Главная » Книги

Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть четвертая)

Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть четвертая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


ДОСТОПАМЯТНАЯ ЖИЗНЬ

ДѢВИЦЫ

КЛАРИССЫ

ГАРЛОВЪ,

истинная повѣсть.

Англинское творен³е

Г. РИХАРДСОНА

Съ присовокуплен³емъ къ тому оставшихся по смерти Клариссы писемъ и духовнаго ея завѣщан³я.

Часть четвертая.

Во градѣ Святаго Петра, 1792 года.

Съ дозволен³я Управы Благочин³я.

ПОВѢСТЬ КЛАРИССЫ ГАРЛОВЪ

  

Письмо LXXXVIII.

  

КЛАРИССА ГАРЛОВЪ къ АННѢ ГОВЕ.

  

Въ бѣседкѣ въ 11 часовъ.

  
   Моего письма еще онъ не получилъ. - - Между тѣмъ, какъ я здѣсь размышляла о средствахъ обмануть мою неутомимую надзирательницу для выигран³я себѣ нужнаго времени къ сему моему предпр³ят³ю, какъ вдругъ вошла ко мнѣ моя тетка и чрезвычайно меня удивила своимъ посѣщен³емъ. Тогда говорила она мнѣ, что меня искала по всѣмъ Аллеямъ, что вскорости надѣется насъ помирить, и что вмѣстѣ со всѣми моими друзьями думаетъ, симъ же днемъ окончить нашу размолвку.
   Ты можешь судить, любезная моя, что желан³е видѣть Г. Ловеласа, и страхъ, чтобы с³е не открылось, привели меня въ великое и весьма примѣтное смятен³е. Она ето примѣтила. О чемъ ты вздыхаешъ? какъ грудь твоя вздымается! сказала она обнявъ меня. Ахъ! любезная племянница, кто бы могъ повѣрить, что ты отъ природы будучи столь мягкосерда будешъ столько непреклонна?
   Я ничево ей на с³е не могла отвѣчать. Она же такъ продолжала: и такъ я предвижу, что мое къ тебѣ посольство будетъ худо тобою принято. Нѣкоторыя слова намъ пересказанныя, и произшедш³я изъ устъ развратнаго и самаго дерзкаго человѣка побуждаютъ твоего отца и всю фамил³ю думать, что еще ты находишъ способъ вести переписку. Г. Ловеласъ обо всемъ знаетъ, что здѣсь ни дѣлается. Отъ него ожидаютъ великаго несчаст³я, кое ты столько же обязана предупреждать, какъ и друг³е. Мать твоя имѣетъ нѣкоторыя опасен³я, касающ³яся тебя лично; и при томъ желаетъ, чтобы они были не основательны: впрочемъ она не прежде будетъ спокойна, доколѣ ты не позволишь ей, между тѣмъ какъ здѣсь въ бѣседкѣ находишся, еще однажды освидѣтельствовать своего покоя и комодовъ. И такъ ты должна мнѣ добровольно отдать всѣ свои ключи. Я надѣюся, любезная племянница, что ты о семъ не станешъ спорить. Но чтобъ с³е зрѣлище тебя не тронуло, и чтобъ получить довольное для сего время, то разсудили тебѣ сюда прислать обѣдать.
   Я весьма себя почла щастливою, будучи о семъ предостережена письмомъ моей двоюродной сестры. Однакоже я сдѣлала не большую хитрость, показывая нѣкоторое въ семъ упорство и присовокупя къ тому нѣкоторыя жалобы; послѣ чего не только я отдала свои ключи, но тщательно все выложила изъ кармановъ предъ теткою, и ея просила осмотрѣть подъ корсетомъ для удостовѣрен³я, что нѣтъ у меня никакихъ бумагъ.
   Она показалась довольною моею послушност³ю,и обѣщалась за меня ходатайствовать убѣдительнѣйшимъ образомъ, не взирая ни на как³я противу меня рѣчи моего брата и сестры. Она была увѣрена, что мать моя по поданому мною ей случаю будетъ отвѣтствовать на нѣкоторыя учиненныя вразсужден³и меня подозрѣн³я.
   Тогда тетка мнѣ объявила, что находилися вѣрнѣйш³я средства къ открыт³ю таинъ г. Ловеласа и нѣкоторыхъ моихъ чрезъ нерадѣн³е его къ сокрыт³ю оныхъ и чрезъ то тщеслав³е, съ коимъ онъ хвастался о своихъ успѣхахъ, даже предъ слугами. Сколько онъ ни уменъ, какъ то о немъ думали, присовокупила она, но что братъ мой таковъ же какъ и онъ, а въ разсужден³и оруж³я и превосходитъ его, какъ то видно будетъ изъ послѣдств³я.
   Не знаю, отвѣчала я ей, что сокрыто подъ столь темными словами; я даже до сихъ поръ думала, что всѣ ихъ расположен³я какъ вразсужден³и того, такъ и другаго заслуживаютъ болѣе презрѣн³я, нежели одобрен³я. Все, что я только у нея могла понять, показывало мнѣ ясно, что подозрѣн³я касающ³яся до меня сдѣланы были гораздо большимъ, нежели какой имѣлъ мой братъ, умомъ, да и безъ сомнѣн³я очевиднѣйшимъ свидѣтелемъ, какъ то всѣ обстоятельства мнѣ показывали. Какое же для меня несчаст³е, служить мячикомъ братниныхъ замысловъ; сколько я желала, чтобы онъ меня столь же хорошо узналъ, какъ я его знаю; можетъ быть тогдабъ онъ менѣе тщеславился своими дарован³ями; поелику я увѣрена, что не столько бы онъ былъ всѣми одобряемъ, когдабъ не имѣлъ силы вредить.
   Тогда я разсердилась и не могла болѣе продолжать сего разсужден³я. Онъ с³е заслуживалъ, если только представить себѣ, что будучи обманутъ своимъ шп³ономъ, обманывалъ другихъ. Но я столь мало смотрю на столь подлыя пронырства обоихъ сторонъ, что еслибъ гонен³е мало еще далѣе простерлося, то я бы не оставила безъ наказан³я вѣроломства подлаго ²осифа Лемана.
   Прискорбно, сказала тутъ моя тетка, что я держусь столь худыхъ мыслей о моемъ братѣ. Впрочемъ же сей молодой человѣкъ съ позна³нями и съ хорошими качествами.
   Довольно познан³я, сказала я, чваниться передъ нашими сестрами женщинами; но имѣетъ ли онъ что либо лучшее сего, чемъ бы могъ онъ гораздо почтеннѣе казаться предъ глазами другихъ? Она ему внутренно желала, чтобы былъ ласковѣе и обходительнѣе, но опасалася, что бы я не держалася лучшаго, нежели о немъ, мнѣн³я о другомъ и думала бы въ пользу своего брата столько, сколько обязана сестра; потому что между ими находится ревнован³е къ дарован³ямъ каждаго, что и было причиною взаимной ихъ ненависти.
   Ревнован³е! сударыня, сказала я; о семъ не знаю, что и подумать; но я бы желала, чтобы оба они поступали сходственнѣе съ началами хорошаго воспитан³я; и какъ тотъ, такъ и другой не ставили бы себѣ за честь того, въ чемъ ничего нѣтъ кромѣ стыда.
   Напослѣдокъ премѣня предмѣтъ нашихъ разговоровъ, сказала я, что у меня развѣ найдется нѣсколько бумагъ, одно или два пера и не много чернилъ (изкуство мною проклинаемое, или лучше сказать, роковая необходимость принудившая меня къ сему!) чего я не успѣла сходить спрятать. Но поелику отъ меня требовалося жертвы, то и надлежало въ семъ утѣшиться; не имѣяже намѣрен³я прервать ихъ обыску, рѣшилася я ожидать въ саду до тѣхъ поръ, доколѣ получу приказан³е возвратиться въ мою темницу. Къ сему примолвила я съ таковою же хитрост³ю, что с³е новое насил³е произведено будетъ въ дѣйство конечно послѣ обѣда служителей, потому что не сомнѣваюсь я, чтобы къ сему не употребили и Бетти, коя знала всѣ щели въ моемъ покоѣ.
   Желательно, сказала мнѣ моя тетка, чтобы ничего ненайдено было могущаго утвердить подозрѣн³е; по тому что она могла меня увѣрить, что побужден³е къ сему обыску, наипаче со стороны матери было таковое, чтобы меня оправдать и побудить моего отца видѣться нынѣшняго дня со мною вечеромъ, или въ середу по утру безъ всякаго отлагательства; надобно сказать чистосердечно прибавила она, что такъ положено, если не будетъ въ семъ какого препятств³я.
   Ахъ сударыня! отвѣчала я тряся головою.
   Что ето такое, ахъ сударыня! къ чему здѣсь сомнѣн³е?
   Я наипаче желаю сударыня, чтобы болѣе не продолжалось неудовольств³е батюшки, нежели чтобъ возвратилася его ко мнѣ любовь.
   Ты, милая моя, ничего не знаешь. Дѣла могутъ перемѣниться. Можетъ быть не столь они худо пойдутъ, какъ ты думаешъ.
   Тетушка сударыня! не объявите ли мнѣ чего нибудь въ утѣшен³е!
   Можетъ быть любезная моя, если ты будешь сговорчивѣе.
   Вотъ, сударыня, обѣщается вами надежда? ради Бога, не оставьте меня въ тѣхъ мысляхъ, что тетка моя Гервей столько жестокосерда для своей племянницы ея любящей и почитающей отъ всего сердца.
   Я тебѣ, говорила она, скажу нѣчто напередъ, но токмо за тайну, если обыскъ кончится для тебя благополучно. Думаешь ли ты, что найдено будетъ что либо къ твоему предосужден³ю?
   Знаю, что найдутъ нѣкоторыя бумаги; а впрочемъ все изъ сего могутъ заключать; братъ мой и сестра не пощадятъ того перетолковать. Въ томъ же отчаян³и, въ кое я ввергнута ни что не можетъ меня изпугать.
   Она надѣется и притомъ твердо, тетка говорила мнѣ, что у меня ничего такого не найдется, чтобы подало худыя мысли о моей скромности впрочемъ... но она поопаслася далѣе со мною продолжать разговоръ.
   Тогда она меня оставила съ столь же таинственнымъ духомъ, какъ и слова ея были; а с³е и причинило мнѣ еще большую о будущемъ неизвѣстность.
   Теперь меня наиболѣе занимаетъ, любезная пр³ятельница, приближен³е свидан³я. Дай Богъ, чтобы оное миновало! увидѣться съ тѣмъ, чтобы произносить жалобы! но если онъ не будетъ послушенъ и покоренъ, я ниже ни одной съ нимъ не пробуду минуты, как³я бы онъ усил³я ни дѣлалъ.
   Ты примѣтишь, что большая часть строкъ косы, и буквы написанны дрожащею рукою? с³е противу моей воли дѣлается; потому что воображен³е мое больше симъ свидан³емъ, нежели предмѣтомъ письма занято.
   Но, для чего видѣться? почему я почитаю себя обязанною с³е изполнить? я желаю чтобы, мнѣ время позволило пользоваться твоими совѣтами. О ты которая столь легко изъясняешься! однакоже я разумѣю, какъ ты мнѣ сказывала, что с³я легкость произходитъ отъ неудобства моего положен³я.
   Я должна еще тебѣ сказать, что ко время нашихъ разговоровъ я просила тетку, чтобы она заступила мѣсто моей пр³ятельницы; чтобы въ крайности хотя слово за меня замолвила и изпросила нѣсколько времяни для размышлен³я мнѣ, если токмо сего больше она мнѣ не можетъ изходотайствовать.
   Она на с³е мнѣ отвѣтствовала, что послѣ сговору я буду имѣть желаемое время привыкать къ моему состоян³ю прежде, нежели буду совершенно отдана г. Сольмсу. Ненавистное рѣшен³е, полученное мною на прозьбу отъ госпожи Гервей! Оно лишило меня всего терпѣн³я.
   Она же съ своей стороны просила меня собрать всѣ силы, чтобъ предстать собран³ю съ спокойною покорност³ю и чувствован³ями совершенной подвержности. Что отъ меня зависѣло благополуч³е всей фамил³и, и что величайшая для нея радость будетъ, когда увидитъ меня по перемѣнно съ восхищен³емъ обнимаемую то отцемъ, то матерью, то братомъ, то сестрою, заключающими меня въ своихъ обьят³яхъ и поздравляющимъ себя взаимно съ тишиною и общимъ всѣхъ благополуч³емъ? восхищен³е ея сердца въ началѣ прервало ея движен³я и голосъ; и ея бѣдная Долли, коея чрезмѣрная ко мнѣ привязанность толикихъ ей стоила упрековъ, тогда у всѣхъ бы пришла въ милость.
   Могла ли бы ты сомнѣваться, любезная пр³ятельница, что таковое изкушен³е для меня гораздо страшнѣе будетъ нежели когда какое либо я изпытала?
   Тетка моя все мнѣ описала столь живыми красками, что не взирая на нетерпѣливость, въ коей я прежде находилася, столько была тронута, что ни чемъ противу сего не могла возразить. Впрочемъ, я не преминула ей своими вздохами и слезами показать, сколько бы я желала сего щастливаго событ³я, еслибы оно могло изполниться на услов³яхъ кои бы мнѣ возможно было принять.
   Но я вижу двоихъ изъ нашихъ людей, принесшихъ мнѣ обѣдать.
   Меня опять свободну оставили; Минута свидан³я уже приходитъ, не сдѣлаетъ ли по милости своей ко мнѣ небо какого либо препятств³я имѣющаго остановить Ловеласа? Ахъ! можетъ ли онъ не быть? но должна ли я, или не должна съ нимъ видѣться? что дѣлаю, дорогая моя? я тебя спрашиваю, будто бы желая услышать отъ тебя отвѣтъ?
   Бетти слѣдуя напечатлѣн³ю сдѣланному мною въ моей теткѣ, сказала, что оное должно быть употреблено въ дѣло послѣ обѣда; что она очень опасалася, чтобъ чего не нашли у меня, впрочемъ ни чего не имѣла она въ виду своемъ кромѣ моей пользы, и что еще прежде середы въ моей волѣ состояло всеобщее прощен³е. И с³я безстыдница, чтобы удержаться отъ смѣху, вложила себѣ въ ротъ конецъ фартука, и спѣшила вытти. Когда же она пришла сбирать съ стола, то я выговаривала ей за ея дерзость. Она мнѣ извинялася, но но... (опять начиная смѣяться) что не можно было ей удержаться, говорила мнѣ, когда она представляла себѣ мои долговремянныя прогулки, кои одни подали причину осматривать мои покои. Она изъ того, что мнѣ приказано было принести обѣдать въ садъ, заключила, что въ семъ сокрывалося что либо особенное. Надобно признаться что братъ мой человѣкъ удивительной въ изобрѣтен³яхъ. Самой Г. Ловеласъ не имѣлъ столь живаго и плодовитаго ума, хотя и почитался за человѣка остроумнаго. Тетка моя обвиняетъ Г. Ловеласа, что онъ своими успѣхами хвалился предъ своими слугами. Можетъ быть онъ и имѣетъ сей недостатокъ; что же касается до моего брата, то онъ всегда себѣ поставляетъ за честь казаться передъ глазами нашихъ служителей человѣкомъ съ достоинствами и съ познан³ями. Я часто думала, что о гордости и подлости можно сказать такъ же, какъ о разумѣ и глупости, что они вообще не разрывны, они одна отъ другой очень близки.
   Но для чего мнѣ останавливаться на глупыхъ мысляхъ другаго въ то самое время, когда я мой умъ имѣю изполненнымъ безпокойствъ? впрочемъ желала бы я, еслибъ можно было, забыть то свидан³е, кое столь приближенно къ моимъ несчаст³ямъ. Опасаюся, что бы занимаяся столь онымъ на передъ, я не вверглася въ несостоян³е онаго снести равнодушно, и чтобы мое смятен³е не подало надо мною большей выгоды найти кажущуюся причину упрекать меня въ непостоянствѣ моея рѣшительности.
   Ты знаешь, любезная моя, что право сдѣлать справедливой упрекъ даетъ тому нѣкоторой родъ побѣды, кто можетъ оный учинить, между тѣмъ, какъ угрызен³е смятенной совѣсти виновнаго приводитъ въ унын³е.
   Не думай, что бы сей стремительной и смѣлой умъ сдѣлался, если то возможно, какъ своимъ, такъ и моимъ судьею. Ему не удастся быть моимъ и я предвижу, что разговоръ нашъ не будетъ равнодушенъ. Да и странно будетъ, чтобы я возмогши противиться всей моей фамил³и... Что я слышу? Они у дверей въ саду...
   Нѣтъ я обманулася! какую силу имѣетъ страхъ всѣ химеры представлять на самомъ дѣлѣ. Для чего я столь мало властна надъ собою!
   Я теперь хочу отнести с³е письмо въ назначенное мѣсто. А оттуда пойду и въ послѣдн³е посмотрю, взято ли положенное мною письмо, или тамъ же лежитъ. Если оно взято, то я его уже не увижу. Если же найду, то возьму, для убѣжден³я его, показавъ ему, что онъ ни чемъ не долженъ меня упрекать. Оно покрайней мѣрѣ сбережетъ мнѣ нѣсколько хитростей и безполезныхъ умствован³й, и я буду твердо держаться того, что въ немъ содержится. Свидан³е должно быть кратко; ибо естьли по несчаст³ю меня примѣтятъ, то ето будетъ новымъ поводомъ къ жестокостямъ, кои мнѣ завтрѣ угрожаютъ.
   Сомнѣваюся, свободно ли мнѣ будетъ къ тебѣ писать въ остальную часть дня. Да и въ состоян³и ли с³е буду дѣлать прежде, нежели отдадутъ меня глупому Сольмсу? Но, нѣтъ, нѣтъ; етому ни когда не бывать, если я буду обладать какимъ либо употреблен³емъ чувствъ.
   Если посланной твои ничего не найдетъ въ извѣстномъ мѣстѣ по утру въ середу, то ты можешь заключить, что мнѣ нельзя было къ тебѣ писать и равно отъ тебя получить с³е же удовольств³е.
   Въ столь несчастномъ моемъ положен³и пожалѣй о мнѣ, дорогая моя пр³ятельница; помолись за меня и сохраняй ко мнѣ твою любовь, составляющую честь моея жизни и единое мое утѣшен³е.

Кл. Гарловъ.

  

Письмо LХХХ²Х.

КЛАРИССА ГАРЛОВЪ къ АННѢ ГОВЕ.

  

Изъ Сент-Албана во вторникъ въ часъ по полуночи.

  
   Любезная моя пр³ятельница! послѣ всѣхъ моихъ рѣшительностей, о коихъ я съ тобою говорила въ послѣднемъ письмѣ, что я должна, или лучше, что могу написать? какъ я приближуся къ тебѣ, даже чрезъ письмо мое? ты вскорѣ узнаешъ, если только уже не свѣдома изъ народной молвы, что твоя пр³ятельница, твоя Кларисса Гарловъ убѣжала съ мущиною.
   Я ничего ни важнѣе, ни нужднѣе не имѣю сего, какъ токмо, чтобы тебѣ изъяснить мои обстоятельства. Всѣ часы дня и всѣ дни будутъ употреблены для сего великаго предпр³ят³я, доколѣ оное не будетъ приведено ко окончан³ю: я ожидаю того часа, въ которой сей безотвязной оставитъ меня свободною, когда я по своей глупости вверглась въ необходимость его во всемъ слушаться. Сонъ бѣжитъ прочь отъ моихъ глазъ. Онъ болѣе ко мнѣ не приближается, хотя его умащен³е толико нуждно мнѣ для облегчен³я ранъ души моея. Такимъ образомъ въ тѣ самые часы, въ кои бы оный долженъ былъ мною обладать, ты безпрепятственно услышишъ повѣсть моего плачевнаго приключен³я.
   Но, по учинен³и сего,удостоить ли, или позволено ли тебѣ будетъ получать отъ меня письма?
   Ахъ! любезная моя пр³ятельница, позволь, чтобъ я была жива!
   Мнѣ токмо остается лучшую сдѣлать участь, какъ будетъ мнѣ можно, изъ моего положен³я. Я надѣюся, что оная будетъ не безвыгодна. Впрочемъ же, я не мѣнѣе увѣрена въ томъ, что свидан³е есть дѣло безразсудное и недостойное извинен³я. Всѣ его клятвы и любовь не могутъ утишить въ моемъ сердцѣ угрызен³й за мое не благоразум³е.
   Письмоподателю, дорогая моя, приказано отъ меня попросить у васъ нѣсколько бѣлья, что я учинила, будучи въ надеждѣ на васъ.
   Не отсылай ко мнѣ моихъ писемъ; я токмо прошу бѣлья: но напиши ко мнѣ нѣсколько строчекъ для увѣрен³я, что ты еще меня любитъ и отложи разсматривать поступокъ мой до тѣхъ поръ, доколѣ ты не получишь изъяснен³я мною тебѣ обѣщаннаго. Я не хотѣла откладывать къ тебѣ писать, дабы ты что нибудь прислала мнѣ въ залогъ и послѣ просила бы меня о возвращен³и, или остановила бы то, что было хотѣла послать.
   Прости моя единственная пр³ятельница. Заклинаю тебя любить меня. Но, увы! что скажетъ мать твоя? что скажетъ моя, что скажутъ всѣ мои приближенные! что скажетъ дорогая моя Гж. Нортенъ, какое будетъ торжество моего брата и сестры!
   Я не могу тебѣ сего дня объявить, какъ и изъ какого мѣста я надѣюся сообщать тебѣ мои новости и получать свѣден³е о твоихъ. Я должна отсюду ѣхать рано (*) по утру, и при томъ въ крайней усталости.- Прости еще. Я токмо требую отъ тебя сожалѣн³я надо мною и молитвъ о мнѣ.

Кл. Гарловъ.

  
   (*) Сент-Албанъ есть не большой городъ, отстоящ³й отъ Лондона на семь миль къ Сѣверу.
  

Письмо XC.

АННА ГОВЕ къ КЛАРИССѢ ГАРЛОВЪ.

  

Во вторникъ въ 9 часовъ утра.

  
   Люблю ли я тебя? но можно ли тебя не любить, хотя бы я того и захотѣла? ты можешъ себѣ представить, въ какомъ я была положен³и разпечатавъ твое письмо, доставившее мнѣ первую новость! но... но... что я могу сказать?... я умру отъ нетерпѣн³я, если ты вскорѣ не сообщишь своихъ объяснен³й.
   Избавь меня Богъ!- но возможно ли...
   Мать моя безъ сомнѣн³я весьма удивится. Какъ мнѣ ея увѣдомить о семъ произшеств³и? вчерась подъ вечеръ при случаѣ нѣкоторыхъ недовѣренностей, кои твой глупой дядя ей вложилъ въ голову, я утверждала основываясь на собственныхъ твоихъ объяснен³яхъ, что ни человѣкѣ, ни дьяволъ не доведетъ тебя до того, чтобы ты сдѣлала какой либо шагъ противной самымъ строгимъ законамъ чести.
   Но, возможно ли.... какая бы женщина на с³е.... но молю небо да соблюдетъ тебя!
   Ничего не опускай въ своихъ письмахъ: но надписывай мнѣ ихъ, посылая къ Г. Кноллису до перваго объяснен³я.
   Примѣть, любезная моя, что всѣ мои восклицан³я ни мало не насмѣшки. Виновны въ семъ твои друзья. Впрочемъ я не понимаю, какъ могла ты перемѣнить свою рѣшительность.
   Я въ чрезвычайномъ нахожусь смятен³и; какъ мнѣ о семъ увѣдомить мою мать. Впрочемъ же, если я ей дамъ время быть отъ кого либо другаго о семъ увѣдомленной и она узнаетъ напослѣдокъ, что я о семъ напередъ ея была свѣдома, то ничто ея не можетъ увѣрить въ томъ, чтобы я не имѣла никакого участ³я въ твоемъ побѣгѣ. Не знаю, что мнѣ теперь дѣлать?
   Все мнѣ безпокойство ты на несла, хотя то и безъ всякаго намѣрен³я.
   Я теперь тебѣ повторяю послѣдней мой совѣтъ. Если ты не обвѣнчалась, то сего не откладывай. Изъ состоян³я дѣлъ я было хотѣла думать, что ты тайно прежде побѣга обвѣнчалась. Если с³и люди употребляютъ на дѣлѣ, и часто къ нашему несчаст³ю, слово власти, когда мы въ ихъ волѣ; то для чего же мы сего не избѣгаемъ, какимъ бы то ни было способомъ, въ подобномъ теперишнему случаѣ, Для поддержан³я своей чести, когда они побуждаютъ насъ нарушать права гораздо естественнѣйш³я, нежели ихъ? наиболѣе мнѣ печаль причиняетъ то, какъ и все прочее, что твой братъ и сестра достигли своихъ намѣрен³й. Я не сомнѣваюся, чтобъ завѣщан³е теперь не было перемѣнено въ ихъ пользу, и чтобы досада не произвела дѣйств³й противныхъ природѣ.
   Мнѣ с³ю минуту сказано, что дѣвица Ллоадъ и дѣвица Бидюльфъ хотятъ меня видѣть, и что притомъ съ крайнею нетерпѣливост³ю. Ты можешъ догадаться о побужден³и оныхъ ко мнѣ приведшемъ. Я прежде, нежели съ ними буду говорить, увижусь съ моею матерью. Одно средство къ оправдан³ю мнѣ себя остается показать ей твое письмо. Мнѣ нельзя ей будетъ ни одного слова сказать даже до тѣхъ поръ, пока она не выдетъ изъ удивлен³я. Прости моя дорогая; все теперь начертаваемое внушено мнѣ удивлен³емъ. Еслибы посланной твой не противился и еслибы меня мои двѣ пр³ятельницы не дожидались, то я бы другое письмо написала, опасаяся, чтобъ тебя с³е не огорчило.
   Бѣлье я вручила посланному, если еще что либо потребно такое, что мнѣ возможно, то безъ околичностей прикажи вѣрной твоей
  
   Аннѣ Гове.
  

Письмо XС².

КЛАРИССА ГАРЛОВЪ къ АННѢ ГОВЕ.

  

Во вторникъ въ вечеру.

  
   Какъ могу возблагодарить тебя, любезная моя Гове, за то участ³е, которое ты принимаешь еще въ жреб³и злосчастной дѣвицы, коей поступокъ подалъ случай къ толикому поношен³ю! Я думаю, по истиннѣ, что с³е разсужден³е столько же приводитъ меня въ унын³е, какъ и самое зло.
   Скажи мнѣ.... но я ужасаюсь знать оное, скажи мнѣ однако, моя любезная, как³е были первые знаки удивлен³я твоей матушки.
   Съ великою нетерпѣливост³ю желаю я узнать то, что говорятъ теперь о мнѣ наши молодыя подруги, которыя можетъ быть никогда болѣе моими не будутъ.
   Онѣ ни чего не могутъ сказать хуже, какъ то, что я тебѣ сама о себѣ говорю. Я буду себя обвинять, не сомнѣвайся въ томъ; я буду себя осуждать на каждой строкѣ, и во всемъ, гдѣ токмо буду имѣть причину себя укорять. Естьли изъясняемое мною тебѣ извѣст³е въ состоян³и хотя нѣсколько уменшить мой проступокъ; [ибо с³е есть единое требован³е такой несчастной, которая не можетъ даже и предъ собственными своими глазами извинить себя] то знаю, чего могу ожидать отъ твоей дружбы: но я не надѣюсь того получить отъ любви прочихъ, въ такое время, въ которое не сомнѣваюсь, чтобъ всѣ не почитали меня хулы достойною, и чтобъ всѣ тѣ, которые знаютъ Клариссу Гарловъ, не осуждали ея поступка.
   Отнесши на условленное мѣсто написанное къ тебѣ письмо, и взявъ обратно то, которое составляло часть моихъ безпокойств³й, я возвратилась въ бесѣдку, и тамъ старалась, сколь спокойное мое состоян³е мнѣ позволяло, привесть себѣ на память различныя обстоятельства разговора моего съ тетушкою. Сравнивая оныя съ нѣкоторыми мѣстами письма дѣвицы Гервей, начала я ласкаться, что среда не столь для меня была опасна, какъ я думала; и вотъ какъ я разсуждала сама съ собою.
   ,,Среда не могла быть совершенно назначена днемъ моего злосчаст³я, хотя въ намѣрен³и, дабы привести меня въ страхъ, желаютъ, чтобъ я такъ о томъ думала. Договоръ не подписанъ; меня еще не принуждали его прочесть или выслушать. Я могу и отказаться отъ подписан³я онаго, не смотря на всѣ затруднен³я, кои въ томъ предвижу, хотя бы и самъ отецъ мнѣ его представилъ. Въ прочемъ мой отецъ и мать не желаютъ ли, когда примутъ намѣрен³е поступать со мною насильственнымъ образомъ, уѣхать къ дядѣ моему Антонину, дабы избѣжать печали слышать мои вопли и жалобы? однако они должны быть въ среду въ собран³и; и какую бы причину ужаса не могла я находить въ мысли одной, чтобъ показаться всѣмъ моимъ друзьямъ; то сего можетъ быть я желала бы съ великимъ удовольств³емъ, поелику мой братъ и сестра почитаютъ, что я столь великую имѣю довѣренность во всей фамил³и, что они взирали на мое отдален³е за необходимой успѣхъ ихъ намѣрен³й.
   ,,Я также не должна сомнѣваться, чтобъ мои прозьбы и слезы, какъ я ласкаюсь, не тронули нѣкоторыхъ изъ моихъ родственниковъ въ мою пользу, и когда я предстану предъ нихъ съ моимъ братомъ; то изъясню съ такою силою злобные его умыслы, что не отмѣнно ослаблю его власть.
   ,,А потомъ въ самыхъ опасныхъ положен³яхъ, когда я буду укорять священника, какъ и рѣшилась, то онъ не осмѣлится продолжать свое священнодѣйств³е. Господинъ Сольмсъ не осмѣлится также принять принужденную руку, которая всегда будетъ отвергать его. Наконецъ я могу привесть къ сему и малѣйш³я сомнѣн³я совѣсти, и придать силу предшествующимъ обязательствамъ; ибо я, какъ ты то увидишъ, любезная моя, въ одномъ изъ писемъ у тебя находящихся, подала Г. Ловеласу причину надѣяться, что естьли онъ не подастъ мнѣ ни какой причины къ жалобѣ или оскорблен³ю; то никогда не буду принадлежать другому человѣку, кромѣ его, естьли и онъ не будетъ имѣть обязательства съ другою женщиною. Сей поступокъ казался мнѣ необходимымъ, дабы удержать тотъ гнѣвъ, которой онъ почиталъ справедливымъ противъ моего брата и дяди. И такъ я напомню, или оставлю на разсужден³е мои сомнительства разумному священнику Левину: и конечно вся природа перемѣнится, естьли моя матушка и тетка, по крайней мѣрѣ, не тронутся столь сильными причинами,,.
   Приводя себѣ на память вдругъ всѣ с³и причины совѣсти и бодрости, я благодарила сама себя, что отвергнула намѣрен³е ѣхать съ г. Ловеласомъ.
   Я тебѣ сказала, любезная моя, что я нимало не пощажу себя въ моемъ повѣствован³и, и не для чего инаго остановилась я при сей подробности какъ для того, чтобъ оная служила къ моему осужден³ю. С³е доказательство заключено противъ меня тѣмъ съ большею силою, что все то, что дѣвица Гервей мнѣ ни писала по свидѣтельству Бетти и моей сестры, щитала я за знакъ, что имѣютъ намѣрен³е симъ средствомъ привесть меня въ какое ни есть отчаянное намѣрен³е, какъ вѣрнѣйшее средство лишить меня милости моего отца и дядьевъ. Я прошу у Бога прощен³я, естьли столь худо думаю о братѣ и сестрѣ; но естьли с³я догадка справедлива, то истинно и то, что они разставили мнѣ самыя коварныя сѣти, въ кои я по нещаст³ю упала. Ето для нихъ, естьли они въ томъ виноваты, будетъ сугубою причиною торжества о погибели такой сестры, которая ни какого имъ не сдѣлала и не желала зла.
   Разсужден³я мои не могли уменьшить страха, въ разсужден³и среды, не умножа опасен³я моего въ разсужден³и свидан³я. Тогда оно было нетокмо ближайшимъ, но и величайшимъ моимъ нещаст³емъ, величайшимъ по истиннѣ потому, что оно было ближайшимъ; ибо въ смущен³и, въ коемъ я находилась, весьма мало думала я о произшеств³и мнѣ угрожающемъ. А какъ г. Ловеласъ не получилъ отъ меня письма, то я думала, что безъ сомнѣн³я съ нимъ должна буду спорить; по стоявъ твердо противъ почтительной власти, когда она, какъ мнѣ казалось оскорбляла права правосуд³я и разсудка, я надѣюсь на мои силы при слабѣйшемъ опытѣ, наипаче когда имѣю причину негодовать на нерадѣн³е его въ разсужден³и письма.
   Единая минута иногда рѣшитъ нашу судьбу. Естьлибъ я имѣла еще хотя съ два часа времени, для продолжен³я такихъ моихъ размышлен³й, и разпространен³я ихъ по симъ новымъ свѣден³ямъ... то можетъ быть рѣшилась бы я съ нимъ видѣться. Какъ я безразсудна! какая была мнѣ нужда обнадѣживать его, что естьли должно мнѣ будетъ перемѣнить мысли; то я могу изустно изъяснить ему причины онаго? увы! любезная моя, склонность угождать всѣмъ весьма опасна: стараяся удовлетворять другихъ, надлежитъ часто забывать самихъ себя.
   Услыша звонъ колокольчика, которымъ созывали служителей къ обѣду, Бетти пришла принять мои приказан³я, повторяя мнѣ, что ей послѣ обѣда будетъ недосужно, и что она надѣется, что я до толь не выду изъ саду, пока не получу позволен³я возвратиться въ мой покой. Я различнымъ образомъ ее спрашивала о каскадѣ, которой недавно былъ переправленъ; и оказала нѣкое желан³е его посмотрѣть, въ томъ намѣрен³и, [какую хитрость употребила я, чтобъ обмануть саму себя, какъ и произшеств³е то оправдаетъ!] чтобъ она по возвращен³и своемъ искала меня въ сей части сада, которая находится въ великомъ разстоян³и отъ той, въ коей она меня оставила.
   Какъ скоро она вошла въ замокъ, то я услышала первой знакъ. Мое движен³е было чрезмѣрно, но я не должна была терять времени. Я подошла къ дверямъ, и не видя вокругъ себя никого, вытащила засовъ; онъ уже отперъ ихъ своимъ ключемъ: дверь отворилась безъ малѣйшаго стуку, и я увидѣла человѣка ожидающаго меня съ нѣжнѣйшею нетерпѣливост³ю и восхищен³емъ.
   Ужасъ смертельнѣйшей, нежели я могла оной себѣ представить, овладѣлъ всѣми моими чувствами. Я совершенно было упала въ обморокъ. Мое сердце, казалось, замирало. Я въ толикомъ находилась трепетѣ, что есть-либъ онъ не поддержалъ меня; то конечно бы упала.
   Не бойтесь ничего, дражайшая Кларисса, сказалъ онъ мнѣ страстнымъ голосомъ. Ради самой себя, ободритесь отъ страха. Карета отъ насъ стоитъ въ двухъ шагахъ; пр³ятнымъ вашимъ соизволен³емъ я къ вамъ такъ приверженъ сдѣлаюсь, что ни какими словами благодарности моей не въ силахъ буду выразить.
   Я пришла нѣсколько въ первое мое состоян³е, между тѣмъ какъ онъ держалъ меня за руку и тащилъ къ себѣ; Ахъ! Г. Ловеласъ, сказала я ему, я совершенно не могу за вами слѣдовать: вѣрьте, что я не могу того сдѣлать; я объявила вамъ то въ одномъ письмѣ; оставте меня, я вамъ покажу оно, оно положено туда вчерашняго дня по утру, я васъ просила смотрѣть его тамъ даже до послѣдняго часа, опасаясь видѣть себя принужденную къ какой ни будь перемѣнѣ: вы конечно бы его нашли, естьлибъ уважили с³е извѣст³е.
   Онъ мнѣ отвѣчалъ, какъ будто запыхавшись: за мною также надсматривали, любезнѣйшая моя, я не ступалъ ни единаго шага, не будучи примѣчаемъ. Вѣрной мой человѣкъ не менѣе имѣлъ шп³оновъ ходящихъ но его слѣдамъ и весьма опасался приближаться къ стѣнамъ вашимъ, да и въ самую с³ю минуту насъ могутъ усмотрѣть. Поспѣшимъ, любезная моя; с³я минута должна быть вашимъ освобожден³емъ: естьли вы упустите сей случай; то можетъ быть никогда онаго не сыщите.
   Какое же ваше намѣрен³е, г. мой, оставте мою руку; ибо я вамъ объявляю, [весьма сильно стараяся оную отъ него вырвать] что я скорѣе умру, нежели за вами послѣдую.
   Боже милостивый! что я слышу? говоря съ такимъ видомъ, въ коемъ досада посреди нѣжности и удивлен³я изъявлялась, но не преставая тащить меня къ себѣ. Думаете ли вы, чтобъ теперь разсужден³я были вмѣстны? Клянусь вамъ всѣмъ тѣмъ, что ни есть свято, что надлежитъ не теряя времени ѣхать. Вы дѣйствительно не сомнѣваетесь о моей честности, и не захотите подать мнѣ причину сомнѣваться о вашей.
   Естьли хотя малѣйшее вы имѣете ко мнѣ почтен³е, Г. Ловеласъ; то перестаньте принуждать меня съ такимъ насил³емъ. Я совершенно рѣшившись пришла сюда: прочтите мое письмо, я присовокуплю къ тому так³я изъяснен³я, коими вы будете убѣждены, что я ѣхать не должна.
   Ни что, ни что, сударыня, убѣдить меня не можетъ..... клянусь вамъ всѣмъ, что ни есть священнаго, я рѣшился васъ не оставить. Оставить васъ, есть тоже, что и лишиться навсегда.
   Надлежитъ ли поступать со мною такимъ образомъ, возразила я, съ силою соотвѣтствующею моему негодован³ю? Оставте мою руку, г. мой. Я съ вами не поѣду, и конечно васъ увѣрю, что не должно онаго дѣлать.
   Всѣ мои друзья васъ ожидаютъ, сударыня, а ваши всѣ противъ васъ возстали: Среда есть день важный! и можетъ быть день пагубный! Развѣ хотите вы быть женою Сольмса? Такое ли на конецъ ваше намѣрен³е?
   Нѣтъ, никогда не буду я принадлежать сему человѣку. Но я не хочу съ вами ѣхать; перестаньте тащить меня противъ моей воли: какъ вы столь смѣлы, Г. мой.... Я пришла сюда токмо для того, дабы объявить вамъ, что не хочу съ вами ѣхать. Я конечно бы не согласилась васъ видѣть, естьли бы не ожидала отъ васъ какого ни есть отважнаго предпр³ят³я. Однимъ словомъ, я съ вами не поѣду. Что вы отъ меня требуете?.... Я безпрестанно старалась вырываться изъ его рукъ.
   Какое очарован³е могло овладѣть моимъ Ангеломъ! оставя мою руку, началъ говорить онъ весьма пр³ятнымъ голосомъ. Какъ! толико презрѣн³я достойныя поступки со стороны своихъ ближнихъ, столь торжественныя желан³я моихъ, и пламенная любовь, не могли произвесть въ васъ ни малѣйшаго впечатлѣн³я! вы рѣшились пронзить меня кинжаломъ, отрекаясь отъ своихъ обѣщан³й!
   Напрасно вы укоряете меня, Г. Ловеласъ: я изъясю вамъ мои причины въ другихъ обстоятельствахъ. Теперь же извѣстно, что я не могу съ вами ѣхать. Еще повторяю вамъ, не принуждайте меня болѣе: я не должна быть подвержена стремительнымъ страстямъ всѣхъ людей.
   Теперь проникаю я тайну, сказалъ онъ мнѣ съ пораженнымъ, но страстнымъ видомъ. Колико жестокъ мой жреб³й! Наконецъ духъ вашъ покоренъ, вашъ братъ и сестра конечно одержали первенство, и я долженъ оставить надѣжду наипрезрительнѣйшему изъ всѣхъ человѣковъ.
   Я еще вамъ повторяю, прервала я, что никогда принадлежать ему не буду. Все въ среду приметъ новой видъ, коего вы и не надѣетесь......
   Или онаго не приметъ! Тогда справедливое небо! о семъ они наипаче стараться будутъ; я имѣю сильныя причины такъ думать.
   Я равномѣрно не менѣе имѣю причинъ тому вѣрить, поелику оставаяся еще на нѣсколько времени, вы неотмѣнно будете женою Сольмса.
   Нѣтъ, нѣтъ, отвѣчала я, при одномъ случаѣ заслужила я у нихъ нѣкую милость; они гораздо ласковѣе теперь со мною обходятся; покрайней мѣрѣ я получу отсрочку, я въ томъ увѣрена: я имѣю довольно средствъ къ получен³ю оной.
   Увы! послужатъ ли къ чему отсрочки, сударыня? уже ясно видно, что вы ничего не надѣетесь: и самая необходимость тѣхъ прозбъ, на которыхъ вы основываете отсрочки свои, весьма доказываетъ, что вы не имѣете другой надежды..... О любезная моя, дражайшая моя! не подвергайтесь столь великой опасности. Я точно васъ увѣряю, что естьли вы возвратитесь назадъ; то будете подвержены большей еще опасности, видѣть себя въ среду женою Сольмса. И такъ предупредите, пока еще имѣете власть, предупредите тѣ пагубныя произшеств³я, которыя воспослѣдуютъ отъ сей страшной очевидности.
   Дотолѣ пока еще останется нѣсколько надежды, честь ваша Г. Ловеласъ, равномѣрно требуетъ, какъ и моя, [покрайней мѣрѣ, естьли вы имѣете ко мнѣ нѣкое почтен³е, и есть ли желаете, чтобъ я въ ономъ увѣрилась] чтобъ мой поступокъ въ такомъ дѣлѣ, совершенно оправдалъ мое благоразум³е.
   Ваше благоразум³е сударыня! Увы! было ли оно когда ниесть, хотя нѣсколько подозрѣваемо? Въ прочемъ, развѣ вы не видите, что ни ваше благоразум³е, ниже почтен³е, ни мало не уважены тѣми упорными людьми? Здѣсь онъ исчислилъ всѣ худые поступки мною претерпѣнные, стараяся всѣ оные приписывать своенрав³ю и злобѣ такого брата, которой съ другой стороны возбуждаетъ всѣхъ противъ него; особливо говоря, что я необходимо должна примириться съ моимъ родителемъ и дядьями, и избѣжать власти сего непримиримаго гонителя. Вся сила вашего брата, продолжалъ онъ, основана на вашемъ великодуш³и, съ коимъ вы претерпѣваете его обиды. Повѣрьте, что ваша фамил³я весьма будетъ стараться опять приобрѣсть васъ, когда вы избавитесь отъ толь жестокаго утѣснен³я. И какъ скоро она васъ увидитъ съ тѣми, которые имѣютъ власть и намѣрен³е васъ обязать; то возвратитъ вамъ ваше помѣстье. И такъ не должно, обнявъ меня, и начиная тащить весьма тихо, не должно медлить ни минуты? Вотъ время благопр³ятное... бѣгите со мною, я васъ заклинаю, дражайшая моя Кларисса! положитесь на такого человѣка, которой васъ обожаетъ! Развѣ мы не довольно уже терпѣли; естьли вы опасаетесь какой ни есть укоризны, то окажите мнѣ милость согласясь, что я принадлежу вамъ: и тогда думаете ли вы, чтобъ я не былъ въ состоян³и защищать вашу особу и вашу честь?
   Не принуждайте меня болѣе, Г. Ловеласъ, и я равномѣрно васъ заклинаю. Вы сами подали мнѣ такое свѣден³е, въ которомъ я хочу свободнѣе изъясниться, нежели бы какъ благоразум³е то позволяло въ другомъ случаѣ. Я увѣрена, что наступающая среда [естьлибъ я имѣла теперь болѣе времени, то изъяснила бы причины сего] не есть такой день, которой бы для обоихъ насъ былъ страшенъ; и естьли послѣ онаго усмотрю я въ моихъ друзьяхъ равномѣрное решен³е въ пользу Г. Сольмса; то постараюсь сыскать нѣкое средство познакомить васъ съ дѣвицею Гове, которая вамъ не непр³ятельница. Послѣ бракосочетан³я, я окажу мой долгъ такимъ поступкомъ, которой теперь мнѣ кажется не простительнымъ потому, что власть моего родителя не подкрѣплена еще ни какими священнѣйшими нравами.
   Дражайшая Кларисса....
   Поистиннѣ Г. Ловеласъ, естьли вы теперь что изъ моихъ словъ оспориваете, естьли с³е объявлен³е благопр³ятнѣйшее, нежели я думала, не успокоитъ васъ совершенно; то не знаю, что должна я подумать о вашей благодарности и великодуш³и?
   Случай, сударыня, не допуститъ до сей крайности. Я пронзенъ благодарност³ю, я не могу выразить колико почиталъ бы себя благополучнымъ тою токмо пр³ятною надеждою, которую вы мнѣ подаете, естьлибъ не было вѣроятно, что оставшись здѣсь нѣсколько долѣе, будете вы въ среду женою другаго человѣка. Подумайте, дражайшая Кларисса, сколько печаль мою самая с³я надежда умножитъ, естьли сообразить оную съ тѣмъ, что сей день произвесть можетъ.
   Будте увѣрены, что я лучше соглашусь умереть, нежели видѣть себя женою г. Сольмса. Естьли вы желаете, чтобъ я положилась на вашу честность; то для чего же сомнѣваетесь и о моей.
   Я не сомнѣваюсь о вашей чести, сударыня, но о вашей власти сумнѣваюсь; никогда, никогда, не будете имѣть вы такого случая.... Любезнѣйшая Кларисса, позвольте.... и не дожидаясь отвѣта онъ еще усиливался тащить меня къ себѣ.
   Куда вы меня тащите, Г. мой? Оставте меня здѣсь. Развѣ для того желаете меня удержать, дабы сдѣлать мое возвращен³е опаснымъ или совершенно невозможнымъ? Вы весьма меня симъ обижаете. Оставьте меня сей часъ, естьли хотите, чтобъ я благосклонно судила о вашихъ намѣрен³яхъ.
   Мое благополуч³е, сударыня, какъ на семъ такъ и на томъ свѣтѣ, и безопасность непримиримой вашей фамил³и, зависятъ отъ сей минуты.
   Полно, Г. мой, что касается до безопасности моихъ друзей; то я полагаюсь на провидѣн³е и законы. Вы не принудите меня пуститься ни какими угрозами въ такую отважность, которую сердце мое осуждаетъ. Какъ! чтобъ для усовершен³я того, что вы называете своимъ благополуч³емъ, согласилась я пожертвовать всѣмъ моимъ спокойств³емъ.
   Ахъ! дражайшая Кларисса, вы лишаете меня драгоцѣннѣйшихъ минутъ въ то время, когда благополуч³е начинаетъ намъ споспѣшествовать. Путь свободенъ; онъ и теперь еще таковъ: но единое мгновен³е пресѣчь оной можетъ. Как³я же ваши сомнѣн³я? Я предаю себя на вѣчныя муки, естьли малѣйшая ваша воля не будетъ первымъ моимъ закономъ. Вся моя фамил³я васъ ожидаетъ: ваше обѣщан³е ее къ тому привлекло. Наступающая среда.... Подумайте о семъ пагубномъ днѣ! Ахъ не требуюли я усильными моими прозьбами того, чтобъ вы приняли удобнѣйшее средство, примириться со всѣмъ тѣмъ, что есть почтен³я достойнаго между вашими ближними?
   Мнѣ одной, г. мой, принадлежитъ судить о собственныхъ моихъ пользахъ. Вы, которые хулили насил³е моихъ друзей, не употребля

Другие авторы
  • Кроль Николай Иванович
  • Струговщиков Александр Николаевич
  • Слетов Петр Владимирович
  • Дружинин Александр Васильевич
  • Костров Ермил Иванович
  • Лукашевич Клавдия Владимировна
  • Страхов Николай Иванович
  • Данте Алигьери
  • Вердеревский Василий Евграфович
  • Шкляревский Александр Андреевич
  • Другие произведения
  • Анненский Иннокентий Федорович - А. В. Лавров. И. Ф. Анненский в переписке с Александром Веселовским
  • Одоевский Владимир Федорович - Черная перчатка
  • Тургенев Иван Сергеевич - Степан Семенович Дубков и мои с ним разговоры
  • Вяземский Петр Андреевич - Сергей Николаевич Глинка
  • Дорошевич Влас Михайлович - Дело об убийстве Рощина-Инсарова
  • Петровская Нина Ивановна - В. Ходасевич. Конец Ренаты
  • Колбасин Елисей Яковлевич - Академический переулок
  • Алданов Марк Александрович - Убийство Урицкого
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - Инженеры
  • Березин Илья Николаевич - Рамазан в султанском дворце и Бейрам
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (09.11.2012)
    Просмотров: 280 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа