Главная » Книги

Мейхью Август - Блумсберийская красавица, Страница 8

Мейхью Август - Блумсберийская красавица


1 2 3 4 5 6 7 8 9

nbsp;  - Мнѣ мистриссъ Икль упомянула, что вы купили это имѣн³е? Поздравляю васъ, проговорилъ онъ мягко. - Если позволите лафиту.
   Мы избавились отъ ученаго мужа только тогда, какъ вся бутылка была опорожнена и Долли (по моему совѣту) вручилъ ему деньги за визитъ, которыя онъ, облизываясь послѣ вина (выборъ мистриссъ Икль), засунулъ себѣ въ карманъ.
   - Куда ни шло пять гиней, замѣтилъ я Долли, который угрюмо смотрѣлъ на удалявшагося доктора.- По правдѣ сказать, это дороговато - но за то мы разомъ избавились отъ дальнѣйшихъ убытковъ.
  

ГЛАВА XIV.

Новыя вылазки и мины.

  
   Пролежавъ съ недѣлю "при смерти" и заставивъ презрѣнную Мери Вумбсъ насказать такое множество лжи, которое подавило бы любаго цыгана-конокрада, побѣжденная Анастас³я убѣдилась, что мы безсердечные скоты и не стоимъ тѣхъ ужасныхъ принужден³я, какими она себя мучила.
   Злополучная, но великолѣпная женщина! Въ ожидан³и того, что Долли сдастся, она купила себѣ новые ночные чепчики самаго уб³йственнаго фасона. Она была такъ обворожительна съ разбившимися прядями смоляныхъ волосъ, оттѣняемыхъ яркими бантиками! Такъ трогательна была ея поза, когда она, поддерживаемая подушками, полулежала на софѣ! Такъ божественно было выражен³е ея томныхъ, полузакрытыхъ глазъ и полуоткрытыхъ устъ! Такъ выразительна матовая блѣдность напудренныхъ щекъ! Стоило Долли явиться (въ чемъ она не сомнѣвалась), онъ взвизгнетъ отъ восторга и горя, и упадетъ въ ея ногамъ какъ плѣнникъ, какъ рабъ!
   Но за Долли былъ зорк³й присмотръ и онъ не имѣлъ случая опозорить свой полъ.
   Я полагаю, что красавица была одолжена мнѣ своимъ внезапнымъ и чудеснымъ исцѣлен³емъ. Я открылъ восхитительное блюдо изъ цыплятъ съ фаршировкой, которое легкомысленная Мери Вумбсь поставила въ столовой, пока сама побѣжала за приборомъ для мученицы.
   Фаршированные цыплята положительно вредны для больныхъ, страдающихъ болѣзнью сердца, приливами крови къ головѣ и частыми обмороками. Какъ медикъ миддльсекскаго госпиталя, я считалъ своимъ долгомъ сдѣлать по поводу этого мягкое и деликатное замѣчан³е.
   Я вырвалъ чистый листокъ изъ своей записной книжки и начерталъ слѣдующее:
  
         "Печаль и страданья меня истерзали;
         Ужь гробъ былъ раскрытъ предо мною,
         Но къ жизни меня возвратило
         Цыплятъ фаршированныхъ блюдо".
  
   Я сунулъ это подъ салфетку, покрывавшую рисъ, такъ что она тотчасъ же должна была увидать мое поэтическое изл³ян³е.
   Мнѣ пр³ятно сказать, что на слѣдующ³й день прелестная мистриссъ Икль на столько оправилась, что не только встала съ постели, но даже вышла погулять пѣшкомъ, и, я откровенно сознаюсь, рѣдко видалъ ее очаровательнѣе и свѣжѣе. Когда она, около шести часовъ, покушала свиныхъ котлетокъ, я имѣлъ честь бросить испытующ³й взглядъ на косточки, оставш³яся послѣ этой закуски, и могъ разумно заключить, что выздоровлен³е было полнѣйшее.
   Тогда явился волнующ³й вопросъ: отправится ли мистриссъ Икль въ родителямъ, или будетъ продолжать удостоивать насъ своимъ присутств³емъ?
   Я зналъ, что лэди, съ ея энерг³ею и изобрѣтательност³ю, не уступите такъ легко поле битвы.
   Она, до обычной добротѣ и внимательности, скоро вывела насъ изъ недоумѣн³я. Въ одинъ солнечный день къ виллѣ подъѣхалъ кэбъ.
   Чужеземецъ, свѣж³й и массивный, отличающ³йся не только изяществомъ костюма, но и величиною ушей, громко постучался у дверей.
   Мой милый Долли, увидавъ этого чужеземца, началъ такъ эксцентрически корчиться и пручаться, что безпристрастный наблюдатель могъ заключить, что у него острое воспален³е внутренностей, или предположить, что онъ неосторожно положилъ себѣ въ карманъ панталонъ живаго рака.
   - Небо! прошепталъ онъ: - небо! Зачѣмъ этотъ человѣкъ здѣсь? Зачѣмъ явился нѣмецк³й мошенникъ въ мой домъ?
   Клянусь пророкомъ, мистриссъ Икль сама сбѣжала съ лѣстницы, чтобы радостно привѣтствовать гостя! Она отодвинула Мери Вумбсъ въ сторону и собственными прелестными руками повернула тяжелую дверную ручку!
   Мы слышали, катъ она очаровательнымъ голосомъ выражала свое удовольств³е снова увидѣть широколицаго чужестранца. Ея платье шелестѣло, словно неудержимый восторгъ заставлялъ ее метаться изъ стороны въ сторону.
   Коварной Мери Вумбсъ дано было приказан³и приготовить комнату гостю и снести туда его дорожный мѣшокъ.
   - Я упьюсь его кровью! заревѣлъ Долли, свирѣпо вращая глазами.
   - Долли, сказалъ я:- если вы выкинете какое-нибудь сумасбродство, вы этимъ разутѣшите мистриссъ Икль. Послушайтесь меня, успокойтесь. Мы его выживемъ другамъ способомъ, болѣе для него унизительнымъ.
   - Но они вмѣстѣ проведутъ вечеръ! вскрикнулъ жалобно Долли.
   - Любезный другъ, чего вы безпокоитесь? Пусть проведутъ вечеръ вмѣстѣ. Ручаюсь вамъ, что мистриссъ Икль мало получитъ удовольств³я, а чужеземецъ еще меньше.
   Зная, что германск³й народъ высоко цѣнитъ музыку, я устроилъ гостю мистриссъ Икль серенаду.
   Я откомандировалъ моихъ вѣрныхъ Фреда и Дика съ приказомъ перевернуть весь Твикингемъ, но отъискать странствующихъ менестрелей.
   Менестрели были обрѣтены и скоро подъ окнами мистриссъ Икль забарабанила такая музыка, при которой нѣжные разговоры немыслимы.
   Менестрели были смышленые люди и желая заслужить благодарность; я много слыхалъ разные серенадъ, но ничего подобнаго отроду не поражало моего слуха.
   Серенада продолжалась до одиннадцати часовъ.
   Я долженъ признаться читателю, что, войдя въ свою спальню, оглушенный чужеземецъ былъ встрѣченъ дюжиною дикихъ, свирѣпыхъ кошекъ, которыя бросились ему подъ ноги и заставили его вскрикнуть на весь домъ "O, mein Gott!"
   Я долженъ признаться, что на разсвѣтѣ онъ былъ пробужденъ дикими криками: горимъ! горимъ! и что это заставило его громче и жалобнѣе прежняго крикнуть: "О, mein Gott!"
   Слуги передали мнѣ, что по утру германск³й джентльменъ, съ негодован³емъ отказавшись отъ чаю, ринулся изъ дому, какъ ужаленный, взвалилъ свой дорожный мѣшокъ на первый встрѣтивш³йся кебъ и исчезъ въ облавѣ пыли.
   - Ха! Ха! Вотъ такъ штука! хохоталъ Долли, давясь за завтракомъ каждымъ кускомъ отъ волнен³я и удовольств³я.- Что скажетъ на это мистриссъ Икль?
   Мистриссъ Икль прислала письмо своему недостойному супругу.
  

"Моя спальня. Полночь."

   "Мистеръ Икль, ваше недостойное тиранство достигло наконецъ такихъ размѣровъ, что я вынуждена искать убѣжища отъ вашихъ звѣрскихъ жестокостей. Оскорблен³я обрушились на голову чужеземца - я разумѣю джентльмена, занимающаго высокое и доходное мѣсто въ службѣ принца Скратченберга - единственно за то, что онъ былъ мнѣ другомъ. Я когда-то мечтала о семейномъ счаст³и, сэръ, но мечты эти разлетѣлись какъ сонъ, и я хочу искать защиты и утѣшен³я въ объят³яхъ моихъ родителей, которыхъ я, неблагодарная ид³отка, безумно покинула для.... Прощайте на вѣки, мистеръ Икль! Если вы можете быть счастливы, будьте счастливы, сэръ. Желаю, чтобъ совѣсть васъ не язвила своимъ жаломъ. Мои родители скоро будутъ."

"Ваша оскорбленная жена",

"Анастас³я Икль".

   Долли передалъ мнѣ письмо.
   - Отллчно, любезный другъ! вскрикнулъ я, пробѣжавъ послан³е.
   Долли сидѣлъ смирный и мрачный.
   - Что съ вами? спросилъ я.
   - Она говоритъ: "прощайте на вѣки!" Слово это страшно звучитъ, Джекъ! Она была очень жестока со мною, я не отрицаю, но все-таки, Джекъ, надо помнить, что она женщина и....
   Такова, разумѣется, благодарность, которой долженъ ожидать человѣкъ, жертвующ³й своими научными занят³ями, своимъ спокойств³емъ и кредитомъ, чтобы устроить супружеск³я дѣла пр³ятеля!
   - Она женщина, отвѣчалъ я: - но нельзя сказать, что она женщина безхитростная и слабая.
   Вздыхая и барабаня отъ волнен³я пальцами по столу, онъ проговорилъ:
   - Но "на вѣки"! Это ужасно!й Это похоже на смерть!
   - По моему, разстаться вамъ необходимо, сказалъ я:- а впрочемъ...
   - Да! Да! прошепталъ Долли, поникая головой.
   - Она ждетъ только, чтобы вы бросились къ ея ногамъ и поползали передъ ней на колѣняхъ, замѣтилъ я.
   - Никогда! вскрикнулъ Долли, выпрямляясь и приходя въ воинственное расположен³е духа.
   - Теперь все идетъ отлично, Долли. Не портите дѣла. Не мѣшайте дочери возвратиться подъ родительск³й кровъ.
   Красавица много изорвала бумаги, прежде чѣмъ написала прощальное письмо. Ей стоило неимовѣрныхъ усил³й сдерживать свою страстную натуру, и обращаться въ "мерзкой букашкѣ" хотя язвительно, но прилично. Только мысль, что письмо это можетъ служить со временемъ документомъ въ рукахъ судьи, дала ей силу укротить пламенные порывы, не испещрить послан³я "скотомъ", "глупышемъ", и т. д. и т. д., и не смѣшать Долли съ грязью.
   Когда преданная Мери Вумбсъ понесла письмо, Анастас³я свирѣпо усмѣхнулась, воображая какъ Долли примется рвать на себѣ волосы, или, вдругъ окаменѣвъ на софѣ, явитъ олицетворен³е безъисходнаго отчаян³я; и какъ потомъ прилетитъ и кинется къ ея ногамъ, умоляя о прощен³и и помилован³и. Красавица сильно вѣрила въ свое могущество и ни во что ставила всѣхъ другихъ смертныхъ.
   Но Долли не пришелъ. Напрасно она прислушивалась, напрасно ждала,- онъ не явился!
   Даже Мери Вуибсъ поняла, что дѣло проиграно. Напрасно она совершала подвиги преданности, ежеминутно сбѣгая съ лѣстницы и подслушивая въ замочную щелочку - она даромъ подвергалась опасности и безполезно жертвовала собою.
   Прекрасная лэди схватила кочергу и начала неистово колотить во угольямъ, разбивая въ дребезги горюч³й матер³алъ, словно это былъ Долли, котораго она хотѣла сокрушить за его равнодуш³е и безчувственность.
   Писан³е грозительнихъ послан³й имѣетъ одно, крайне неудобное и непр³ятвое слѣдств³е: въ случаѣ если застращиванье не произведетъ желаннаго дѣйств³я, то стращающ³й вынужденъ или привести угрозу въ исполнен³е, или постыдно отступить, что равняется поражен³ю.
   Она сидѣла передъ каминомъ и глядѣла на огонь, пока у нея заболѣли глаза, раздумывая, что тутъ дѣлать и какъ быть?
   Если она оставитъ Долли и слѣдственно заберетъ свои 600 фунтовъ годоваго дохода, Долли вѣроятно разоритъ контрактъ, заключенный на 20 лѣтъ съ Твикенгенской виллой; и трехъ лѣтъ не пройдетъ, какъ она прочтетъ объ этомъ въ газетахъ; кто было большое утѣшен³е! A она, съ такимъ доходомъ, можетъ, пожалуй, хоть сдѣлать кругосвѣтное путешеств³е; посѣтить всѣ столицы м³ра, посмотрѣть людей, показать себя, однимъ словомъ, насладиться, какъ душѣ угодно, жизн³ю!
   Непоколебимое рѣшен³е было принято. Она достала кошелекъ, и Мери Вумбсъ было поручено отправить немедленно письмо въ Блумсбери-скверъ. Мистеръ Икль увидитъ, что нѣкоторыя особы имѣютъ характеръ, и могутъ сдержать свое слово!
   Когда папа де-Кадъ прочелъ письмо своего дитяти, онъ отослалъ его въ комнату мистриссъ де-Кадъ, сдѣлавъ на немъ слѣдующее замѣчан³е карандашомъ:
   "Я не отказываюсь пр³ютить Анастас³ю, но она должна за это платитъ. Я думаю, что двѣсти фунтовъ въ годъ не стѣснятъ ее. Или вы полагаете, что это слишкомъ дешево?"
  

ГЛАВА XVI.

Непр³ятель даетъ генеральное сражен³е.

  
   Нѣтъ, конечно, мѣста, которое можно бы было сравнить съ своимъ домомъ, особенно если дома у васъ хорошо; пр³ятно и утѣшительно имѣть пр³ютъ, гдѣ можно скрыться отъ тиран³и; но я остаюсь того мнѣн³я, что старый Рафаэль де-Кадъ имѣлъ преувеличенное и даже нелѣпое понят³е о прелестяхъ своего дома.
   Разнаго рода бываютъ дома. Въ однихъ - роскошь, всякое ваше желан³е заранѣе предугадано,- въ спальнѣ камины постоянно топятся въ холодные мѣсяцы; въ другихъ - бѣдность и нищета, доходящая до протухлаго масла за завтракомъ. Въ однихъ все просто и радушно, тутъ вы можете дѣлать все, что вамъ угодно, никто вамъ слова не скажетъ; въ другихъ все натянуто и церемонно, и если вы сдѣлаете какую-нибудь неловкость, то ужь въ другой разъ васъ туда не пустятъ. Убѣжище, предложенное старимъ Рафаэлемъ своему любезному дѣтищу, составляло переходъ между убогимъ и церемоннымъ, или лучше, надутымъ домомъ.
   Что касается до меня, то я, не задумавшись, скорѣе рѣшился бы жить надъ распродажей тряпокъ и костей, чѣмъ поселиться въ де-Кадовскомъ семействѣ.
   Почтенный Рафаэль де-Кадъ былъ вполнѣ способенъ содрать двѣсти фунтовъ въ годъ за помѣщен³е, которое не стоило и пятидесяти. За эту сумму я бы могъ найти себѣ помѣщен³е въ Букингемскомъ дворцѣ.
   Спросить тамъ три полотенца было бы для дома чистымъ раззорен³емъ и истощило бы весь запасъ бѣлья. За обѣдомъ соблюдалась строгая д³эта; каждая картофелина была на счету, рубленное мясо вѣсилось на золотники, а, пиво вымѣрялось бокалами.
   Разъ я имѣлъ счаст³е обѣдать у де-Кадовъ en famille (что у французовъ означаетъ плохой обѣдъ) и былъ непр³ятно пораженъ споромъ между Бобомъ и его маленькой сестрой изъ-за какихъ-то обглодковъ. Что за звѣрство, читатель, лишать дѣтей пищи, для поддержан³я велич³я дома!
   Де-Кадъ сразу понялъ, что несчаст³е Анастас³и должно было подорвать его кредитъ. Все, что онъ разсказывалъ о несмѣтныхъ богатствахъ своего зятя и о его безумной расточительности, теперь падетъ на его же собственную голову. Всѣ обвинятъ его въ враньѣ и хвастовствѣ. Благодаря его краснорѣчивымъ и поэтическимъ описан³ямъ, цѣна на его зубную мастику поднялась и коробочка ³ерихонскаго порошка продавалась уже за 18 пенсовъ. Его увлекательныя описан³я великолѣп³я Твикенгемской виллы имѣли благотворное вл³ян³е даже на привилегированныя челюсти.
   Итакъ, Рафаэль де-Кадъ все это зналъ, и будучи человѣкомъ впечатлительнымъ (большой недостатокъ для дантиста), высказалъ это женѣ.
   - Если Анастас³я пр³ѣдетъ сюда, мистриссъ де-Кадъ, я долженъ васъ предупредить - она обязана платить за себя двѣсти фунтовъ въ годъ, замѣтилъ онъ, рѣшительнымъ и недовольнымъ тономъ человѣка, который очень хорошо знаетъ, что запросилъ слишкомъ дорого и ожидаетъ сильныхъ возражен³й.- Мнѣ ее совсѣмъ не надо; гораздо бы было лучше, еслибъ она вовсе не пр³ѣзжала; но такъ-какъ она настоятельно желаетъ вернуться, то пусть платитъ.
   - Конечно, если она "желаетъ", то въ состоян³и заплатить, отвѣтила мистриссъ де-Кадъ, зная очень хорошо, что Анастас³я не очень-то этого "желаетъ".
   - Еще бы не въ состоян³и! проворчалъ родитель, начиная сердиться. - Еслибъ у нея было сколько нибудь благородства, то она должна бы предложить двѣсти-пятьдесятъ, такъ-какъ при настоящихъ обстоятельствахъ домъ родительск³й ея единственное убѣжище.
   Онъ сказалъ это патетическимъ тономъ, какъ будто Анастас³я стояла тутъ гдѣ нибудь въ углу; потовъ торжественное выражен³е его лица внезапно исчезло, губы сложились въ полуулыбку и глаза заблестѣли какъ звѣзды.
   - Ахъ! вскричалъ онъ:- мы совсѣмъ и позабыли, что я опекунъ закрѣпленнаго за нею имущества, и еслибъ захотѣлъ, то могъ бы надѣлать ей много непр³ятностей!
   Мама де-Кадъ, въ сравнен³и съ зубодеромъ, обладала болѣе христ³анскими добродѣтелями. Она "обожала" Анастас³ю и гордилась, что такъ хорошо пристроила дочь. Если она иногда и завидовала ея высокому положен³ю, то въ этомъ виновато было высокомѣрное обращен³е Анастас³и. Она, сдѣлавшись независимою, начала грубить виновницѣ своихъ дней, стала ею помыкать и обращаться покровительственно.
   Не отвѣчая на замѣчан³е Рафаэля, мистриссъ де-Кадъ продолжала свои размышлен³я и наконецъ, принявъ рѣшительный видъ, который придавалъ ей такое непр³ятное выражен³е, будто она собиралась кого-нибудь укусить, она начала говорить, глядя на него въ упоръ.
   - Послушайте, Рафаэль, поймите меня какъ слѣдуетъ. - Я допущу Анастас³ю къ себѣ въ домъ, только съ тѣмъ услов³емъ, чтобъ она не дѣлала здѣсь никакихъ глупостей.
   - Разумѣется, душа моя, отвѣчалъ онъ кротко, видя по выражен³ю ея лица, что дѣло можетъ разъиграться плохо.
   - Я ей не позволю распоряжаться, я причудничать и важничать! продолжала мама, все болѣе и болѣе разгорячаясь.
   - Совершенно разумно, моя милая.
   - Она должна жить, какъ мы живемъ, не должна разыгрывать важную лэди! У меня безъ капризовъ и фантаз³й. Я не хочу жертвовать для Анастас³и всѣми дѣтьми, Рафаэль, и прошу не требовать этого отъ меня. Слышите, не требуйте этого!
   - Я этого не требую и не буду никогда требовать.
   - Съ этимъ услов³емъ пусть Анастас³я пр³ѣзжаетъ, когда захочетъ, вскричала мать, мало по малу успокоиваясь.- Какъ бы намъ ни было тяжело, но она встрѣтить подъ нашей кровлей радушный пр³емъ.
   Тутъ мистриссъ де-Кадъ глубоко вздохнула, какъ будто съ этимъ послѣднимъ вздохомъ вылила все свое негодован³е и приготовилась ко всему худому.
   Разговоръ этимъ не кончился. Грустныя мысли овладѣли внезапно старикомъ де-Кадомъ; онъ началъ тревожно вертѣться на стулѣ и, кусая губы, нахмуренно принялся поправлять въ каминѣ огонь. Наконецъ, онъ проворчалъ:
   - Однако, въ какихъ дуракахъ я останусь передъ моими пац³ентами! Что я имъ скажу? какое придумаю оправдан³е? Чортъ бы побралъ эту бѣшеную дѣвчонку! И кто бы подумалъ, что такая статная и коренастая баба, какъ Анастас³я, не можетъ вышколить такого воробьенка? Все это просто пустое упрямство и южная гордость!
   - Однако, мой другъ, замѣтила супруга: - двѣсти фунтовъ въ годъ не бездѣлица!
   Дантистъ съ дѣтства любилъ ариѳметику и, уважая истину, почувствовалъ всю полновѣсность этого замѣчан³я. Онъ былъ глубоко тронуть.
   - Можно будетъ сказать, что ей необходима перемѣна воздуха, или что она стосковалась по родимой семьѣ, да никто этому не повѣритъ!
   - Рафаэль торжественно начала супруга: - каменный уголь и хлѣбъ вздорожали, да и все вздорожало, даже мусоръ. Какъ вы думаете, Анастас³я заплатить деньги впередъ?
   Рафаэль, обращенный къ насущнымъ потребностямъ, побѣдилъ мысль объ язвительныхъ замѣчан³яхъ пац³ентовъ и сталъ опасаться, чтобъ какое нибудь обстоятельство, въ родѣ примирен³я, съ Долли, не лишило его выгодной жилицы; онъ даже сожалѣлъ, что Анастас³я не вернулась къ нимъ мѣсяца три тому назадъ; теперь ему пришлось бы уже получить съ нея за треть. Въ глубокомъ раздумьи, потирая себѣ подбородокъ, онъ возвѣстилъ свою готовность покориться судьбѣ слѣдующимъ восклицан³емъ:
   - Пусть ее пр³ѣзжаетъ! Я вѣрю, что все, что бы ни случилось, къ лучшему, особенно, если ничѣмъ инымъ нельзя этому помочь!
   A вы, изящная красавица, моя прелестная Анастас³я! Гдѣ былъ вашъ разсудокъ, когда вы вздумали искать утѣшен³я въ объят³яхъ дражайшихъ родителей, которые, по вашему же выражен³ю, "даже заочно непр³ятны и глупы"? Глупая, но великолѣпно сложенная женщина! возьмите, если можете, назадъ эти слова!
   Избавители явились на слѣдующ³й день. Когда я увидѣлъ ихъ въ дверяхъ, признаюсь, меня пробрала дрожь, и я пожалѣлъ, что не ушелъ гулять, Долли поблѣднѣлъ какъ платовъ; можно было подумать, что дантистъ прибылъ сюда съ цѣлью повыдергать ему всѣ зубы.
   Замѣтивъ, что Рафаэль, проходя, пытался заглянуть къ вамъ въ дверь, мой другъ отпрянулъ въ самый дальн³й уголъ комнаты и такъ плотно приросъ къ стѣнѣ, что его можно было принять за картину. Глядя на его униженное положен³е я испуганную физ³оном³ю, всяк³й принялъ бы его за негоднѣйшаго мужа, которому давно слѣдовало выцарапать глава.
   - Повидайтесь съ ними, Джекъ, повидайтесь съ ними, прошепталъ онъ дрожащимъ голосомъ.
   Пораженный, почти выведенный изъ себя этимъ страннымъ желан³емъ поручить мнѣ посредничество, я попытался пробудить въ немъ мужество.
   - Помилуйте, Долли, могу ли я допустить васъ до такого унижен³я! Будьте мужчиной, я буду васъ поддерживать. Вѣдь не съѣдятъ же они васъ!
   Въ отвѣтъ на мой разумный совѣтъ, онъ, дрожа всѣмъ тѣломъ, какъ безумный, повторялъ:
   - Я не хочу видѣть ихъ, слышите ли, не хочу!
   Признаюсь, я никогда не былъ въ такомъ затруднительномъ положен³и.
   - Будьте мужчиной, Долли, настаивалъ я.- Вы должны хоть на секунду повидаться съ ними,- какъ мужъ, вы обязаны это сдѣлать!
   Какое ему было дѣло теперь до его обязанностей! Онъ только громче и громче кричалъ:
   - Не хочу! не хочу! не хочу!
   Я отъ природы не трусливъ, но мысль о предстоящемъ объяснен³и съ непокорной женой и громогласной мамашей, которая безъ церемон³и дѣлаетъ вамъ самые рѣзк³е выговоры, не говоря ужь о колкихъ замѣчан³яхъ Мери Вумбсъ и нелѣпыхъ выходкахъ Рафаеля, не на шутку пугала меня.
   Чтобъ скрить свое безпокойство отъ Долли и поддержать въ себѣ мужество, я сталъ храбриться.
   - Вы думаете, что я ихъ боюсь? Нисколько! сказалъ я. - Справедливость на нашей сторонѣ, сэръ! И еслибъ весь Блумсбери возсталъ, то это мнѣ рѣшительно все равно!
   Мнѣ очень хотѣлось, чтобы онъ улыбнулся, но, кажется, это было выше его силъ. Онъ смотрѣлъ на меня тупымъ взглядомъ, который поневолѣ остановилъ потокъ моего краснорѣч³я.
   Съ перваго взгляда на туалетъ стараго Рафаэля я заключилъ, что онъ готовится блистательно разыграть роль благороднаго отца и рѣшился исполнить ее до конца съ непоколебимымъ достоинствомъ. Несмотря на великолѣпную погоду, онъ держалъ въ рукѣ зонтикъ, вѣроятно, вмѣсто оборонительнаго оруж³я, намазалъ голову розовымъ масломъ и надѣлъ свой лучш³й фракъ, чтобъ придать себѣ внушительный видъ, въ случаѣ еслибъ пришлось обратиться къ посредничеству судьи.
   Болѣе же всего меня смущалъ его бѣлый жилетъ. Что бы это означало? Съ тѣхъ поръ, какъ я его знаю, я ни разу не видѣлъ на немъ бѣлаго жилета, и даже не подозрѣвалъ о его существован³и. Этотъ жилетъ ужасно не шелъ съ его желтому лицу, которое казалось еще желтѣе, напоминая потолокъ курительной комнаты. Чортъ бы побралъ этотъ бѣлый жилетъ! Онъ меня безпокоилъ.
   Мистриссъ Икль, къ сожалѣн³ю, выказала излишнюю поспѣшность, желая поскорѣй начать обвинительные пункты, даже не дождалась, пока войдутъ въ гостиную начала семейную трагед³ю еще въ передней.
   Едва родители переступили порогъ,- мама даже не успѣла завязать чепца, а папа расправить манжетовъ, - она ринулась съ лѣстницы, съ быстротою человѣка, летящаго стремглавъ съ вышины; достигнувъ площадки и увидавъ неоцѣненныхъ родителей, она принялась плакать и стонать, а вступивъ на цыновку, съ быстротой молн³и промчалась черезъ всю переднюю и бросилась на грудь стараго де-Када, который даже пошатнулся отъ сильнаго напора, будто на грудь ему свалилась бомба, а не его собственное дѣтище.
   - Возьмите меня отсюда! Ради Бога, возьмите меня! съ рыдан³ями восклицала несчастная жертва.
   Эфектъ этой патетической сцены былъ немного нарушенъ, во-первыхъ тѣмъ, что Рафаэль не успѣлъ еще опомниться отъ поражен³я въ грудь и не могъ отвѣчать, какъ подобало въ надлежащемъ случаѣ, и потому казался нѣсколько жестокосердымъ; во-вторыхъ мистриссъ де-Кадъ вздумала при этомъ разспрашивать, куда дантистъ дѣвалъ флаконъ со спиртомъ.
   Мнѣ кажется, что флаконъ со спиртомъ всегда портить впечатлѣн³е.
   Страдан³я, претерпѣваемыя мистриссъ Икль, выражались въ раздирающихъ душу вопляхъ.
   - Мама, милая мама! Не оставляйте меня съ этимъ чудовищемъ! Скажите, что вы меня не оставите! На колѣняхъ умоляю васъ!
   - Не оставлю, не оставлю, мое сокровище! отвѣчала растерянная родительница, до того взволнованная, что чуть не задушила своего супруга, подсунувъ ему флаконъ съ вонючимъ спиртомъ къ самому рту.
   - Я умру! Онъ меня убьетъ! продолжала невинная жертва, пряча голову на широкую грудь родителя.
   Наконецъ Рафаэль, чувствуя, что Анастас³я портитъ его бѣлый жилетъ, замѣтилъ нѣсколько нетерпѣливо женѣ:
   - Да возьмите-жь ее пожалуйста!
   Въ суматохѣ трогательной встрѣчи, прекрасные волосы Анастас³и растрепались и разсыпались по плечамъ; между тѣмъ изъ кухни повысыпали слуги и подсматривали изъ-за угловъ, точно играли въ прятки. Дантистъ почувствовалъ, что его блумсбер³йская гордость глубоко оскорблена. Для соблюден³я прилич³й огорченное тр³о, наконецъ, вышло въ столовую.
   Послѣдн³я слова, произнесенныя мистриссъ Икль, прежде, чѣмъ заперли дверь, были:
   - Ахъ, папа! ахъ, мама! Я не могу, не смѣю высказать вамъ все, что я вынесла съ тѣхъ поръ, какъ этотъ предатель разлучилъ меня съ вами.
   Эти слова принесли ей не очень большую пользу. Нехорошее слово "предатель" пробудило Долли отъ оцѣпенен³я и вызвало краску на его блѣдныя щеки. Онъ что-то насмѣшливо проворчалъ, провелъ рукой по волосамъ и сталъ твердо стоять на ногахъ.
   Помоему, слово "негодяй" лучше чѣмъ "предатель", по крайней-мѣрѣ пр³ятнѣе, "мошенникъ" тоже лучше, а "плутъ" такъ это даже какъ-то добродушно. Особенно надо было слышатъ, съ какимъ выражен³емъ въ голосѣ она сказала "предатель".
   - Теперь я готовъ повидаться съ ея родителями, вскричалъ Долли, быстро шагая по комнатѣ.- Вы правы, Джекъ, намъ необходимо разстаться. Дайте-ка мнѣ сигару, а то а надѣлаю глупостей.
   - Вы говорите, какъ Траянъ, воскликнулъ я! (Когда я сильно взволнованъ, то обыкновенно прибѣгаю къ классикамъ);
   Онъ взялъ сигару, и сжегъ полъгазеты, закуривая ее. Это значительно его облегчило и успокоило, тѣмъ болѣе, что онъ не только курилъ, но даже кусалъ ее и ѣлъ кусочки.
   И такъ мы сидѣли и слушали съ напряженнымъ вниман³емъ. До насъ доносились сиплый голосъ Де-Када отца, который, казалось, увѣщевалъ мистриссъ Икль; до насъ долетали ея пронзительныя возражен³я. Мамаша пока мало вмѣшивалась. Она, вѣроятно, ограничивала пока свои увѣщанья жестикуляц³ей, и дѣйствовала какъ ударъ смычка по разстроенной скрипкѣ.
   Явился слуга съ вопросомъ: можетъ ли мистеръ Икль принять мистера де-Када?
   Конечно, можетъ! Очень радъ его видѣть!
   - Что кто за нелѣпая ссора, Адольфусъ, а? началъ старѣй Рафаэль. - Голубки поссорились? Полно, милый другъ! Будьте разсудительны, какъ слѣдуетъ мужчинѣ!
   Но Адольфусъ не былъ разсудителенъ; онъ презрительно отставилъ нижнюю губу и взглянулъ на дантиста вызывающимъ взглядомъ.
   - Конечно, ссора нелѣпая, отвѣчалъ онъ: - но она будетъ послѣдняя.
   - Господѣ владыко! вскрикнулъ Рафаэль: - пара капризныхъ дѣтей толкуетъ о разводѣ! Да какъ вы только разъѣдетесь, вы обезумѣете съ тоски другъ по другѣ.
   Долли швырнулъ сигару въ уголъ и вскочилъ съ мѣста.
   - Поведен³е Анастас³и, начатъ онъ: - тамъ неизвинительно, такъ жестоко... я полагалъ, она помѣшалась... я больше не могу выносить... Моя любовь къ этой женщинѣ... я до сихъ поръ обожаю самую память о... Господи! на что она могла пожаловаться? Я дѣлалъ все, что... Неблагодарная женщина! она слишкомъ... Впрочемъ, теперь все кончено между нами... все... Мы должны разстаться!
   Старый Рафаэль испугался дикаго вида Долли и проговорилъ:
   - Я не думалъ, что это такъ серьёзно!
   - Передайте, сдѣлайте одолжен³е, моей женѣ, прибавилъ Долли, снова садясь на свое мѣсто, и исполняясь величественнаго спокойств³я: - что она можетъ взять съ собою все, что ей угодно, изъ этого дома.
   Старый Рафаэль, видя, что ничего не подѣлаешь, отправился къ дочкѣ. Мы скоро услыхали его сиплый голосъ сверху, и поняли, что онъ читаетъ наставлен³е дорогому дѣтищу. Но Стаси прибѣгла въ слезамъ, мамаша стала за нея заступаться и Мери Вумбсъ принялась пронзительно охать и ахать.
   Дантистъ сбѣжалъ снова съ лѣстницы, и, просунувъ голову въ дверь нашей комнаты, сказалъ:
   - Икль, дружище, пожалуйста, войдите къ намъ на минутку.
   Долли, какъ вдохновенный мученикъ, отправился на пытку.
   Онъ засталъ мистриссъ Икль въ слезахъ; около нея лежала дорожная шляпка. Коварная Мери Вумбсъ царапала и терла свои воровск³е глаза угломъ передика, а мистриссъ де-Кадъ представляла собою олицетворен³е материнской свирѣпости.
   Мистриссъ Икль приказала Мери Вумбсъ побѣжать скорѣе принести ей другой носовой платокъ,- этотъ былъ смоченъ слезами.
   - Ну, мои дорог³е дѣти! началъ дантистъ торжественнымъ голосомъ: - я еще разъ прошу васъ, протяните другъ другу руки! Икль, обратился онъ къ Долли: - скажите, откровенно, на что вы жалуетесь? За что сердиты?
   - Я не сердитъ, отвѣтилъ мягко Долли: - я только усталъ, и мнѣ надоѣли и опостылѣли дрязги.
   - Лицемѣръ! обманщикъ! вскрикнула мистриссъ Икль. - Не вѣрьте ему, мамаша! Онъ теперь не смѣетъ меня оскорблять, онъ испугался, трусишка! Я говорю вамъ, моя жизнь въ опасности! Онъ замучилъ меня! Онъ уморилъ меня оскорблен³ями!
   - Я никогда не оскорблялъ, промолвилъ Долли.
   - Не оскорбляли, мучили, убивали! Скотъ!
   Долли спокойно закурилъ сигару.
   - Если сотая доля того, что говоритъ моя дочь - справедливо, то я должна признаться, мистеръ Икль, ваше поведен³е недостойно, замѣтила мамаша де-Кадъ.
   - Онъ ударилъ меня! крикнула Анастас³я.
   Долли всвочилъ.
   - Это ложь! крикнулъ онъ.
   - Это правда!
   - Ложь!
   - Правда! Правда! Правда!
   Въ эту минуту явилась Мери Вумбсъ, и клятвенно подтвердила, что это "такая же святая истина, сэръ, какъ въ библ³и, сэръ!"
   - Вы видите, сэръ, сказалъ Долли: - что надежды на примирен³е быть не можетъ. Я позволяю мистриссъ Икль взть съ собою все, чта...
   - Мамаша! закричала мистриссъ Икль: - какъ онъ смѣетъ это говорить! Я не возьму ничего, кромѣ самаго необходимаго, отъ этого низкаго человѣка!
   Мамаша встревожилась и подумала, не сошла ли съума ея Стаси. Она сочла за нужное вмѣшаться въ эту борьбу взаимнаго великодуш³я.
   - Мистеръ де-Кадъ, сказалъ Долли: - всѣ золотыя вещи и драгоцѣнности, дочь ваша можетъ тоже взять...
   Старый Рафаэль отвѣчалъ съ безстыдной торопливостью:
   - Конечно, конечно! сколько я помню, Стаси сказала, что возьметъ кое-как³я необходимыя вещи, и разумѣется, драгоцѣнности...
   - Капиталъ тоже "необходимая вещь"? спросилъ Делли съ нескрываемымъ (нѣсколько трагическимъ) отвращен³емъ.
   Мистриссъ Икль почувствовала силу сарказма.
   - О, еслибы мнѣ позволено было возвратить вамъ назадъ этотъ капиталъ! вскрикнула она.
   Это была, быть можетъ, самая чудовищная ложь, произнесенная въ XIX столѣт³и, но она и не запнулась
   - Все это мнѣ очень тягостно, сказалъ чувствительный дантистъ.
   - И мнѣ тоже! отвѣтилъ Долли, направляясь въ дверямъ.
   Мистриссъ И³ль залилась слезами, восклицая:
   - О! избавьте меня отъ дальнѣйшихъ оскорблен³й! О! увезите меня изъ этого ненавистнаго дома!
   Но дантистъ натощакъ выѣхалъ изъ Лондона, и былъ голоденъ.
   - A завтракъ? сказалъ онъ убѣждающимъ тономъ. - Это бы не дурно, а? Что есть, Адольфусъ?
   Долли не могъ не улыбнуться при этомъ шутовскомъ заключен³и Тинкингемской трагед³и.
   - Право, не знаю, отвѣтилъ онъ. - Есть цыплята, или ветчина, или что-нибудь.
   - Отлично! отлично!
   Но Анастас³я, которая привыкла завтракать поздно, возстала.
   - Милая дитя мое, строго сказалъ дантистъ: - я прошу васъ быть благоразумнѣе: я прошу васъ, старайтесь владѣть своими чувствами!
   - Наконецъ, все кончено, Джекъ! вскрикнулъ Долли, входя ко мнѣ и бросаясь въ кресло. - Но я не могу здѣсь оставаться! Я съума сойду! Не поѣхать ли мнѣ куда-нибудь? Покачу въ Парижъ!
  

ГЛАВА XVII.

Непр³ятель, тѣснимый со всѣхъ сторонъ, прибѣгаетъ къ добродѣтели и выигрываетъ сражен³е.

  
   Въ то время, какъ мистриссъ Икль садилась за обѣдъ въ Блумсбери-скверѣ, я съ Долли прощался у пристани.
   Мой маленьк³й пр³ятель былъ очень тихъ, очень грустенъ, и осыпалъ меня благодарностями за оказанныя ему услуги; моя прекрасная непр³ятельница была злобно раздражена, и такъ теребила свою маленькую сестру, что къ концу вечера никто такъ горько не жалѣлъ о разводѣ, какъ эта злополучное дитя.
   Анастас³ю волновала мысль, что теперь дѣлаетъ мистеръ Икль, и какъ онъ дерзаетъ дѣлать что-нибудь безъ нея, какъ смѣетъ не умереть, утративъ свое сокровище? Мистеръ Икль съ своей стороны былъ до того поглощенъ мыслями объ Анастас³и, что не чувствовалъ мучен³й морской болѣзни и очутился въ Парижѣ именно въ тотъ самый моментъ, когда пришелъ въ мудрому заключен³ю, что ему необходимо возвратиться домой и дать случай исправиться прелестнѣйшему творен³ю Господа.
   Долли взялъ съ меня торжественное обѣщан³е часто писать, передавая ему самомалѣйш³я подробности о прекрасной лэди. Онъ тоже не преминетъ отвѣчать и я всегда буду знать, куда адресовать ему телеграмму въ случаѣ, если красавица выкажетъ какой-нибудь признакъ раскаян³я.
   Твикенгемская вилла была заперта и поручена надзору полисмена. На трет³й день туда явилась Мери Вумбсъ съ ломовыми извощиками, требуя мебели мистриссъ Икль. Но полисмену было дано наставлен³е предусмотрительными людьми ничего не отпускать, и Мери Вумбсъ уѣхала, оскорбивъ достойнаго блюстителя, порядка напоминан³емъ, что онъ не стоитъ жалованья, которое она, Мери, и нац³я, ему платятъ.
   Письма Долли не отличались большой оригинальностью мыслей или замѣчательной изобразительностью. Онъ увѣрилъ меня, что груститъ и скучаетъ, и удивлялся, зачѣмъ живетъ на свѣтѣ, и къ этому, онъ временами прибавлялъ, для собственнаго утѣшен³я, или желая забавить меня, что "Парижъ прекрасный городъ", или "французы рѣдко бреятся", или "французск³я вина недурны, но даже нац³ональное предубѣжден³е не увлекало его за предѣлы этихъ общеизвѣстныхъ истинъ. Онъ спрашивалъ, конечно, что я слышалъ о ней, гдѣ встрѣтилъ ее, что она. Казалось, онъ начинаетъ мало-по-малу оправляться отъ удара; онъ сообщилъ мнѣ, что Марсельск³й театръ прекрасное здан³е, изъ чего я заключилъ, что онъ присутствовалъ на представлен³и, хотя и стыдился прямо признаться въ своемъ легкомысл³и. Затѣмъ онъ увѣдомилъ меня, что "Швейцар³я выше всякаго воображен³я", что было очень мило съ его стороны, потому что изабавило меня отъ труда напрягать умъ, представляя ея невообразимыя красоты. Наконецъ онъ сообщилъ мнѣ свои мнѣн³я насчетъ нѣмецкаго нарѣч³я: "Посудите о моемъ удивлен³и, - писалъ онъ - Когда я открылъ въ немъ столько словъ, похожихъ на англ³йск³я!" Можно было заключать, что серьёзныя занят³я и изучен³я мало-по-малу оказывали свое благодѣтельное дѣйств³е на истерзанное сердце странника, и онъ начиналъ успокоиваться.
   Я, съ своей стороны, свято исполнялъ данное ему обѣщан³е, и акуратно, безъ замедлен³й, сообщалъ ему извѣст³я о его лэди. Черезъ два дня послѣ его отплыт³я къ берегамъ веселой Франц³и, я видѣлъ ее въ театрѣ и донесъ ему, что она кушала въ антрактахъ мороженое и была въ аломъ эфектномъ шарфѣ. Не интересныя извѣст³я для насъ съ вами, читатель, но для него они были ужасны и заставили его выказать такую дикую ревность, какой не выказывалъ самъ Менелай, злополучный супругъ прекрасной Елены. Я тоже увѣдомилъ его о возвращен³и гера Куттера и его пр³ятеля, гера Прюша, и какъ они съ мистриссъ Икль прогуливались вмѣстѣ въ Кенсингтонскомъ саду.
   Я полагаю, что сообщенная мною извѣст³я произвели реакц³ю, потому что онъ сообщилъ мнѣ съ слѣдующей почтой, что выпилъ неимовѣрное величество шампанскаго и проигралъ 90 франковъ въ карты.
   Между тѣмъ въ Блумсбери-скверѣ открылись междоусоб³я съ перваго дня вступлен³я Анастас³и въ этотъ благословенный жомъ.
   Первая стычка произошла по поводу платы 200 фунтовъ въ годъ. Дорогая жилица нашла, что эта цѣна непомѣрно высока, что уменьшивъ ее вполовину, хозяева получатъ огромный барышъ, и предложила три гинеи въ недѣлю.
   Мистриссъ де-Кадъ удивилась безумству дочери и просила ее сообразить, что ея родители не содержатели гостиницъ и что только изъ любви въ своему ребенку согласились дать ей пр³ютъ. Мистриссъ де-Кадъ надѣялась, что подобныя возмутительныя разсужден³я больше не повторятся.
   Мистриссъ Икль, съ своего обычною находчивостью и осмотрительност³ю, упомянула о цѣнахъ въ гостиницахъ и сравнила ихъ съ тарифомъ Блумсбери-сквера.
   Мистриссъ де-Кадъ отвѣчала, что подобныя оскорблен³я вынуждаютъ ее удалиться изъ комнаты. Такого безсердечнаго, эгоистическаго сравнен³я она никогда отроду не слыхивала. Она предоставляетъ мистеру де-Каду объясняться съ Анастас³ей.
   Анастас³я рѣшила, что пробудетъ на разорительной квартирѣ, пока отыщетъ себѣ подходящее помѣщен³е, а мастеръ и мистриссъ де-Кадъ поздравили себя съ выгодною жилицею.
   Между родителями и дочерью была видимая холодность; маленьк³я вылазки повторялись безпрестанно.
   Мистриссъ Икль приказывала принести "ея шерри" во время обѣда, ставила его около себя и никому не предлагала. Въ свою очередь, родители, угощая случившагося гостя шампанскимъ, обносили Анастас³ю, говоря: "она пьетъ только шерри".
   Если мистриссъ Икль звонила и звала слугу, мистриссъ де-Кадъ замѣчала, что слуги заняты и не могутъ ежеминутно упражняться въ побѣгушкахъ.
    

Другие авторы
  • Рунеберг Йохан Людвиг
  • Кошелев Александр Иванович
  • Венгеров Семен Афанасьевич
  • Ростопчина Евдокия Петровна
  • Арнольд Эдвин
  • Барбе_д-Оревильи Жюль Амеде
  • Куликов Николай Иванович
  • Семевский Михаил Иванович
  • Рид Тальбот
  • Ли Ионас
  • Другие произведения
  • Воейков Александр Федорович - Стихотворения
  • Уитмен Уолт - Стихотворения
  • Де-Пуле Михаил Федорович - Нечто о литературных мошках и букашках по поводу героев г. Тургенева
  • Собинов Леонид Витальевич - Собинов Л. В.: Биографическая справка
  • Короленко Владимир Галактионович - Дети подземелья
  • Качалов Василий Иванович - Из творческой лаборатории В. И. Качалова
  • Богатырёва Н.Ю. - Пламенный служитель Истины
  • Дживелегов Алексей Карпович - Ю. Девятова. Триумф и трагедия отечественного либерализма
  • Картер Ник - Страшная ночь в Гранд-отеле
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Н. Гей. В. Г. Белинский и русская литература
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
    Просмотров: 286 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа