Главная » Книги

Мейхью Август - Блумсберийская красавица, Страница 3

Мейхью Август - Блумсберийская красавица


1 2 3 4 5 6 7 8 9

sp;    Господи помилуй! мысленно воскликнулъ удивленный супругъ съ досадой: отчего это все принадлежало мамашѣ?
   Но всякая досада исчезла, когда очаровательная мистриссъ Икль сѣла за завтракъ, восхитительно одѣтая въ платье нѣжно-лиловаго цвѣта, которое сидѣло на ней очень ловко и чрезвычайно шло къ ея прекрасной фигурѣ. Она такъ грац³озно распоряжалась завтракомъ, что онъ выпилъ цѣлыхъ три чашки.
   Послѣ завтрака, карета была нанята, ящики уложены; булоньск³й пароходъ уже сильно звонилъ въ призывный колоколъ, а надо было еще благодарить учтиваго германца, уплатить по счету и присмотрѣть за багажемъ. Долли былъ командированъ внизъ для изъявлен³я признательности великодушному чужеземцу, а Анастас³я въ это время сдавала сундуки. Долли вручилъ свою карточку слугѣ, изъявилъ желан³е видѣть г. Грунтца, и сталъ бродить по залѣ, въ ожидан³и отвѣта.
   Между тѣмъ, слуги, цѣлое утро ожидавш³е случая поймать новобрачнаго, сейчасъ замѣтили, что благопр³ятная минута наступила. Съ быстротой молн³и по всему дому пролетѣла вѣсть, что новобрачный ходитъ одинъ въ залѣ. Они всѣ начали собираться вокругъ несчастнаго Долли, набѣгая по лѣстницѣ изъ кухни, спускаясь по той же лѣстницѣ изъ спаленъ, выбѣгая изъ конюшенъ и флигелей: тутъ явились лакеи, горничныя, швейцары, чистильщики сапоговъ, повара, даже кучеръ. Они окружили его такъ, что не было никакой возможности ускользнуть. "Долго здравствовать новобрачной, сэръ", кричалъ одинъ; "надо бы выпить за ея здоровье, ваша честь!", говорилъ другой; "дай Богъ счаст³я и благополуч³я и дома, и въ чужихъ краяхъ", торжественно пѣлъ трет³й.
   Новобрачному оставалось только улыбаться и сунуть соверенъ въ ближайшую руку. Но это не усмирило жадныхъ доброжелателей.
   - Намъ изъ этого ничего не достанется, ваша честь, замѣтили чистильщики сапоговъ.
   - Велите ему сейчасъ раздѣлить этотъ соверенъ! сказала горничная.
   Былъ раздѣленъ и второй соверенъ, за вторимъ - трет³й, и невозможно сказать, сколько пришлось бы ихъ пожертвовать,- еслибы неустрашимая Анастас³я, сходя съ лѣстницы, не замѣтила алчныхъ грабителей; она бросилась въ толпу и избавила своего ягненка отъ гибели.
   - Выпить! Я вамъ дамъ выпить, вскричала негодующая лэди.
   - Они так³е ненасытные! прибавилъ Долли съ отвращен³емъ.
   Пока Анастас³я вела разсчеты съ хозяйкой гостиницы, къ ея супругу подошелъ, кланяясь и улыбаясь, осанистый, увѣсистый джентльменъ, съ большими ушами, въ золотыхъ очкахъ, во фракѣ, плотно обхватывавшемъ его тал³ю, и въ короткомъ атласномъ жилетѣ. Это былъ, очевидно, геръ Грунтцъ. Онъ протянулъ свою широкую ладонь и пальцы его охватили крошечную ручку Долли такъ легко, какъ бы это была рукоятка перочиннаго ножика.
   Краснѣющ³й Долли началъ рѣчь очень хорошо: "я весьма обязанъ, сэръ", но улыбающ³йся иностранецъ прервалъ его короткимъ замѣчан³емъ:
   - Я не говорю по-англ³йски, сэръ!
   Потомъ дожалъ плечами, покачалъ головой, и добросердечно улыбнулся.
   Чтобы дать возможность лучше понять чужеземцу нашъ прекрасный языкъ, Адольфусъ заговорилъ громче. Онъ знакомъ пригласилъ нѣмца сѣсть, и указывая на адресъ, напечатанный на карточкѣ, закричалъ изо всѣхъ силъ:
   - Вотъ мой адресъ! - очень радъ васъ видѣть! Лондонъ - дома!
   Иностранецъ, очевидно, понялъ слово "Лондонъ", потому что поцаловалъ концы своихъ пальцевъ и испустилъ звукъ: "О!", желая, вѣроятно, выразить свои восхищен³е британской столицей; потомъ, видя, что дальнѣйш³й разговоръ затруднителенъ, онъ опять принялъ шутливое выражен³е лица, и раскланялся, очевидно, чрезвычайно довольный собою. При этомъ онъ нашелъ время бросить долг³й взглядъ на прекрасную Анастас³ю, которая въ минуту спорила съ хозяйкой изъ-за разсчета; красота новобрачной замѣтно поразила его. Между тѣмъ, разсчетливая Анастас³я восклицала:
   - Гинея за постель! Это неслыханная цѣна! Я не дамъ! Это грабежъ!
   - Прошедшею ночью вы не назвали бы это грабежомъ, мадамъ, возразила съ гнѣвомъ хозяйка гостиницы.- Тогда вы были очень любезны и кротки!
   - Моя милая, вступился было Адольфусъ.
   - Пожалуйста, не вмѣшивайтесь, мой милый, отрѣзала ему Анастас³я.
   Бѣдный парень отступилъ въ смущен³и.
   - Боже милостивый, уже! прошепталъ онъ.
  

ГЛАВА V.

Мистриссъ Икль учитъ, какъ должно расходовать деньги.

  
   Что сдѣлалось съ нашей интересной парой послѣ прибыт³я въ Парижъ,- я никогда не могъ достовѣрно узнать. Дѣйствительно, дѣла велись такъ секретно, что я думаю, должно было случиться что-нибудь серьёзное.
   Новобрачные сознались только въ тѣхъ бѣдств³яхъ, которыя, обыкновенно, постигаютъ людей, посѣщающихъ чуж³я страны, не будучи въ состоян³и говорить на туземномъ языкѣ. Эти маленьк³я мученьица Долли въ значительной степени приписывалъ наклонности своей возлюбленной Анастас³и слишкомъ рьяно пускаться въ разговоры съ мѣстными жителями, и никогда не позволять супругу подать мнѣн³е относительно значен³я сказанныхъ словъ.
   - Она женщина чрезвычайно талантливая, замѣчалъ Долли: - но какъ она знаетъ по-французски не болѣе шести словъ, включая въ то же число "да" и "нѣтъ", то а думаю, должна бы позволять мнѣ заглядывать, по временамъ, въ карманный лексиконъ.
   Самое непр³ятное обстоятельство, одно изъ самыхъ мучительныхъ безпокойствъ, как³я только могутъ постигнуть лѣниваго человѣка,- бываетъ тогда, когда вернувшись домой послѣ трехмѣсячной сонливой, распущенной праздности - онъ находить у себя на столѣ до сотни писемъ, съ надписью "спѣшное" или "нужное",- писемъ, требующихъ отвѣтовъ въ возможно скоромъ времени.
   Изъ привязанности къ Долли, я въ течен³е его медоваго мѣсяца, часто посѣщалъ его комнаты, и приводилъ въ порядокъ на столѣ его обширную корреспонденц³ю, такъ что, первый предметъ, поразивш³й бѣдные глаза новобрачнаго, при входѣ въ комнату, была огромная змѣя писемъ, извивавшаяся по его столу причудливыми изгибами.
   - Что это за чертовщина? вскричалъ Долли въ ужасѣ, указывая на мою змѣю.
   - Это письма къ вамъ, любезный другъ, возразилъ я.
   Долли широки раскрылъ глаза.
   - Ко мнѣ? вскричалъ онъ: - невозможно! Я не знаю ни одного человѣка, который бы могъ писать ко мнѣ!
   Но пока онъ говорилъ это, послышался стужъ почтальона, который принесъ еще два письма. Они превосходно закончили хвостъ змѣи.
   - Я сожгу ихъ! сказалъ Долли, злобно и искоса смотря на змѣю, точно она могла его понимать.
   Мног³е любятъ читать чуж³я письма, даже больше, чѣмъ свои собственныя,- по крайней-мѣрѣ, я люблю это, и потому, конечно, не хотѣлъ и слышать о подобномъ предложен³и.
   - Что за пустяки! возразилъ я: - чтен³е не займетъ и десяти минутъ. Начинайте, я вамъ помогу.
   Мы привились за работу.
   Вотъ и говорите о прелестяхъ супружеской жизни! Да! я знаю, что это дѣло великое имѣть женою любящее, кроткое создан³е, котораго единственная мечта состоитъ въ томъ, чтобъ увеличить счаст³е и благополуч³е своего преданнаго супруга,- которое жертвуетъ собою, чтобъ обезпечить себѣ вашу любовь и благословляетъ васъ за нее; вотъ подобную-то женщину я ищу, и если когда-нибудь встрѣчу ее, то употреблю всѣ усил³я, чтобъ надѣть ясное золотое кольцо на ея палецъ. Но такихъ женщинъ мало, и ихъ скоро разбираютъ; право, если вы знаете хотя одну такую, то въ обмѣнъ локона ея волосъ я готовъ дать вамъ прекрасные карманные часы съ цѣпочкой и брелоками.
   Но иногда женщины бываютъ похожи на мартовск³е орѣхи: сорокъ ни на что негодныхъ приходится на одинъ, стоющ³й хотя что-нибудь. Я холостякъ, и себѣ на умѣ. Еслибъ у меня было шесть дочерей, то, быть можетъ, я сталъ бы проповѣдывать иную теор³ю и поклялся бы, что счастье жизни заключается въ женитьбѣ. Я увѣренъ, что есть мужья, которые предаются раскаян³ю и называютъ себя не лестными именами еще до истечен³я перваго года супружескаго счаст³я. Мнѣ было бы понятно, еслибы Долли, прочитавъ сто писемъ, пожалѣлъ о томъ, что прекрасная Анастас³я не была дражайшей половиной кого-нибудь другого.
   Прежде всего, мы раскрыли поздравительное письмо отъ нѣкоего Уильяма Клингера, дяди жены,- письмо, полное сладкихъ пожелан³й будущаго благополуч³я, заключавшееся просьбой объ одолжен³и въ займы 50 фунтовъ, которые будутъ уплачены при первой возможности.
   Первый кузенъ, подписавш³йся Джекъ Ликъ, просилъ только 20 фунтовъ, но присылкою ихъ нельзя было медлить ни одного дня; второй кузенъ, Джонъ Моссъ, былъ увѣренъ, что не можетъ обойтись менѣе, чѣмъ 30 фунтами, - "и, пожалуйста, билетами".
   Кузина, по имени Мэри Сов³еръ, писала патетическое заявлен³е о своемъ затруднительномъ положен³и и, чтобъ поправиться, прямо требовала четырехлѣтней пенс³и.
   Даже Бобъ Де-Кадъ, эта бездонная пропасть, находился въ числѣ алчной толпы; но, разумѣется, въ его письмѣ было и смягчающее обстоятельство: онъ съ чест³ю занималъ мѣсто въ этомъ стадѣ, возвысивъ свои нужды до суммы 300 фунтовъ, уплату которыхъ онъ гарантировалъ "своею честью". Основательное знан³е такого человѣка, какъ Бобъ, дѣлало ссуду, при этой гарант³и, спекуляц³ею первоклассною.
   Вскрывая каждое письмо, я изъ любопытства записывалъ просимую сумму, и, когда мы кончили всю змѣйку, я имѣлъ удовольств³е - путемъ простаго сложен³я, получить очень крупную сумму, немного болѣе 3,000 футовъ.
   - Боже милостивый! да они, кажется, принимаютъ меня за ид³ота! вскричалъ Долли, дико смотря вокругъ себя. (А это скверное чувство - знать, что на васъ смотрятъ, какъ на дурака, многочисленные родственники, обитающ³е на всемъ разстоян³и отъ Южнаго Девоншейра до Эбердина!).
   Эти родственники, очевидно, думали, что каждый, кто женится на прекрасной Анастас³и, долженъ быть слабоумнымъ, и, слѣдовательно, легкой добычей. Что-то подобное уже вертѣлось въ умѣ Долли, когда онъ сидѣлъ, запустивъ пальцы въ волосы и угрюмо посвистывая.
   - Вы, конечно, пошлете деньги, сказалъ я, улыбаясь и принимая на себя шутливый видъ, чтобъ онъ не вообразилъ, что я говорю серьёзно. - Въ прекрасное дѣльце вы впутались, мой милѣйш³й.
   Онъ сердито вскочилъ съ мѣста; его маленьк³е члены какъ бы распрямились отъ гнѣва, а мин³атюрная физ³оном³я приняла почти звѣрское выражен³е; онъ скомкалъ всѣ письма, сказавъ: "я покончу съ этимъ; Анастас³я будетъ отвѣчать имъ, она будетъ отвѣчать, клянусь Юпитеромъ".
   Блумсбер³йская красавица обладала особымъ способомъ обращен³я съ бѣдными родственниками: она предоставляла имъ выпутываться изъ затруднен³й, какъ они знаютъ. Она была не такая женщина, которую можно поддѣть. Мистеръ Икль составлялъ ея собственность, и никто не долженъ былъ трогать его деньги, пока она могла ихъ тратить.
   Единственное письмо, которое она удостоила отвѣтомъ, было письмо милаго старца Боба: пинокъ, который она письменно отпустила этому достойному юношѣ, заставилъ его оставить привычку браться за перо на будущее время.
   Друг³я послан³я пригодились развести огонь. Передъ желѣзной кассой, стояла прекрасная Анастас³я, и мѣшая ее кочергой, говорила съ негодован³емъ: "что за безстыдство!" Когда наконецъ бѣдная змѣя была обращена въ тлѣющую груду пепла, она прибавила: "подобной наглой попытки грабежа я никогда еще не видала! Послѣ этого они снимутъ съ меня платье!"
   Долли въ эту минуту удивился, почему она исключительно говоритъ о своемъ платьѣ и совершенно забиваете объ его сюртукѣ.
   - Мнѣ пришло въ голову, Долли, прибавила она, поуспокоившись нѣсколько отъ негодован³я: - что было бы лучше мнѣ одной распоряжаться деньгами; помните, я говорила это еще въ Парижѣ. У васъ нѣтъ достаточно мужества, мой другъ, чтобъ противиться этимъ гадкимъ вымогательствамъ. Вы слишкомъ простосердечны и податливы. Если такъ будетъ продолжаться, я останусь безъ пр³юта!
   Эти постоянныя опасен³я за собственное удобство и полнѣйшее равнодуш³е въ тѣмъ лишен³ямъ, как³я могли постигнуть мужа, заставили Долли почувствовать себя очень незначительнымъ и несчастнымъ. Онъ началъ думать, что его Анастас³я склонна въ эгоизму.
   - Теперь пока еще я буду самъ завѣдывать своими дѣлами, милочка, отвѣчалъ онъ.
   Частые попытки завладѣть распоряжен³емъ его кошелька начинали его тревожить. Ему казалось, что если онъ выпуститъ изъ рукъ деньги, то современемъ возлюбленная, быть можетъ, и забудетъ о существован³и на свѣтѣ особы, именуемой Адольфусомъ Иклемъ, эсквайромъ.
   Когда я его увидѣлъ въ слѣдующ³й разъ, онъ сказалъ мнѣ:
   - Право, не постигаю, что сдѣлалось съ Анастас³ей! Вы знаете, что она всегда была такъ мила! Теперь она не оказываетъ мнѣ ни малѣйшаго уважен³я, точно я какая-нибудь пѣшка.
   - Отчего жъ не высказать этого ей самой вмѣсто того, чтобъ говорить мнѣ? замѣтилъ я, стараясь возбудить въ немъ мужество.
   - Да, до этого и дойдетъ! пробормоталъ онъ.
   Но я видѣлъ, что самая мысль о сценѣ съ величественной супругой заставляла трепетать его боязливое маленькое сердечко.
   Легко понять, что лэди, обладающую счастливою наружностью и прекраснымъ состоян³емъ, какими обладала мистриссъ Икль, должна была сердить и мучить самая мысль о житьѣ въ мёблированныхъ комнатахъ. Какое удовольств³е женщина съ такими возвышенными идеями могла найти, живя въ первомъ этажѣ, когда она чувствовала, что должна была имѣть изящно-мёблированную квартиру съ своей собственной ливрейной прислугой и лошадьми на конюшнѣ?
   Ее ожидало видное положен³е въ обществѣ, иначе для чего же она вышла замужъ, любопытно знать?
   - Я вовсе не намѣрена запереться въ этихъ отвратительныхъ конурахъ въ угоду вамъ, мистеръ Икль, или кому бы ни было другому, сообщила она своему супругу.
   - Отвратительныхъ конурахъ! воскликнулъ Долли: - четыре гинеи въ недѣлю, моя милая!
   - Еслибы онѣ стоили даже четыреста гиней въ недѣлю, я и тогда не перемѣнила бы своего мнѣн³я, сэръ! отвѣчала непоколебимая лэди. - Еслибы я вышла за какого-нибудь клерка въ Сити, то и тогда не могла бы жить хуже!
   Въ то же утро она отправилась въ одному изъ лучшихъ лондонскихъ мёбельщиковъ.
   Анастас³я была женщина съ большимъ природнымъ вкусомъ и обладала зоркимъ глазомъ въ дѣлѣ выбора. Съ безпримѣрнымъ великодуш³емъ она просила Долли не давать себѣ ни малѣйшаго труда хлопотать относительно объяснен³й съ торговцами или выбора мёбели. Она взвалила весь этотъ трудъ на свои прекрасныя плечи.
   Всѣ заботы мистера Икля ограничивались тѣмъ, чтобы по временамъ ѣздить въ Сити и доставать деньги для уплаты по счетамъ; безъ сомнѣн³я, это была самая легкая часть всего дѣла, потому что никогда не отнимала у него болѣе нѣсколькихъ часовъ времени.
   - Какой чудесный шкафъ для платья я купила сегодня утромъ! вы никогда такого не видали, мой милый! сказала мистриссъ Икль, когда они сидѣли за обѣдомъ. - Всѣ мои вещи въ немъ размѣстились превосходно.
   - Я думаю, что и мнѣ нужно бы что-нибудь въ томъ же родѣ, отвѣтилъ Долли.
   - Ахъ, я и забыла, возразила она: - напомните мнѣ утромъ, милый; вамъ нуженъ комодъ.
   - Мнѣ особенно нужно кресло, сказалъ Долли.
   - Вѣдь будетъ и такъ много креселъ; зачѣмъ же входить въ лишн³я издержки, Адольфусъ? возразила экономная супруга.- Вы можете пользоваться тѣми, которыя я заказала для себя.
   - Но я хочу имѣть для себя особое кресло, продолжалъ Долли, съ возрастающимъ раздражен³емъ: - обитое кожей, просторное кресло.
   - Мистеръ Икль, упрекнула жена: - позвольте васъ спросить, какая будетъ польза изъ того, что я лѣзу изъ кожи, стараясь сберечь деньги, если вы будете мѣшать мнѣ подобными нелѣпо-эксцентричными наклонностями? Я бы желала, чтобъ вы были поразсудительнѣе, мой милый.
   Но Долли, въ концѣ концовъ, все-таки добился кресла, и сообщилъ мнѣ, что одержалъ первую побѣду, и намѣревается продолжать въ томъ же духѣ.
   Вилла близъ Твикенгема была, говоря умѣреннымъ языкомъ, просто совершенство. Сады въ ней были такъ великолѣпны, что три садовника жаловались на обременительность работы и говорили, что надо еще держать мальчика. Хотя плата была и высока, но по соображен³и съ красотою мѣстности (какъ выражалась надменная Анастас³я) "даже при цѣнѣ вдвое большей должно было считать наемъ чрезвычайно дешевымъ". Если было много слугъ, то хозяйка дома замѣчала, что "она найдетъ довольно работы для всѣхъ". Такого рода аргументъ, хотя и утѣшителенъ, но имѣетъ свои темныя стороны.
   - Душа моя, ни вовсе не въ состоян³и жить такимъ образомъ, жаловался Долли.
   - Разъ навсегда, мистеръ Икль, возразила Анастас³я съ подавляющимъ достоинствомъ: - позвольте мнѣ распоряжаться своимъ домомъ такъ, какъ я считаю лучше. Я все обдумала, благоразумно ограничивъ нѣкоторые изъ нашихъ лишнихъ расходовъ; прежде всего, вы должны оставить свой клубъ.
   Это было тяжелымъ ударомъ для Долли, который любилъ посѣщать клубъ - спасительный пр³ютъ для женатыхъ людей.
   - Но, моя милая! пробормоталъ онъ.
   - Потомъ, у васъ, я увѣрена, довольно будетъ платья лѣтъ на десять, такъ что счетовъ отъ портныхъ получать болѣе не предвидится..
   - Однакожъ, жизнь моя, протестовалъ супругъ, который привыкъ одѣваться хорошо.
   - A лучше всего въ здѣшней сельской жизни то, Долли, продолжала жена: - что вамъ некуда тратить денегъ, хотя бы даже вы и хотѣли этого; право, одного фунта вамъ будетъ довольно-предовольно на мѣсяцъ.
   - Клянусь честью, моя милая, простоналъ маленьк³й человѣчекъ, огорченный тѣмъ, что всѣ жертвы приходится дѣлать только ему.
   Когда домъ былъ устроенъ, какъ слѣдуетъ, въ милой мамашѣ, въ Блумсбери-скверъ отправили письмо съ просьбою провести нѣсколько дней въ Твикенгемѣ. Прелестное дитя сильно желало выставить передъ родительскими глазами хорошую мебель, украшавшую ея домъ. Нѣжная родительница не замедлила прибыт³емъ. Любопытство ея было возбуждено до такой степени, что еслибы приглашен³я не послали, то можно бы было ждать съ ея стороны насильственнаго визита. Она привезла съ собой сундукъ, который предвѣщалъ что-то въ родѣ цѣлаго мѣсяца пребыван³я въ Твикенгемѣ. Сказать правду, милая мамаша нѣсколько завидовала, гуляя по великолѣпнымъ комнатамъ своей дочери. Она въ восхищен³и складывала руки, осматривая рѣзныя кровати, и постукивая кулакомъ въ упруг³е матрацы. Она ощупывала тонкое бѣлье и малиновые шелковые обои. Она готова была присягнуть, что комнаты для слугъ лучше, чѣмъ у нея самой. "Какъ! полотняныя простыни, а брать твой Бобъ спитъ на коленкорѣ!" восклицала она въ изумлен³и. Брюссельск³е ковры, куча бархату, турецк³е, персидск³е коврики, все это вызывало у нея громк³я восклицан³я и затаенную зависть.
   Достойная старушка завидовала до послѣдней степени; самое худшее было то, что при видѣ всего этого она должна была принимать радостный и гордый видъ. "Какъ бы я хотѣла имѣть платье, такое, какъ занавѣсы въ вашей гостиной!" Это было единственное замѣчан³е, которое она осмѣлилась сдѣлать.
   Посѣщен³е мамаши можно было легко объяснить тѣмъ, что мистриссъ Икль еще мало знала толкъ въ хозяйствѣ, и чувствовала себя столь же смущенною, сдѣлавшись госпожей обширнаго здан³я въ Тинкенгемѣ, какъ можетъ быть смущена невинная молодая лэди, привыкшая управлять тележкой, запряженной пони, когда увидитъ себя на козлахъ большой телеги съ длинными возжами въ рукахъ. Послѣ многихъ совѣщан³й между матерью и дочерью,- заключен³я, къ которымъ онѣ пришли, были, для формы, сообщены мастеру Иклю, чтобъ узнать, не имѣетъ онъ противъ нихъ какихъ нибудь возражен³й.
   - Мы съ Анастас³ей уладили все, начала мистриссъ де-Кадъ, смѣло рѣшившаяся объяснить Долл всю дѣловую сторону своихъ заключен³й.- Вы представить себѣ не можете, Икль, какъ это милое дитя заботится, чтобъ поддержать приличный видъ, необходимый для свѣта.- Но прежде всего, скажите мнѣ, вы желаете имѣть завтракъ каждый день?
   Посмотрѣвъ на нее нѣсколько минутъ, пока собирался съ мыслями, Долли отвѣчалъ, съ нѣкоторымъ недоумѣн³емъ, что привыкъ завтракать каждый день.
   - Не знаю, можно ли будетъ устроить завтракъ, Икль, сказала ему теща, покачивая головою.
   - Какъ! нельзя устроить завтрака?- нельзя, въ моемъ собственномъ домѣ? вскричалъ Долли.
   - Вашихъ шестьсотъ фунтовъ въ годъ не надолго станетъ для поддержки такого дома, объяснила мамаша.
   - Но вѣдь есть еще ея шестьсотъ фунтовъ, возразилъ супругъ.
   Кашлянувъ нѣсколько разъ, мистриссъ де-Кадъ продолжала:
   - Я думаю, что Анастас³я рѣшилась насколько возможно быть бережливой; она хочетъ копить свои доходы для дѣточекъ, если будетъ осчастливлена ими. Я сильно сомнѣваюсь, чтобы 8 фунтовъ въ недѣлю было достаточно для поддержки такого дома, Икль.
   Несчастный Долли былъ какъ въ туманѣ. Ее доходъ! бережливой на сколько возможно! Это было что-то новое и неожиданное. Не желая разсуждать объ этомъ предметѣ съ мистриссъ де-Кадъ, онъ сказалъ:
   - Если восьми фунтовъ недостаточно, возьмите десять.
   - Но, Икль, будьте разсудительны, воскликнула она:- подумайте, хотя немного, прежде чѣмъ говорить так³я вещи. Вспомните, что нужно уплачивать на наемъ помѣщен³я. Кромѣ того,- налоги, плата прислугѣ. Хотѣла бы я знать, откуда взять столько денегъ?
   Это разсужден³е ему показалось смѣшнымъ.
   - Откуда? вскричалъ онъ.- Конечно, изъ дохода Анастас³и! онъ ей выдѣленъ!
   Спокойств³е, съ которымъ тёща посмотрѣла на Долли, было уб³йственно.
   - Не думаю, мистеръ Икль, замѣтила она: - чтобъ мистеръ де-Кадъ, какъ опекунъ дочери, согласидся подъ какимъ бы то ни было видомъ, трогать достоян³е Анастас³и!
   Могъ ли Долли вѣрить своимъ ушамъ? Онъ вскочилъ, какъ бѣшеный, и промчавшись самымъ невѣжливымъ образомъ мимо дорогой тёщи, которая стояла, какъ пораженная громомъ,- бросился вверхъ по лѣстницѣ, въ спальню жены. Его блѣдное лицо и дрожащ³я губы сильно встревожили изящную Анастас³ю которая, сидя на свой "duchesse", занималась умащиван³емъ своихъ прекрасныхъ бровей.
   - Въ чемъ дѣло, скажите на милость? спросила она.
   - Мистриссъ Икль, началъ запыхавш³йся Долли: - ваша мать позволила себѣ, я - я боюсь - съ вашего одобрен³я,- произнести нѣсколько такихъ словъ, которыя требуютъ объяснен³й и оправдан³я съ вашей стороны немедленно, или...
   - Или что, мистеръ Икль? спокойно спросила супруга.
   - Или всѣ близк³я отношен³я между нами должны кончиться, сказалъ Долли.
   Онъ хотѣлъ сказать: "или я оставлю этотъ домъ", но хладнокров³е жены его усмирило.
   - Какъ вамъ угодно, мистеръ Икль, возразила Анастас³я, возвращаясь къ своимъ бровямъ.
   - Правда ли, сударыня провозгласилъ Долли, стараясь принять на себя величественный видъ; - правда ли, что вы уполномочили мистриссъ де-Кадъ такъ неприлично выразиться относительно вашего дохода?
   - Я не вижу, какое отношен³е мой доходъ можетъ имѣть до васъ, мой другъ! возразила мистриссъ Икль, даже не смотря на мужа.
   - Подъ вл³ян³емъ страсти, сударыня, началъ Долли, задѣтый за живое: - я великодушно раздѣлилъ съ вами мое состоян³е. Когда вашъ отецъ сказалъ мнѣ, что у васъ нѣтъ ни пенни за душой, то вмѣсто ропота, я уравнялъ васъ въ богатствѣ съ собою. Я сдѣлалъ это потому, что обожалъ васъ, сударыня, и имѣлъ глупость думать, что и вы питаете ко мнѣ нѣжность!
   - Продолжайте, сэръ, продолжайте! вскричала Анастас³я, наклоняясь надъ зеркаломъ, быть можетъ, для того, чтобы скрыть выступивш³й на лицѣ румянецъ.
   - И теперь, теперь, продолжалъ Долли, какъ настоящ³й храбрецъ: - теперь вы осмѣливаетесь потрясать этимъ доходомъ передъ моими глазами, и не позволяете мнѣ взять ни одного пенни изъ вашихъ денегъ. Я краснѣю за васъ! Это было предумышлено заранѣе, теперь я вижу это ясно - я былъ обманутъ!
   Быть можетъ, Анастас³я была такъ занята своими бровями что не имѣла времени слушать разсердившагося маленькаго человѣка. Въ самомъ дѣлѣ, они трудно расположить какъ слѣдуетъ густую бровь и въ то же время поддерживать споръ съ должнымъ умѣньемъ. Снисходя, вѣроятно, къ ея мнѣн³ю, Долли былъ такъ любезенъ, что повторилъ свое послѣднее замѣчан³е.
   - Я говорю, сударыня, прокричалъ онъ: - я говорю, что былъ обманутъ!
   Анастас³я, грозно повернувшись, вскричала:
   - Обманутъ! какъ вы смѣете дѣлать так³я неприличныя замѣчан³я? Кто васъ обманывалъ, сэръ?
   - Сперва вашъ отецъ, потомъ вы сами - словомъ, вся ваша семья, гремѣлъ Долли. - Меня надули!
   - Надули! Оставьте мою комнату, сэръ, и не смѣйте показываться мнѣ на глаза, пока не научитесь относиться съ должнымъ уважен³емъ жъ вашей женѣ и ея семейству, воскликнула мистриссъ Икль съ подавляющею торжественностью.
   - Я не только оставлю эту комнату, сударыня, но оставлю этотъ домъ навсегда, сударыня! вскричалъ Долли.
   Но, вмѣсто того, чтобы сдѣлать это, онъ тревожно ждать, какое дѣйств³е произведетъ эта страшная угроза на его Анастас³ю.
   Но она только насмѣшливо улыбнулась и отвѣтила:
   - Сдѣлайте милость, сэръ, прошу объ этомъ:
   - Съ этого времени мы больше не мужъ и жена, прибавилъ онъ.
   - Отчего же вы не подождали, пока пройдетъ первый годъ? съ насмѣшкой сказала Анастас³я: - это было бы лучше, я думаю.
   - Я васъ презираю.
   - Какой ужасъ! ха-ха!
   - Вы мнѣ жалки!
   - Это очень милостиво съ вашей стороны!
   Къ удивлен³ю Анастас³и, онъ, въ самомъ дѣлѣ, оставить дожъ. Она слышала, какъ уличныя двери со стукомъ захлопнулись за нимъ, и, выглянувъ въ окно, увидѣла, что Долли несъ дорожный мѣшокъ, и съ величайшею поспѣшност³ю удалялся въ направлен³и къ Лондону.
   - Моя милая Анастас³я! вскричала мистрисъ де-Кадъ, вбѣгая въ комнату: - онъ ушелъ! что случилось?
   Дочь, своимъ пикантнымъ веселымъ стилемъ, передала матери разговоръ съ супругомъ. Она смотрѣла на эту истор³ю, какъ на шутку.
   - Противный карликъ! замѣтила она. - Я его поучу за грубость и наглость. Глупый баранъ! поползаетъ онъ предо мной на колѣняхъ!
   - Но, моя милая, уговаривала мамаша: - будьте благоразумны! Что, если онъ вовсе уѣдетъ! Эти крошечные люди бываютъ упорны, когда придутъ въ изступлен³е. Зачѣмъ вы его не усмирили, душа моя? Ваши 600 фунтовъ въ этомъ громадномъ домѣ - просто капля въ морѣ.
   - Я введу его въ долги, вскричала яростная красавица. - Это будетъ стоить ему сотни фунтовъ и послужитъ ему хорошимъ урокомъ!
   - Напишите ему письмо, учила мамаша. - Я увѣренъ, что мы ждетъ гдѣ-нибудь по близости. Ну, будьте умной женщиной!
   - Я дамъ балъ и заставлю его мучиться ревностью! рѣшила раздраженная красавица.
  

ГЛАВА VII.

Поведен³е мистриссъ Икль дѣлается чрезвычайно страннымъ.

   Долли пришедъ ко мнѣ со слезами на глазахъ, унылый, какъ обанкрутивш³йся аферистъ.
   Выслушавъ его горестный разсказъ, я сказалъ:
   - Сколько времени вы женаты? Только восемь мѣсяцевъ. Ну, я бы далъ на такую истор³ю по крайней-мѣрѣ года полтора.
   Я тоже сказалъ ему, что онъ поступилъ хорошо, оставивъ домъ и что, вѣроятно, это образумитъ мистриссъ Икль.
   Но мои слова не принесли ему никакого утѣшен³я. Онъ только испускалъ стенан³я и призывалъ смерть.
   - Что пользы бранить ее, Джекъ, прошепталъ онъ. - Не браните ее болѣе. Еслибы я только могъ ее ненавидѣть, то былъ бы счастливъ, но я не могу съ собой ничего сдѣлать, я люблю ее по прежнему!
   Я дѣлалъ все возможное, чтобы ободрить его. Я не ходилъ въ больницу въ течен³е недѣли. Мы попробовали развлекаться парками, театрами, ужинами, поѣздками по окрестностямъ; но хотя онъ слѣдовалъ на мною вездѣ и дѣлалъ все, что я желалъ, но все-таки на его бѣдной, угрюмой, крошечной физ³оном³и никогда не показывалась улыбка, и онъ вздыхалъ даже за обѣдомъ. Товарищи начали меня спрашивать, съ какимъ это "скелетикомъ" я постоянно гуляю?
   Въ одно утро, когда онъ казался болѣе обыкновеннаго несчастнымъ (я наблюдалъ на нимъ, пока онъ брился), ко мнѣ пришло письмо, которое я, какъ только прочиталъ, передалъ бѣдному Долли. Это было приглашен³е отъ мистриссъ Икль за вечеръ.
   Онъ покраснѣлъ, какъ крикетный шарикъ и вскричалъ; "О, небо!" затѣмъ пристально посмотрѣлъ на меня. Человѣку, знающему мистриссъ Икль, легко было понять, зачѣмъ требовалось мое общество.
   - Ей нужны вы, Долли, ей нужно, чтобы вы знали, какъ весело она проводитъ время безъ васъ, разъяснилъ и ему: - и такъ какъ она увѣрена, что мы теперь живемъ вмѣстѣ, то и разсчитала, посредствомъ меня, довести до вашего свѣдѣн³я о томъ, какъ отлично она веселится. Очень искусно, должно признаться!
   - Какъ она безсердечна! вскричалъ онъ: - не доставало только этого послѣдняго удара!...
   - Любезный другъ, между вами происходитъ борьба, и это приглашен³е показываетъ, какъ она намѣрена вести дѣло, продолжалъ я. - Вы можете положиться на мои слова, что и она не чувствуетъ себя счастливою. Вы должны дѣлать видъ, что не обращаете вниман³я на то, что она дѣлаетъ, и показывать, что совершенно перестали о ней думать. Это ее срѣжетъ. Предоставьте мнѣ вести съ ней дѣло. Идти мнѣ на этотъ вечеръ?
   Долли казалось, что принять приглашен³е равносильно переходу на сторону прекраснаго непр³ятеля. Этого блестящаго праздника: который давался въ насмѣшку ему, должны были, по его мнѣн³ю, бѣжать всѣ, которыхъ онъ называлъ друзьями.
   Но, какъ человѣкъ самоотверженный, Долли разсуждалъ, что хоти у меня и недостаетъ великодуш³я, онъ все-таки не будетъ мѣшать моему удовольств³ю быть на балѣ.
   - Вы единственный человѣкъ, сказалъ Долли: - котораго мнѣ пр³ятно представить себѣ веселящимся въ моемъ домѣ.
   - Вы ошибаетесь, Долли, отвѣчалъ я: - если я пойду къ ней, то не ли собственнаго удовольств³я, а чтобы быть полезнымъ вамъ. Она меня не ждетъ, даже увѣрена, что я не приду; мое появлен³е изумитъ ее столько же, какъ еслибы вы сами явились. Хотите услышать правдивый отчетъ обо всемъ, что тамъ произойдетъ?
   - Да, отвѣчалъ онъ; - неужто она хочетъ быть весела и счастлива!
   - Хотя бы ея сердце разрывалось, отвѣчалъ я: - вы можете быть увѣрены, что она мнѣ этого не выкажетъ.
   - Если она несчастна, я прощу ее, прошепталъ Долли.
   Когда наступилъ назначенный вечеръ, я одѣлся въ самое модное платье. Долли смотрѣлъ на меня съ безмолвно-несчастнымъ видомъ: онъ толковалъ, что останется одинъ, но клялся, что не хотѣлъ бы тамъ быть и за тысячу фунтовъ. Мы условились, что онъ будетъ ожидать моего возвращен³я, а я долженъ уѣхать оттуда сейчасъ же послѣ ужина.
   Мнѣ всегда доставляетъ наслажден³е отплачивать людямъ ихъ же монетою, или, какъ говорится, поражать ихъ собственнымъ оруж³емъ. Когда мистриссъ Икль, разодѣтая въ пухъ и прахъ, подошла ко мнѣ и улыбкой и любезно освѣдомилась о моемъ здоровьѣ, я уразумѣлъ все значен³е ея коварной привѣтливости.
   - А гдѣ же мистеръ Икль? замѣтилъ я, когда, въ свою очередь, достаточно наговорилъ ей комплиментовъ.
   - Развѣ вы его не видѣли? вскричала она съ удивлен³емъ, превосходно разыгрывая роль: - а я думала, что вы съ нимъ так³е неразлучные товарищи!
   - Да, это такъ, отвѣчалъ я, съ самой натуральной улыбкой:- но когда джентльмены женятся, то мы, холостяки, хорошо знаемъ, что постоянная компан³я съ нами кончена. Здоровъ онъ?
   Прекрасная лгунья пожала своими прелестными бѣлыми плечами и старалась казаться хладнокровною.
   - Вѣроятно, онъ гдѣ нибудь на континентѣ, сказала она съ улыбкой: - онъ уже сдѣлалъ изъ меня вдову.
   Я пристально наблюдалъ за ней, и она также не сводила съ меня глазъ цѣлый вечеръ. Она поняла меня такъ же хорошо, какъ и я ее понялъ. Она представлялась беззаботною и веселою, какъ птичка. Не проходило ни одного танца, въ которомъ бы она не принимала участ³я. Она выставляла мнѣ на видъ всѣ свои кокетливыя ужимки сидя подлѣ меня, она отдала джентльмену-нѣмцу розу изъ своего букета. Разумѣется, я долженъ былъ, по ея разсчетамъ, непремѣнно передать Долли это. Въ сущности, она испортила свою роль роль утрировкой. Я былъ замученъ громаднымъ числомъ новыхъ знакомствъ, которыя она мнѣ навязывала; знакомые эти были все молодые джентльмены, смотрѣвш³е привычными губителями дамскихъ сердецъ. Это былъ способъ снабдить меня спискомъ ея поклонниковъ. Я былъ радъ, когда могъ, наконецъ, ускользнуть и поспѣшилъ къ бѣдному Долли.
   Онъ не слышалъ, какъ я вошелъ. Я нѣсколько минутъ смотрѣлъ на моего добросердечнаго друга, спавшаго въ большомъ креслѣ: платье на немъ было въ безпорядкѣ, волосы растрепаны, лицо озабоченное и исхудалое.
   Я разбудилъ его крикомъ: Вставайте, дружище!
   Онъ сказалъ, потягиваясь:
   - Я утомился, прислушиваясь къ стуку экипажей и заснулъ. - Мнѣ только что снилась она... Что она?
   - Конечно, прекрасна, отвѣчалъ я.
   - Да, да, разумѣется, пробормоталъ онъ. - Спрашивала обо мнѣ? прибавилъ онъ, колеблясь.
   Пока я разсказывалъ ему все, что видѣлъ и слышалъ, онъ сидѣлъ, опершись локтями на столъ и смотря пристально въ мое лицо.
   - Но какъ вамъ кажется, какъ человѣку безпристрастному, сказалъ Долли: - несчастна она, грустна въ душѣ? жалѣетъ?
   - Конечно! возразилъ я: - она только притворяется веселой.
   - Слава-Богу, слава-Богу! вскричалъ онъ: - быть можетъ, она еще все-таки любить меня.
   Мнѣ нужно было предложить ему нѣсколько вопросовъ, для его и для моего собственнаго руководства.
   - Вы знаете нѣмца, спросилъ я: - нѣкоего господина Грунтца?
   - Да, этотъ господинъ имѣетъ чертовски-привлекательную наружность, возразилъ Долли. - Онъ очень любезенъ и бывалъ у насъ. Очень приличный господинъ. По-англ³йски не умѣетъ говорить, но очень пр³ятный собесѣдникъ.
   - A знаете вы другаго нѣмца, который умѣетъ говорить по-англ³йски, продолжалъ я: - господина Куттера, который вальсируетъ, какъ бѣшеный?
   - Нѣтъ, я никогда его не видалъ, отвѣчалъ Долли, послѣ нѣкотораго размышлен³я.
   - А еще одного нѣмца, по имени Пруша, съ длинными волосами; онъ поетъ - теноръ?
   - Нѣтъ, это имя мнѣ незнакомо.
   - Всѣ они неистово ухаживали за вашей женой, заключилъ я.
   Онъ вскочилъ такъ быстро, что я подумалъ, не бѣжитъ ли онъ домой расправляться съ германскими соперниками. Но я усадилъ его опять въ кресло прежде, чѣмъ онъ успѣлъ передвинуть ноги.
   - A она поощряете этихъ людей? спросилъ онъ, едва переводя дыхан³е.
   - Мой любезный другъ, воѵравялъ я:- это входитъ въ ея тактику. Она стала бы поощрять даже горбуна или живаго скелета, если думала, что это возбудитъ въ васъ ревность.
   На слѣдующ³й день, пока онъ еще спалъ крѣпкимъ сномъ, я тихонько вышелъ изъ дому по своимъ дѣламъ.
   Я былъ недолго въ отсутств³и, но по возвращен³и домой, увидѣлъ, что птичка уже улетѣла.
   Чортъ возьми! подумалъ я, взявъ записку, оставленную Долли на столѣ:- если онъ покажется тамъ въ эти критическ³е минуты,- все пропало!
   Вотъ что было въ запискѣ:
   "Милый Джекъ! я скоро вернусь, я хочу еще разъ взглянуть на нее. Я знаю мѣсто, гдѣ могу спрятаться и видѣть ее; тамъ никто меня не замѣтитъ. Скоро вернусь. Никакъ не могу удержаться".

"Долли".

   Онъ пробрался въ свой собственный садъ заднимъ ходомъ, потомъ, ползкомъ, по аллеѣ, стараясь держаться подъ кустами, приблизился къ самому дому и тамъ, скорчившись подъ лавровымъ деревомъ, терпѣливо ждалъ времени когда прекрасная Анастас³я выйдетъ прогуляться на свѣжемъ воздухѣ.
   Послѣ двухчасоваго ожидан³я въ такой заячьей позѣ, маленьк³я ножки Долли стали корчиться отъ судорогъ; однакожь, несмотря на боль въ икрахъ, несмотря на то, что всѣ жилы его, казалось, сплелись въ узлы, онъ не хотѣлъ двинуться съ мѣста, и только страстно желалъ, чтобы красавица поспѣшила прогулкой, пока у него остается сила переносить боль безъ стоновъ.
   Долли видѣлъ, какъ слуги унесли кушанье и чай, какъ они ходили взадъ и впередъ, какъ унесены были даже свѣчи; но видѣть возлюбленную Стаси ему не удалось.
   Онъ началъ думать объ обратномъ пути; поднялъ свой зонтикъ и крѣпко нахлобучилъ на голову шлицу, приготовляясь отправиться въ маленькимъ заднимъ воротамъ, когда сильный стукъ заставилъ его приставиться на мѣстѣ,
   Какой-то человѣкъ или нѣсколько человѣкъ вошли въ комнаты съ улицы, и вслѣдъ затѣмъ шторы въ задней комнатѣ (онъ могъ ихъ легко видѣть, они находились въ такъ-называемой роковой комнатѣ) начали опускаться, какъ будто бы посѣтители вошли въ эту комнату. Долли пристально смотрѣлъ на эти окна и увидѣлъ, что вскорѣ какой-то джентльменъ - по виду иностранецъ - показался между кисейными занавѣсами и сталъ смотрѣть на садовыя куртины подъ окномъ.
   Долли никогда до того времени не видѣлъ его; это былъ тотъ самый господинъ Куттеръ, о которомъ я ему упоминалъ.
   Видя, что иностранецъ внезапно отвернулся отъ окна, и слыша вмѣстѣ съ тѣмъ стукъ захлопнувшейся двери, Долли заключилъ, что Анастас³я вышла въ гостю Что ему было дѣлать? Онъ чувствовалъ, что ревность въ немъ разыгрывается чрезвычайною силою, но въ какое унизительное положен³е онъ себя поставитъ, выказавъ волнен³е! Съ другой стороны, долженъ ли онъ оставаться тутъ безмолвнымъ, униженнымъ, сидѣть, скорчившись, подъ

Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
Просмотров: 284 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа