Главная » Книги

Уоллес Эдгар - Фальшивомонетчик, Страница 9

Уоллес Эдгар - Фальшивомонетчик


1 2 3 4 5 6 7 8 9

знес Бурк, - потому что знал, где они находятся. Бумага и банкноты были, вероятно, сожжены...
   - Клифтоном, - торжествующим голосом вставил Рупер.
   - Очень возможно, что и господином Клифтоном, - согласился Бурк.
   Инспектор был так изысканно любезен, что Руперу это показалось подозрительным. Он знал, что ничто так верно не предвещало близкой бури, как спокойствие и изысканная любезность его начальника.
   - Этот дом уже давно служил мастерской для печатания фальшивых денег, - заметил Бурк. - Думаю, что это делалось там уже годами каким-то господином "X". - Рупер утвердительно кивнул головой: он ненавидел своего начальника, когда тот был в благодушном настроении.
   - Как вы сейчас заметили, вероятно, в Лонгфорд-Маноре печаталось множество банкнот. Питер Клифтон подолгу жил в этом доме. Весьма вероятно даже, что дом этот принадлежит ему.
   - Дом принадлежит господину Блонбергу, - спокойно сказал Бурк. - Во всяком случае, он является агентом по сдаче этого дома. Да, совершенно верно: в этом доме печаталось много фальшивых денежных знаков. Я с этим совершенно согласен. Однако те пять стофунтовых банкнот, которые вы положили во вторник на текущий счет вашей жены, выпущены, вне всякого сомнения, Английским банком.
   При этом Бурк даже не посмотрел на своего подчиненного и продолжал внимательно рассматривать пластинки.
   - Пять банкнот по сто фунтов? - пробормотал Рупер. - Я не понимаю, что вы этим хотите сказать?
   - У меня есть их номера, этих купюр, - со вздохом продолжал Бурк, - и я могу их проследить. Перед тем, как внести банкноты в банк, вы получили их от Уэллса. Мне показалось это странным, но я подумал, что вы, быть может, продали доктору патент на какое-нибудь лекарство. Ведь в этом нет ничего противозаконного. Если же вы приняли пятьсот фунтов в виде подарка, то это было бы против служебных правил, и, быть может, вам пришлось бы отвечать за это в дисциплинарном порядке.
   - Я продал ему одну вещь, - продолжал смущенный Рупер.
   - Вероятно, это была очень ценная вещь, - тем же мягким голосом продолжал Бурк. - И он не переплатил за нее.
   - Это была картина старинного мастера, которая досталась мне за гроши, - продолжал бормотать Рупер.
   - И которую вы перепродали тоже за гроши, - добавил Бурк. - Поверьте мне, что старые мастера - наилучшие. Видите ли, старый хозяин платил вам жалованье в течение восемнадцати лет и, по истечении положенного срока, будет платить вам пенсию. Поэтому очень легкомысленно рисковать пенсией старого хозяина из-за пятисот фунтов нового хозяина. Или, быть может, из-за тысячи фунтов?
   Он вопросительно взглянул на своего подчиненного. У Рупера на лбу выступил холодный пот.
   - Что вы намерены делать со всем этим? - спросил Бурк, указывая на медные пластинки, разбросанные на столе, и на пресс, находившийся в соседней комнате.
   - Я написал докладную записку об этих вещах, - ответил Рупер, торопливо вынимая из кармана несколько исписанных листов.
   - Подождите. Я хотел бы узнать, упомянут ли Питер Клифтон в этой записке. Если да, то я вынужден буду дать ход и тому делу, о котором мы только что говорили. Если же это просто доклад о том, что найдены вещи, тогда я считаю, что все в порядке.
   Рупер был смущен.
   - Я внимательнее просмотрю записку и, если нужно, составлю новую, - заметил он.
   Бурк закивал головой.
   - Осторожность никогда не мешает, - согласился он. И вдруг добродушное настроение его исчезло, и он превратился снова в требовательного и строгого начальника: - Рупер, следите за собой. Это не угроза, а предостережение. В последнее время я сам столько раз нарушал полицейские правила, что почувствовал какое-то дружеское расположение к людям, которые делали это всю жизнь. Пишите скорее вашу докладную записку, и покажите ее мне прежде, чем я уйду.
   Как только дверь за Рупером закрылась, Бурк стал звонить главному инспектору. После небольшого совещания пятьдесят полицейских были разосланы в различные рестораны Уэст-Энда; вечером туда должны были прибыть курьеры, чтобы отправить во все страны последние произведения Ловкача.
  

Глава 29

   Дональд Уэллс пришел посоветоваться со своим другом Джоном Лейтом и застал его в совершенно удрученном настроении. Дональду не нужно было рассказывать о своей неудаче: Джон Лейт уже догадался обо всем по тону своей дочери. Он с яростью набросился на доктора.
   - Вы одни во всем виноваты! - воскликнул он. - Вы разрушили дело всей моей жизни!
   - Дело ваше было направлено только на ваше собственное благополучие, - прервал его Дональд. - Если вы думаете, что заботились о своей дочери, то другие так не считают. Однако как быть дальше? Питер в качестве душевнобольного уже ускользнул от нас. Но как человека денежного, мы еще можем его использовать. Если только вы согласны поступиться своим тщеславием, то с него можно будет получить добрых четверть миллиона.
   - Что вы подразумеваете под "моим тщеславием"?
   - Джейн знает или догадывается о том, какую роль вы играли во всем этом деле, - ответил Дональд. - Рано или поздно если не произойдет какого-нибудь чуда, она узнает, что ее отец был одним из агентов самой большой организации фальшивомонетчиков, когда-либо существовавшей в мире. Поэтому вот что я предлагаю: вы пойдете к Питеру и расскажете ему все совершенно откровенно.
   - Что же именно? - резко спросил Джон Лейт.
   - Что вы являетесь агентом по распространению фальшивых денежных знаков. Скажите ему, что вам нужно уехать на континент и что вы не желаете впутывать в это дело Джейн, причинять ей лишнее горе.
   Джон Лейт презрительно скривил губы.
   - Вы уверены, что тогда Питер расщедрится? И, вероятно, будете претендовать на свою долю, не так ли? - произнес он. - Разве вы не понимаете, что я - такой же агент, как и вы, и что мы не можем поступать так, как хотим. Я не могу покинуть Лондон без разрешения Ловкача.
   Дональд злобно рассмеялся.
   - Какая чепуха! - воскликнул он. - Когда дело идет о собственной шкуре! Разве мы с вами не продали бы Ловкача, если бы только знали, кто он? Я, как и, вероятно, вы, нажил уже много денег, но мне этого мало. Я хочу еще. Если нам ничего не удастся получить от Питера, то не забывайте, что Джейн получила сто тысяч фунтов, которые отныне составляют ее собственность. Чутье подсказывает мне, что опасность очень близка, и я предпочитаю быть к тому времени вне пределов досягаемости.
   Дональд ушел от Лейта с твердым убеждением, что семена, брошенные им, дадут богатые всходы. Очутившись на улице, он вспомнил, что забыл взять с собой ключи, и с досадой подумал, что его любопытная жена могла воспользоваться ими. Как только Дональд позвонил, Марджори тотчас открыла ему дверь: ему показалось, что она с нетерпением ожидала его.
   - Мне было так жутко одной в этом доме! - воскликнула она, глядя на его расстроенное лицо. - Вас можно поздравить с успехом?
   - С блестящим! - иронически ответил он и пошел в свой рабочий кабинет.
   Дональд заметил, что ключи, оставленные им, лежали на прежнем месте и положил их в карман.
   - Посыльный принес письмо, - сказала Марджори. - Если бы вы меня не бранили за то, что я вскрываю ваши письма, то я непременно прочла бы его. Мне кажется, что оно очень важное.
   С первого взгляда Дональд понял, что оно действительно важное: лишь один человек писал ему на этой толстой бумаге. Он с нетерпением вскрыл письмо, предварительно послав жену в погреб за бутылкой шампанского. В конверте оказался еще один конверт, а в нем третий. Видно было, что отправитель письма принимал все возможные меры предосторожности: на каждом из конвертов было крупными буквами напечатано на пишущей машинке имя Дональда с припиской: "Конфиденциально". Письмо было также напечатано на машинке, и на нем не было ни адреса отправителя, ни подписи. Дональд внимательно прочел его: это было длинное послание для человека, который писал всегда короткими фразами. К письму был припечатан красным воском маленький ключик. Дональд еще раз прочел письмо и подумал, что вечер мог принести еще много неожиданного. Он положил ключик в карман, сжег письмо и тщательно размешал золу.
   В этот момент вошла Марджори с бутылкой шампанского и двумя фужерами.
   - Вы сжигаете вашу тайную корреспонденцию? - улыбаясь, спросила она.
   Обычно он не преминул бы ответить на это замечание какой-нибудь резкостью. Вместо этого Уэллс ласково улыбнулся ей в ответ. Но когда Марджори стала наливать вино, он с удивлением заметил, как сильно дрожит ее рука.
   - Вы нервничаете? - спросил он.
   - Я и сама не знаю, почему разволновалась, - ответила Марджори.
   - Не нужно нервничать. Между прочим, вот письмо, которое вы написали под мою диктовку.
   Он вынул из кармана письмо, адресованное Питеру, и бросил его в огонь. Дональд не заметил, насколько этим была обрадована Марджори.
   Они пообедали вместе. В восемь часов Дональд вышел из дому. Она видела из окна, как он поймал такси и уехал.
   Марджори облегченно вздохнула: в любой момент Дональд мог открыть сейф и обнаружить, что в конверте вместо банкнот, которые он взял утром из банка, была газетная бумага. Она была предусмотрительной женщиной и не хотела, чтобы ее снова заключили в изолированной комнате. Марджори быстро оделась, уложила в небольшой чемодан самые необходимые вещи, проверила, взяла ли железнодорожный билет, который должен был доставить ее на континент.
   В это мгновение раздался сильный стук в дверь. Она бросилась в рабочий кабинет Дональда и выглянула в окно: возле дома стояло двое мужчин. На тротуаре она увидела полицейского в форме. Она тотчас открыла сумочку, вынула из нее банкноту и положила их в сделанный заранее карман нижней юбки. Лишь после этого открыла дверь и впустила Бурка.
  

Глава 30

   Весь день и вечер прошли для Питера в каком-то волшебном сне. Ему казалось, что он впервые узнал Джейн: она оказалась доброй, веселой, с ясным и замечательным умом. Питер несколько раз пробовал заговаривать с ней о том, что волновало его, но Джейн уходила от разговора. После обеда они пошли в библиотеку, и Джейн принялась рассматривать книги. Некоторое время она колебалась и вдруг, решившись, сказала мужу:
   - Питер, вы не рассердитесь, если я вас кос о чем спрошу?
   - Конечно, нет, Джейн.
   Он сидел в глубоком кресле с книгой на коленях и курил трубку.
   - Насколько я знаю, ваш отец был большим ученым?
   - Да, кажется, - медленно проговорил он. - Вероятно, вы нашли его книгу, в которой, по какой-то странной случайности, говорится о фальшивых денежных знаках. В молодости он был химиком и вроде бы сделал какое-то важное открытие в области обработки железа. Все это мне лишь смутно известно. Таким образом, он составил свое большое состояние.
   - А вы когда-нибудь... - никак не решалась спросить, - вы когда-нибудь пробовали делать фальшивые денежные знаки?
   - Я? Боже мой! Почему вам это пришло в голову?
   - Но вы бы знали, как взяться за это дело, не правда ли? - продолжала она, как бы не замечая его смущения. - Ведь это не так трудно?
   - Дорогая Джейн, давайте поговорим о чем-нибудь другом, - взмолился он.
   - Но я не могу ни говорить, ни думать ни о чем другом.
   Питер глубоко вздохнул.
   - А знаете ли вы, сколько мы уже женаты? - спросил он.
   - Кажется, уже тысячу лет, - с улыбкой ответила Джейн. - Я уже старуха с седыми волосами. Однако не смейтесь, Питер, когда я уверяю вас, что уже старая женщина. Я правда нашла у себя сегодня седой волос. - И вдруг воскликнула, услышав шум в передней: - Это, наверное, почта!
   Вскоре она вернулась с пачкой писем.
   - Все - вам и лишь одно адресовано мне, - посмотрев внимательно на конверт и на почерк, Джейн удивленно сказала: - Как странно! От Дональда! Вероятно, это запоздалый свадебный подарок.
   - Уэллс? О чем он может писать вам? - заинтересовался Питер.
   Джейн нетерпеливым движением вскрыла конверт и нашла в нем второй конверт с надписью: "Послать вместе с моими документами, не вскрывая". На нем был написан адрес хорошо ей известного поверенного.
   - Как все это таинственно! - прошептала она.
   Джейн колебалась недолго. Конечно, она догадалась, что конверт был адресован ей по ошибке. Однако она не знала, что Дональд в тот момент, когда подписывал конверт, настолько был поглощен мыслью о новой опасности, грозившей ему со стороны молодой женщины, что совершенно бессознательно написал на конверте ее имя. Джейн вскрыла второй конверт и вынула из него лист старой газеты, разодранный по краям и пожелтевший от времени. В левом верхнем углу было несколько слов, написанных четким почерком Дональда. Она вспомнила, что он всегда был аккуратен и методичен во всем, и, прочитав, невольно улыбнулась:
   "По странному совпадению, нашел эту газету, в которую были завернуты старые книги, после первого освидетельствования П. Кюмберленд Геральд, 1898".
   - Кюмберленд! - воскликнул Питер. - Как странно. Ведь моя мать жила в Кюмберленде.
   На первой странице не было ничего интересного. Джейн быстро перевернула лист. На другой странице ей бросилось в глаза заглавие:
   "Смерть Александра Уэллерсона".
   Питер услышал, как она удивленно вскрикнула, подошел к ней и стал читать, заглядывая через ее плечо.
   "С большим прискорбием сообщаем о кончине Александра Уэллерсона, жившего в течение многих лет в Карлейле. Покойный был известным химиком. Господин Уэллерсон только что возвратился из Швейцарии. Смерть наступила в результате несчастного случая: он ехал в коляске, лошади понесли и опрокинули ее в пруд. Ранения, полученные господином Уэллерсоном, оказались настолько серьезными, что он вскоре скончался. Покойный оставил вдову и трехмесячного ребенка. По странному совпадению, тезка и двоюродный брат покойного - известный изобретатель в области обработки железа Александр Уэллерсон как раз гостил у него. Покойный в качестве химика принимал участие, в производстве опытов над обработкой железа".
   Питер и Джейн удивленно переглянулись.
   - Когда скончался ваш отец? - едва дыша от волнения, спросила Джейн.
   - В 1919 году.
   Она указала на поблекший портрет, помещенный над этой газетной заметкой. Это был человек лет тридцати с правильными чертами лица.
   - Это ваш отец?
   Питер покачал головой.
   - Нет, - ответил он. - Я не узнаю его на этом портрете. Но посмотрите, мне кажется, что к газете приколота еще одна бумага.
   Она перевернула страницу и увидела, что не заметила небольшой газетной вырезки, приколотой к листу. На этой заметке не было числа, но смысл ее был ясен и без того:
   "В строгом семейном кругу состоялось венчание госпожи Уэллерсон, вдовы покойного Питера Клифтона Уэллерсона, с двоюродным братом ее покойного мужа, носящим то же имя. Господин и госпожа Уэллерсон уехали на Ривьеру с ее семимесячным ребенком от первого брака".
   - Теперь вам известна тайна, которую Уэллс намеревался продать вам за сто тысяч фунтов? - воскликнула Джейн.
   Питер был так поражен, что ничего не мог ответить.
   - Я ничего не понимаю, - наконец, пробормотал он.
   - Питер! - воскликнула она дрожащим от волнения голосом. - Разве вы не поняли, что вы - сын первого Уэллерсона, а не того психически ненормального Уэллерсона, который скончался в Бродмуре. Вот почему он написал в завещании, что надеется на то, что вы будете следовать примеру своего знаменитого отца. О Боже! Какое счастье!
   Прежде чем она могла прийти в себя от изумления, Питер схватил ее в свои объятия.
   - Какое счастье, Питер! - повторила она. - Разве вы не понимаете?
   В это время в передней послышался голос Марджори. Питер и Джейн едва успели отскочить друг от друга прежде, чем молодая женщина вбежала в комнату. Джейн удивленно уставилась на нее.
   - Марджори! - воскликнула она. - Я думала, что вы все еще в Германии?
   Но Марджори ничего не слышала. Глаза ее были устремлены на Питера. Она подбежала к нему и схватила его за руку.
   - Питер! - дрожа от страха, воскликнула она. - У нас в доме полиция! Бурк!
   - Где ваш муж? - тотчас же спросил Питер.
   - Не знаю, он куда-то уехал. Я и сама собиралась уходить, когда они пришли. Они все обыскали и ждут теперь Дональда. И знаете ли, Питер, что мне сказал Бурк? - Она остановилась, как будто для того, чтобы перевести дыхание и набраться сил, и затем едва слышно прошептала: - Бурк повел меня в столовую, запер дверь и сказал: "Вы знаете Ловкача? Если да, то предупредите его, что мы придем к нему сегодня ночью".
   Джейн в недоумении смотрела то на молодую женщину, то на мужа. К чему было это предостережение Бурка? Сердце ее от волнения учащенно забилось, но она взяла себя в руки и с твердостью в голосе спросила:
   - Почему же Бурк предостерег Ловкача?
   - Невероятно, - прошептала Марджори. - Вы знаете, кто Ловкач, Питер? Он не Дональд? Какой ужас! У нас в доме два сыщика обыскивают все бумаги моего мужа. Говорят, что за всеми вокзалами установлено наблюдение. Что мне делать?
   - Вы можете остаться здесь, если хотите, - предложила Джейн.
   - Нет, не могу, - простонала несчастная женщина. - Ведь что-нибудь может случиться в это время с Дональдом, а только я могу спасти его. Джейн, я поступила страшно неблагородно по отношению к нему!
   Марджори готова была лишиться чувств. Джейн взяла ее под руку и проводила в свою спальню. После того как Марджори выпила немного воды, она, казалось, пришла в себя и успокоилась.
   - Ей гораздо лучше, - сказала Джейн, войдя в библиотеку, и остановилась в изумлении: комната была пуста.
   Она пошла в спальню мужа. Там его тоже не было. Джейн быстро сбежала вниз по лестнице и в передней встретила дворецкого.
   - Господин Клифтон только что вышел, - сказал он. - Не знаю, что случилось, но он не взял ни пальто, ни шляпу...
   Джейн выбежала на улицу, но Питер уже исчез из виду. Она быстро пошла к ближайшей остановке такси, думая, что он мог уехать оттуда. Предположения ее оказались верны: она издали увидела Питера, сидевшего в машине. Джейн подошла к одному из водителей и спросила его:
   - Вы знаете, куда поехал господин, который только что взял такси?
   - На Нольби-стрит, миссис. Водитель того такси спросил меня, как туда проехать кратчайшим путем.
   Название улицы показалось ей знакомым и, после минутного размышления, она вспомнила: там помещалась контора Блонберга.
   Джейн сказала водителю, чтобы отвез ее на Нольби-стрит и остановился в самом конце улицы. В этот поздний час она была почти пустынной. Джейн не была уверена, впустят ли ее в контору. Она надеялась, что при доме есть ночной сторож. Выйдя из такси, Джейн подошла к конторе Блонберга и остановилась у двери. Но только теперь поняла опрометчивость своего поступка: что могла она ответить, когда ее спросят, зачем пришла сюда? Тем не менее, Джейн нажала на кнопку звонка. Ответа не последовало. Тогда она позвонила еще раз, и тут, к своему удивлению, услышала шум подъезжавшего автомобиля. Обернувшись, она увидела выходившую из автомобиля грузную фигуру миссис Энтерсон. Джейн быстро спряталась в первые попавшиеся ворота.
  

Глава 31

   Миссис Энтерсон привыкла всегда поступать по-своему, и поэтому, когда доктор уложил ее в кровать и приставил к ней сиделку, она энергично запротестовала. Затем объявила всем, что, как хозяйка дома, имеет право командовать, и прежде всего прогнала доктора и сиделку.
   После этого миссис Энтерсон позвала к себе в комнату прислугу: девушки подумали, что их госпожа, чувствуя приближение смерти, готовится сделать некоторые распоряжения относительно своего имущества, и втайне надеялись, что и им будут оставлены некоторые суммы. Однако, они были разочарованы: миссис Энтерсон сидела за туалетным столиком перед зеркалом, старательно пудрясь и подкрашивая лицо.
   - Если доктор или сиделка вернутся, не впускайте их, - сказала она, не оборачиваясь. - С сегодняшнего дня весь мой дом погружается в глубокий траур. Каждая из вас получит по фунту на покупку траурного платья. Я читала, что у Харродса на этой неделе дешевая распродажа платьев. - Она открыла сумочку, вынула из нее три фунтовые бумажки и отдала их им. Затем сделала знак рукой, чтобы девушки удалились.
   Все утро миссис Энтерсон не знала, куда деться от тоски. Днем она пробовала утопить свое горе в коньяке, который поглощала большими рюмками...
   Ее размышления были прерваны приходом почтальона. Он принес только одно письмо - очень неприятное для нее:
   "Милостивая госпожа!
   Я был бы Вам чрезвычайно признателен, если бы Вы вернули мне ту сумму, которую задолжали. Буду ждать Вас в условленное время в условленном месте. Теперь, когда Ваш сын скончался, не может быть и речи о переходе к Вам состояния Вашего мужа. Пеняйте исключительно на себя. Я предупреждал Вас, чтобы он был осторожнее, потому что ему грозила опасность. Повторяю: очень прошу вернуть мне долг.

Б."

   Старуха, прочтя письмо, пришла в ярость, и вынула из комода старый револьвер. В это время служанка принесла чашку горячего чая. Она была одета во все черное.
   - Простите меня, миссис, но кухарка спрашивает, по ком мы носим траур?
   Миссис Энтерсон бросила на нее негодующий взгляд и резко ответила:
   - По мне!
   Служанка бросилась в кухню и рассказала там, что хозяйка, вероятно, помешалась.
   Миссис Энтерсон вышла из дому и поймала такси. Когда она подъехала к дому, где помещалась контора Блонберга, шел сильный дождь.
   - Подождите меня здесь, - сказала она шоферу.
   Старуха быстро поднялась по лестнице и остановилась лишь на последней площадке, чтобы перевести дыхание. Открыв дверь, она очутилась в хорошо знакомой ей грязноватой комнатке и села на свое обычное место у стола.
   - Вы здесь? - шепотом спросила она.
   - Да, я здесь, - послышался ответ из соседней комнаты. - Вы принесли деньги?
   - Мой сын... - взволнованным голосом начала она.
   - Ваш сын был таким же психически ненормальным, как и его отец.
   Миссис Энтерсон пришла в ярость.
   - Вы тоже участвовали в заговоре против моего мальчика - и вы, и Питер, и его жена!
   Она пробовала вынуть из кармана револьвер, но он застрял в разорванной подкладке шубы.
   - Не говорите чепухи, - послышался голос из соседней комнаты. - Ведь Базиля предупреждали. Ему дали поручение, которое он не исполнил.
   - Ах, вот как! - воскликнула она. - Убийца! Убийца!
   В лицо ей ударил ослепительный свет. Она поняла, что его нарочно зажгли. Старуха вскочила на ноги, опрокинув при этом стул, и дважды выстрелила в темную комнату, в своего невидимого врага. Она услышала глубокий вздох и с торжеством воскликнула:
   - Я убила его! Я убила его!
   Шатаясь, миссис Энтерсон вышла из комнаты, спустилась по лестнице и, наконец, очутилась на улице.
   - Отнимите у нее револьвер! - услышала она чей-то голос.
   Кто-то больно схватил ее за руку и выхватил из рук револьвер. Возле дома собралась уже довольно большая толпа. Полицейский продолжал крепко держать ее за руки.
   - Отправьте ее в больницу, - услышала она чей-то резкий голос. - Трое полицейских пойдут со мной в дом. Стреляйте лишь в крайнем случае.
  

Глава 32

   Джейн видела, как миссис Энтерсон вошла в дом, и решила ждать. Прошло пять минут, затем десять, а старуха все еще не появлялась. Джейн заметила группу людей, приближающуюся к дому, и сразу узнала среди них грузную фигуру Бурка.
   Она пришла в ужас: наверное, полиция будет обыскивать дом, в котором, несомненно, находился Питер. Ей показалось, что среди полицейских она узнала и Рупера. Они о чем-то довольно долго совещались между собой.
   И вдруг Джейн услышала оглушительные звуки: кто-то стрелял в доме. Сердце ее учащенно забилось. Она видела, как Бурк подошел к двери и попытался открыть ее ключом. Но в это мгновение дверь со стуком распахнулась, и из нее с криками вылетела миссис Энтерсон.
   Джейн быстро перебежала на другую сторону улицы, к тому месту, где ее ждало такси. Однако водитель, заинтересовавшись происшествием, вышел из машины, и Джейн пришлось ждать его. Больше всего она боялась, что ее узнает Бурк.
   Вдруг послышался шум автомобиля: он выезжал из маленького переулка, находившегося возле дома. Джейн посторонилась и стала на тротуар. Водитель проезжавшего мимо такси был пожилым человеком - он курил трубку. Взгляд молодой женщины упал на пассажира: она, к своему удивлению, узнала в нем Питера. На секунду глаза их встретились, и Джейн громко окликнула его. Но Питер торопливо отвернулся - через минуту такси уже скрылось из виду.
   Джейн все еще смотрела вслед удалявшейся машине, когда услышала возле себя голос ее таксиста:
   - В доме что-то случилось, миссис, - заметил он. - Говорят, что кого-то застрелили.
   - Отвезите меня обратно домой, - только и смогла сказать молодая женщина.
   Всю дорогу Джейн спрашивала себя, застанет ли она Питера дома?
  
   Бурк первый бросился вверх по лестнице. На минуту он остановился в первой комнате Блонберга. Затем сыщик быстро вошел в ту комнату, о существовании которой уже давно догадывался. Он очутился в маленьком помещении, где незадолго до того сидела миссис Энтерсон. Комната теперь была освещена ослепительно ярким светом.
   Осмотрев ее, Бурк бросился к драпировке и хотел проникнуть в соседнее помещение, но только тут заметил, что, кроме драпировки, комната была еще отделана для безопасности проволочной решеткой. Острым ножом он быстро сделал в ней надрез и затем навалился на нее всей тяжестью своего грузного тела. Решетка быстро поддалась - Бурк очутился в таинственной задней комнате. Он схватил со стола лампу и осветил ею комнату: сыщик увидел мужчину, сидевшего чуть дальше в согнутом положении. Бурк подошел к нему и приподнял его голову - перед ним было бездыханное тело Дональда Уэллса.
   - Так я и думал, - пробормотал сыщик.
   С помощью своих людей он стал тщательно осматривать комнату. На двери шкафа, около которого он нашел тело Дональда, Бурк заметил небольшую кнопку. Как только он ее нажал, дверь тотчас же открылась: за ней был небольшой лифт, в котором, однако, свободно могло поместиться двое. Бурк вошел в него и, нажав одну из кнопок, стал медленно спускаться вниз.
   Когда лифт остановился, сыщик вышел и стал с любопытством осматриваться кругом: он очутился в гараже. В нем не было ни одного автомобиля, но множество пустых канистр из-под бензина свидетельствовали о том, что гараж этот не стоял пустым.
   Сыщик открыл дверь гаража и очутился в переулке. Неподалеку он увидел водителя, мывшего свою машину. Он оказался крайне неразговорчивым, и Бурк, чтобы развязать ему язык, должен был сказать, что он служащий Скотленд-Ярда.
   - В этом гараже стоит такси старого водителя, которого мы все называем "Старик Джо", - сказал он. - Должен сознаться, что я никогда не видел его, до сегодняшней ночи.
   - Когда же вы увидели его? - спросил Бурк.
   - Минут десять тому назад. Он поехал с пассажиром.
   И водитель подробно описал пассажира, в котором Бурк без труда узнал Питера. Он также рассказал ему о том, что никто не знал "Старика Джо" и что тот ездил на машине исключительно ночью.
   - Он никогда никого не тревожил и возвращался в гараж почти всегда никем не отмеченным.
   Сыщик вернулся в гараж, тщательно запер за собой дверь и снова поднялся в лифте.
   - Подождите здесь до приезда полицейского врача, - приказал он Руперу. - Пусть тщательно обыщут всю комнату и захватят с собой все найденные бумаги.
  

Глава 33

   Возвратившись домой, Джейн не застала Питера. Дворецкий сообщил ей, что миссис Уэллс уехала сразу же после ее ухода, вызвав предварительно такси.
   Через полчаса пришел Бурк.
   - Вы ничего не имеете против такого позднего посещения? - начал он. - Питера, я вижу, нет дома?
   - Он вышел, чтобы прогуляться в парке, - ответила молодая женщина. - Если бы вы пришли на минут пять раньше, то застали бы его.
   Бурк хитро улыбнулся.
   - В дни моей молодости, - заметил он, - мне часто приходилось идти по следам преступника и слышать затем от его жены, что он только что вышел, в то время как он прятался в погребе.
   - Могу вас уверить, что Питер не прячется в погребе! - вспылила молодая женщина. - Ему незачем скрываться. Разве вы пришли, чтобы арестовать его?
   Сыщик покачал головой.
   - Я просто пришел; чтобы дружески провести с вами вечер, - сказал он и в тоне его уже не чувствовалось ни малейшей иронии. - В вашем доме я чувствую себя удивительно спокойно и уютно. А вы не выходили из дому, миссис Клифтон?
   - Нет. Я только вышла на минутку, чтобы опустить письмо.
   Бурк мечтательно устремил глаза в потолок.
   - Я стараюсь припомнить, есть ли почтовый ящик на Нольби-стрит, - сказал он как бы про себя. - Мне кажется, что есть.
   Джейн невольно покраснела.
   Газета, полученная от Дональда, все еще лежала на столе, и она с радостью ухватилась за нее.
   - Господин Бурк, я хочу показать вам газетную заметку, появившуюся много лет назад, - воскликнула она. - Несомненно, для вас она представляет огромный интерес.
   И Джейн рассказала, каким образом газета попала в ее руки.
   Прочитав заметку, Бурк долго не мог прийти в себя от изумления.
   - Должен признаться, что я и не подозревал этого, - воскликнул он. - Какой я, однако, был дурак что не арестовал Уэллса!..
   - Уэллса... Разве вы думаете, что он убил Базиля?
   - Не только Базиля, но и Редлоу, - ответил сыщик. - Быть может, он совершил еще десяток нераскрытых убийств, как всякий преступник по призванию...
   - И вы не арестовали его? - еле дыша от волнения, спросила молодая женщина.
   Бурк отрицательно покачал головой.
   - Но вы намерены арестовать его? - все более и более волнуясь, спросила Джейн.
   Сыщик снова отрицательно покачал головой.
   - Но почему же?
   - Потому что миссис Энтерсон уже взяла на себя роль судьи в этом деле...
   Он вовремя подскочил, чтобы поддержать молодую женщину, почти лишившуюся чувств.
   - Она... убила его? - едва слышно спросила она.
   - Двумя выстрелами...
   - Я слышала выстрелы... - сказала Джейн. - И вы совершенно уверены в том, что его убила именно мисс Энтерсон?..
   - В этом не может быть ни малейшего сомнения, - сказал Бурк. - У нее еще был в руках револьвер, когда она выходила на улицу. Да она и сама не отрицала...
   - Мне как-то трудно поверить в это, - прошептала Джейн. - Бедная Марджори... Неужели она была сообщницей этого человека?
   Бурк покачал головой.
   - Нет. Уэллс только в последний момент хотел сделать ее сообщницей. Он держал ее в заточении в своем доме. Но не сокрушайтесь о ней: Марджори успела захватить все деньги мужа и теперь мчится в экспрессе на континент... Не думаю, чтобы она долго носила траур: это не в ее характере.
   Джейн погрузилась в глубокое раздумье. В это время вошел Питер: он был, видимо, сильно взволнован, но старался скрыть это.
   - Хорошо прогулялись? - спокойно спросил Бурк?
   - Да, - коротко ответил Питер и погрузился в мрачное молчание.
   - Вероятно, вашему водителю удалось благополучно скрыться?.. - загадочно сказал сыщик.
   - Я, право, не знаю, о чем вы говорите!..
   Питер посмотрел на сыщика - глаза его встретили проницательный взгляд Бурка, и Джейн догадалась, что они поняли друг друга, но только не хотели говорить при ней.
   Первым прервал молчание Бурк.
   - Питер, мне кажется, что теперь вы уже не будете больше нуждаться в моих советах и моей помощи. Вы сами не понимаете, какое сокровище приобрели, женившись на Джейн. Ей одной вы обязаны вашим спасением, и я теперь спокойно могу предоставить вас всецело на ее попечение.
   - Я знаю, Бурк, чем я обязан вам... - начал Питер.
   - Не будем об этом, - с добродушной улыбкой прервал его сыщик. - Нам снова пришлось бы заговорить о водителе такси, а я чувствую, что об этом лучше молчать...
   - Как мне отблагодарить вас? - снова начал Питер.
   - Простите, - продолжал Бурк. - Я должен показать вам еще записку, которую писал Редлоу и которая так таинственно исчезла в ночь его убийства...
   Он вынул из кармана шесть мелко исписанных листов. Ни Питер, ни Джейн не спросили его, откуда появилась эта рукопись. Они догадались, что еще несколько часов тому назад она была в кармане Дональда Уэллса...
   На первых страницах были изложены уже известные им факты, а именно: женитьба Александра Уэллерсона на вдове его двоюродного брата.
   "Бедная женщина всю жизнь не могла оправиться от потрясения, испытанного ею после внезапной кончины первого мужа. Она почти все время хворала, и болезнь ее послужила одной из причин тайной женитьбы Уэллерсона на девице Энтерсон, которая служила у них в доме кухаркой. От этого брака родился сын, Базиль, который унаследовал психическую ненормальность отца. Уэллерсон очень привязался к мальчику и заставил меня торжественно обещать ему, что сын его никогда не узнает, что он незаконный ребенок. Мне кажется, однако, что впоследствии Базиль Хель узнал все и наводил соответствующие справки через Дональда Уэллса..."
   - По-моему, - заметил Бурк после того, как Питер и Джейн прочли записку, - Уэллс знал о том, что старик Редлоу решил написать обо всем, что ему было известно о родителях Питера. Вы, наверное, помните, что в день убийства было два телефонных звонка. В первый раз старик спал, а во второй он подошел к телефону, но думал, что говорит с Питером. На самом же деле это был Уэллс, который, вероятно, звонил из Лонгфорд-Манора. Дональд хитро все задумал. Он знал, что Питер обычно курит, когда бывает за рулем, поэтому подложил ему папиросы, пропитанные снотворным. Сам же он поджидал Питера на дороге. Когда тот инстинктивно остановил машину, почувствовав, что лишается сил, Уэллс сел рядом с ним и повез его в Сейденхем. Очевидно, он привязал Питера ремнем к сиденью, чтобы он не свалился и не привлек внимания полицейских... Вы помните, что я нашел ремень на полу автомобиля... Уэллс повез Питера, который был без сознания, чтобы затем его обвинили в убийстве старика. На самом же деле это Уэллс прикончил его сам...
   Бурк остановился и окинул быстрым взглядом своих слушателей.
   Затем продолжил:
   - Убийство Базиля тоже было продумано и, если бы не миссис Клифтон, вы, мой друг, были бы найдены утром в крови якобы убитого вами приятеля...
   Невольная дрожь пробежала по телу молодой женщины... Питер и Джейн погрузились в свои невеселые думы и даже не заметили, как ушел сыщик.
   ...Питер окинул свою жену нежным взглядом и прошептал:
   - Простите меня, Джейн, что я не откликнулся, когда вы позвали меня сегодня вечером на Нольби-стрит, но...
   - Я все поняла... - так же тихо ответила Джейн. - Успел ли отец скрыться?..
   Питер молча кивнул головой.
   После небольшого молчания Джейн спросила, понизив голос до едва слышного шепота:
   - Ведь он и был Ловкач, не правда ли?
   Питер снова молча кивнул головой.
   - Когда вы узнали это?
   - В ту ночь, когда я нашел свои гравюры около печатного станка... Вероятно, он забыл их там после одного из своих посещений Лонгфорд-Манора, где печатал денежные знаки.
   Питер взял руку жены и нежно погладил ее:
   - Вы не можете себе представить, Джейн, как я был этим удручен и как трудно было мне скрыть это от вас...
   Джейн ничего не сказала, но ответила на его пожатие.
   - Он положительно гений по организаторским способностям и по умению сохранять тайну, - продолжал Питер. - Только вспомнить - сколько лет он терроризировал Европу и Америку... Он доставал агентов через Блонберга, который служил лишь ширмой, и никто из агентов не знал имени Ловкача... Уэллс был одним из его агентов, но тоже не знал имени... Затем, по странной случайности, Уэллс познакомился со мной...
   - Кто же рассказал вам все это? - спросила Джейн.
   - Он сам, - чуть слышно ответил Питер.
   Джейн быстро встала и вышла из комнаты.
   Когда она через некоторое время вернулась, Питер заметил по ее опухшим глазам, что она плакала.
   Джейн села рядом с ним и, нежно положив голову на его плечо, сказала:
   - Питер, давайте поговорим о чем-нибудь другом.
  
   _____________________________________________________
  
   Уоллес Э. Избранные триллеры: Фальшивомонетчик; Дюссельдорфский убийца; У трех дубов; Бандит: Романы / Пер. с англ.; Худож.-ил. П.Павлов. - Х.: Изд.-коммер. фирма "Гриф", 1995. - 528 с. - (Серия "Классика триллера") - ISBN 5-7707-7073-2
  
   До зб³рки вибраних трилер³в класика пригодницько§ л³тератури англ³йського письменника Едгара Уоллеса (1875-1932) ув³йшли його романи: "Фальшифомонетник", "Дюссельдорфский вбивця", "Б³ля трьох дуб³в", "Бандит".
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
Просмотров: 375 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа