпное платье для предстоявшаго праздника. Какъ бы то ни было, оба они встали раньше, чѣмъ обыкновенно, ничего не ѣли за завтракомъ и обѣдомъ и вообще были очень возбуждены. Явилась мать Барбары, объявляя, что погода восхитительная, что не мѣшало ей запастись огромнымъ зонтикомъ - безъ него и праэдникъ не въ праздникъ для такихъ особъ, и наконецъ настала торжественная минута, послышался звонокъ сверху, господа зовутъ получать жалованье.
   И какъ все это вышло хорошо! Съ какимъ добродуш³емъ старичокъ-баринъ обратился къ Киту:
   "Христофоръ, вотъ твое жалованье: ты вполнѣ его заслужилъ", а старушка-барыня - къ Барбарѣ: "А вотъ и твое, Барбара; я очень довольна тобой!"
   Послѣ этого Китъ расписался въ получен³и на своемъ листкѣ, а Барбара - на своемъ, и рука у нея при этомъ порядкомъ дрожала. Потомъ старушка угостила мать Барбары виномъ. Ta, поднявъ стаканъ, сказала:
   - За ваше здоровье, сударыня, и за ваше, сударь такихъ добрыхъ господъ дай Богъ всякому; и за твое здоровье, милая дочка, и за ваше, г-нъ Христофоръ.
   И долго-долго тянула она вино, какъ будто въ рукахъ у нея былъ не стаканъ, а большой кубокъ. И такая она была нарядная, въ перчаткахъ, - точно барыня. Вдоволь они посмѣялись потомъ, вспоминая обо всемъ во время путешеств³я на импер³алѣ, и не разъ отъ души пожалѣли тѣхъ, для кого этотъ день не былъ праздникомъ, какъ для нихъ.
   A мать Кита! Глядя на нее, каждый сказалъ бы, что это барыня, жившая весь вѣкъ въ довольствѣ. Все у нея было въ порядкѣ, все блестѣло, чайный приборъ могъ бы служить украшен³емъ любой посудной лавки, а какъ мило дѣти были причесаны и одѣты! Можно было подумать, что костюмы на нихъ съ иголочки, тогда какъ въ сущности платьица были совсѣмъ стареньк³я. Вотъ они усѣлись за столъ. Не прошло и пяти минутъ со времени знакомства между обѣими дамами, какъ уже хозяйка любезно объявила своей гостьѣ, что она ее представляла себѣ именно такой, какъ она на самомъ дѣлѣ. Гостья отплатила ей такимъ же точно комплиментомъ, и заодно уже поздравила ее съ такимъ славнымъ сыномъ, какъ Китъ, а хозяйка, въ свою очередь, поздравила гостью съ такою славной дочерью, какъ Барбара; и пошло, и пошло. Барбара же была въ восторгѣ отъ дѣтей, и надо было видѣть, какъ маленьк³й Яша жеманился, чувствуя, что имъ любуются, и какъ скоро между ними завязалась дружба.
   - И вѣдь обѣ-то мы вдовы! Намъ словно суждено было сдѣлаться друзьями, молвила мать Барбары, приходя въ умилен³е.
   - И говорить нечего, что было суждено, вторила хозяйка.- Какъ жаль, что мы раньше не познакомились съ вами!
   - A мнѣ еще вдвое пр³ятнѣе, что все это устроилось черезъ нашихъ дѣтей; вы какъ находите?
   Мать Кита, разумѣется, согласилась съ гостъей, и разговоръ незамѣтно принялъ еще болѣе интимный характеръ: безутѣшныя вдовы стали вспоминать о виновникахъ какъ ихъ прежняго семейнаго счастья, такъ и ихъ теперешней горькой доли, - о своихъ умершихъ мужьяхъ - и эта тема оказалась неистощимой, сравнивали дорогихъ покойниковъ, ихъ жизнь, обстоятельства, сопровождавш³я смерть обоихъ, ихъ похороны и т. д., и находили во всемъ необыкновенное, удивительное сходство. Начать съ того, что оба были красивые, видные изъ себя мужчины, затѣмъ одинъ былъ старше другого ровнехонько на 4 года и 10 мѣсяцевъ и, наконецъ, одинъ умеръ въ среду, а другой въ четвергъ, и т. д. Однако, эти грустныя воспоминан³я грозили омрачить праздникъ. Поэтому Китъ поспѣшилъ перемѣнить разговоръ, и общее веселье скоро возстановилось. Онъ разсказывалъ имъ о своемъ прежнемъ хозяинѣ, восторгался красотою Нелли, о которой уже тысячу разъ говорилъ Барбарѣ, но его восхвален³я не произвели ожидаемаго эфекта. Даже мать его, взглянувъ, будто украдкой, на Барбару, заявила, что, точно, Нелли очень хорошенькая дввочка, но она еще ребенокъ и что есть много такихъ же прелестныхъ дѣвушекъ, какъ она. На это Барбара кротко замѣтила, что она вполнѣ съ ней согласна и увѣрена, что Китъ слишкомъ увлекается и преувеличиваетъ красоту Нелли. Китъ недоумѣвалъ, откуда явилось такое недовѣр³е къ его словамъ. тутъ мать Барбары вставила свое слово; дити, молъ, въ 14, 15 лѣтъ страсть какъ мѣняются; изъ прелестныхъ дѣтей выходятъ совсѣмъ некрасивые взрослые люди, чему она привела бездну самыхъ вѣскихъ доказательствъ. Да вотъ и у нихъ былъ одинъ знакомый, прекрасный молодой человѣкъ съ большими способностями и хорошей карьерой впереди. Онъ ухаживалъ за Барбарой, а та о немъ и слышать не хотѣла, и хотя все устроилось къ лучшему, но, право, даже жалко вспомнить объ этой неудачѣ. Китъ, по простотѣ душевной, тоже согласился, что жаль, и, къ удивлен³ю своему, замѣтилъ, что послѣ его словъ Барбара смолкла - словно воды въ ротъ набрала - а мать его съ упрекомъ посмотрѣла на него: дескать, онъ не долженъ былъ этого говорить.
   Однако, пора было подумать и о театрѣ. Сами знаете, сколько времени требуется на сборы. Дамы надѣли шляпы и шали, наложили въ одинъ платокъ апельсиновъ, въ другой - яблокъ - съ ними вѣдь не легко справиться: то-и-дѣло изъ одного узелка выскочитъ апельсинъ, изъ другого яблоко; наконецъ все сладилось, все было готово и компан³я двинулась въ путь.
   Впереди шелъ Китъ; съ одной стороны онъ велъ за руку маленькаго Яшу, другую руку предложилъ Барбарѣ. Обѣ маменьки шли сзади - мать Кита съ малюткой на рукахъ - и восхищались этой семейной картиной, приводя въ смущен³е молодую дѣвушку.
   - Полно, мама, полно, останавливала она мать, рдѣя какъ маковъ цвѣтъ.
   Китъ успокаивалъ ее: "не стоитъ, молъ, на это обращать вниман³я", а бѣдная Барбара и не подозрѣвала, на сколько слова его были чистосердечны, и какъ онъ былъ далекъ отъ мысли ухаживать за своей дамой.
   Вотъ они подошли къ театру. Двери еще заперты. Народу видимо-невидимо. Маленькаго Яшу чуть не задавили, малютку затолкали на рукахъ у матери. У Барбариной матери оттерли зонтикъ изъ рукъ; хорошо, что нашелся добрый человѣкъ, - подалъ его черезъ головы сосѣдей. Одному Китъ порядкомъ съѣздилъ по головѣ мѣшкомъ съ апельсинами за то, что онъ безъ всякой, по его мнѣн³ю, надобности толкнулъ его родительницу въ бокъ, и поднялась перебранка. Наконецъ добыли билеты въ кассѣ, вошли въ театръ и усѣлись на своихъ мѣстахъ. A мѣста вышли на диво лучше и выбрать нельзя было бы. Вся компан³я въ восторгѣ; посмѣялись надъ недавними злоключен³ями, которыя теперь представлялись имъ лишь забавными, и забыли о нихъ.
   A что за чудный циркъ, этотъ циркъ Эстли³ Раскрашенный, раззолоченный, весь въ зеркалахъ! Въ воздухѣ разлитъ лошадиный запахъ, заранѣе возвѣщающ³й публикѣ о предстоящихъ удовольств³яхъ. Арена посыпана свѣжими опилками. Великолѣпный занавѣсъ спущенъ, - онъ скрываетъ до времени чудеса театральной залы отъ любопытныхъ глазъ. Публика постепенно входить въ залъ и занимаетъ мѣста, а музыканты лѣниво настраиваютъ инструменты и небрежно оглядываютъ входящихъ: дескать, для насъ тутъ нѣтъ ничего интереснаго, заранѣе знаемъ все, что будетъ. Какъ вдругъ все освѣтилось вокругъ нихъ, когда поднялся цѣлый рядъ сверкающихъ лампочекъ! Вотъ раздался звонокь. Оркестръ съ барабанами и бубнами заигралъ маршъ, и нашей компан³ей овладѣлъ какой-то лихорадочный трепетъ. Барбара не знала, что дѣлать, смѣяться или плакать отъ восторга, а мать ея объявила, что во всемъ театрѣ нѣтъ лучшихъ мѣстъ, чѣмъ въ галереѣ; и она, молъ, удивляется, почему за нихъ берутъ дешевле, чѣмъ за ложи въ бельэтажѣ.
   Началось представлен³е. На аренѣ закружились лошади, которыхъ маленьк³й Яша сейчасъ же призналъ за живыхъ. Что же касается гарцовавшихъ дамъ и кавалеровъ, не было никакой возможности убѣдить его, что это настоящ³е, такъ какъ онъ ничего подобнаго въ жизни не видалъ. Послышался выстрѣлъ. Барбара вздрогнула. Она вся превратилась въ слухъ и зрѣн³е и съ живѣйшимъ участ³емъ слѣдила за пьесой: плакала, когда героиня въ отчаян³и металась по сценѣ, дрожала отъ страха, когда появлялся тиранъ, и отъ души смѣялась, когда горничная героини пѣла дуэть и танцовала съ какимъ-то господиномъ. И маленьк³й пони при видѣ уб³йцы, взвивш³йся на дыбы и не желавш³й опуститься на передн³я ноги до тѣхъ поръ, пока не арестовали преступника, и клоунъ, потѣшавш³й зрителей фамильярнымъ обращен³емъ съ какимъ-то военнымъ въ мундирѣ и высокихъ сапогахъ, и наѣздница, благополучно перепрыгнувшая черезъ 29 обручей и очутившаяся, какъ ни въ чемъ не бывало, на спинѣ своей лошади, - все это было восхитительно, великолѣпно. Маленьк³й Яша такъ усердно билъ въ ладоши, что руки у него заболѣли. Китъ кричалъ "бисъ" послѣ каждаго номера, даже послѣ трехактной драмы, а мать Барбары такъ неистово стучала зонтикомъ, что онъ весь истрепался за этотъ вечеръ.
   И однако, не смотря на это ослѣпительное зрѣлище, Барбара не могла забыть о томъ, что Китъ говорилъ за чаемъ. Когда они возвращались изъ театра домой, она вдругъ спросила его, какъ-то неестественно захихикавъ, ужъ не находитъ ли онъ, что миссъ Нелли такая же хорошенькая, какъ та дама, что прыгала черезъ обручи.
   Китъ отвѣчалъ, что она въ тысячу разъ лучше ея.
   - Ну, что же ты говоришь, Христофоръ! да такой красавицы не сыщешь на всемъ свѣтѣ! воскликнула Барбара.
   - Вотъ вздоръ, красавица! Положимъ, она недурна собой, да вѣдь какъ же она разодѣта и набѣлена. По-моему и ты, Барбара, несравненно красивѣе ея.
   - Что ты, что ты, Христофоръ! застыдиласъ Барбара.
   - Увѣряю тебя, и ты, и твоя мама лучше ея.
   Бѣдная Барбара!
   Какъ ни безподобно было представлен³е въ циркѣ, но этимъ еще не заканчивался праздникъ: главное удовольств³е было впереди - Китъ непремѣнно хотѣлъ угостить ихъ устрицами. Они вошли въ ресторанъ, и, представьте себѣ, Китъ даже не взглянулъ на господина, стоявшаго за конторкой, и такъ, знаете, важно провелъ всю компан³ю въ отдѣльную комнату; да, въ отдѣльную комнатку съ красными занавѣсками, гдѣ уже и столъ былъ накрытъ, и на столѣ стоялъ судокъ; словомъ, все было готово для угощен³я устрицами. Онъ приказалъ какому-то свирѣпому на видъ джентльмену съ длинными баками, который, повидимому, исправлялъ должность полового и очень почтительно величалъ Кита "сэромъ", подать 3 дюжины самыхъ крупныхъ устрицъ; "да смотри, чтобъ были свѣж³я!" прибавилъ Китъ. Да, онъ такъ-таки и сказалъ: "смотри, чтобъ были свѣж³я!" На что джентльменъ отвѣчалъ: "будьте покойны, сэръ!" и бросился со всѣхъ ногъ исполнять приказан³е Кита. Не прошло и минуты, какъ онъ возвратился съ подносомъ и подалъ горяч³я булочки, самое, что ни на есть, свѣжее масло и самыхъ, что ни на есть, огромныхъ устрицъ. "Бутылку пива!" опять скомандовалъ Китъ, и тотъ не только не удивился такому безцеремонному обращен³ю, но даже переспросилъ: "бутылку пива? с³ю минуту, сэръ", и опять побѣжалъ, принесъ пиво и поставилъ его на столъ на подставкѣ, въ родѣ тѣхъ, что собаки, сопровождающ³я слѣпцовъ, носятъ во рту для того, чтобы добрые люди клали въ нихъ деньги. Когда этотъ джентльменъ удалился, обѣ маменьки воскликнули въ одинъ голосъ, что онѣ никогда еще не видѣли такого красиваго и стройнаго молодого человѣка. Теперь вся компан³я серьезно принялась за устрицъ. Глупенькая Барбара объявила, что она больше двухъ не въ состоян³и съѣсть; насилу-то насилу уговорили ее съѣсть четырехъ устрицъ. Зато маменьки кушали съ такимъ аппетитомъ и такъ весело смѣялись, что Китъ радовался, глядя на нихъ, и тоже смѣялся и ѣлъ за компан³ю съ ними. Забавнѣе всѣхъ, конечно, былъ маленьк³й Яша: онъ уплеталъ одну устрицу за другой, посыпая ихъ перцемъ и поливая уксусомъ, какъ взрослый, словно это было его призван³е, а изъ пустыхъ раковинъ сооружалъ гроты на столѣ. И малютка тоже велъ себя весь вечеръ примѣрно: онъ и не думалъ о снѣ; сидя на колѣняхъ у матери, онъ, не моргая, таращилъ глазенки на газовые рожки и то силился просунуть въ ротикъ огромный апельсинъ, то надавливалъ щечку устричной раковиной. То есть, нельзя было безъ умилен³я смотрѣть на этого ребенка! Ужинъ удался на славу, и когда, подъ конецъ, Китъ потребовалъ вина и провозгласилъ тостъ за здоровье м-ра и м-съ Гарландъ, всѣ сердца дрогнули отъ сочувств³я и трудно было бы найти болѣе счастливыхъ людей, чѣмъ эта маленькая веселящаяся компан³я.
   Однако, всякимъ удовольств³ямъ бываетъ конецъ, благодаря чему мы можемъ возобновлять ихъ и наслаждаться ими безъ конца.
   Становилось поздно. Наши кутилы рѣшили, что пора возвращаться домой. Сначала завели Барбару съ матерью къ какой-то ихъ пр³ятельницѣ, у которой онѣ должны были переночевать. Долго еще они разговаривали у воротъ, обѣщая другъ другу опять устроить точно такое же празднество черезъ три мѣсяца. Затѣмъ, наказавъ Барбарѣ встать пораньше, чтобы вмѣстѣ идти на дачу, Китъ поцѣловалъ своего маленькаго братишку, взвалилъ Яшу себѣ на спину, взялъ мать подъ-руку, и они весело поплелись домой.
  

III.

  
   Китъ поднялся съ восходомъ солнца, чтобы во-время добраться до того мѣста, гдѣ они съ Барбарой сговорились сойтись. Ему было не посебѣ, на душѣ какая-то тяжесть, что-то въ родѣ раскаян³я, овладѣвающаго обыкновенно человѣкомъ на другой день послѣ особенно весело проведеннаго праздника, когда его снова охватываетъ трезвая, трудовая жизнь. Да и то надо сказать, при дневномъ свѣтѣ всяк³я иллюз³и исчезаютъ, и вчерашн³я удовольств³я принимаютъ въ нашихъ глазахъ совсѣмъ иную окраску. Боясь разбудить семью, заспавшуюся послѣ необычайно проведеннаго вечера, Китъ осторожно подошелъ къ камину, положилъ на него всѣ свои деньги, написалъ тутъ же мѣлкомъ, что это "для его матери отъ любящаго сына", и съ облегченнымъ карманомъ, хотя все еще съ тяжелымъ сердцемъ, потихоньку вышелъ изъ дома.
   Охъ, ужъ эти праздники! Отчего послѣ нихъ всегда остается какое-то чувство неудовлетворенности, сожалѣн³я, какъ бы угрызен³е совѣсти? На слѣдующ³й день мы ходимъ какъ въ чаду, словно послѣ ночной попойки, когда у человѣка голова трещитъ и чувствуется слабость во всѣхъ членахъ, и подъ гнетомъ этого недомоган³я у него являются самыя лучш³я намѣрен³я, - извѣстно, что благими намѣрен³ями адъ вымощенъ - и онъ даетъ себѣ обѣщан³я, которыя, къ сожалѣн³ю, не доживаютъ и до вечера. То ли дѣло, еслибъ мы могли отодвинуть назойливо преслѣдующ³я насъ воспоминан³я недѣльки на двѣ, на три, когда мы уже совершенно свободны отъ праздничнаго чада, болѣе хладнокровно относимся къ простымъ удовольств³ямъ и, слѣдовательно, въ состоян³и сдѣлать имъ болѣе вѣрную и безпристрастную оцѣнку.
   Нѣтъ ничего удивительнаго, что у Барбары въ это утро болѣла голова, а мать ея была въ дурномъ расположен³и духа, критиковала представлен³я въ циркѣ, говорила, что клоунъ гораздо старше, чѣмъ имъ показался наканунѣ. Кита это нисколько не удивило. Онъ самъ уже испытывалъ нѣкоторое разочарован³е: онъ сообразилъ, что то же самое представлен³е, которое привело ихъ въ такой восторгъ, шло наканунѣ этого вечера и будетъ повторяться и завтра, и послѣзавтра, и въ продолжен³е многихъ недѣль и даже мѣсяцевъ; только они не будутъ на нихъ присутствовать. Вотъ и вся разница между вчерашнимъ и сегодняшнимъ днемъ: всѣ мы или отправляемся на представлен³е, или возвращаемся съ него.
   Но вѣдь и солнце при своемъ восходѣ свѣтитъ слабо и лишь постепенно набирается силы и бодрости. И наши пр³ятели мало-по-малу развеселились, воспоминан³я ихъ стали прныимать болѣе пр³ятный, сочувственный оттѣнокъ. Они много смѣялись во время пути и, когда подходили къ коттэджу, были въ отличномъ расположен³и духа. Мать Барбары увѣряла, что она нисколько не устала и чувствуетъ себя какъ нельзя лучше. И Барбара, и Китъ говорили то же самое, хотя Барбара все время была какъ-то неестественно покойна и молчалива! Бѣдная Барбара!
   Они пришли домой вовремя, такъ что Китъ успѣлъ почистить лошадку - она у него блестѣла, какъ стеклышко - раньше, чѣмъ м-ръ Гарландъ сошелъ къ завтраку. И старичокъ, и жена его, и м-ръ Абель очень хвалили Кита за его аккуратность. Въ обычный часъ, минута въ минуту, секунда въ секунду, м-ръ Абель - онъ былъ олицетворен³е аккуратности - вышелъ изъ дома, чтобы попасть на поѣздъ, шедш³й въ Лондонъ, а отецъ его отправился съ Китомъ въ садъ.
   Китъ очень любилъ работать въ саду. Въ хорошую погоду старушка-барыня садилась съ своимъ вязаньемъ неподалеку на скамеечкѣ, старикъ копалъ, или обрѣзывалъ огромными ножницами вѣтви, или помогалъ въ чемъ нибудь Киту, а лошадка весело смотрѣла на нихъ изъ-за своей загородки. Нынче имъ предстояло подрѣзать и подвѣсить виноградныя лозы. Китъ взобрался на маленькую лѣсенку и усердно принялся за дѣло. Старичокъ подавалъ ему, по мѣрѣ надобности, гвозди и кусочки холста и съ интересомъ слѣдилъ за работой. Старушка и пони, по обыкновен³ю, дополняли эту чисто семейную картину.
   - Такъ ты пр³обрѣлъ вчера новаго пр³ятеля, Христофоръ? проговорилъ старичокъ.
   - Извините, сударь, я не разслышалъ, о чемъ вы меня спрашиваете, сказалъ Китъ, глядя внизъ.
   - Я говорю, у тебя нашелся новый другъ и покровитель, тамъ, въ конторѣ, какъ мнѣ сказывалъ Абелъ.
   - Точно такъ, сударь. Онъ очень ласково со мной обошелся.
   - Мнѣ очень пр³ятно это слышать, промолвилъ старичокъ улыбаясь.- Современемъ онъ еще больше будетъ къ тебѣ благоволить.
   - Въ самомъ дѣлѣ, сударь? Какой онъ, право, добрый. Только мнѣ этого совсѣмъ не нужно.
   И Китъ крѣпко застучалъ по неподатливому гвоздю.
   - Онъ, кажется, очень желаетъ взять тебя въ услужен³е. Однако, будь осторожнѣе, Китъ. Какъ бы ты не свалился съ лѣстницы и не ушибся!
   - Меня взять въ услужен³е! - Китъ бросилъ работу и, стоя на лѣстницѣ, сразу повернулся всѣмъ тѣломъ, какъ настоящ³й акробатъ.- Должно быть онъ пошутилъ.
   - Нѣтъ, онъ вовсе не шутя говорилъ Абелю.
   - Это ни на что не похоже! Я никакъ этого не ожидалъ отъ него! пробормоталъ Китъ, жалостливо взглянувъ на обоихъ стариковъ.
   - Слушай, что я тебѣ скажу, Христофоръ! Это очень важный для тебя вопросъ, и ты долженъ хорошенько поразмыслить о немъ. Я не думаю, чтобъ этотъ господинъ могъ относиться къ тебѣ съ большимъ довѣр³емъ и расположен³емъ, чѣмъ я, но во всякомъ случаѣ онъ можетъ тебѣ предложить гораздо больше денегъ.
   - Ну, а дальше что, сударь?
   - Погоди, погоди, я еще не кончилъ. Твой старый хоэяинъ, какъ мнѣ передавали, былъ очень доволенъ тобой. Если ты будешь служить у этого барина и если ему удастся отыскать старика и его внучку, - а онъ

Другие авторы
  • Урванцев Лев Николаевич
  • Богословский Михаил Михаилович
  • Бирюков Павел Иванович
  • Бороздна Иван Петрович
  • Загоскин Михаил Николаевич
  • Гибянский Яков Аронович
  • Немирович-Данченко Василий Иванович: Биобиблиографическая справка
  • Протопопов Михаил Алексеевич
  • Ткачев Петр Никитич
  • Кальдерон Педро
  • Другие произведения
  • Вересаев Викентий Викентьевич - В двух планах
  • Готфрид Страсбургский - Из поэмы "Тристам и Изольда"
  • Верн Жюль - Пять недель на воздушном шаре
  • Кузмин Михаил Алексеевич - Письма о русской поэзии
  • Семенов Сергей Терентьевич - Васька
  • Татищев Василий Никитич - История Российская. Часть I. Глава 6
  • Гуро Елена - Гуро Елена: Биографическая справка
  • Екатерина Вторая - Рассказ Императрицы Екатерины Ii-й о первых пяти годах ее царствования
  • Кузмин Михаил Алексеевич - Художественная проза "Весов"
  • Богданович Ипполит Федорович - О смерти Автора Душеньки
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (09.11.2012)
    Просмотров: 600 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа