Главная » Книги

Уоллес Эдгар - Фальшивомонетчик, Страница 5

Уоллес Эдгар - Фальшивомонетчик


1 2 3 4 5 6 7 8 9

еми утра... Кто же мог быть таким быстрым осведомителем? Я уверен, что осведомитель и есть сам убийца...
   Он смотрел то на Джейн, то на автомобиль, стоявший у входа. Отъезд был отложен из-за совершенно неожиданного события: когда они выходили из дома, подъехал запыленный автомобиль, и из него вышла миссис Энтерсон.
   Она не успела как следует одеться и накраситься. Ее лицо при ярком солнечном освещении было ужасно.
   - Где он? - закричала женщина.
   Взгляд ее упал на Питера, и она воскликнула, указывая на него дрожащей рукой:
   - Убийца! Убийца! Это вы убили его!
   Она бросилась к нему, и Бурк едва успел удержать ее.
   - Оставьте меня... я убью его... Питер Клифтон... Питер Уэллерсон. Знаете ли вы, что сделали... Вы убили моего сына... вашего брата...
   Джейн в ужасе отшатнулась, как будто кто-то с силой ее ударил.
  

Глава 15

   Базиль Хель был братом Питера...
   Уже сидя в огромном дорожном автомобиле Бурка, Джейн все еще повторяла про себя эти слова обезумевшей миссис Энтерсон.
   Несчастная женщина, которую в полубессознательном состоянии внесли в дом и положили на кровать Джейн, была мать Базиля Хеля.
   - Не думайте об этом, - заметил Бурк, когда Джейн попыталась его расспрашивать.
   Ей казалось, что они отлично понимают друг друга. Еще вчера этот толстяк был совершенно чужим для нее человеком, а сегодня ей стало ясно, почему Питер так доверялся ему.
   - Пожалуйста, скажите мне, господин Бурк, что требуется от хорошего сыщика?
   Бурк был поражен ее вопросом.
   - Вот уж не знаю, что вам на это сказать, - ответил он. - Но почему вы меня об этом спрашиваете?
   - Питер нуждается в помощи, - начала Джейн, - и в помощи, которой вы не можете ему оказать, потому что вам нельзя всего рассказать. Я совершенно несведуща в делах Скотленд-Ярда, но слышала и читала, что в случае, если полиции известны подозрительные обстоятельства, она должна действовать даже тогда, когда искренне убеждена в невиновности подозреваемых лиц.
   Бурк кивнул головой, с пониманием взглянул на сидевшую рядом с ним молодую женщину.
   - Вероятно, вы подумаете, что я шучу или сошла с ума, если скажу вам, что сама хочу быть сыщиком... Да... Не улыбайтесь. Я хочу узнать тайну убийства и обо всем, что связано с миссис Энтерсон. И, мне кажется, что тогда я смогу с уверенностью указать полиции на преступника...
   - Разве... вам что-нибудь известно? - спросил Бурк.
   Она покачала головой.
   - Нет, я только догадываюсь. Мне кажется, что у вас есть свои догадки. Я еще не могу объяснить себе некоторые странные совпадения. Кроме того, мне страшно хочется рассказать вам о двух вещах, но я никогда не простила бы себе, если бы сделала это...
   Бурк, держа руль одной рукой, вынул из кармана коробку с сигарами. Не торопясь, он откусил кончик одной из них и зажег сигару серебряной зажигалкой, которую всегда носил с собой.
   - Не знаю, в каком направлении вы намерены теперь проводить расследование, - сказал он, наконец. - Могу вам только сказать, что больше всех знал Питера именно Базиль Хель.
   Джейн с изумлением посмотрела на сыщика.
   - Почему вы так думаете? - быстро спросила она.
   - Он больше года провел около Эльмвуда - деревни, в которой жил отец Питера. Он пытался многое выведать и у поверенного Питера - Редлоу - главы фирмы "Редлоу и Больф".
   При упоминании имени Редлоу Джейн вспомнила слова, сказанные Питером на лужайке.
   - Хель пробовал втереться к нему в доверие, но старика не так легко провести. Хотя ему и восемьдесят лет, но душа у него, как у сорокалетнего. Не знаю, что именно он хотел выведать у этого поверенного.
   Джейн никогда не видела старика-поверенного, но вспомнила его имя. Кроме того, она припомнила, что молодой Редлоу составлял и читал их брачный контракт в доме ее отца. Она вспомнила, как он машинально читал контракт, все время посматривая на часы и, очевидно, торопясь успеть еще куда-то.
   Бурк снова перевел разговор на события дня.
   - Миссис Клифтон, догадываетесь ли вы, кто мог вломиться к вам в комнату?
   - Да... Мне кажется, что я знаю, кто это был... Но я не могу понять, почему он оказался в Лонгфорд-Маноре...
   - Он был влюблен или воображал, что так оно было... этот поступок именно в его духе. Ведь он совершенно ненормальный человек.
   Джейн поняла: ведь Базиль был сыном Александра Уэллерсона и тоже был болен наследственным недугом.
   - Простите, что навел вас на такие невеселые мысли, - продолжал Бурк. - Да, Хель был совершенно ненормален, и мать его много из-за этого страдала. Ведь Уэллерсон женился на ней, несмотря на то, что уже был женат. Она сказала об этом, но он уверил ее в том, что первый брак недействителен - жена была его двоюродной сестрой: один Редлоу мог бы рассказать все подробности, но не хочет. Я советовал Питеру телеграфировать ему, но не думаю, чтобы этот старик так легко рассказал известные ему семейные тайны.
   Автомобиль остановился перед подъездом дома Питера. Джейн только один раз была в его роскошной лондонской квартире. Пожилой дворецкий вышел ей навстречу.
   - Простите, если вы найдете все в большом беспорядке, миссис, - произнес он. - Но мы не ожидали господина Клифтона так рано и принялись за уборку всей квартиры.
   Однако, ее комната была готова, так как Питер позвонил рано утром и известил о приезде жены.
   - Простите, миссис, вас дожидается там господин.
   - Да, я знаю, - мой отец, - быстро сказала она и пошла в гостиную.
   Однако, когда она вошла в огромную комнату, окна которой выходили в Грин-парк, то очень удивилась: спиной к камину, заложив руки за спину, стоял совершенно незнакомый ей пожилой господин. Он был абсолютно лысый, а все его лицо было изборождено мелкими морщинами.
   - Миссис Клифтон? - вопросительно произнес он при виде Джейн.
   - Да, - сказала она, все еще недоумевая.
   - Позвольте вам представиться: Редлоу - поверенный господина Клифтона. Я получил его телеграмму... прочел газеты... какой ужас... Хель должен пенять лишь на себя...
   Он говорил быстро, короткими отрывистыми фразами. Вероятно, профессия приучила его экономить время.
   Он вытащил сложенную газету из кармана своего старомодного сюртука и крючковатым пальцем указал на один из столбцов.
   - Ужасное происшествие. Мой сын ведет расследование.
   Джейн тотчас же сообразили, что тот молодой человек, который составлял их брачный контракт, был его сыном.
   - Все эти газетные заметки очень вредят Питеру. Питеру Клифтону-Уэллерсону, сыну покойного Александра Уэллерсона... Если бы они только тщательно ознакомились с завещанием...
   Лишь после всего сказанного, он, вспомнив о цели своего посещения, спросил, когда она ждет Питера. Вероятно, ему известно было уже от прислуги, что Джейн приехала одна.
   - Он поступил очень опрометчиво, оставшись там, - прошептал старик. - Скажите ему, чтобы позвонил мне...
   После этого он крепко пожал ей руку, надел свою старомодную шелковую шляпу и торопливо вышел из комнаты.
   Джейн не успела опомниться, как в дверях появился дворецкий.
   - Господин Лейт, - доложил он.
   Джейн выбежала навстречу отцу.
   Ей казалось, что прошли годы с тех пор, как она уехала от него. Она привыкла, что он всегда спокоен, и потому его встревоженный вид поразил ее.
   - Какой ужас... - воскликнул он. - Бедная моя девочка... - Отец обнял дочь, и она почувствовала, что руки его дрожат.
   Лишь теперь Джейн задумалась о том, может ли она рассказать ему обо всем, что ее волнует. Ей казалось, что тайна Питера принадлежала ему одному и что не следует доверять ее даже отцу, которого она так нежно любила. Но, оказалось, что Питер уже звонил ее отцу и совершенно откровенно рассказал ему о своем здоровье.
   - С виду можно было принять Питера за самого здорового человека на свете, - заметил он.
   Лейт окинул дочь тревожным взглядом.
   - Дай мне посмотреть на тебя, - сказал он. - Какое ужасное испытание... Да, какое горе могут иногда причинять деньги!
   Джейн с усилием улыбнулась.
   - Вы хотите сказать, что мне не нужно было выходить замуж за Питера, и что я сделала это только из-за его богатства?
   - Да, я выдал тебя за него из-за богатства, - с горечью сказал Лейт. - Мне думалось, что это положит конец неуверенности и всем тяготам жизни. Ведь я не такой состоятельный человек, как ты думаешь, - добавил он, увидев ее недоумение. - И я, правда, думал только о твоем счастье. Когда мы познакомились с Питером, я буквально ухватился за него.
   После некоторого молчания он спросил:
   - Кто же остался с Питером? Бурк?
   - Бурк привез меня сюда, - ответила Джейн. - С Питером остались Дональд и Марджори.
   При упоминании имени Марджори он удивленно поднял голову.
   - Марджори? Каким же образом она попала туда?
   Джейн рассказала ему о приезде молодой женщины. Ей показалось, что отец облегченно вздохнул.
   - Я не ошибся - это был старик Редлоу? Именно его я встретил, когда входил в дом? - сказал он. - Почему он приходил сюда?
   Джейн, насколько смогла, передала смысл отрывистых фраз старика.
   - Как бы я хотел увезти тебя к себе, - сказал, наконец, Лейт. - Но я думаю, что это было бы нехорошо по отношению к Питеру.
   Он остался завтракать, и дважды она чуть не рассказала ему о таинственной комнате и о внезапном исчезновении всех принадлежностей для гравирования и печатного станка. Но оба раза вовремя останавливалась, хотя и должна была придумать, как закончить начатые уже фразы.
   Завтрак был для Джейн пыткой. Она и сама удивлялась этому, потому что искренне любила отца и ждала этой встречи с ним. Но Джейн была рада, когда он ушел, и она могла остаться одна - наедине со своими мыслями.
   Встреча со стариком-поверенным поставила перед ней новую задачу: часть ее прежних догадок оказалась несостоятельной. Она думала до сих пор, что тайну богатства Питера она разгадала в ту ночь, когда увидела его у печатного станка. Джейн не сомневалась в том, что наследство, полученное им от отца, было просто мифом, придуманным для объяснения его богатства. Однако поверенный упомянул о завещании... Почему же, если Питер действительно получил состояние от отца, он занимался преступным добыванием средств? Быть может, это было одним из проявлений его наследственной ненормальности?
   Лишь после ухода отца Джейн вспомнила, что хотела рассказать ему о найденных ею гравюрах. Она мысленно пообещала себе сообщить ему об этом при первой же встрече.
   После завтрака Джейн позвонила в Лонгфорд-Манор и узнала, что Бурк уже вернулся туда, а Дональд Уэллс уехал в Лондон вместе со своей женой.
   Голос человека, давший эти сведения, показался ей очень странным. По его уверенному тону Джейн предположила, что это был сыщик, которому, по всей вероятности, были даны соответствующие распоряжения, если она позвонит.
   - Господин Клифтон вернется сегодня вечером в город вместе с господином Бурком, - сказал он.
   Когда же Джейн спросила о миссис Энтерсон, то ей сообщили, что старуху увезли. Но кто увез ее и куда - об этом не было сказано ни слова.
  

Глава 16

   До приезда Питера оставалось по крайней мере два часа. Джейн послала за вечерней газетой.
   "Если бы только они ознакомились с содержанием завещания", - вспоминала она все время слова старика-поверенного. Что он хотел этим сказать и что было в этом завещании? Джейн решила при первой же возможности постараться получить копию этого документа.
   В газете она нашла заголовок: "Убийство в историческом замке" и уже приготовилась прочитать заметку, но ей доложили о приходе журналиста.
   Джейн приходилось часто встречаться с журналистами в доме своего отца, и потому ее не смутил приход представителей прессы.
   - Простите, что беспокою вас, миссис Клифтон, - начал журналист. - Быть может, вы разрешите мне задать вам несколько вопросов. Насколько я знаю, вы ведь слышали крик господина Хеля?
   - Почему вы меня об этом спрашиваете?
   - Потому что я прочитал это в вечерних газетах. Там сказано, что вы проснулись ночью, хотели разбудить вашего мужа, но, войдя в комнату, увидели ее пустой.
   Джейн удивленно посмотрела на него.
   - Кто же мог дать эти сведения?
   Журналист улыбнулся.
   - В газетном деле очень трудно проследить, кто даст те или иные сведения, - заметил он. - Факт тот, что сведения тем или иным путем были получены. Вероятно, вы найдете все вот в этой газете.
   Джейн быстро просмотрела лежавшую перед ней публикацию.
   "Миссис Клифтон была разбужена страшным криком, донесшимся из сада. Она так испугалась, что пошла в комнату мужа, но, не найдя его там, попросила миссис Уэллс, жену знаменитого доктора, которая также была разбужена этим криком, пойти поискать его. По всей вероятности, господин Клифтон сам услышал этот крик и спустился в сад, хотя он и не припоминает, что выходил из своей комнаты".
   Джейн недоумевала, кто же мог сообщить эти сведения, и решила, что единственными осведомителями могли быть Марджори или ее муж.
   - Вся эта заметка - чистейшая выдумка, - сказала она, обращаясь к журналисту. - Действительно, я пошла в комнату мужа, но он принял на ночь успокаивающее лекарство, и я не смогла разбудить его.
   Просматривая газету, она увидела еще одну заметку:
   "Сэр Уильям Клуэрс, знаменитый специалист по душевным заболеваниям, который посетил сегодня утром Лонгфорд-Манор, утверждает, что убийство, несомненно, совершено умалишенным".
   Джейн не проявила ни малейшего волнения, когда отдавала газету журналисту.
   Итак, сэр Уильям Клоуэрс был там... Кто же мог вызвать его туда?.. Джейн уже больше не удивлялась: одна из туч, скрывавших от нее истину, начинала рассеиваться.
   Голос журналиста возвратил ее к действительности.
   - Прошу вас сообщить мне частным образом некоторые сведения. Я никак не могу себе уяснить: убийство было совершено между тремя часами ночи и четвертью четвертого. Мы уже навели справки в агентстве, получившем эти сведения, и нам сообщили, что они были получены в десять минут четвертого. Другие же сведения, исходящие из Лонгфорд-Манора, гласят, что тело убитого Хеля было обнаружено лишь около семи часов утра. Представляете ли вы себе, кто мог сообщить агентству подобные сведения в десять минут четвертого?
   Джейн ответила словами Бурка:
   - Если бы вы знали, кто сообщил агентству эти сведения, то вы знали бы, кто совершил убийство.
   После ухода журналиста Джейн пошла в свою комнату и стала раскладывать вещи. Она вынимала их одну за другой из чемодана и, наконец, дошла до пакета, в котором была окровавленная одежда Питера, завернутая в толстую оберточную бумагу. Поборов чувство отвращения, которое внушали ей эти вещи, она бросила пакет на пол. К счастью, они не оставили пятен на дне чемодана.
   Джейн сознавала, что нужно было прежде всего отделаться от этих вещей. Но каким образом? Она тщательно свернула их, добавив к ним металлическую часть молотка; теперь все вещи вмещались в небольшом пакете.
   Темза! Казалось, проще всего было бросить этот пакет в реку! Однако, ей тут же показалось, что женщина, бросающая пакет в Темзу, должна была привлечь внимание прохожих и полиции.
   "Нужно будет сделать это поздно вечером", - рассудила Джейн и решила тщательно обдумать этот план.
   - Господин Бурк спрашивает, можете ли вы принять его, - послышался голос дворецкого.
   Джейн так была погружена в свои мысли, что не слышала как он пришел.
   - Господин Бурк, - пробормотала она. - Да, попросите его пройти в гостиную.
  

Глава 17

   Она поспешно спрятала пакет в пустом ящике письменного стола и поспешила навстречу сыщику.
   - Нет, Питер не приехал со мной, - ответил Бурк на ее вопрос. - Он непременно хотел переночевать в Лонгфорд-Маноре, и мне кажется, что он вполне прав: завтра будет следствие. Но не тревожьтесь за него, - прибавил толстяк, увидев озабоченное лицо молодой женщины. - Я оставил в Лонгфорд-Маноре троих лучших моих людей... и... среди них нет Рупера, - добавил он с усмешкой.
   Прежде чем она смогла что-то сказать, Бурк поинтересовался :
   - Вы уже прочли вечерние газеты? Хитро, не правда ли? Господин "X"... во что бы то ни стало хочет впутать Питера в это дело, даже, если бы это стоило ему жизни...
   - А кто же этот господин "X"? - удивленно спросила она.
   - Вот в этом-то и заключается загадка, - ответил Бурк, удобно располагаясь в кресле, - Несомненно, это самый странный случай во всей моей полицейской практике. Убийства мне приходилось расследовать часто. Но обычно прежде всего я старался выяснить, кто имел особенную неприязнь к убитому или кто находился с ним в последний раз, когда его видели живым. Здесь же, в деле убийства Хеля, преступник всеми силами старается не сохранить собственную шкуру, а свалить вину на Питера... Между прочим, я выяснил точное время, когда агентство получило телефонное сообщение об убийстве: это было в двенадцать минут четвертого...
   - А откуда поступили эти сведения? - спросила Джейн.
   - Из Лонгфорд-Манора, - ответил Бурк, внимательно разглядывая ковер и как бы разыскивая на нем утерянную им вещь. - Странно, не правда ли?
   Бурк с недовольным видом потер подбородок.
   - Телефонист, которому известно, что Лонгфорд-Манор часто сдается странным жильцам, спросил имя человека, желающего получить соединение.
   - Кто же это был? - едва дыша прошептала Джейн.
   Бурк, наконец, поднял голову и перестал разглядывать ковер.
   - Как вы думаете, миссис Клифтон, кто это был? - в свою очередь спросил сыщик. - Питер рассказал все подробности убийства, и телефонист уверяет, что он узнал даже его голос...
   В разговоре наступила пауза.
   - Странно, - заметил, наконец, сыщик, - не правда ли?
   И он сказал нечто, от чего Джейн пришла в ужас.
   - Мне необходимо выяснить некоторые подробности, миссис Клифтон. Во-первых, я хотел бы знать, где находится смокинг Питера, который был на нем в ночь убийства, и его рубашка. А во-вторых, - где молоток для угля, который всегда лежал в кабинете. Старичок, прислуживавший Питеру в Лонгфорд-Маноре, сказал мне, что у Питера было два смокинга, и один из них исчез. Он также не мог найти рубашку, которую подал Питеру в тот вечер. Он заметил ее исчезновение, потому что это была единственная рубашка с закругленными углами манжет. Старичок этот заметил еще, что рубашка, которую он нашел утром на стуле в спальне Питера, по всей вероятности, не была им надета, потому что один из рукавов ее был заколот, как это обычно делается прачками.
   Джейн была бледна, как полотно, но, к счастью, Бурк не заметил этого: он снова принялся разглядывать ковер.
   Джейн хотела ему, ответить, но он остановил ее:
   - Не говорите мне ничего, пока я не выскажу всего. Вам известно, миссис Клифтон, что я занимаю очень ответственную должность в Скотленд-Ярде. Но, хотя и существует мнение, что мы, сыщики, находимся на службе двадцать четыре часа в сутки, тем не менее, есть и у нас часы отдыха, когда мы бываем обычными гражданами. И тогда я забываю, что служу в полиции, иначе можно сойти с ума.
   Бурк посмотрел на часы.
   - Вот уже три минуты, как я - просто гражданин. Быть может, я буду им до семи часов вечера. Помните, что в течение этого времени я самый преданный друг Питера.
   Джейн поняла и посмотрела на него с благодарностью.
   - Что же вы скажете мне теперь по поводу этих вещей? - спросил сыщик.
   Он вытащил портсигар и попросил разрешения закурить.
   - Я бы очень огорчился, - продолжил Бурк, если бы узнал, что все эти вещи могут попасть в руки врагов Питера.
   Он выпустил колечком дым и с интересом наблюдал, как он поднимается к потолку.
   - Но если бы эти вещи находились в руках друга Питера, то я был бы более спокоен, - продолжал сыщик.
   - В таком случае, вы можете не горевать, - ответила Джейн.
   - Вы избавили меня от больших хлопот, - сказал он и глубоко вздохнул. - Быть может, около семи часов мне придется снова говорить с вами и задавать вам всякие скучные вопросы. Но... могу я попросить у вас чашку чая?
   Джейн вскочила и торопливо позвонила.
   Бурк какое-то время сидел молча, как бы что-то обдумывая.
   - У меня слабость - помогать бедным: я часто дарю им ненужные мне вещи, и старую одежду. Если бы у вас была старая ненужная одежда, скажем смокинг и белье, то я нашел бы, куда их пристроить. Различные инструменты, вроде молотков тоже меня интересуют: я могу снабдить ими людей, которые учатся какому-нибудь ремеслу.
   Пока он говорил, внимание его, казалось, было всецело поглощено чаем, в котором он ложечкой размешивал сахар.
   - Представьте себе, миссис Клифтон, что у вас есть вещи, от которых вы желали бы избавиться... Ведь не можете же вы сжечь их так, чтобы это осталось незамеченным. Бросить их в реку было бы еще более рискованным. Вы видите, я хочу убедить вас последовать моему примеру и пожертвовать некоторые вещи в пользу бедных.
   Джейн, наконец, пришла в себя и смогла ответить.
   - Мне кажется, у вас эти вещи будут в наибольшей безопасности, - сказала она.
   - Я рад, что вы так думаете, - заметил он. - Ведь когда Рупер придет с ордером на обыск, то он, вероятно, возьмет одежду для "своих" друзей...
   Бурк поставил на стол чашку чая, в которой так старательно размешивал сахар.
   - Вы когда-нибудь присутствовали при обыске, миссис Клифтон? - вдруг совершенно неожиданно спросил он, снова принимаясь за сигару, которую оставил на краю пепельницы.
   Джейн удивленно посмотрела на него и покачала головой.
   - Быть может, вам интересно было бы знать, как это происходит? - продолжал сыщик. - Давайте, сделаем репетицию.
   - Неужели вы думаете, что они намереваются произвести обыск здесь, в этой квартире? - со страхом спросила Джейн.
   Бурк кивнул.
   - Сегодня? В какое же время?
   - Мне думается, что около шести часов, - тихо проговорил Бурк. - Мне хотелось бы указать вам на то, что они будут искать. Конечно, совершенно неофициально.
   Джейн вскочила на ноги.
   - С какой же комнаты, вы думаете, они начнут обыск?
   - С комнаты Питера, - не задумываясь, ответил Бурк. - Ведь у него есть рабочий кабинет, не так ли?
   - Разве вы никогда не были в его рабочем кабинете? - удивленно спросила молодая женщина.
   - Много раз, - улыбаясь, сказал сыщик. - Однако я теперь разыгрываю роль человека, который совершенно не знаком с расположением комнат. Не забудьте, что меня во время этого обыска зовут Рупером.
   Рабочий кабинет Питера размещался наверху - его квартира занимала два этажа. Эта была большая просторная комната, как раз над большой гостиной.
   Бурк остановился на пороге и бегло осмотрел ее.
   - Вряд ли они станут обыскивать полки с книгами, - тихо проговорил он. - Что же касается письменного стола, то, по всей вероятности, он заперт, не так ли?
   Он подошел к изящному столику "ампир" и выдвинул все четыре ящика. Они оказались незапертыми, и в них не было ничего, кроме письменных принадлежностей.
   - В этой комнате, по-видимому, есть сейф? - заметил Бурк.
   Он действительно вскоре нашел сейф, вделанный в стену, и, быстро справившись с секретным замком, открыл дверцу.
   - Да, я знаю секрет этого замка, - сказал сыщик, заметив изумление молодой женщины. - Питер сам рассказал мне его.
   Он тщательно осмотрел содержимое сейфа. В нем оказалось несколько туго набитых и запечатанных конвертов. Бурк вынул их один за другим, посмотрел на надписи, но не показал их Джейн. Затем снова запустил руку в сейф и воскликнул:
   - Вот он!
   Сыщик вытащил толстую тетрадь в красном сафьяновом переплете, на котором золотом были выгравированы цифры текущего года, и торжествующе посмотрел на молодую женщину.
   - Скажу вам совершенно откровенно, что я - Рупер - искал именно эту тетрадь.
   - Что же это за тетрадь? - удивленно спросила Джейн.
   - Это дневник Питера.
   Бурк не открывал тетрадь, а положил ее на стол и закрыл своей пухлой рукой.
   - Вы хотите ознакомиться с содержанием? - спросил он.
   - Я не знала, что Питер ведет дневник... Он никогда не говорил мне об этом...
   И Джейн подумала о том, как мало она в сущности знает своего мужа.
   Бурк раскрыл тетрадь и перевернул несколько чистых листов, прежде чем дошел до первой исписанной страницы. Это была четвертая страница дневника, и на ней написано было характерным почерком Питера:
   "240 банкнот США 100. Все превосходные. Посланы в Балтимор".
   - Что это значит? - спросила Джейн.
   - Двести сорок банкнот Соединенных Штатов Америки по сто долларов, - ответил Бурк. - Они, согласно этой записи, были посланы одному из агентов.
   У Джейн закружилась голова, и ей показалось, что она лишится чувств.
   - Неужели это правда? - дрожащим голосом спросила она.
   Сыщик с озабоченным видом нагнулся к ней.
   - Не забудьте, что я - Рупер, - сказал он. - Через некоторое время я снова превращусь в Бурка.
   Он перевернул еще несколько листов и снова остановился.
   Здесь, как объяснил ей Бурк, шла речь о тысячефранковых швейцарских банкнотах. Запись была помечена третьим мая, и Бурк припомнил, что действительно в конце этого месяца появилось много поддельных швейцарских денег.
   - Какой ужас! - воскликнула Джейн. - Я не хочу читать дальше! Неужели и это правда, господин Бурк?
   - Рупер, - поправил ее сыщик. - Не стоит спрашивать его, правда ли это, потому что он, несомненно, ответит утвердительно. Во всяком случае, Рупер и не подозревает истины.
   - Я не хочу больше рассматривать эти записи, - сказала она, когда сыщик стал снова листать страницы.
   Бурк рассмеялся и встал из-за стола.
   - Я заверну это вместе с пожертвованными вами вещами, - заметил он. - Я знаю многих людей, которые рады будут получить такую красивую тетрадь, даже если придется вырвать несколько страниц.
   Джейн вдруг подумала, что этот толстяк потешается над ней и хочет выведать от нее все, что ей известно.
   - Кому-нибудь вам придется доверять, миссис Клифтон.
   И она поняла неосновательность своих подозрений.
   Сыщик снова подошел к сейфу, запер его и прикинул на глаз расстояние до окна. Затем подошел к окну и выглянул на улицу.
   - "Работали" внутри, - заметил он, однако не объяснил Джейн значения своих слов.
  

Глава 18

   - Нет, я не буду осматривать другие комнаты, миссис Клифтон, - сказал Бурк. - Вероятно, мой чай уже остыл, но это не важно. Я пойду теперь в гостиную.
   Хотя он говорил небрежным тоном, но Джейн чувствовала, что каждое его слово имело значение.
   - Буду вам весьма признателен, если теперь вы принесете мне те вещи, которые решили пожертвовать в пользу бедных.
   Он прошел в гостиную и уселся на свое прежнее место у камина. Через несколько минут в комнату вошла Джейн. В руках у нее был пакет, завернутый в коричневую бумагу.
   - Вот вещи, господин Бурк, - сказала она и сделала над собой усилие, чтобы улыбнуться. - Или, быть может, вас все еще зовут Рупер?
   - Бурк, - ответил сыщик. - Ведь Рупер...
   Дверь широко отворилась, и, прежде чем дворецкий успел доложить о нем, на пороге показался Рупер, Он бесцеремонно вошел в гостиную и знаком руки приказал дворецкому удалиться.
   - Простите меня, миссис Клифтон, но мне предстоит исполнить весьма неприятную для меня обязанность, - сказал Рупер.
   Лишь после этого он, казалось, заметил присутствие в гостиной своего начальника - Бурка.
   - Вы пришли немного раньше меня, сэр? - саркастически заметил он.
   - Я только что пришел, Рупер, - сказал тот. - Продолжайте, пожалуйста.
   Рупер вынул из кармана какую-то бумагу.
   - У меня ордер на обыск, миссис Клифтон, - торжественным тоном произнес он. - Мне нужно будет произвести обыск вашей квартиры.
   - Это его обязанность, миссис Клифтон, - как бы извиняясь за него, произнес Бурк мягким тоном.
   Он взял шляпу и сунул подмышку пакет, завернутый в коричневую бумагу.
   Затем, кивнув головой своему подчиненному, вышел из комнаты и дал Руперу возможность обыскать квартиру.
   Прежде всего тот направился к сейфу в стене.
   - Вам известен секрет этого замка? - спросил он Джейн.
   - Нет, - ответила она совершенно правдиво.
   Очевидно, Рупер не поверил ей.
   Но вопрос этот был совершенно излишним, потому что сыщик тотчас же вынул из кармана клочок бумаги, посмотрел на буквы, написанные на нем, и через минуту сейф уже был открыт.
   Рупер вскрыл один за другим запечатанные конверты и внимательно осмотрел их содержимое.
   Видимо, бумаги эти не представляли особого интереса для него: тут была пачка писем, относящаяся к тому периоду, когда Питер путешествовал по Южной Африке. Лишь один документ привлек внимание сыщика. Джейн посмотрела через его плечо, когда он разложил его на столе, и поняла, что это было завещание. В этот момент она вспомнила слова старика Редлоу: "Если бы они ознакомились с содержанием завещания"...
   По-видимому, Рупер был сильно разочарован обыском: он что-то проворчал и с силой захлопнул дверцу сейфа.
   - Вы уже вынули из чемодана вещи, которые привезли из Лонгфорд-Манора? - спросил он.
   Джейн вспомнила, что, после того, как вынула вещи Питера со дна чемодана, она снова машинально положила в чемодан все свои вещи.
   Рупер тщательно пересмотрел все это и, видимо, был еще более разочарован. Тут он сделал непростительную для сыщика ошибку и опрометчиво спросил Джейн:
   - Что это был за пакет, который Бурк унес отсюда подмышкой?
   - Мне кажется, что вы должны были спросить об этом самого господина Бурка, - слегка улыбнувшись, ответила Джейн.
   - Ведь я только пошутил, миссис Клифтон, - заметил сыщик.
   Джейн поняла, что он боится Бурка.
   Рупер после этого сразу же уехал, и Джейн с ужасом подумала о предстоящем томительном и одиноком вечере.
   Незадолго до обеда позвонил Питер. По тону его голоса она поняла, что он сильно волнуется.
   - Простите, что я не позвонил раньше, - сказал он. - Но все это время я был страшно занят. Мне так жаль вас что вы там одна. Быть может, ваш отец согласился бы переночевать в моей квартире?
   Джейн и раньше задумывалась об этом, но почему-то не решилась.
   - Я непременно приеду завтра, - продолжал Питер. - Между прочим, был у вас Бурк? А Рупер?
   Джейн в нескольких словах рассказала ему о посещении Рупера, но решила ничего не говорить о странном поведении Бурка.
   - Мне приходится все больше и больше удивляться, - продолжал Питер. - Оказывается, что я звонил в агентство и передал сведения об убийстве, хотя я не знаю ни его адреса, ни телефонного номера.
   - Что?.. - удивленно спросила Джейн - Вы абсолютно уверены в том, что не знали номера телефона?
   - Еще бы... Конечно я в этом совершенно уверен. Никогда в жизни мне не приходилось иметь дело с этим агентством. Но почему вы меня об этом спрашиваете?
   Джейн не сразу ответила, и Питеру пришлось еще раз повторить вопрос.
   - Потому что я теперь припоминаю, что в Лонгфорд-Маноре нет телефонной книги.
   Она подумала, что не следует рассказывать Питеру о посещении Редлоу, раз он сам об этом ничего не спрашивал.
   - Питер, - наконец, сказала Джейн очень тихим голосом, - мне нужно будет с вами завтра поговорить... по поводу... вашего дневника...
   - По поводу чего? - раздался удивленный голос.
   - По поводу вашего дневника...
   Последовало довольно продолжительное молчание.
   - Но я ведь никогда не вел дневник, - послышался, наконец, его ответ.
   - Я и не думала, что вы ведете дневник.
   В голосе ее звучало торжество.
   Едва Джейн успела повесить телефонную трубку, как снова раздался звонок, и она подумала, что их просто не успели разъединить.
   Однако, как только она взяла трубку, послышался грубый голос:
   - Питер Клифтон?.. - Вы - Питер Клифтон?.. Убийца!..
   Это был голос миссис Энтерсон.
   - Я знаю, что вы - Блонберг! Я знаю...
   Она услышала, как кто-то уговаривал сумасшедшую женщину, и, в конце-концов, ее вероятно, оттащили от телефона.
   Затем спокойный голос спросил Джейн:
   - Я сиделка... Что - она очень докучала вам?
   И сиделка стала пространно рассказывать, как все произошло, но Джейн невнимательно слушали ее. Мысли ее были заняты совсем другим. Она вспомнила, что Блонберг был агентом Лонгфорд-Манора и что он сдавал это имение Питеру. Какой же была его роль во всей происшедшей драме? Вот в этом и заключалась новая загадка.
   В девять часов Джейн надела пальто, шляпу и велела дворецкому вызвать такси.
   Еще не прошло и недели с тех пор, как она покинула родительский дом, но ей казалось, что со дня ее свадьбы минула целая вечность... Горничная открыла ей дверь и долго не могла прийти в себя от изумления.
   - Слава Богу, что вы вернулись, мисс... Я день и ночь плакала, думая о том, как вам ужасно жить в этом заброшенном доме... - начала причитать она.
   - Где отец? - спросила Джейн. Ее раздражал этот разговор.
   - У себя, мисс... миссис... - бормотала горничная.
   Не найдя отца в кабинете, Джейн решила пойти в его спальню.
   - Кто там? - спросил Джон Лейт.
   - Это я - Джейн.
   Послышалось изумленное восклицание, затем - шум отодвигаемого стула. Через некоторое время дверь открылась. Вероятно, он работал над акварелью. Неоконченный рисунок виднелся на его письменном столе.
   - В чем дело, дорогая моя девочка? - ласково и немного тревожно спросил он.
   - Мне так скучно... - простонала Джейн и попыталась улыбнуться.
   - А... Питер уже вернулся в город? - спросил Лейт.
   - Он возвращается завтра.
   Она была поражена видом отца: под глазами легли темные тени, морщины на лице стали глубже.
   - Да, какие ужасные события, - продолжал он, усаживаясь в свое любимое кресло и поглаживая бороду. - Должен сознаться, что мне не особенно жаль Хеля. Уж очень он был нагл. Ведь мне пришлось довольно серьезно поговорить с ним за день до твоей свадьбы... помнишь?
   - Вы знаете, что Питера подозревают? - начала Джейн.
   Он кивнул.
   - Да. Я читал газеты.
   Лейт удобнее расположился в кресле, вытянул ноги и глубоко вздохнул.
   - Я благодарю Бога, что ты не любишь его, - добавил он. - Вероятно, тебе мое рассуждение покажется странным, но...
   - Но я люблю его, - спокойным и твердым голосом сказала Джейн.
   Он привскочил на кресле и удивленно посмотрел на дочь.
   - Ты сама не знаешь, что говоришь, - начал Лейт прерывающимся от волнения голосом. - Конечно, я заметил, что ты привязалась к нему и надеялся, что рано или поздно ты его полюбишь...
   Он остановился, и Джейн поняла, как сильно он надеялся, что она не любит Питера.
   - Конечно, это было бы большим счастьем, если бы не произошел этот ужасный случай...
   Тут только Джейн вспомнила свое намерение рассказать ему о найденных гравюрах.
   - Я хотела вас обрадовать: ведь Питер нашел те гравюры, которые вы считали потерянными.
   Ей показалось, что отец побледнел. Однако он быстро справился со своим волнением, и Джейн подумала, что ошиблась.
   - А Питер рассказал тебе, где нашел гравюры?
   И

Другие авторы
  • Флеров Сергей Васильевич
  • Плавильщиков Петр Алексеевич
  • Браудо Евгений Максимович
  • Стасов Владимир Васильевич
  • Зарин Андрей Ефимович
  • Билибин Виктор Викторович
  • Линев Дмитрий Александрович
  • Левинский Исаак Маркович
  • Хвощинская Софья Дмитриевна
  • Богданович Ангел Иванович
  • Другие произведения
  • Аверкиев Дмитрий Васильевич - Каширская старина
  • Авилова Лидия Алексеевна - Переписка А. П. Чехова и Л. А. Авиловой
  • Зелинский Фаддей Францевич - Эсхил
  • Шекспир Вильям - Пря между Брутусом и Касиусом в трагедии, названной Июлий Цесарь
  • Энквист Анна Александровна - Краткая библиография прижизненных изданий
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Старая нищенка
  • Мережковский Дмитрий Сергеевич - Революция и религия
  • Бунин Иван Алексеевич - Русак
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Рассказы (юмористические)
  • Фриче Владимир Максимович - Брандес
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
    Просмотров: 377 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа