Главная » Книги

Ричардсон Сэмюэл - Английские письма, или история кавалера Грандисона (Часть седьмая)

Ричардсон Сэмюэл - Английские письма, или история кавалера Грандисона (Часть седьмая)


1 2 3 4 5 6 7


АНГЛИНСК²Я ПИСЬМА,

или

ИСТОР²Я

КАВАЛЕРА

ГРАНДИССОНА.

Творен³е Г. РИЧAРДСOHA

сочинителя

ПАМЕЛЫ и КЛАРИССЫ.

Переведено съ французскаго

А. Кондратовичемъ.

OCR Бычков М.Н.

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ.

Во градѣ Святаго Петра

1794 года.

Цѣна безъ перепл. 1 р. 10 коп.

Съ дозволен³я указнаго.

ИСТОР²Я

Кавалера

ГРАНДИССОНА.

  

ПИСЬМО LXХХѴ.

Милади Ж.... къ Миссъ Биронъ.

Въ Лондонъ 5 Сентября, въ понедельникъ.

  
   Поздравь себя, любезная моя пр³ятельница, пр³ѣздомъ моего братца. Онъ пр³ѣхалъ вчера въ вечеру, но такъ уже поздо, что не прежде насъ о томъ увѣдомилъ какъ нынѣшнимъ утромъ. Мы, то есть Милордъ и я, съ великою поспѣшност³ю пришли къ нему, дабы вмѣстѣ у него отзавтракать. Ахъ! душа моя, мы ясно видѣли, что его спокойств³е многими печальми {Текст в книге испорчен}. Онъ сталъ блѣднѣе и худощавѣе передъ прежнимъ. Но всегда тотъ же братъ, другъ и лучш³й изъ человѣковъ.
   Я думала было, что онъ станетъ меня укорять за нѣк³я пылк³я мои выражен³я; но нѣтъ, ни одного слова такого не вымолвилъ. Онъ намъ насказалъ весьма много нѣжныхъ выражен³й, и когда заговорилъ со мною о моей сестрѣ и ея мужѣ, то почиталъ двухъ своихъ сестрицъ и добрыхъ ихъ Монарховъ щастливѣйшими четами во всей Англ³и: политика весьма искусная; ибо за завтракомъ вымолвилъ мой мужъ двѣ или три так³я дурацк³я рѣчи, что я едва ихъ перенесла.
   Никакая обезьяна столько не ластилась какъ онъ; но то доброе имя, которое мнѣ братъ доставилъ, служило мнѣ обуздан³емъ. Я вижу, что лесть наименѣе заслуживаемая можетъ производить хорош³я слѣдств³я, когда уважимъ мнѣн³я ласкателя.
   Бельшеръ какъ скоро узналъ о пр³ѣздѣ своего друга то немедленно къ нему пришелъ, Милордъ Л... съ своею супругою, Емил³я и Докторъ Барлетъ были въ Колнеброкѣ, но какъ они наказывали, чтобъ ихъ, какъ скоро онъ пр³ѣдетъ, чрезъ гонца о томъ увѣдомили, то они и поспѣли къ намъ къ обѣду. Тогда начались новыя обниман³я и новыя веселости, Емил³я, любезная Емил³я дѣйствительно лишилась чувствъ, желая обнять колена своего попечителя. Такой припадокъ его тронулъ. Бельшеръ казался также подвигнутымъ, и мы всѣ брали въ томъ участ³е. Есть так³я ощущен³я, кои выражаются внѣшними дѣян³ями, есть так³я кои не могутъ обнаруживаться словами. Радость моей сестры была такъ сказать, перьваго рода, а моя втораго. Но Милади Л... привыкла подавать доказательства нѣжности; а я напротивъ того столь чувствительна въ своей нѣжности, что не могу даже выразить оной словами. Но глаза мои за меня говорятъ.
   Удовольств³е, какое Сиръ Карлъ, Милордъ Л... и Докторъ взаимно ощущали, что видятъ другъ друга, было велико и нѣжно, и выражалось видомъ мужескимъ. Мой вѣтреникъ раза три приходилъ въ восхищен³е, какъ и все собран³е; и съ превеликой своей радости чуть было не сталъ пѣть и плясать. Ето ево обычай; а впрочемъ онъ честенъ и весьма хорошаго нрава. Берегись его презирать, Генр³етта. Онъ воспитанъ какъ одинъ сынъ, коему не преминули внушить, что онъ Лордъ, а безъ етаго онъ бы представлялъ твоимъ глазамъ самую лучшую особу. Онъ не имѣетъ недостатка въ разсудкѣ, я тебя увѣряю. Ты сочтешь меня пристрастною: но я думаю, что самое глупое дѣло въ своей жизни сдѣлалъ онъ въ церквѣ Св. Георг³я (*). Бѣднякъ! Онъ могъ бы найти такую жену, которая бы больше принаровлялась къ его вкусу и его недостатки моглибъ больше служить къ тому, чтобъ онъ тогда въ большемъ блескѣ показывался. Но не всегда даютъ намъ выбирать то, что для насъ приличнѣе быть должно. Примѣчаютъ, и я о томъ слышала, что темноволосые любятъ бѣлокурыхъ, а бѣлокурые темноволосыхъ. Можетъ быть свойства гораздо лучше согласуются въ своихъ противоположностяхъ. Естълибъ мы всѣ имѣли одинакой вкусъ къ одной и той же особѣ, или вещи; то ссоры былибъ тогда безконечны. Они и безъ того уже очень часты.
   (*) Церковь, гдѣ она была обвѣнчана.
   Приѣздъ моего братца чрезвычайно меня обрадовалъ. Я такъ весела что всему смѣюсь, и желалабъ, чтобъ и ты смѣялась хотя со мною, хоть надо мною, мнѣ все равно, лишь бы я могла тебя довесть до улыбки. Смѣешься ли, моя любезная? Конечно, я въ етомъ увѣрена. [Тутъ слѣдуютъ мног³я насмѣшки на ея тетку Леонору, старую дѣвицу, которая разсказываетъ свои сны всѣми смѣхо достойными образами, приличными ея лѣтамъ и состоян³ю, и друг³я на ея мужа Милорда Л... кои здѣсь не включаются яко излишн³я] Теперь когда я въ етомъ успѣла; то опять принимаю свой важной видъ.
   Мы поздравляли братца выздоровлен³емъ его друзей въ Итал³и, не называя ихъ именно и не говоря ни слова о той сестрѣ, которую долженъ онъ былъ включить въ нашу фамил³ю. Онъ посмотрѣлъ на всѣхъ насъ важнымъ видомъ и кланялся каждому за приносимыя ему поздравлен³я; но ничего не говорилъ. Докторъ Барлетъ намъ сказалъ, что въ своихъ письмахъ къ Сиру Карлу, онъ никогда не извѣщалъ его о слабомъ вашемъ здоровьѣ; ибо увѣренъ былъ, что так³я вѣсти его бы опечаливали. Выключая времени завтрака и обѣда, за коими присудств³е всѣхъ служителей было намъ даже тягостно, столько приказовъ раздавать ему было нужно, что едва имѣли мы случай съ нимъ поговорить. Но послѣ ужина онъ къ намъ пришелъ и обѣщалъ во все остающееся время того дня пробыть съ нами. Общество наше составляли Милордъ и Милади Л... мужъ мой, Докторъ Барлетъ, Г. Бельшеръ и наша любезная Емил³я, которая собравшись съ силами, внимательно слушала каждое слово, выходящее изъ устъ ея попечителя.
   Сперва мы ему всѣ признались, какъ ты легко судить можешь, что мы читали большую часть тѣхъ освѣдомлен³й, кои онъ сообщалъ Доктору.
   Сколько перенесло ваше сердце смущен³й, печалей, разныхъ колебан³й и борен³й! дражайш³й мой Сиръ Карлъ, началъ говорить Г. Бельшеръ, а въ заключен³е всею какой странной поступокъ оказала такая женщина, коей въ прочемъ не льзя не удивлятся!
   Правда, любезный мой Бельшеръ. И по томъ началъ разпространяться въ похвалахъ Клементинѣ. Мы вмѣстѣ съ нимъ ей удивлялись: и онъ казалось великое принималъ удовольств³е въ нашихъ хвалахъ. Ето настоящая правда, дорогая моя Генр³етта. Но ты столь великодушна, что вмѣнишь ему оное въ достоинство.
   Какъ давно, спросила меня сестра съ лукавствомъ, не получали вы извѣст³я отъ Графини Д....?
   Сиръ Карлъ также спросилъ, нѣтъ ли другой Графини Д.... кромѣ вдовствующей? и лице его покрылось прелѣстнымъ румянцемъ. Покорная слуга, любезной братецъ, подумала я въ себѣ; я не сержусь на такой твой пр³ятной страхъ.
   Нѣтъ, Сударь, отвѣчала Милади Л...
   А желалибъ вы, братецъ, подхватила одна (знакомая тебѣ) бестыдница, чтобъ была другая Графния Д...
   Я желаю щаст³я Милорду Д... Шарлотта. Объ немъ отзываются какъ о такомъ молодомъ человѣкѣ, который имѣетъ превосходныя качества.
   Вы меня не разумѣете, Сиръ Карлъ, я въ томъ увѣрена, возразила твоя пр³ятельница нарочно глядя на него пристально.
   Извините, сестрица: я желаю дабы Миссъ Биронъ была щастливѣйшею женщиною въ свѣтѣ, по тому что она изъ лучшихъ по своимъ качествамъ, и по томъ обратясь къ Емил³и говорилъ: я ласкаюсь, моя дорогая, что вамъ ничего не произходило оскорбительнаго со стороны вашей матушки.
   Нѣтъ, Сударь; все у насъ въ порядкѣ: и вы во всемъ превозмогли.
   Я тому очень радуюсь, моя любезная. Думаетели вы, Г. Бельшеръ, чтобъ Батск³я воды не принесли пользы вашему батюшкѣ.
   Другая увертка! подумала я; но ты отъ меня не уйдешь, проворной братецъ; я за ето ручаюсь.
   Скажи однако, дорогая Генр³етта, не тронута ли ты нѣсколько такимъ оборотомъ? По своей разборчивости ты будешь себя почитать оскорбляемою, что я такъ настою въ своихъ вопросахъ. Я вижу, что на миломъ лицѣ твоемъ появляется румянецъ, показывающ³й твое негодован³е а въ глазахъ небольшое смущен³е, которое несравненно болѣе еще усугубляетъ твои прелести. Въ самомъ дѣлѣ мы всѣ начали опасаться небольшаго принужден³я въ нашемъ братцѣ; но со всемъ того не было; обо онъ не захотѣлъ, чтобъ мы начали съ нимъ говорить о прежнемъ предметѣ. По нѣсколькихъ постороннихъ разговорахъ онъ обратился къ Доктору Барлету и говорилъ: любезной другъ, вы причинили мнѣ много безпокойства, когда я навѣдывался отъ васъ о Миссъ Биронъ и ея фамил³и. Глаза ваши меня озаботили. Я боюсь, чтобъ бѣдная госпожа Шерлей.... Миссъ Биронъ всегда намъ говорила о ея здрав³и съ недоверчивост³ю. Сколь бы велика была печаль нашей любезной Миссъ Биронъ, Шарлотта, естьлибъ она лишилась столь доброй матери!
   Моего намѣрен³я, отвѣчалъ Докторъ, не было подавать вамъ причины къ безпокойств³ю. Но отецъ не можетъ больше любить своей дочери, какъ я люблю Миссъ Биронъ.
   Вы дѣйствительно меня опечалили, любезной другъ, естьлибъ веселый видъ, какой вижу у Милади Л... не лишалъ меня всего опасен³я о здрав³и Миссъ Биронъ. Я ласкаюсь, что Миссъ Биронъ здорова.
   Далеко отъ того, отвѣчала я ему съ такимъ важнымъ видомъ, которой приличествовалъ тогдашнему случаю.
   Не дай Богъ! прервалъ онъ съ такимъ движен³емъ, которое всѣмъ намъ понравилось. [Мы радовались тому не для того, Генр³етта, что ето видѣли, но о самихъ себѣ пожалуй не притворяйся и не будь излишне разборчива.] Лице его разгорѣлось. Чтоже, сестрица! Чемъ не можетъ Миссъ Биронъ!
   Она не здорова, сказала я ему: но ея болѣзнь самая лучшая изъ всѣхъ. Она кажется всселою, дабы не опечаливать своихъ друзей. Она входитъ во всѣ ихъ разговоры, удовольств³я и веселости. Она хотѣла бы, чтобъ никто не почиталъ ее больною. Естьлибъ ея заплаканныя глаза, блѣдныя губы и перемѣна въ лицѣ ей не измѣняли; то мы отъ самой ее не выпыталибъ, что она страждетъ. Есть так³я женщины, кои скорѣе другихъ доходятъ до совершенства; и коихъ упадокъ отъ того не скорѣе послѣдуетъ. Бѣдная Миссъ Биронъ кажется не долго проживетъ.
   Но должна ли я здѣсь означать с³и мысли, моя дорогая. Однако я знаю, что и ты и Клементина весьма великодушны.
   Мой братъ казался темъ крайне опечаленъ. Любезный другъ, сказалъ онъ Доктору Барлету, изьясните мнѣ пожалуйте, что значатъ слова Шарлотты. Она любитъ шутить. Миссъ Биронъ весьма хорошаго сложен³я: теперь находится она въ самомъ цвѣтѣ лѣтъ своихъ. Успокойте меня. Обѣ мои сестрицы не дороже для меня Миссъ Биронъ. Правду сказать, Шарлотта, я не очень хвалю так³я ваши шутки.
   Правда, сказалъ ему Докторъ, что Миссъ Биронъ не здорова. Но нѣжныя опасен³я Милади Ж.... усугубили непр³ятности ея описан³я. Миссъ Биронъ не можетъ перестать быть любезною. Она всегда прелестна, весела, спокойна, и отдалась на волю Бож³ю...
   Отдалась на волю Бож³ю! Докторъ Барлетъ, Миссъ Биронъ истинная Христ³анка, и не можетъ не имѣть сего надѣян³я на Бога, въ какомъ смыслѣ мы ето слово принимаемъ въ законѣ: но вообще естьли судить, то оно предполагаетъ нѣкое отчаянное состоян³е. Ежели Миссъ Биронъ такъ не здорова; то не должныль вы были, любезной Докторъ! о томъ меня увѣдомить? Или изъ нѣжности ко мнѣ.... вы всегда столь добродушны бываете.
   Я ни какъ не думала, сказала Милади Л.... чтобъ Миссъ Биронъ была такъ больна. По истиннѣ, Г. Барлетъ и вы сестрица жестоко со мною поступили, что мнѣ о томъ не сказывали: и по нѣжному своему сложен³ю она выронила слезу о любезной нашей Генр³еттѣ.
   Я нѣсколько жалѣла, что такъ далеко довела с³и речи. Мой братъ казался весьма безпокоенъ. Другъ его Бельшеръ безпокоился о немъ и о тебѣ, моя дорогая. Емил³я плакала о своей любезной Миссъ Биронъ. Она всегда опасалась, говорила она, чтобъ ваша болѣзнь не имѣла худыхъ слѣдств³й. Любезная моя, дражайшая моя Генр³етта, тебѣ должно быть здоровою. Ты видишь, сколько всѣ тебя любятъ. Я говорила братцу, что съ перьвою почтою ожидаю письма изъ Нортгамптоншира и буду въ состоян³и сообщить ему истинныя освѣдомлен³я. Ни зачто въ свѣтѣ не хотѣла бы я, чтобъ ты подумала, дражайшая Генр³етта, будто я хотѣла обратить на тебя вниман³е моего брата. Твоя честь составляетъ честь всего твоего пола; ибо не служишь ли ты ему украшен³емъ? Я ничего новаго не скажу, естьли увѣрю тебя, что братъ мой тебя любитъ. Я не имѣла нужды видѣть его безпокойство о твоемъ здрав³и. Его сердце не можетъ перемѣниться. Не замѣтила ли ты, что упадокъ твоего здоровья я приписала натурѣ? Дай Богъ, чтобъ етаго не было! Но я безразсудно лишаю тебя бодрости своими опасен³ями о твоемъ здрав³и, когда въ самомъ дѣлѣ не объ инномъ чемъ думаю, какъ о пощадѣ твоего разборчиваго вкуса. Ты будешь здорова, ты того сама пожелаешь и скоро получить можешь; и самый разсудительной, самой лучш³й изъ человѣковъ не преминетъ... Къ сему стремятся всѣ наши усерднѣйш³я желан³я. Но чтобъ ни случилось, а мы единодушно рѣшились для твоей разборчивости, предоставить сему обстоятельству привлечь все его сердце; потому что по ревностнѣйшему открыт³ю, коего я не предвидѣла, могла бы ты вообразить, что наши старан³я выходятъ уже изъ своихъ предѣловъ. Я тебѣ подтверждаю, моя дорогая, что Сиръ Карлъ Грандиссонъ, хотя достоинъ и Принцессы, не иначе представитъ тебѣ свою руку, какъ со всею истинною и нѣжною любов³ю.
   Судя по намѣрен³ямъ его, кои онъ намъ нынѣ въ вечеру открылъ, должны мы съ нимъ опять разстаться на нѣсколько дней. Игроки, коимъ нашъ двоюродной братъ Еверардъ позволилъ себя раззорять, находятся въ Винчестерѣ, гдѣ, какъ думаю, дѣлятъ теперь между собою добычу. Намѣренъ ли братецъ ихъ видѣть, того сказать тебѣ не могу. Онъ не думаетъ, чтобъ обошелся съ ними спокойно. Они конечно дураку своему покажутъ, что лучше его умѣютъ беречь свои деньги: и Сиръ Карлъ, коего мнѣн³я не Романическ³я, мыслитъ только о законныхъ средствахъ.
   Онъ хочетъ навѣстить Милорда и Милади В.... въ ихъ помѣстьѣ въ Виндзорѣ, и Графа Ж.... моего свекра въ Беркширѣ: мужъ мой поѣдетъ съ нимъ вмѣстѣ: оттуда отправится къ Сиру Генриху Бельшеру и къ Милади Мансфельд. Бельшеръ будетъ съ ними же. По томъ проѣдутъ въ замокъ Грандиссонъ, куда Доктору Барлету {Текст в книге испорчен}. Братъ мой оставляетъ здѣсь своего Камердинера, приказавъ чрезъ нарочныхъ пересылать къ нему всѣ письма, кои присыланы будутъ изъ за моря; а я ему также обѣщала, что не заставлю его долго ждать тѣхъ извѣст³й, кои получу изъ Нортгамптоншира. Мнѣ кажется, что онъ весьма бы хорошо сдѣлалъ, естьлибъ поворотилъ къ замку Сельби. Не толи и ты думаешь? Не притворяйся же Генр³етта. Прости, моя любезная.
  

ПИСЬМО LХХХѴ².

Генр³етта Биронъ къ Милади Ж....

Въ четвертокъ, Сентября.

  
   Я буду отвѣчать на всѣ статьи вашего письма, которое имѣю передъ своими глазами.
   Я искренно поздравляю васъ, любезная Милади, возвратнымъ пр³ѣздомъ вашего братца. Не удивительно, что его труды и лишен³е надежды произвели {Текст в книге испорчен} въ его лицѣ. Сиръ Карлъ, Грандиссонъ не былъ бы тѣмъ, чемъ онъ есть, естьлибъ не имѣлъ чувствительнаго сердца.
   Вы худо знаете своего братца, любезная моя пр³ятельница, естьли ожидаете отъ него нѣсколько укоризнъ за странные ваши поступки съ Милордомъ Ж... я надѣюсь, что онъ и десятой части оныхъ не свѣдаетъ: но когда онъ о всемъ извѣстится, такъ какъ предвидитъ, что вы признаете свои заблужден³я и будете весьма хорошею женою; то неотмѣнно проститъ вамъ все, что сочтетъ такимъ о чемъ бы вы безъ сожалѣн³я не могли воспоминать. Вы весьма странно поступали, судя по письму, которое теперь я имѣю передъ собою. Я столько васъ люблю, что не могу васъ пощадить. Что за смѣшнаго находите вы въ своей тетушкѣ, что до сихъ поръ сидитъ она въ дѣвкахъ? Развѣ хотите тѣмъ показать, что сами чрезвычайно радуетесь, что заблаговременно укрыли себя отъ подобной укоризны? Естьли такая была ваша мысль, то кажется, это должны были нѣсколько больше оказывать благодарности Милорду Ж... коего великодуш³е васъ отъ того защитило. По истиннѣ, любезная Милади, я опасаюсь чтобъ для женщины не было нарушен³емъ благопристойности, естьли она насмѣхается надъ другими особами ея пола, въ разсужден³и ихъ благоразум³я а можетъ быть и добродѣтели. Разсудите, сколько вы превозносите мужчинъ такими шутливыми вольностями, вы, кои притворяетесь, что ихъ презираете? Я не дивлюсь, что они издѣваются надъ старыми дѣвками; ето ихъ выгода: вы ихъ называете иногда Владыками творен³й, а не думаете, что подаете имъ право къ такому титлу. Съ другой стороны не думаете ли вы, чтобъ таже слабость, по коей старая ваша тетка Леонора Грандиссонъ разсказываетъ свои сны, не приносила ей столько удовольств³я и въ такихъ разсказахъ, естьлибъ сочетавшись бракомъ сдѣлалась она старою женою? Часто отъ радости происходятъ премног³я дурачества. Не дразнитесь ли, что прибыт³е вашего братца, которое подало случай вашей тетушкѣ разсказывать свои сны, привело васъ въ такой смѣхъ коего причину стыдились бы вы обьяснить? Женщины, моя любезная, должны остерегаться тѣхъ заблужден³й, изъ коихъ находятъ причину къ насмѣшкамъ въ дѣвицахъ. Сны вашей тетушки, позвольте мнѣ сказать. гораздо невиннѣе вашей чрезмѣрной радости. Простите мнѣ; но я думаю, что довольно дала вамъ почувствовать свой проступокъ.
   Бѣдная моя Емил³я! я не дивлюсь что перьвой видъ ей попечителя произвелъ с³е дѣйств³е надъ нѣжнымъ ея сложен³емъ.
   Но съ какою злост³ю поступаешь ты съ своимъ мужемъ! Фу? Шарлотта, какъ не стыдно, и написала мнѣ то, чего не могу я прочесть тебѣ въ честь ни моимъ ни твоимъ друзьямъ. Я желала бы, моя дорогая, увѣрить тебя, что нѣтъ остроум³я безъ правильности, ни веселости безъ благопристойности. Милордъ Ж.... имѣетъ свои слабости: но женнинъ ли долгъ перьвѣе всѣхъ оныя обнаруживать? Не можете ли вы его исправить отъ нихъ, не употребляя обидныхъ шутокъ, кои подходятъ къ презрѣн³ю? О! моя любезная. Вы намъ много показываете другихъ слабостей, не такъ какъ дѣвицы, дѣлая столь худое употреблен³е изъ такихъ дарован³й, кои даны вамъ къ наилучшему концу. Еще одно слово, меня не приведете къ смѣху, моя любезная, естьли я увижу васъ въ такомъ радостномъ восторгѣ, которой противенъ разсудку. И такъ помните, что ваши нападки на старыхъ дѣвокъ и на своего мужа только однимъ вамъ нравиться могутъ, а я не принимаю вашихъ почтен³й: Для чего? Для того, что не хочу дѣлить съ вами вашъ проступокъ. Я васъ не щажу, говорите вы; но щадитель и вы кого.
   Что же? Не ужели дѣйствительно вы меня почитаете столь больною, каковою описывали меня своему братцу? Я не думаю, чтобъ моя болѣзнь была такъ велика. А естьлибъ думала, то вѣрьте, что я употребила бы всѣ силы къ востановлен³ю новаго порядка въ моихъ мысляхъ и не оставила бы сего намѣрен³я, не увѣрясь нѣсколько въ себѣ самой.
   Вы, сказываете, не имѣли ни какого намѣрен³я возбуждать вниман³я вашего братца къ ложнымъ краскамъ вашей кисти, когда ему описывали слѣдств³я моего нездоровья. Его вниман³е! Вы моглибъ сказать его сожалѣн³я. Боже меня отъ того сохрани!
   Судя вообще о вашемъ письмѣ, находятся въ немъ два так³я обстоятельства, кои не могли не принесть мнѣ удовольств³е; первое, что Сиръ Карлъ столько обезпокоился о моемъ здоровьѣ; второе, что всѣ вы приняли одно рѣшительное намѣрен³е, и при томъ произвольно. [по тому что обстоятельства того отъ васъ требовали] дабы предоставить всѣ дѣла естественному ихъ течен³ю. Храните оное, я васъ весьма о томъ прошу. Мнѣ кажется, что открыт³е, такъ какъ вы ето называете, надмѣру было ревностно. Боже мои! Какъ я трепетала читая с³ю часть вашего письма: я даже не знаю, совершенно ли я тѣмъ удовольствована, хотя намѣрен³емъ вашимъ истинно довольна.
   Представьте себѣ, моя дорогая, половину такъ сказать сердца, женщину предпочтенную, и въ самомъ дѣлѣ столь предпочтен³я достойную по качествамъ своимъ по богатству и по всѣмъ достоинствамъ. О Шарлотта! Мнѣ бы теперь не можно было, судя что и щастливѣйш³я для меня были обстоятельства, предаться тѣмъ сладостнымъ восторгамъ, коибы принесли утѣху моему сердцу. Я гордѣлива.... Но станемъ ожидать перьвыхъ писемъ изъ Болон³и, и естьли удивлен³я достойная Итал³анка утвердится въ своемъ намѣрен³и: то тогда будетъ еще время доходить до моихъ сумнѣн³й. Думаетели вы чтобъ она въ томъ скрѣпилась? Воспаленное воображен³е можетъ преходить отъ одного великаго дѣян³я къ другому. Я въ томъ истинно увѣрена, и такъ часто ето говорила, что можнобъ меня было подозрѣвать въ притворствѣ, когдабъ полагала, что Клементина есть единая особа, достойная Сира Карла Грандиссона.
   Простите, моя любезная. Скажите пожалуйте вашему братцу, что я никогда не почитала себя такъ не здоровою, сколько вы до дружеству своему имѣли о мнѣ опасен³я и что поздравляю его щастливымъ пр³ѣздомъ въ Англ³ю. Обойтися безъ сего учтивства значило бы настоящее притворство, которое бы излишне мног³я мысли подать могло: но помните, что я почитаю васъ, вашего супруга, и Милорда Л... съ его сожительницею также и нѣжную мою Емил³ю, есть ли вы ему сообщите мое письмо, за хранителей чести, или, когда лучше желаете, разборчивости (ибо не льзя опасаться безчест³я съ Сиромъ Карломъ:) вашей вѣрнѣйшей.
  

Генр³етты Биронъ.

   Примѣч: въ одномъ продолжительномъ письмѣ Докторъ Барлетъ Милади Ж.... описываетъ путешеств³е Сира Карла; благодуш³е и щедрость не престаютъ отличать его; онъ въ сей поѣздкѣ видѣлъ Сира Гарграфа Поллексфена, того грѣшника, которой почти уже поправился, но чрезвычайно уничиженъ. Мерцеда умеръ отъ своихъ ударовъ въ жалостномъ состоян³и. Багенгаль, учинясъ мужемъ одной молодой особы, которую онъ похитилъ изъ Франц³и, весьма худо съ нею поступаетъ.
   Въ другомъ письмѣ Сиръ Карлъ описываетъ Доктору подробно все дѣла касающ³яся до правъ Максфильсовъ и друг³я домашн³я обстоятельства.
  

ПИСЬМО LXXXVII.

²еронимъ делла Порретта къ Кавалеру Грандиссону.

  

Болон³я 15 Сентября.

   Ваши столь дружественныя къ намъ письма, любезнѣйш³й мой другъ, посланныя изъ Л³она, принесли намъ величайшую радость. Клементина приходила уже въ разслаблен³е въ сей надеждѣ. Какъ могли вы писать къ ней съ такою страстною горячност³ю и при томъ съ такою разборчивост³ю, которая не моглабъ привесть въ опасен³е и совмѣстника? Она намъ отвѣчаетъ: мнѣ не должно, и думаю ни кому изъ насъ не позволено говорить о главнѣйшемъ содержан³и ея письма: она его казала только матушкѣ, да мнѣ. Любезная сестра! Для чего не могли мы отвратить ее отъ принятыхъ ею мыслей? Но какъ и предложить вамъ, дабы вы споспѣшествовали желан³ямъ нашей фамил³и? Однако, ежели вы сочтете ихъ справедливыми, то я увѣренъ, что вы с³е усил³е надъ собою сдѣлаете. Мой любезной Грандиссонъ не знаетъ личной своея выгоды, когда справедливость и пользы его друзей оной противуположены. Паче всего я опасаюсь, дабы не поступлено было съ большею опрометчивост³ю, нежели каковая прилична состоян³ю сей любезной дѣвицы.
   Дай Боже! чтобъ вы стали мнѣ братомъ. Къ сему стремится главнѣйшее мое желан³е: но вы увидите изъ ея письма, хотя она и давно столь разсудительно и твердо не писала, что ей не остается о томъ и мыслить. Она обьявляетъ намъ, что желаетъ дабы вы въ своемъ отечествѣ щастливо сочетались бракомъ; и мы сами теперь желаемъ, дабы примѣръ вашъ могъ быть ей побудительною къ тому причиною. Не сумнѣвайтесь, чтобъ я не поѣхалъ въ Англ³ю. Естьли то можетъ сбыться, чего мы желаемъ; то я воображаю, что вся наша фамил³я у васъ будетъ, мы думаемъ только о васъ, говоримъ объ однихъ васъ; ищемъ знакомства съ Агличанами, дабы ради васъ оказывать имъ честь. Госпожа Бемонтъ здѣсь; она совѣтуетъ намъ поступать съ осторожност³ю; но не осуждаетъ нынѣшнихъ нашихъ намѣрен³й, зная что мы ни когда согласиться не можемъ отдать сестру въ монастырь. Любезный Градиссонъ! Ради сего не меньше должно вамъ любить оную добродѣтельную госпожу; ибо она входитъ въ наши намѣрен³я. Г. Ловтеръ къ вамъ пишетъ; и по тому ни слова не скажу вамъ о томъ человѣкѣ, которому я столь много обязанъ.
   Желали было, чтобъ я писалъ къ вамъ съ небольшимъ жаромъ о одномъ предметѣ, коего важности отрещи не могу; но я отвѣчаю, что того учинить не могу, не смѣю, и ничего такого не сдѣлаю.
   Любезный другъ! Не переставайте никогда любить вашего ²еронима. Для дружества вашего жизнь свою почитаю я достойною моего къ ней прилѣплен³я. Оно принесло мнѣ утѣшен³е, когда уже для меня ни чего другаго не оставалось и смертный мракъ окрестъ меня распростерся. Я буду васъ безпокоить своими письмами. Дражайш³й мой, вѣрнѣйш³й другъ мой Грандиссонъ! Простите.

ПИСЬМО LXXXVIII.

Клементина къ Кавалеру Грандиссону.

Тогоже дня.

   Какое удовольств³е принесло мнѣ ваше письмо отправленное изъ Л³она, любезный и благодѣтельный Кавалеръ! Сердце мое вамъ за ето благодаритъ. Но признательность его была бы большая, естьлибъ я не примѣтила въ тѣхъ строкахъ вашей задумчивости и тѣхъ усил³й, кои вы прилагали къ сокрыт³ю оной. Сколь бы я печалилась, естьлибъ узнала что вы страждете ради меня? Но не станемъ напоминать сихъ мыслей. Я должна принесть вамъ свои жалобы.
   О Кавалеръ! Я терплю гонен³я. И отъ кого же? Отъ моихъ любезнѣйшихъ и самыхъ ближнихъ родственниковъ. Я ето предвидела. Для чего, для чего лишили вы меня своей помощи, когда я у васъ усильно оной просила? Для чего не остались вы здѣсь до вступлен³я моего въ новое зван³е? Я была бы щастлива! По крайней мѣрѣ со временемъ я бы до того достигла. Теперь вижу, что отягчаютъ меня настоятельными прозьбами тѣ, кои по истиннѣ моглибъ и повелѣть; но боятся употребить свое право. Такъ мыслить о томъ я смѣю; ибо ежели надлежитъ съ родителями совѣтоваться о какой либо перемѣнѣ состоян³я; то кажется мнѣ, что они не могутъ принуждать своей дочери къ замужству, когда она желаетъ прожить въ дѣвствѣ, или съ большею причиною, когда желаетъ вступить въ монастырь. С³я причина для Католиковъ сильна. Но вы Протестантъ; вы не одобряете той жертвы, которую мы въ самихъ себѣ Богу приносимъ. Вы не захотѣли за меня вступиться: вы еще на противъ того подтвердили ихъ возражен³я. Ахъ! Кавалеръ, какъ могли вы на то рѣшиться, когда не перестаете меня любить? Не знали ли вы, что другаго средства не было меня освободить отъ докучливыхъ прошен³й тѣхъ, кои имѣютъ право требовать моего послушан³я? Они уважаютъ оныя: и какъ? Отецъ проситъ меня съ пролит³емъ слезъ. Мать моя съ нѣжност³ю напоминаетъ мнѣ, что для меня претерпѣла въ моей болѣзни, и объявляетъ, что благополуч³е ея жизни зависитъ отъ моей воли. О кавалеръ! Сколь сильными тому доводами служатъ слезы отца и матери! Г. Ноцера, Католическ³й Епископъ также старается; но не въ мою пользу; Генералъ увѣряетъ, что нежелалъ съ большею охотою, соглас³я своей жены, какъ моего. Самъ ²еронимъ, я стыжусь за него, другъ вашъ ²еронимъ настоитъ мнѣ въ семъ же прошен³и. Отецъ Марескотти слѣдуетъ примѣру Епископа, госпожа Бемонтъ беретъ ихъ сторону, и Камилла, которая не переставала васъ хвалить, утомляетъ меня непрерывно своими настоятельными прозьбами. Они мнѣ никого не предлагаютъ, и думаютъ оставить мнѣ вольный выборъ во всемъ свѣтѣ. Они мнѣ представляютъ, что сколь ни ревностные они Католики: но желаютъ столь усердно видѣть меня въ новомъ состоян³и, что согласились выдать меня за Протестанта и что всѣ препятств³я происходили отъ зазрѣн³я моей совѣсти. Но для чего они лучше послабляютъ оное, нежели укрѣпляютъ? Естьлибъ я ослѣпилась при сихъ предположен³яхъ: при моемъ недостоинствѣ послѣ того нещаст³я, когда я лишилась разума; при неодолимомъ страхѣ по двергнуть опасности блаженство свое въ другой жизни, и при безконечномъ сожалѣн³и видѣть пагубу такого человѣка, коего по долгу обязана была бы любить, какъ саму себя; то имъ не нужнобъ было такъ настоятельно меня о томъ проситъ.
   Скажите мнѣ, обьявите мнѣ, Кавалеръ! какъ четвертой мой братъ, и неимѣющ³й больше участ³я въ нашихъ словопрѣн³яхъ, не позволено ли мнѣ сопротивляться? На что мнѣ рѣшится? Я обременена унын³емъ. О братъ мои, другъ! которой всегда будетъ дорогъ моему сердцу, помогите мнѣ своими совѣтами. Я имъ сказала, что во всемъ ономъ отнесуся къ вамъ. Они обѣщали мнѣ отложить желан³е мое о вступлен³и въ монастырь, до получен³я отъ васъ отвѣта. Не обьявите себя противу меня! Естьли когда либо почитали вы Клементину; то не обьявите себя противу ее.
  

ПИСЬМО LXXXIX.

Кавалеръ Грандиссонъ къ Клементине.

Лондонъ 29 Сентября.

   Какое бремя налагаете вы на мое сердце, Сударыня и что отвѣчать мнѣ на послѣднюю статью вашего письма? Вы принимаете трудъ, и изъ уважен³я къ вашему предпр³ят³ю долженъ я сказать, трудъ достойной вашего благодуш³я, обьявить мнѣ, что не можетъ больше никакого для меня остаться участ³я въ томъ рѣшен³и, коего отъ меня требуете. Я возобновляю нижайшую мою къ вамъ покорность; то позвольте мнѣ повторить что мнѣ почти не возможно бы было повиноваться вамъ во другимъ причинамъ, опричь зазрѣн³й вашея совѣсти.
   Но какъ важенъ можетъ для васъ быть мой совѣтъ, когда при концѣ письма своего вы настоите, дабы я не подалъ онаго въ пользу вашей фамил³и? В такомъ дѣлѣ, Сударыня, я никакъ не могу быть безъ нѣкоего предубѣжден³я. Человѣкъ, ласкавш³йся нѣкогда надеждою получить вашу руку, можетъ ли подавать вамъ совѣтъ противиться браку? Могутъ ли ваши родители еще далѣе простирать свое снизхожден³е, когда совершенно оставляютъ вамъ на произволъ избрать себѣ родъ жизни? Я долженъ похвалить равно ихъ благоразум³е и благость въ семъ дѣлѣ. Можетъ быть вы угадываете, какого человѣка хотѣлибъ они вамъ представить, и я увѣренъ, что добродѣтельная Клементина его бы не отвергла по той одной причинѣ, что онъ бы ей предложенъ былъ съ ихъ стороны, ни по другому какому основан³ю, развѣ по непреодолимому отвращен³ю или сильной склонности къ какому нибудь Католику. Протестантъ не можетъ входить въ с³е предположен³е.
   Но, дражайшая сестрица, любезная пр³ятельница, скажите мнѣ сами, какой отвѣтъ могу я дать молодой особѣ, которая оказавъ при одномъ случаѣ, что не имѣетъ непреодолимаго отвращен³я къ браку, а избѣгала онаго единственно по зазрѣн³ю совѣсти, не хочетъ обязать хповиноваться не есть то выражен³е, какое они употребляютъ] "своего отца, которой ее проситъ со слезами, мать, которая ей съ нѣжност³ю напоминаетъ тѣ прискорб³я, кои за нее претерпѣвали, и обьявляетъ, что все ея щаст³е отъ нее зависитъ." О! Сударыня сколь сильными доводами могутъ въ семъ послужить (позвольте мнѣ повторить точныя ваши слова;) слезы родителей; Епископъ Ноцера вашъ братецъ, духовникъ, сей человѣкъ пренабожной, друг³е ваши братцы, госпожа Бемонтъ ваша нелицемѣрная пр³ятельница, и вѣрная Камилла! Сколь много особъ держатся противныхъ съ вами мнѣн³й, дражайшая Клементина? Какъ могу я подать совѣтъ въ противность имъ; что мнѣ сказать? Должноли мнѣ по вашему представлен³ю подать его въ вашу пользу? Вы знаете, Сударыня, какую жертву принесъ я вашей совѣсти, но не моей. Я не сумнѣваюся, чтобъ родители столь добродѣтельные, столь снисходительные, какъ ваши, не преклонялись на ваши разсужден³я, естьли вы туже самую причину представите противу дочерняго долга, темъ болѣе достойнаго что онаго требуютъ съ такою кротост³ю, или лучше сказать, что онъ предлагается съ пролит³емъ слезъ и съ обѣтами и болѣе взорами нежели устами; естьли вы оный исполните, то ваши родители сочтутъ, что наиболѣе всего обязаны будутъ своей дочери.
   Клементина есть одна изъ великодушнѣйшихъ особъ; но разсудите, Сударыня, не показываетъ ли предпочтен³е собственной вашей воли хотѣн³ю нѣжнѣйшихъ родителей нѣкоего самолюб³я, которое худо бы согласовалось съ вашими свойствами? Когда бы вы и нашли въ монастырѣ все то блаженство, коего тамъ надѣетесь, но не справедливоли, что тогда отреклись бы вы отъ своей фамил³и, какъ отъ такой части въ свѣтѣ, которуюбъ вы дали обѣтъ пренебрегать, и жилибы единственно для самой себя? А думаете ли, чтобъ передъ Богомъ и передъ людьми не велико дѣло казалось отречься отъ того, что наиболѣе намъ любезно, исполняя свой долгъ, дабы обязать тѣхъ отъ коихъ подучили жизнь?
   Я хотя Протестантъ, но не имѣю отвращен³я къ духовнымъ установлен³ям. Напротивъ того я бы желалъ, чтобъ въ моемъ отечествѣ были монастыри, учрежденныя въ благоразумныхъ и точно исполняемыхъ основан³яхъ. По справедливости я бы не желалъ вѣчныхъ обязательствъ: мое бы намѣрен³е было, чтобъ дали свободу возобновлять обѣты чрезъ каждые два или три года съ соглас³я фамил³й.
   Изъ всѣхъ женщинъ, коихъ я зналъ, Клементина делла Порретта должна быть послѣдняя, которая бы оказала желан³е къ уединен³ю. Съ нею есть только двѣ особы, коихъ бы ея намѣрен³е не могло опечалить,
   Мы знаемъ ихъ побудительныя причины. Завѣщан³е двухъ ея дѣдовъ, кои теперь наслаждаются лучшею жизн³ю, ей противоборствуетъ; и вся ея фамил³я, изключая двухъ особъ сочлабы за величайшее нещаст³е естьлибъ она оставила свѣтъ и погреблась въ монастырѣ. Сердце Клементинино нѣжно и великодушно: она желаетъ, говорила она нѣкогда, отмстить своей двоюродной сестрѣ; то пусть же ея двоюродная сестра приметъ монастырск³е обѣты, причинъ къ разкаян³ю для Даураны довольно: ея приверженность къ свѣту, по коей она нарушила всѣ права сродства и человѣчества требуетъ обуздан³я, но естьли такой монастырь кѣмъ бы всѣ должности добродѣтели лучше были сохраняемы, какъ не безподобною Клементиною?
   Я бы могъ гораздо болѣе разспространиться въ такомъ предметѣ., въ коемъ самомалѣйш³я доводы не могутъ быть безъ силы: но такое дѣло для меня трудно, столь трудно, что я бы за оное не принялся, естьлибъ не предпочиталъ вашего и всей вашей фамил³и благополуч³я своему. Да благословитъ Боже, и да одобрятъ всѣ люди вашъ выборъ, какой бы онъ ни былъ! Никогда не буду я произносишь такой мольбы, въ коей бы всѣ обѣты дружества и глубочайшаго уважен³я къ моей дражайшей Клементинѣ не занимали перьваго мѣста..... ея другъ, братъ и покорнѣйш³й....
  

Карлъ Грандиссонъ.

  

ПИСЬМО ХС.

Кавалеръ Грандиссонъ къ Господину ²ероннму.

Тогоже числа.

   Я отвѣтствую, любезной другъ, нашей удивлен³я достойной Клементинѣ, и для васъ положу въ семъ сверткѣ списокъ моего отвѣта.
   До получен³я ея письма, признаюсь, что мнѣ казалось возможно, хотя и мало имовѣрно, чтобъ ея намѣрен³я обратились въ мою пользу. Я предвидѣлъ, что по утвержден³и всей фамил³и вы всѣ единодушно будете ее склонять къ замужству; и какъ она увидитъ, что ее съ такою неотступност³ю къ тому уговаривать станутъ, говорилъ я въ себѣ; то можетъ статься, что она оставитъ свои сумнѣн³я, и предлагая для самой себя договоры, рѣшится удостоить своей руки того человѣка, коего явно удостоивала своего почтен³я. Болѣзнь, отъ коей она по щаст³ю избавлена, оставляетъ иногда въ душъ нѣкую неизвѣстность. Мое отсудств³е, понуждающее меня устроиться въ своемъ отечествѣ, и съ тѣмъ можетъ быть, чтобъ никогда не возвращаться въ Итал³ю, высок³я ея мнѣн³я о признательности и уважен³е ея къ моимъ чувствован³ямъ, всѣ с³и причины совокупно взятыя, могутъ какъ мнѣ кажется послабить ея намѣрен³я: а естьли такая перемѣна случится, думалъ я; то я немогу сумнѣваться о благопр³ятствѣ ко мнѣ всей фамил³и. Мнѣ кажется, дражайш³й другъ, что въ сей надеждѣ нѣтъ ни малой продерзости и неразум³я. Я принадлежалъ Клементинѣ до послѣдней минуты, то есть до получен³я письма, которое она мнѣ обѣщала. Но теперь, видя что вы всѣ одного мнѣн³я и что с³я любезная дѣвица хотя по принужден³ю должна избирать другаго, въ состоян³и совѣтоваться со мною, какъ съ четвертымъ своимъ братомъ, которой по точнымъ ея выражен³ямъ, не имѣетъ больше ни какого участ³я въ семъ происшеств³и: я оставляю всю свою надежду. Въ семъ смыслѣ я и писалъ къ вашей сестрицѣ. Никто не ожидалъ того, чтобъ я придалъ вашимъ доводамъ ту силу, которую оныя получить могутъ: однако увѣренъ будучи, что она по долгу своему обязана согласиться на усильныя прозьбы всей фамил³и, послѣдовалъ я внушен³ямъ чести. Никогда можетъ бытъ не бывало примѣровъ столь многихъ и трудныхъ положен³й, въ какихъ вашъ другъ находится, которой не имѣя ни малѣйшей противъ себя укоризны за какое либо безразсудство постепенно приходилъ въ больш³я замѣшательства.
   Вы желаете, дражайш³й ²еронимъ, дабы я былъ въ силахъ подать примѣръ вашей превосходной сестрицѣ. Я долженъ вамъ открыть свое сердце.
   Есть одна молодая особа, Агличанка, прекрасна какъ Ангелъ, но въ коей красота, въ моихъ глазахъ равно какъ и въ ея, составляетъ самомалѣйшее совершенство. Изъ всѣхъ женщинъ, коихъ я видѣлъ, она одна, одна только была бы та, которуюбъ я могъ любить, естьлибъ не любилъ Клементины. Я не отдалъ ей справедливости когда бы не присовокупилъ къ тому что ее люблю; но столь чистою любов³ю, сколь непорочно сердце Клементины или ее. Состоян³е Клементины производило сильное во мнѣ впечатлѣн³е. Я не могъ скрыть отъ себя сему причины. Ея склонность казалась ко мнѣ столь сильна, что какъ съ своея стороны могъ я взирать на нее дѣйствительно какъ на перьвый предметъ моей любви, то и думалъ не смотря на всѣ трудности, кои представлялись непреодолимыми, что честь и благодарность должны были приводить меня въ недоумѣн³е, и даже возбранить мнѣ и самомалѣйш³я виды къ какой нибудь другой женщинъ, доколѣ жреб³й столь любезной особы совершенно опредѣленъ не будетъ. Я бы показалъ только тщеслав³е, и даже предъ любезнымъ ²еронимомъ, естьлибъ началъ говорить о предложен³яхъ, кои мнѣ учинены были отъ сродниковъ многихъ дѣвицъ, знатност³ю и породою весьма меня превосходящихъ. Честь одна могла меня остановлять въ такихъ случаяхъ, но сердце мое не прежде начало страдать отъ неизвѣстности, въ коей я о дражайшей вашей сестрицѣ находился, какъ при видѣ той молодой Агличанки, коей достоинства я выхвалялъ; не отъ того чтобъ я ласкался въ томъ успѣть, естьлибъ имѣлъ свободу стараться придти къ ней въ любовь; но когда позволялъ себѣ о томъ мыслить, по неизвѣстности моей о вашей сестрицѣ, то не безъ надежды думалъ получить въ ономъ успѣхъ, по старан³ямъ моихъ сестеръ, кои соединены съ нею нѣжнѣйшимъ дружествомъ.
   Открыть ли мнѣ чистосердечно предъ своимъ другомъ всѣ свои чувствован³я? Когда я вторично переѣзжалъ чрезъ Алп³йск³я горы, по приглашен³ю Епископа де Ноцеры и Генерала, то двѣ прекраснѣйш³я особы, имѣли почти равное участ³е въ моемъ сердцѣ, и с³е то, въ послѣднее мое путешеств³е, подало мнѣ силу обьявить Маркизѣ и Генералу, что я почиталъ себя сопряженнымъ съ ихъ фамил³ею, но что Клементина и вы во всемъ вольны: по томъ, когда ея здоровье начало поправляться а она по видимому подтверждала ту надежду, какую мнѣ подала, моя же признательность казалась необходимою къ совершенному ея излѣчен³ю; тогда, дражайш³й ²ерочимъ, я довольствовался тѣмъ, что желалъ молодой Агличанкѣ такого супруга, которой бы гораздо болѣе былъ ея достоинъ, нежелибъ каковымъ я быть могъ, въ трудномъ своемъ положен³и. Наконецъ, когда вся ваша фамил³я преклонилась въ мою пользу, то не имѣлъ я болѣе ни одного желан³я, коего бы предметомъ не была ваша сестрица. Какъ же уничтожены стали всѣ мои желан³я, дражайш³й другъ мой, когда я увидѣлъ, что она упорно меня отвергла? А особливо когда причины ея отрицан³я еще болѣе умножили мое къ ней удивлен³е. Теперь, чего вы для меня желаете? чтобъ я подалъ примѣръ вашей сестрицѣ? Но какъ я ето могу сдѣлать? Бракъ развѣ отъ меня зависитъ? Съ того времени, какъ Клементина меня отвергаетъ, есть только одна особа въ свѣтѣ, которую могъ бы я почесть достойною заступить ея мѣсто въ моемъ сердцѣ, хотя находится и тысяча такихъ, коихъ я недостоинъ. А с³я особа, должна ли принятъ руку такого человѣка, коего сердце предано другой, которая жива, не замужемъ, и оказываетъ еще къ нему столько благоразположен³я, что можетъ привлечь къ себѣ признательное сердце и учинить раздѣлъ въ ея любьви? Сам

Другие авторы
  • Вербицкий-Антиохов Николай Андреевич
  • Акимова С. В.
  • Шаликов Петр Иванович
  • Стеллер Георг Вильгельм
  • Полевой Николай Алексеевич
  • Клаудиус Маттиас
  • Волконская Зинаида Александровна
  • Арцыбашев Михаил Петрович
  • Званцов Константин Иванович
  • Флеров Сергей Васильевич
  • Другие произведения
  • Неизвестные Авторы - Конек-горбунок, или приспособление "Веянья" к "Почве"
  • Скворцов Иван Васильевич - Песнь торжествующего Дурново
  • Розанов Василий Васильевич - Женский образованный труд в России
  • Григорович Дмитрий Васильевич - М. Клевенский. Григорович Д. В.
  • Андреев Леонид Николаевич - Фельетоны разных лет
  • Чарская Лидия Алексеевна - Лесовичка
  • Некрасов Николай Алексеевич - Антон Иваныч Пошехнин А. Ушакова. Части первая-четвертая; "Череп Святослава", "Святки" В. Маркова
  • Аксаков Иван Сергеевич - Еще о лженародности
  • Гуревич Любовь Яковлевна - Чудо святого Антония
  • Хаггард Генри Райдер - Нада
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
    Просмотров: 447 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа