Главная » Книги

Бульвер-Литтон Эдуард Джордж - Грядущая раса

Бульвер-Литтон Эдуард Джордж - Грядущая раса


1 2 3 4 5 6 7


Эдуардъ Бульверъ

(Лордъ Литтон).

ГРЯДУЩАЯ РАСА.

Издан³е Ф. Павленкова.

ГРЯДУЩАЯ РАСА.

(THE COMING RACE).

  

ФАНТАСТИЧЕСК²Й РОМАНЪ

Эдуарда Бульвера

(Лорда Литтона).

Переводъ с английскаго

А. В. Каменскаго.

ЦЕНА 50 КОП.

  

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.

Типограф³я Ю. Н. Эрлихъ, Садовая, N 9.

1891.

  

Дозволено цензурою. С.-Петербургъ, 5 ²юля 1891 года.

ОТЪ ПЕРЕВОДЧИКА.

   Фантастическ³й романъ Бульвера, Грядущая раса (The Coming race), вышелъ въ 1872 г., за нѣсколько мѣсяцевъ до смерти автора, - подъ псевдонимомъ Лоренсъ Олифантъ. Англ³йская критика, не подозрѣвая, что за этимъ именемъ скрывался знаменитый, старый писатель, - привѣтствовала появлен³е новаго литературнаго свѣтила.
   Хотя книжка эта, вслѣдъ за своимъ появлен³емъ, была напечатана въ переводѣ въ одномъ изъ нашихъ пер³одическихъ издан³й переводныхъ романовъ, но, за исключен³емъ извѣстнаго круга любителей такого рода чтен³я - врядъ ли она знакома большинству читающей публики.
   Грядущая раса - написана чрезвычайно талантливо, изящнымъ языкомъ, съ тонкой ирон³ей надъ недостатками нашего общественнаго устройства и затрогиваетъ тѣ жгуч³е и вѣчно новые вопросы, которые составляютъ подкладку всѣхъ разнообразныхъ учен³й - о достижен³и всеобщаго счастья на землѣ.
   Говоря словами самого Бульвера, взятыми изъ этой-же книжки - "читающ³й старую книгу всегда найдетъ въ ней что нибудь новое, а читающ³й новую - что нибудь старое".
   Переводчикъ, по возможности, строго держался подлинника и позволилъ себѣ сократить только главу Х²²-ю, трактующую о языкѣ будущихъ людей.
  

---

  

I.

   Я уроженецъ города... въ Соединенныхъ Штатахъ Америки. Предки мои переселились сюда изъ Англ³и еще въ царствован³е Карла II; дѣдъ мой не безъ отлич³я участвовалъ въ войнѣ за освобожден³е. Поэтому наша семья, ужѣ по своему происхожден³ю, занимала довольно видное общественное положен³е; мои родные были къ тому-же людьми состоятельными, но почему-то считались непригодными для общественной службы въ нашей свободной странѣ. Мой отецъ какъ-то пробовалъ попасть въ конгрессъ, но потерпѣлъ жестокое поражен³е и на выборахъ восторжествовалъ его портной. Послѣ этого онъ мало интересовался политикой, и большую часть времени проводилъ въ своей библ³отекѣ. Я былъ старшимъ изъ трехъ сыновей; шестнадцати летъ меня послали въ старую страну - отчасти для окончан³я моего образован³я, а также чтобы я пр³учился къ коммерческому дѣлу въ конторѣ одной знакомой ливерпульской фирмы. Отецъ мой умеръ вскорѣ послѣ того, какъ мнѣ минулъ двадцать одинъ годъ; и такъ какъ я былъ хорошо обезпеченъ и питалъ склонность къ путешеств³ямъ и всякимъ приключен³ямъ, то, бросивъ на время погоню за всемогущимъ долларомъ, я совершенно отдался безцѣльнымъ странствован³ямъ по всему свѣту.
   Въ 18-, проѣзжая мѣстечко -, я встрѣтился съ однимъ знакомымъ мнѣ горнымъ инженеромъ, который предложилъ мнѣ осмотрѣть рудникъ, находивш³йся въ его завѣдыван³и.
   Читатель вѣроятно догадается, еще до окончан³я моего разсказа, почему я скрываю назван³е той мѣстности, гдѣ происходили описываемыя мною событ³я, и можетъ быть поблагодаритъ меня за то, что я воздержался въ своемъ разсказѣ отъ всякихъ указан³й, которыя послужили бы ключомъ къ ея открыт³ю.
   Буду по возможности кратокъ и скажу только, что я сопутствовалъ инженеру въ глубины рудника; мрачныя чудеса этого подземнаго м³ра до того очаровали меня и я такъ заинтересовался изслѣдован³ями моего пр³ятеля, что продлилъ срокъ моего пребыван³я въ этой мѣстности, и каждый день втечен³е нѣсколькихъ недѣль спускался въ эти подземныя галлереи и пещеры, - частью пробитыя руками человѣка, частью созданныя самою природою. По мнѣн³ю инженера, самыя богатыя залежи минеральной руды должны были обнаружиться въ новой, начатой имъ шахтѣ. Во время работъ по ея углублен³ю мы однажды дошли до глубокой трещины съ изорванными и видимо обугленными краями, какъ будто разрывъ породы произошелъ здѣсь подъ дѣйств³емъ вулканической силы, въ какой нибудь отдаленный геологическ³й пер³одъ. Въ эту трещину инженеръ приказалъ рабочимъ опустить себя въ "корзинѣ", испробовавъ предварительно, посредствомъ предохранительной лампы, состоян³е ея атмосферы. Почти цѣлый часъ онъ оставался въ пропасти. Когда его подняли, онъ былъ блѣденъ какъ смерть и на его лицѣ было какое то безпокойное, сосредоточенно задумчивое выражен³е, которое не имѣло ничего общаго съ его обыкновеннымъ бодрымъ, веселымъ взглядомъ.
   Онъ сказалъ только, что спускъ показался ему не безопаснымъ и не привелъ ни къ какимъ результатамъ. Послѣ того онъ тотчасъ остановилъ работы по углублен³ю шахты, и мы перешли къ другимъ, болѣе знакомымъ частямъ рудника.
   Вѣсь этотъ день инженеръ казался поглощеннымъ одною какою то мыслью. Онъ сдѣлался молчаливымъ и въ его глазахъ было какое то испуганное, растерянное выражен³е, точно у человѣка видѣвшаго привидѣн³е. Вечеромъ, когда мы сидѣли въ нашей общей квартирѣ близъ шахты, я обратился съ вопросомъ къ моему пр³ятелю:
   - Скажите откровенно, что такое вы видѣ ли въ пропасти? Я увѣренъ - что нибудь странное и ужасное. Васъ навѣрное мучитъ какое-то сомнѣн³е. Въ такомъ случаѣ два ума лучше одного. Повѣрьте мнѣ вашу тайну.
   Инженеръ долго пытался уклониться отъ прямого отвѣта на мой вопросъ; но по мѣрѣ того, какъ во время нашего разговора онъ машинально подливалъ себѣ въ стаканъ изъ стоявшей на столѣ фляжки съ ромомъ, - а обыкновенно это былъ человѣкъ крайне воздержный и непривыкш³й къ употреблен³ю спирта, - его сдержанность постепенно исчезала. Тотъ кто желаетъ сохранить про себя свои мысли долженъ уподобиться безсловеснымъ существамъ и пить одну воду. На конецъ онъ обратился ко мнѣ съ слѣдующими словами:
   - Я разскажу вамъ все. Корзина моя остановилась на краю довольно глубокаго обрыва, спускавшагося въ наклонномъ положен³и; бывшая со мною лампа не могла освѣтить наполнявш³й его мракъ. Но изъ глубины его, къ моему величайшему удивлен³ю, исходилъ лучъ ровнаго, яркаго свѣта. Неужто это былъ огонь вулкана? но тогда я ощущалъ бы теплоту. Какъ бы тамъ ни было, всякое сомнѣн³е на этотъ счетъ грозило неминуемою опасностью нашему руднику. Я тщательно осмотрѣлъ стороны обрыва и убѣдился, что могу рискнуть спуститься хотя на нѣкоторую глубину по выдающимся съ боковъ его неровностямъ и выступамъ. Я вылѣзъ изъ корзины и сталъ спускаться. По мѣрѣ того какъ я приближался къ замѣченному мною свѣту, расщелина становилась все шире, и наконецъ я увидѣлъ, къ своему невыразимому удивлен³ю, въ глубинѣ пропасти долину, съ широкою ровною дорогой, освѣщенной на всемъ ея протяжен³и, насколько мнѣ было видно, правильно разставленными фонарями, какъ на улицѣ большого города; до меня также смутно доносился шумъ точно человѣческихъ голосовъ. Мнѣ хорошо извѣстно, что въ этой мѣстности не существуетъ другихъ рудниковъ. Кому же принадлежали эти голоса? Что за люди провели эту дорогу и разставили по ней фонари?
   Мнѣ невольно стали приходить въ голову суевѣр³я рудокоповъ о гномахъ и подземныхъ демонахъ, Подъ вл³ян³емъ охватившаго меня ужаса я ее рѣшился спускаться далѣе на встрѣчу этимъ таинственнымъ подземнымъ жителямъ. Да къ тому-же у меня не было и веревки, безъ помощи которой нельзя было достигнуть дна пропасти, такъ какъ стороны ея съ этого мѣста представляли совершенно гладкую вертикальную поверхность. Съ большимъ трудомъ я вскарабкался наверхъ. Теперь вы все знаете?
   - Вы спуститесь опять!
   - Я долженъ, но въ то-же время я колеблюсь.
   - Съ вѣрнымъ товарищемъ путь на половину короче, да и смѣлость удваивается, Я отправлюсь вмѣстѣ съ вами. Мы возьмемъ съ собою надежныя веревки достаточной длины - и ... простите меня - вамъ не слѣдуетъ больше пить сегодня. Нужно, чтобы на завтра у насъ были твердыя руки и ноги.
  

II.

  
   Съ наступлен³емъ утра разстроенные нервы моего пр³ятеля успокоились и любопытство его было настолько же возбуждено, какъ и мое. Пожалуй еще болѣе; потому что онъ вѣрилъ въ свой разсказъ, а я ощущалъ изрядное сомнѣн³е: конечно не въ томъ, чтобы онъ намѣренно погрѣшилъ противъ истины; но мнѣ казалось, что онъ былъ подъ вл³ян³емъ одной изъ тѣхъ галлюцинац³й, которымъ иногда подвергаются наши нервы и мозгъ въ уединенныхъ невѣдомыхъ мѣстахъ, при чемъ мы видимъ несуществующ³я формы и слышимъ воображаемые звуки.
   Мы выбрали шестерыхъ опытныхъ рудокоповъ, которые должны были слѣдить за нашимъ спускомъ; такъ какъ въ корзинѣ могъ помѣститься только одинъ человѣкъ, то инженеръ спустился первымъ, и какъ только онъ достигъ того выступа, гдѣ останавливался въ первый разъ, корзину подняли за мною. Я скоро присоединился къ нему. Мы взяли съ собой связку крѣпкихъ веревокъ.
   Я былъ пораженъ не менѣе моего пр³ятеля тѣмъ свѣтомъ, который исходилъ изъ глубины наклонно идущей расщелины. Онъ напоминалъ мнѣ ровно разлитый свѣтъ нашей атмосферы; онъ нисколько не походилъ на отблескъ огня, но былъ мягк³й, серебристый, подобно лучамъ полярной звѣзды. Мы вылѣзли изъ корзины и сравнительно легко спустились по уступамъ скалы до той небольшой площадки, гдѣ остановился въ первый разъ мой пр³ятель и гдѣ было какъ разъ настолько мѣста, что бы мы могли стоять рядомъ другъ съ другомъ. Отсюда расщелина шла внизъ, быстро расширяясь, точно дымовой выходъ гигантской пароходной трубы, и я отчетливо увидѣлъ долину, дорогу и фонари, ранѣе описанные моимъ товарищемъ. Онъ ничего не преувеличилъ въ своемъ разсказѣ . Я слышалъ тѣ-же звуки - точно отдаленный смѣшанный шумъ человѣческихъ голосовъ и людскихъ шаговъ.
   Напрягая мое зрѣн³е, я даже разглядѣлъ въ дали очертан³я какого-то большого строен³я. Это не могла быть скала: для этого она была слишкомъ правильной формы; виднѣлись громадныя колонны, напоминающ³я египетск³е храмы; и все это освѣщалось какимъ то внутреннимъ свѣтомъ. У меня была съ собой подзорная труба, и при помощи ея я могъ различить по близости отъ строен³я двѣ фигуры, похож³я на людей, хотя я и не былъ вполнѣ увѣренъ въ этомъ. Во всякомъ случаѣ это были живыя существа, потому что они двигались и потомъ исчезли внутри строен³я. Мы тотчасъ начали укрѣплять, посредствомъ желѣзныхъ скобъ и крюковъ, съ помощ³ю захваченнаго съ собою инструмента, конецъ веревки къ тому маленькому выступу, на которомъ стояли.
   Ни одинъ звукъ не прерывалъ нашу работу. Мы работали молча, какъ люди, которымъ было страшно вымолвить слово. Укрѣпивъ одинъ конецъ веревки къ уступу скалы, мы привязали камень къ другому концу и спустили его внизъ, до земли, на глубину почти пятидесяти футъ. Я былъ моложе и ловче моего товарища; къ тому-же мальчикомъ мнѣ приходилось служить на кораблѣ; такъ что предстоящ³й намъ способъ передвижен³я былъ мнѣ привычнѣе. Шопотомъ я потребовалъ, чтобы онъ предоставилъ мнѣ спуститься первому, и я такимъ образомъ могъ-бы придержать для него нижн³й конецъ болтающейся веревки. Я благополучно добрался до земли, и теперь насталъ чередъ инженера. Но едва онъ спустился на десять футъ отъ уступа, какъ наши скрѣплен³я, которыя казались такими надежными, - сдали подъ его тяжестью вмѣстѣ съ частью самой скалы, и несчастный полетѣлъ внизъ къ моимъ ногамъ съ обломками камня, однимъ изъ которыхъ, - къ счастью мелкимъ, - ударило меня по головѣ и я потерялъ сознан³е. Когда я пришелъ въ себя, я увидѣлъ лежащую около меня безжизненную, обезображенную массу, представляющую все, что осталось отъ моего товарища. Въ то время какъ я склонился съ невыразимымъ ужасомъ и горемъ надъ его трупомъ, я услышалъ по близости отъ себя какой то странный, шипящ³й звукъ; машинально повернувшись по направлен³ю звука, я увидѣлъ высовывающуюся изъ темной трещины въ скалѣ громадную ужасную голову, съ открытой пастью и неподвижными голодными глазами, какого то чудовищнаго пресмыкающагося, вродѣ алигатора или крокодила, но по величинѣ далеко превосходившаго все, что мнѣ приходилось видѣть во время моихъ путешеств³й. Я вскочилъ на ноги и бросился бѣжать внизъ по долинѣ . Наконецъ мнѣ сдѣлалось стыдно моего бѣгства, я остановился и пошелъ назадъ къ тому мѣсту, гдѣ я оставилъ трупъ моего пр³ятеля. Его уже не было; безъ сомнѣн³я чудовище успѣло втащить его въ свою нору и пожрало. Веревка съ привязаннымъ на концѣ крюкомъ лежала на томъ же мѣстѣ куда упала, но я не могъ ею воспользоваться: не было никакой возможности снова прикрѣпить ее къ верхнему выступу скалы, и нечего было думать - влѣзть наверхъ по этой гладкой каменной поверхности, которая высилась надо мною. И такъ я оставался теперь совершенно одинъ въ этомъ невѣдомомъ м³рѣ; въ нѣдрахъ земли.
  

III.

  
   Медленно и со страхомъ я шелъ по освѣщенной фонарями дорогѣ, направляясь къ описанному уже мною здан³ю. Сама дорога напоминала Альп³йск³й проходъ, огибающ³й горную цѣпь; при чемъ скала съ расщелиною, чрезъ которую я спустился, представляла одно изъ ея звеньевъ. Далеко внизу по лѣвую руку предъ моими удивленными глазами открывалась обширная долина съ несомнѣнными признаками культуры. Виднѣлись поля, покрытые странной растительностью, подобной которой я никогда не видѣлъ на землѣ; она была не зеленая, но скорѣе тускло-свинцоваго или красно-золотого цвѣта.
   Я видѣлъ озера и рѣчки съ обдѣланными берегами; въ нѣкоторыхъ изъ нихъ была чистая вода, друг³я блестѣли какъ поверхность нефти. По правую руку открывались горные проходы между скалами, очевидно созданные искусствомъ и окаймленные группами деревьевъ, большею частью походившихъ на гигантск³е папоротники, съ удивительно разнообразною перистою листвою и стволами какъ у пальмъ; друг³я походили на сахарный тростникъ, но гораздо выше и были покрыты массою цвѣтовъ. Наконецъ нѣкоторыя изъ нихъ имѣли видъ громадныхъ грибовъ съ толстымъ короткимъ стволомъ, поддерживавшимъ куполообразную крышу, съ которой подымались вверхъ или опускались тонк³я длинныя вѣтви. Вся открывавшаяся предо мною мѣстность во всѣхъ направлен³яхъ, на сколько могъ охватить глазъ, сверкала безчисленнымъ множествомъ фонарей. Въ этомъ м³рѣ, лишенномъ солнца, было такъ же свѣтло и тепло, какъ въ Итал³и во время лѣтняго полдня, но воздухъ былъ менѣе удушливъ и не чувствовалось жары. Открывавшаяся предо мною картина также не была лишена признаковъ жилья человѣческаго. Я видѣлъ вдали, по берегамъ озеръ и рѣчекъ или на склонахъ горъ, утопающ³я въ растительности строен³я, которыя несомнѣнно были обитаемы человѣкомъ. Я даже могъ различитъ, хотя очень далеко, двигающ³яся посреди этого ландшафта фигуры, похож³я на людей. Въ то время какъ я остановился въ нѣмомъ созерцан³и этой картины, я увидѣлъ съ правой стороны нѣчто быстро проносившееся въ воздухѣ - точно маленькая лодка съ парусами, похожими на крылья. Она скоро скрылась изъ вида и опустилась въ чащу лѣса. Надо мною не было неба, но высился сводъ необъятной пещеры. Сводъ этотъ казалось подымался все выше и выше, и, съ увеличен³емъ разстоян³я, наконецъ совершенно исчезалъ въ туманахъ верхнихъ слоевъ атмосферы.
   Продолжая мою прогулку, я спугнулъ изъ куста, - похожаго на запутанную массу морскихъ водорослей, перемѣшанныхъ съ листьями растен³я вродѣ папоротника, и другого - похожаго на алоэ, - какое то животное, напоминавшее по размѣру и виду оленя. Отпрыгнувъ на нѣсколько шаговъ, существо это съ видимымъ любопытствомъ уставилось на меня, и тутъ я замѣтилъ, что оно нисколько не походило на существующ³е теперь на землѣ виды этого животнаго, но живо напомнило мнѣ гипсовый слѣпокъ одной исчезнувшей разновидности оленя, который я видѣлъ гдѣ то въ музеѣ и который жилъ въ прежн³е геологическ³е пер³оды. Существо это казалось совершенно ручнымъ и, посмотрѣвъ на меня, спокойно продолжало щипать траву съ этого удивительнаго пастбища.
  

²V.

  
   Я теперь приблизился къ самому строен³ю. Да - это дѣйствительно была работа рукъ человѣческихъ, хотя часть его была выдолблена въ громадной скалѣ. Съ перваго взгляда оно напоминало ранн³е образцы египетской архитектуры. По фасаду его возвышался рядъ громадныхъ колоннъ, постепенно утоняющихся отъ основан³я къ верху, при чемъ я замѣтилъ, приблизившись къ постройкѣ, что капители ихъ были украшены болѣе изящными орнаментами, чѣмъ въ египетскихъ постройкахъ. Подобно тому какъ капитель коринѳскаго ордена является подражан³емъ листьевъ Acantus'а, такъ орнаменты на капителяхъ этихъ колоннъ подражали листьямъ окружающей растительности: нѣкоторые изъ нихъ походили на алоэ, друг³е - на папоротникъ. Наконецъ въ дверяхъ здан³я показалась фигура... человѣка? Она остановилась на дорогѣ и, окинувъ взглядомъ окрестность, увидѣла меня и стала приближаться. Она подошла ко мнѣ на разстоян³е нѣсколькихъ шаговъ; при видѣ ея какой то невѣдомый ужасъ и трепетъ охватили все мое существо, и я почувствовалъ себя прикованнымъ къ мѣсту. Она напоминала мнѣ тѣ символическ³я изображен³я ген³евъ или демоновъ, которыя мы видимъ на этрусскихъ вазахъ, или въ видѣ барельефовъ на древнихъ памятникахъ Востока: по очертан³ямъ они походятъ на человѣка, но въ то же время принадлежатъ къ другой расѣ. Фигура была самаго высокаго роста, достигаемаго человѣкомъ; но ее нельзя было назвать гигантомъ.
   Ея главное одѣян³е состояло повидимому изъ двухъ большихъ крыльевъ, сложенныхъ на груди и спускающихся до колѣнъ; остальную часть ея одежды составляла туника и покровы для ногъ, сдѣланные изъ какой то тончайшей ткани. На головѣ ея былъ надѣтъ родъ т³ары, сверкавшей драгоцѣнными камнями; въ правой рукѣ она держала тонк³й металлическ³й посохъ, блестѣвш³й какъ полированная сталь. Но лицо!.. оно то и приводило меня въ трепетъ. Это было лицо человѣка, но по типу не похожее ни на одно изъ существующихъ племенъ. По очертан³ямъ и выражен³ю оно ближе подходило къ изваянному лицу сфинкса: та-же строгая правильность и покой, та-же таинственная красота. Цвѣтъ кожи болѣе всего напоминалъ краснокожее племя, хотя колеръ былъ гораздо нѣжнѣе и красивѣе; подъ изогнутыми дугою бровями свѣтились полные мысли больш³е черные глаза. Лицо было безъ бороды; но что то необъяснимое въ его исполненномъ покоя выражен³и, въ этихъ чудныхъ по красотѣ очертан³яхъ пробуждало такой же инстинктъ близкой опасности, какъ появлен³е тигра или змѣи. Я чувствовалъ, что этотъ человѣкоподобный образъ обладалъ силами, враждебными человѣку.
   Когда онъ приблизился ко мнѣ, холодная дрожь пробѣжала по всему моему тѣлу. Я упалъ на колѣни и закрылъ лицо руками.
  

V.

  
   Я услышалъ звуки голоса, весьма мягкаго и музыкальнаго; и хотя слова были для меня совершенно непонятны, но страхъ мой прошелъ. Я открылъ лицо и поднялъ глаза. Незнакомецъ (мнѣ еще трудно было признать въ немъ человѣка) окинулъ меня взглядомъ, читавшимъ казалось въ самомъ моемъ сердцѣ. Потомъ онъ положилъ мнѣ на голову свою лѣвую руку и слегка прикоснулся своимъ посохомъ къ моему плечу. Дѣйств³е этого прикосновен³я было магическое. Чувства покоя, радости и довѣр³я къ стоявшему предо мною существу смѣнили мой первый ужасъ. Я поднялся и заговорилъ на моемъ языкѣ. Онъ видимо слушалъ меня со вниман³емъ, хотя съ нѣкоторымъ удивлен³емъ на лицѣ; потомъ онъ покачалъ головою, какъ-бы давая знать, что не понимаетъ меня. Затѣмъ онъ взялъ меня за руку и, не говоря ни слова, повелъ къ строен³ю. Входъ въ него былъ открытъ: дверей не существовало. Мы вошли въ громадный залъ, освѣщенный тѣмъ таинственнымъ свѣтомъ, какъ и вся окружающая мѣстность, но разливавшимъ при этомъ самый тонк³й ароматъ. Полъ состоялъ изъ большихъ мозаичныхъ плитъ, сдѣланныхъ изъ драгоцѣнныхъ металловъ, и былъ мѣстами покрытъ особыми плетеными коврами, Повсюду разносились тих³е звуки музыки какого то невидимаго инструмента, составлявшей какъ-бы одно цѣлое съ этимъ мѣстомъ, подобно тому какъ журчан³е ручья неразрывно связано съ гористымъ пейзажемъ, или пѣн³е птицъ - съ тѣнистою рощею.
   Фигура, въ такой же одеждѣ какъ мой путеводитель, но изъ болѣе простого матер³ала, стояла неподвижно у дорога. Мой спутникъ дважды прикоснулся къ ней своимъ посохомъ, и она стала быстро и неслышно двигаться, точно скользя по полу. Разглядѣвъ ее внимательнѣе, я убѣдился, что это не живое существо, а механическ³й автоматъ. Черезъ двѣ минуты послѣ того какъ послѣдн³й исчезъ въ полузавѣшенную занавѣсью дверь на другомъ концѣ зала, въ ней показалась фигура мальчика лѣтъ двѣнадцати, очень похожаго на моего спутника: очевидно это были отецъ к сынъ. Увидѣвъ меня, ребенокъ испустилъ крикъ и поднялъ съ угрожающимъ жестомъ бывш³й у него въ рукахъ посохъ, какъ и у его отца; но тотчасъ-же опустилъ его по знаку послѣдняго. Они обмѣнялись нѣсколькими словами, все время не спуская съ меня глазъ. Ребенокъ прикасался къ моему платью и съ видимымъ любопытствомъ гладилъ меня по лицу, издавая при этомъ звукъ, похож³й на нашъ смѣхъ, но гораздо мягче. Въ это время потолокъ залы въ одномъ мѣстѣ открылся, и чрезъ отверст³е опустилась платформа, построенная на томъ же принципѣ, какъ и наши элеваторы въ гостиницахъ и складахъ, для подъема въ разные этажи.
   Незнакомецъ вмѣстѣ съ ребенкомъ всталъ на платформу и знакомъ пригласилъ меня слѣдовать за нимъ; мы быстро поднялись и остановились въ серединѣ корридора, съ дверями по обѣимъ его сторонамъ.
   Черезъ одну изъ такихъ дверей меня ввели въ комнату, убранную съ восточною роскошью; стѣны ея были отдѣланы мозаикой изъ драгоцѣнныхъ металловъ и камней; по стѣнамъ были разставлены мягк³е диваны; отверст³я въ наружной стѣнѣ, доходивш³я до полу, но безъ стеколъ, выходили на просторные балконы, откуда открывался видъ на освѣщенный окрестный ландшафтъ. Въ клѣткахъ, привѣшенныхъ къ потолку, сидѣли птицы неизвѣстнаго мнѣ вида, съ ярко окрашенными перьями; при нашемъ входѣ послышался цѣлый хоръ ихъ пѣсенъ, при чемъ они пѣли въ тонъ и съ соблюден³емъ извѣстнаго ритма. Самый тонк³й ароматъ распространялся въ воздухѣ изъ золотыхъ изящнаго рисунка курильницъ, Нѣсколько автоматовъ, подобныхъ уже видѣнному мною, стояли неподвижно по стѣнамъ. Незнакомецъ посадилъ меня около себя на диванѣ и опять заговорилъ со мной; я отвѣчалъ ему, но безуспѣшно: мы не понимали другъ друга.
   Только теперь я сильно почувствовалъ послѣдств³е удара, полученнаго при паден³и осколка камня. Меня охватила страшная слабость, вмѣстѣ съ мучительною болью въ головѣ и шеѣ. Откинувшись на диванъ, я всѣми силами старался подавить стонъ; при этомъ ребенокъ, до тѣхъ поръ смотрѣвш³й на меня съ какимъ то подозрѣн³емъ, опустился около меня на колѣни, чтобы поддержать; взявъ мою руку между своими, онъ приблизился губами къ моему лбу и слегка подулъ на него. Страдан³я мои почти моментально прекратились; на меня стала находить какая то сладкая успокаивающая дремота, и я крѣпко заснулъ.
   Не знаю, сколько времени я находился въ этомъ состоян³и, но когда я проснулся, я чувствовалъ себя совершенно бодрымъ, Открывъ глаза, я увидѣлъ цѣлую группу молчаливыхъ фигуръ, сидѣвшихъ вокругъ меня съ спокойною и серьезною важностью жителей востока и походившихъ на моего перваго незнакомца: тѣ-же сложенныя на груди крылья, тотъ же покрой одежды и тѣ-же похож³я на сфинкса лица, съ черными глубокомысленными глазами и мѣдно-красною кожею; но всѣ они, хотя того же близкаго человѣку типа, однако неизмѣримо выше его по сложен³ю и велич³ю осанки, - возбуждали во мнѣ такое же необъяснимое чувство ужаса, какъ и мой первый спутникъ. Въ лицахъ ихъ было кроткое и спокойное выражен³е и даже доброта. Отъ чего-же мнѣ казалось, что именно въ этомъ выражен³и непоколебимаго спокойств³я и благосклонной доброты скрывалась тайна того ужаса, который внушали мнѣ эти лица, Въ нихъ отсутствовали тѣ лин³и и тѣни, которыя горе, страсти и печали кладутъ на лицахъ людей, и они скорѣе походили на изваян³я боговъ и напоминали то выражен³е мира и покоя, которое христ³ане видятъ на челѣ своихъ умершихъ.
   Кто-то положилъ мнѣ руку на плечо; это былъ ребенокъ, Въ глазахъ его было выражен³е жалости и сострадан³я, напоминавшее то, съ которымъ смотрятъ на раненую птичку или помятую бабочку. Я отпрянулъ отъ этого прикосновен³я и отвернулся отъ этого взгляда. У меня было неясное представлен³е, что этотъ ребенокъ ни сколько не задумался бы убить меня, подобно тому какъ человѣкъ убиваетъ птицу или бабочку. Ребенокъ, видимо огорченный моимъ отвращен³емъ, оставилъ меня и отошелъ къ одному изъ оконъ. Друг³е въ полголоса продолжали свой разговоръ, и, судя по ихъ взглядамъ, я догадывался, что разговоръ шелъ обо мнѣ. Одинъ изъ нихъ съ особенною настойчивостью что-то предлагалъ относительно меня моему первому путеводителю, и послѣдн³й, судя по его жестамъ, уже готовъ былъ согласиться съ нимъ, когда ребенокъ. быстро отошелъ отъ окна и, ставъ между мною и другими фигурами, какъ бы защищая меня, заговорилъ съ особымъ жаромъ и возбужден³емъ; я инстинктивно догадался, что этотъ ребенокъ, возбуждавш³й ранѣе во мнѣ такой ужасъ, явился теперь моимъ защитникомъ. Онъ еще не кончилъ, когда въ комнату вошелъ другой незнакомецъ. Онъ казался старше прочихъ, хотя еще не былъ преклонныхъ лѣтъ; въ лицѣ его, болѣе оживленномъ чѣмъ у другихъ, хотя отличавшемся такими-же правильными чертами, мнѣ казалось, я могъ уловить нѣчто болѣе близкое къ человѣку. Онъ спокойно выслушалъ сперва моего перваго спутника, потомъ двухъ другихъ и наконецъ ребенка; потомъ онъ обратился ко мнѣ и старался передать мнѣ свой вопросъ знаками. Мнѣ показалось, что я его понялъ, и я не ошибся въ этомъ предположен³и. Онъ, какъ мнѣ казалось, спрашивалъ: - какимъ образомъ я попалъ сюда. Я протянулъ руку и указалъ по направлен³ю дороги, которая вела отъ расщелины въ скалѣ; тутъ меня осѣнила, новая мысль. Я вынулъ изъ кармана свою записную книжку и набросалъ да одномъ изъ ея листковъ грубый рисунокъ уступа въ скалѣ, веревки и висящаго да ней человѣка; потомъ скалистую пещеру съ расщелиной, изъ которой высовывалась голова чудовища, и наконецъ безжизненное тѣло моего друга. Я подалъ этотъ г³ероглифическ³й отвѣтъ моему судьѣ; онъ внимательно посмотрѣлъ на рисунокъ, потомъ передалъ его своему сосѣду, и такъ онъ обошелъ всю группу. Послѣ того мой первый спутникъ произнесъ нѣсколько словъ, и ребенокъ, который также приблизился и посмотрѣлъ на рисунокъ, кивнулъ головой, выражая тѣмъ, что понялъ его значен³е; затѣмъ онъ вернулся опять къ окну, расправилъ привязанныя къ нему крылья, взмахнулъ ими нѣсколько разъ и понесся въ пространство. Я вскочилъ въ изумлен³и и бросился къ окну. Ребенокъ уже парилъ въ воздухѣ, поддерживаемый своими крыльями; онъ не махалъ ими какъ птица, но они были распростерты надъ его головой и по-видимому несли его къ цѣли, безъ всякихъ усил³й съ его стороны. Полетъ его по быстротѣ равнялся орлиному, и я замѣтилъ, что онъ направился къ той самой скалѣ, гдѣ я спустился и которая чернѣла своею массою въ этой свѣтящейся атмосферѣ. Чрезъ нѣсколько минутъ онъ вернулся, влетѣвъ чрезъ то же отверст³е окна въ комнату и бросилъ на полъ веревку съ крюкомъ, которую я оставилъ при спускѣ изъ расщелины. Присутствующ³е обмѣнялись нѣсколькими словами; одинъ изъ группы прикоснулся къ автомату, который двинулся съ мѣста и исчезъ изъ комнаты; послѣ того незнакомецъ, обращавш³йся ко мнѣ съ вопросомъ, взялъ меня за руку и повелъ въ корридоръ. Тамъ уже ожидала насъ платформа элеватора, и мы спустились на ней въ прежн³й залъ. Мой новый спутникъ, все еще не оставляя моей руки, вывелъ меня на улицу (если ее можно такъ назвать), которая тянулась на большое разстоян³е, съ постройками по обѣимъ сторонамъ, раздѣленными садами съ ярко окрашенными деревьями и чудными цвѣтами. Среди этихъ садовъ, отдѣленныхъ другъ отъ друга низкими стѣнами, а также по дорогѣ, я видѣлъ множество двигающихся живыхъ существъ; подобныхъ тѣмъ, съ которыми я только что встрѣтился. Нѣкоторые изъ прохожихъ, замѣтивъ меня, подходили къ моему спутнику и видимо обращались къ нему съ разспросами обо мнѣ. Вскорѣ около насъ собралась цѣлая толпа, разсматривавшая меня съ такимъ же интересомъ, какъ рѣдкое, невиданное до того животное. Но даже при всемъ своемъ любопытствѣ они сохраняли свою сдержанную, серьезную манеру, и послѣ нѣсколькихъ словъ, сказанныхъ моимъ спутникомъ, которому видимо не нравились так³я остановки, они оставили насъ съ легкимъ наклонен³емъ головы, и съ невозмутимымъ спокойств³емъ продолжали свой путь. Пройдя нѣкоторое разстоян³е по улицѣ, мы остановились у одного здан³я, отличавшагося отъ другихъ, видѣнныхъ на пути; оно охватывало съ трехъ сторонъ громадный дворъ, до угламъ котораго стояли высок³я пирамидальныя башни; посреди двора былъ колоссальный круглый фонтанъ, выбрасывающ³й сверкавшую искрами струю какой то жидкости, которая показалась мнѣ огнемъ. Мы вошли въ здан³е черезъ открытую дверь; ода вела въ громадную залу, гдѣ мы увидѣли группы дѣтей, занятыхъ работою, какъ на большомъ заводѣ. Въ углублен³и стѣны помѣщалась огромная машина въ полномъ дѣйств³и, съ разными колесами и цилиндрами, и вообще напоминающая наши паровые двигатели, съ тою разницею, что вся она была украшена драгоцѣнными камнями и металлами и отъ нея распространялся какой то блѣдный, синеватый и колеблющ³йся свѣтъ. Мног³я изъ дѣтей были заняты какою то непонятною мнѣ работою у разныхъ машинъ, друг³е что-то дѣлали за столами. Но спутникъ мой не далъ мнѣ времени ознакомиться съ ихъ занят³ями. Не слышно было ни одного дѣтскаго голоса, ни одно юное лицо не повернулось къ намъ. Всѣ они работали въ молчан³и и не обращали на насъ никакого вниман³я.
   По выходѣ изъ зала мой путеводитель провелъ меня чрезъ галлерею, стѣны которой были росписаны картинами съ примѣсью золота къ краскамъ, что производило неособенно изящное впечатлѣн³е и напоминало картины Луи Кранаха. Сюжеты картинъ, покрывавшихъ стѣны галлереи, должны были, какъ мнѣ казалось, иллюстрировать истор³ю того народа, среди котораго я находился. Изображенныя на нихъ фигуры большею частью походили на видѣнныя мною существа, хотя нѣсколько отличались по одеждѣ и не у всѣхъ были крылья. Я видѣлъ также изображен³я совершенно неизвѣстныхъ мнѣ животныхъ и птицъ. На сколько позволяло судить мое ограниченное знакомство съ искусствомъ, всѣ эти картины отличались правильностью рисунка и яркостью колорита, при хорошемъ пониман³и перспективы; но въ расположен³и деталей они далеко не соотвѣтствовали правиламъ композиц³и, усвоеннымъ нашими художниками: въ картинахъ не хватало центра, около котораго группировались бы фигуры; такъ что получалось какое то неясное, сбивчивое впечатлѣн³е, - точно отрывки изъ бреда художника.
   Мы вошли теперь въ средней величины комнату, гдѣ сидѣли за накрытымъ столомъ члены семейства моего путеводителя, какъ я узналъ впослѣдств³и. Это были: его жена, дочь и два сына. Я тотчасъ-же замѣтилъ разницу между двумя полами; хотя женщины были выше ростомъ и болѣе крупнаго сложен³я, чѣмъ мужчины, и въ ихъ лицахъ, пожалуй отличавшихся и болѣе правильнымъ очертан³емъ, не хватало той мягкости и нѣжности выражен³я, которыя составляютъ главную прелесть въ лицѣ нашей женщины на поверхности земли. Жена моего хозяина не носила крыльевъ; у дочери же они были длиннѣе, чѣмъ у мужчинъ.
   Мой хозяинъ произнесъ нѣсколько словъ; послѣ чего всѣ поднялись съ своихъ мѣстъ и съ тою особою мягкостью въ выражен³и и манерѣ, которую я уже замѣтилъ ранѣе и которая составляетъ отличительную черту этого внушительнаго по виду племени, - по своему привѣтствовали меня. Каждый изъ нихъ прикасался правой рукой къ моей головѣ и одновременно съ этимъ издавалъ шипящ³й звукъ - С-си, что соотвѣтствовало нашему "здравствуй".
   Хозяйка дома посадила меня около себя и наложила на стоявшую передо мною золотую тарелку какого-то явства съ одного изъ блюдъ.
   Пока я ѣлъ (и хотя кушанья эти были совершенно чужды мнѣ, я былъ пораженъ тонкостью ихъ вкуса), хозяева мои тихо разговаривали между собою, и сколько я могъ замѣтить, съ необыкновенною деликатностью избѣгали всякаго движен³я или жеста, по которому я могъ-бы догадаться, что говорилось обо мнѣ. Между тѣмъ они въ первый разъ видѣли человѣка моей расы, и конечно я представлялъ для нихъ крайне любопытное и ненормальное явлен³е. Но грубость была совершенно неизвѣстна этому народу, и съ малыхъ лѣтъ они уже научались презирать всякое рѣзкое выражен³е своихъ чувствъ. По окончан³и обѣда, мой хозяинъ опять взялъ меня за руку и, возвратившись со мною въ галлереи, прикоснулся рукою къ металлической доскѣ, покрытой какими то неизвѣстными знаками, и которая, я догадывался, по назначен³ю своему соотвѣтствовала нашему телеграфу. Опять спустилась платформа элеватора; но этотъ разъ мы поднялись на значительно большую высоту, чѣмъ въ другомъ домѣ, и очутились въ небольшой комнатѣ, по обстановкѣ своей отчасти напоминавшей то, къ чему мы привыкли въ надземномъ м³рѣ. По стѣнамъ ея тянулись полки съ книгами; но большая часть изъ нихъ самаго мелкаго формата, какъ наши издан³я duodecimo по виду они также походили на наши книги, но были переплетены въ тонк³я металлическ³я дощечки. Въ комнатѣ стояли также как³я то непонятные мнѣ механизмы, повидимому модели, которыя можно найти въ кабинетѣ ученаго механика. Механическ³е автоматы, которыми этотъ народъ замѣняетъ нашу прислугу, стояли неподвижно, какъ фантомы, въ каждомъ углу. Въ особой нишѣ въ стѣнѣ помѣщался низеньк³й диванъ съ подушками, служивш³й постелью, Окно, съ отдернутой занавѣсью изъ какой то волокнистой ткани, выходило на широк³й балконъ. Мой хозяинъ вышелъ туда и я послѣдовалъ за нимъ. Мы были въ верхнемъ этажѣ одной изъ пирамидальныхъ башенъ; подо мною открылась картина, дикая, таинственная красота которой просто не поддается описан³ю: - величественныя массы скалистыхъ горъ, составлявш³я ея фонъ, промежуточныя долины, покрытыя этою фантастическою растительностью самыхъ разнообразныхъ цвѣтовъ, вода, сверкавшая мѣстами какъ розоватое пламя, мягк³й успокаивающ³й свѣтъ, который разливали повсюду мир³ады фонарей - все это вмѣстѣ составляло одно цѣлое, впечатлѣн³е котораго я не могу передать. никакими словами. Но въ этомъ чудномъ, неподражаемомъ ландшафтѣ было въ то-же время что то мрачное и наводившее ужасъ.
   Но вниман³е мое было скоро отвлечено отъ этого подземнаго ландшафта. Снизу, вѣроятно съ улицы, до меня понеслись звуки веселой музыки; вслѣдъ затѣмъ въ пространствѣ поднялась крылатая фигура; какъ бы въ догоню за ней пронеслась другая; за ними непрерывною вереницею слѣдовало множество новыхъ фигуръ; и наконецъ я увидѣлъ цѣлый сонмъ крылатыхъ ген³евъ, парящихъ въ воздухѣ, чудныя волнообразныя движен³я которыхъ невозможно было описать. Они, казалось, были заняты какой то игрой; то раздѣлялись на отдѣльныя группы, то разсыпались въ пространствѣ, то группа налетала на группу, подымаясь вмѣстѣ и опускаясь, соединяясь въ самыхъ причудливыхъ комбинац³яхъ и разлетаясь опять; все это происходило подъ звуки чудной музыки, доносившейся снизу, и напоминало фантастическ³й танецъ сказочныхъ пери.
   Почти съ ужасомъ я обратился къ моему товарищу и невольно прикоснулся рукою къ сложеннымъ на его груди крыльямъ; при этомъ я почувствовалъ легк³й ударъ, какъ бы отъ электрической машины, и въ страхѣ отпрянулъ отъ него. Хозяинъ мой улыбнулся и, чтобы удовлетворить моему любопытству, медленно распустилъ свои крылья. Тутъ я замѣтилъ, что находившаяся подъ ними одежда надулась, какъ пузырь, наполненный воздухомъ; руки его при этомъ какъ бы проскальзывали въ крылья. Черезъ мгновенье онъ уже поднялся въ свѣтящ³йся воздухъ и парилъ въ вышинѣ съ распростертыми крыльями, подобно орлу, купающемуся въ лучахъ солнца. Потомъ, съ быстротою того же орла, онъ низринулся въ одну изъ группъ, пролетѣлъ черезъ нее и опять поднялся въ вышину. Послѣ того три изъ крылатыхъ фигуръ, въ одной изъ которыхъ я казалось узналъ дочь моего хозяина, отдѣлились отъ прочихъ и полетѣли за нимъ, подобно играющимъ между собою птицамъ. Ослѣпленный блескомъ лучезарнаго воздуха и ошеломленный видомъ летающихъ фигуръ, я уже не могъ слѣдитъ за ихъ дальнѣйшими движен³ями; вскорѣ послѣ того хозяинъ мой отдѣлился отъ толпы другихъ и приблизился ко мнѣ.
   Все видѣнное мною было до того невѣроятно, что мысли мои стали путаться. Хотя я не былъ склоненъ къ суевѣр³ю и до сихъ поръ не допускалъ возможности общен³я человѣка съ демонами, но меня охватилъ тотъ ужасъ и волнен³е, которое вѣроятно испытывалъ средневѣковый пилигримъ, увѣривш³й себя, что онъ видѣлъ шабашъ вѣдьмъ и злыхъ духовъ. Мнѣ смутно помнится, что съ помощью безсвязныхъ словъ и жестовъ въ формѣ заклинан³й я пытался оттолкнуть отъ себя моего добраго и снисходительнаго хозяина; что онъ дѣлалъ попытки успокоить меня; что, наконецъ догадавшись о причинѣ моего страха, вызваннаго разницею въ наружной формѣ между нами и особенно въ способѣ движен³я посредствомъ крыльевъ, - онъ съ кроткою улыбкою на лицѣ старался успокоить меня и, сбросивъ свои крылья на полъ, показывалъ, что это былъ лишь простой механизмъ. При этомъ ужасъ мой только увеличился: крайнее чувство страха доводитъ насъ иногда до отчаянной храбрости, и я въ полномъ самозабвен³и, какъ дик³й звѣрь, бросился на него и хотѣлъ схватить его за горло. Но моментально, какъ-бы пораженный электрическимъ ударомъ, я упалъ на землю, и въ послѣдней картинѣ, которая пронеслась передъ моимъ потухающимъ сознан³емъ, - я видѣлъ склонившимся около себя моего хозяина, съ рукою, положенною мнѣ на лобъ, и чудное, спокойное лицо его дочери, устремившей на меня свои больш³е, глубок³е, полные невѣдомой мысли глаза.
  

VI.

   Впродолжен³и многихъ дней, даже недѣль, по нашему счету времени, какъ мнѣ сообщили потомъ, я находился въ безсознательномъ состоян³и. Когда я пришелъ въ себя, то увидѣлъ, что нахожусь въ незнакомой мнѣ комнатѣ, окруженный семействомъ моего хозяина; но представьте мое удивлен³е, когда его дочь обратилась ко мнѣ съ словами на моемъ собственномъ языкѣ, въ которомъ впрочемъ слышался слегка иностранный акцентъ.
   - Какъ ты себя чувствуешь? спросила она.
   Прошло нѣсколько мгновен³й пока въ моемъ крайнемъ изумлен³и, я могъ выговорить нѣсколько словъ: Ты... знаешь мой языкъ? Какъ? Что вы такое?
   Хозяинъ улыбнулся и подалъ знакъ одному изъ своихъ сыновей, взявшему со стола нѣсколько металлическихъ листковъ, на которыхъ были изображены разныя фигуры: домовъ, деревьевъ, звѣрей, человѣка и пр.
   Я узналъ свои собственные рисунки; подъ каждой фигурой было написано моей рукой и на моемъ языкѣ ея назван³е, а подъ нимъ другая рука написала как³я то невѣдомыя мнѣ слова.
   - Такъ мы начали, сказалъ хозяинъ, - и моя дочь Зи которая принадлежитъ къ коллег³и ученыхъ, была одновременно и твоею, и нашею учительницею.
   Зи положила передо мной множество другихъ металлическихъ пластинокъ, на которыхъ были написаны моей рукой, - сперва отдѣльныя слова, а потомъ цѣлыя фразы. Подъ каждой была надпись на неизвѣстномъ мнѣ языкѣ. Собравъ свои мысли, я понялъ, что такимъ способомъ былъ составленъ грубый словарь нашихъ языковъ. Неужто это было сдѣлано, пока я находился въ забытьи?
   - Теперь довольно, сказала Зи повелительнымъ тономъ: отдохни и подкрѣпи себя пищею.
  

VII.

  
   Мнѣ отвели особую комнату въ громадномъ здан³и, съ очень красивой, причудливой обстановкой, но безъ всякихъ украшен³й изъ золота или драгоцѣнныхъ камней, которыя: я видѣлъ въ другихъ публичныхъ залахъ. Стѣны ея были покрыты разноцвѣтными матами, сплетенныхъ изъ стеблей и волоконъ растен³й; на полу были настланы ковры изъ того же матер³ала.
   Кровать была безъ занавѣсокъ, и ея желѣзныя ножки опирались на хрустальныхъ шарахъ; одѣяло было изъ какой то бѣлой, тонкой ткани, похожей на бумагу, По стѣнамъ виднѣлось нѣсколько полокъ съ книгами; закрытая занавѣсью дверь сообщалась съ громадною нишею, наполненною пѣвчими птицами, изъ которыхъ ни одна не доходила на нашихъ, кромѣ прелестнаго вида голубя, хотя и этотъ отличался отъ надземныхъ большимъ хохломъ изъ синихъ перьевъ, Всѣ эти птицы были выучены пѣть множеству разныхъ музыкальныхъ п³есъ, въ извѣстныхъ гармоническихъ сочетан³яхъ; такъ что, слушая ихъ голоса, раздававш³еся изъ моего ав³ар³я, можно было представить себя въ оперѣ: оттуда слышались дуэты, тр³о, квартеты и цѣлые гармоническ³е хоры. Если я хотѣлъ быть въ тишинѣ , мнѣ стоило только задернуть занавѣсъ, и очутившись въ темнотѣ, птицы прекращали свое пѣн³е. Другое отверст³е въ стѣнѣ, впрочемъ безъ стекла, замѣняло окно; но стоило только прикоснуться къ пружинѣ, какъ спускалась ширма изъ какого то полупрозрачнаго вещества, чрезъ которое въ смягченныхъ тонахъ открывался видъ окрестнаго пейзажа. Это окно выходило на большой балконъ или, скорѣе, - на цѣлый висяч³й садъ, гдѣ росло множество чудныхъ растен³й съ ярко окрашенными цвѣтами. Отведенная мнѣ комната со всею ея отчасти странною обстановкою все-же нѣсколько подходила къ нашимъ понят³ямъ о роскоши, и привела бы въ восхищен³е англ³йскую герцогиню или моднаго французскаго романиста. До моего появлен³я въ ней жила Зи, и она великодушно уступила ее мнѣ.
   Чрезъ нѣсколько часовъ послѣ моего пробужден³я, описаннаго въ послѣдней главѣ, я лежалъ на своей кровати, стараясь собраться съ мыслями и уяснить себѣ, какой породы и какого происхожден³я были тѣ странныя существа, въ средѣ которыхъ я такъ неожиданно очутился, когда въ комнату вошелъ мой хозяинъ вмѣстѣ съ своею дочерью Зи. Продолжая выражаться на моемъ языкѣ, первый съ большою вѣжливостью спросилъ меня, - желаю-ли я говорить съ нимъ, или предпочту остаться одинъ. Я отвѣчалъ, что почту за большое счастье поблагодарить его за тотъ радушный пр³емъ, который я встрѣтилъ въ этой незнакомой для меня странѣ и что мнѣ хотѣлось бы настолько познакомиться съ ихъ нравами и обычаями, что-бы не впадать черезъ непониман³е свое въ ошибки, могущ³я оскорбить ихъ.
   Говоря это, я разумѣется всталъ съ кровати; но Зи, къ моему большому смятен³ю, потребовала, что-бы я легъ опять; въ кроткомъ выражен³и ея глазъ и

Категория: Книги | Добавил: Ash (09.11.2012)
Просмотров: 284 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа