Главная » Книги

Мейхью Август - Блумсберийская красавица, Страница 2

Мейхью Август - Блумсберийская красавица


1 2 3 4 5 6 7 8 9

милѣйш³й, добрѣйш³й человѣкъ, и она не рѣшится обижать и притѣснять его. Разумѣется, она будетъ вертѣть имъ, какъ ей угодно, но онъ будетъ радъ ей во всемъ слѣпо повиноваться.
   Я съ апетитомъ съѣлъ обѣдъ Боба и кромѣ того досыта натѣшился, наблюдая за его уловками вызвать меня на болтовню о Долли. Безобразный молодой человѣкъ! гдѣ ему было тягаться со мною! Къ концу обѣда онъ совершенно опьянѣлъ и не былъ въ состоян³и связать двухъ словъ. Я самъ началъ рѣчь.
   - Скажите мамашѣ, Бобъ, что мистеръ Икль окончательно плѣненъ вашей сестрицей, и если миссъ Анастас³я согласна, то она можетъ пристроиться какъ нельзя лучше.
   - Отлично! пробормоталъ онъ. - Выпьемъ за ихъ здоровье!
   И онъ опорожнилъ бокалъ себѣ въ жилетъ.
   Услыхавъ радостное извѣст³е, нѣжная родительница упала на грудь дочери и осыпала ее поцалуями. Прелестная Анастас³я вдругъ, казалось, выросла еще на футъ,- такъ божественно подняла она свой орлиный носъ и такимъ побѣдоноснымъ взоромъ окинула близкихъ сердцу.
   Вся семья стала оказывать необыкновенное вниман³е Анастас³и; всѣ сознавали ея огромное значен³е и ту несравненную услугу, которую она оказывала. Всѣ были чрезвычайно веселы и одушевлены.
   - Мой другъ, сказала мистриссъ де-Кадъ своему супругу: - вы должны дать мнѣ денегъ: Анастас³и надобны нѣкоторыя вещи...
   - Мое сокровище! обратилась мамаша къ своему дѣтищу:- нечего мѣшкать, а надо поскорѣй одѣться: онъ можетъ придти рано. Я дамъ вамъ свою кружевную пелеринку, только вы не надѣвайте ее прежде, чѣмъ услышите звонокъ.
   - О, мамаша! пролепетала интересная красавица.
   - Дѣлайте, что вамъ приказываетъ мать, Анастас³я, сказалъ папаша. - Я даю вамъ шесть фунтовъ.
   - Зачешите волосы назадъ и пришпильте черные бархатные банты; и золотую стрѣлу воткните въ косу, продолжала мамаша дѣловымъ тономъ.
   - Хорошо, милая мамаша.
   - И придите возьмите мою алмазную брошку. Нѣтъ! погодите! Надѣньте вѣнокъ изъ махроваго маку. Можно сказать, что сбираетесь дать сеансъ живописцу, готовите сюрпризомъ для отца свой портретъ. Это даетъ очень хорошее понят³е о вашемъ сердцѣ и сразу завязываетъ интимный разговоръ.
   - Но если онъ не придетъ? возражаетъ невинная дѣва.
   - Не придетъ! восклицаетъ мамаша.- Я не даромъ прожила на свѣтѣ, и знаю, что говорю. Не забудьте перчатокъ.
   Мамаша не ошиблась; онъ пришелъ. Я самъ довелъ его до дверей и оставилъ тамъ въ сильнѣйшемъ смятен³и. Увидя Анастас³ю въ вѣнкѣ, онъ совершенно потерялся и у него явилась мысль бѣжать къ первому парикмахеру и велѣть завить себѣ волосы.
   Свидан³е было удовлетворительно. Анастас³я (она обладала необычайнымъ тактомъ) помѣстилась у окна и разговаривая, подстерегала перваго прохожаго высокаго росту. Скоро показался высоченный джентльменъ,
   - О, мистеръ Икль! шутливо вскрикнула очаровательница:- поглядите на этого человѣка! Видали вы такое чудовище? О, какой ужасный!
   Счастливый Долли взглянулъ и въ душѣ пожелалъ быть такимъ чудовищемъ.
   - Онъ очень высокаго роста, отвѣтилъ онъ, и прибавилъ съ волнен³емъ:- развѣ вамъ не нравятся люди высокаго роста, миссъ де-Кадъ?
   - Развѣ они могутъ нравиться, мистеръ Икль?
   Она сдѣлала очаровательную гримаску, выражающую отвращен³е и сказала:
   - Я ихъ ненавижу! Я называю ихъ фонарными столбами! Ха! ха! ха! Они так³е нескладные, не знаютъ куда дѣвать свои громадныя руки! О, безобразныя чудовища! Ха! ха! ха!
   Долли тоже расхохотался и подумалъ, что Анастас³я умнѣйшая женщина на свѣтѣ.
   - И как³е они неуклюж³е, неотесанные всегда, наступаютъ ножищами на платье, затоптываютъ, рвутъ... О, я ихъ терпѣть не могу!
   Долли покраснѣлъ, какъ разъ.
   - Разъ я былъ такъ несчастливъ... пробормоталъ онъ:- разорвалъ...
   - О, я это вамъ давно простила! поспѣшно перебила добрая красавица:- я была виновата, а не вы; я неловкое, большое создан³е!
   И она лукаво и нѣжно на него поглядѣла.
   Долли горѣлъ желан³емъ сказать ей, что она была прелестнѣйшимъ создан³емъ, но у него не хватило столько мужества: онъ только смотрѣлъ на нее съ обожан³емъ и сильно краснѣлъ.
   - Онъ премилый крошка, сказала красавица своей мамашѣ.- Надо его немножко повымуштровать, и изъ него выйдетъ презабавное созданьице. Я полагаю, что привяжусь къ нему.
   - Разумѣется, моя милая; это вашъ долгъ, отвѣтила мамаша.
   Дѣло пошло живо, къ великому удовольств³ю всего племени де-Кадовъ. Зная мое вл³ян³е на Долли, они подкупили мое расположен³е всевозможными средствами: утонченною лестью, превосходными обѣдами, изъявлен³ями симпат³и и проч., и проч.
   Но Долли медлилъ объяснен³емъ, а родители де-Кады были нетерпѣливы. Замедлен³е раздражало тоже Анастас³ю. Она достигла того, что онъ называлъ ее "Анастас³я", сама называла его Долли, но хотя нерѣшительный крошка таялъ видимо отъ любви, онъ все еще не сдѣлалъ настоящаго предложен³я о вступлен³и въ бракъ.
   - Я не могу! не могу! говорилъ мнѣ Долли.- У меня языкъ не повертывается! Господи! чѣмъ все это кончится!
   Наконецъ, я сжалился надъ нимъ и взялся все устроить.
   Я отправился съ мистриссъ де-Кадъ и переговорилъ съ нею. Старая лицемѣрка начала съ того, что всплеснула руками и ахнула; затѣмъ взволнованнымъ голосомъ стала выражать свои опасен³я: это такой важный шагъ въ жизни женщины; такъ мало зная человѣка, выходить за него замужъ страшно; можно послѣ раскаяться въ благородной довѣрчивости и т. д., а кончила тѣмъ, что никогда не рѣшится принуждать свое дорогое дитя и все предоставитъ ея сердцу.
   Я показалъ, разумѣется, видъ, что всему этому свято вѣрю и поручилъ ей молить миссъ Анастас³ю сжалиться надъ бѣднымъ Долли.
   - Мистеръ Икль можетъ положиться на меня, отвѣчала съ чувствомъ старая плутовка.
   Разумѣется, Анастас³я "сжалилась", и радость Долли была до того велика, что я счелъ нужнымъ употребить для его успокоен³я нѣкоторыя медицинск³я средства. Рѣшено было, что молодые люди должны объясниться какъ можно скорѣе.
   Въ назначенный часъ я привезъ Долли въ Блумсбери-скверъ. Едва онъ показался, какъ мистриссъ де-Кадъ ринулась на него, называя своимъ драгоцѣннымъ сыномъ и поймала его въ свои объят³я, между тѣмъ какъ старый Рафаэль простиралъ надъ нимъ руки, давая свое родительское благословен³е и заклиная его постоянно любить и беречь вручаемое ему нѣжное сокровище. Я избавилъ бѣднаго Долли отъ этой пытки, обратясь съ поздравлен³емъ къ чувствительному дантисту и вырвалъ задыхающагося крошку изъ объят³й нѣжной тёщи, какъ пробку изъ закупоренной бутылки.
   Въ гостиной, на малиновой штофной софѣ, сидѣла прелестная Анастас³я, нюхая престонск³я соли. Одѣтая въ непорочное бѣлоснѣжное одѣян³е, оживленное двумя-тремя десятками аршинъ яркихъ розовыхъ лентъ, она представляла собою олицетворен³е довѣрчивой невинности. Въ волосахъ у нея была роза, усыпанная стеклянными росинками.
   Мы втолкнули Долли въ гостиную и поспѣшно удалились, т.-е. удалился я; мистриссъ де-Кадъ, дантистъ и молодой Бобъ только сдѣлали видъ, что уходятъ, а на дѣлѣ вернулись снова къ дверямъ и стали подслушивать.
   Увидавъ своего будущаго властелина, чувствительная Анастас³я упала въ обморокъ. Этотъ неожиданный пассажъ такъ поразилъ Долли, что онъ схватилъ престонск³я соля и принялся совать ей въ носъ флаконъ, отчаянно вскрикивая:
   - О, Анастас³я! О, Господи! Я не виноватъ! Мнѣ сказали, что вы согласны! О, велик³й Боже! О! Я уйду! Сейчасъ уйду! Гдѣ докторъ? Очнитесь, я уйду!
   Онъ въ самомъ дѣлѣ хотѣлъ бѣжать, и это заставило красавицу очнуться. Она съ усил³емъ открыла глаза, бросила кругомъ очаровательно-дик³й взглядъ и спросила, что съ нею и гдѣ она. Затѣмъ, она узнала Долли, сладостно ему улыбнулась и дала поцаловать руку, а черезъ двѣ секунды собрала достаточно силы, чтобы выразить ему свою любовь нѣсколькими милыми словами.
   - Вы всегда будете добры ко мнѣ, Адольфусъ? пролепетало прелестное, слабое, беззащитное и невинное существо,
   - О, всегда! О, вѣчно! отвѣчалъ безумный крошка.
   Бобъ бросился прочь охъ дверей и разразился хохотомъ въ отдаленныхъ покояхъ.
   - Она проситъ его быть въ ней добрымъ! говорилъ молодой циникъ, хватаясь за бока.- Бѣдный карапузъ! Дай Богъ, чтобы у него осталась дѣла голова на плечахъ!
  

ГЛАВА III.

Заря счаст³я.

  
   Долли ждалъ бракосочетан³я съ лихорадочнымъ нетерпѣн³емъ и всѣхъ торопилъ. Безмозглый молодой человѣкъ! Это было самое золотое время; онъ тогда велъ именно ту жизнь, какая приличествовала такому слабому, добродушному и невинному смертному. Мамаша де-Кадъ передъ нимъ благоговѣла, папаша де-Кадъ подобострастно угождалъ ему, Бобъ пересталъ занимать у него деньги - словомъ, онъ царствовалъ въ Блумсбери-скверѣ!
   У него составилось убѣжден³е, что величественная Анастас³я, выходя за него замужъ, приноситъ ему величайшую жертву, и онъ строилъ тысячу плановъ, какъ бы отличиться и не допустить ее до раскаян³я; онъ думалъ о ней дённо и нощно и шалѣлъ отъ избытка счаст³я; онъ каждый день таскалъ ей всевозможные подарки; подходя къ дому, онъ начиналъ весь дрожать, какъ ананасное желе, а если въ окнѣ показывался божественный горбоносый серафимъ, если мелькалъ хоть локонъ черныхъ какъ смоль роскошныхъ волосъ, перевитыхъ пунсовымъ бархатомъ, онъ спотыкался, глаза ему застилало туманомъ и онъ не попадалъ въ двери, не стукнувшись обо что нибудь лбомъ или затылкомъ.
   - О, какъ поздно, Долли, негодникъ говорила прелестная и нѣжная невѣста.- Я ждала васъ такъ долго-долго! О, еслибы у васъ не было этихъ милыхъ глазъ, какъ бы я васъ разбранила! Но эти глаза! Я противъ нихъ безсильна!
   - О, Стаси! Я опоздалъ, потому что хотѣлъ купить эти алмазныя сережки... Я больше никогда не буду! Я прямо буду спѣшить сюда!
   - Ахъ, как³я чудныя сережки, Долли! И какъ онѣ кстати! О, милый, милый другъ! О, простите мои слова! Меня такъ глубоко трогаетъ ваше вниман³е, Долли, что я готова васъ ждать сколько хотите! Не стѣсняйте себя никогда! уговаривала добрая дѣвушка. - О, чудныя сережки! Я войду покажу мамашѣ!
   Мамашѣ было немного завидно; она сама любила цѣнныя вещи; но она затаила свои чувства и полюбовалась на подарокъ.
   - По крайней-мѣрѣ десять фунтовъ далъ, сказала эта вульгарная матрона.
   Разъ Анастас³я спросила Долли, не любилъ ли онъ прежде.
   - Я любилъ очень кормилицу, отвѣтилъ Долли.
   - Вы знаете, что я подразумѣваю, Долли!
   Онъ долго припоминалъ, наконецъ отвѣтилъ:
   - Была одна, миссъ Мильсъ...
   - А! Миссъ Мильсъ!
   - Она дала мнѣ свой локонъ на память, но я не могъ ее любить; она была такая ничтожная.
   - О, я знаю, что есть еще кто нибудь! Какая нибудь ужасная женщина, которая вырветъ васъ изъ моихъ объят³й и разобьетъ мое бѣдное сердце!
   - Ахъ, вы говорите о переплетчицѣ? Клянусь честью, между нами ничего нѣтъ!
   - Я это предчувствовала! Я это предчувствовала! взвизгнула Анастас³я. - Признавайтесь во всемъ, сэръ! Во всемъ, если не хотите, чтобы и упала мертвая у вашихъ ногъ!
   Я бы предоставилъ ей кататься по ковру сколько душѣ угодно и былъ бы безмятеженъ полагаясь на здоровое тѣлосложен³е чувствительной и страстной женщины, но Долли пришелъ въ ужасъ, бросился на колѣни, вопилъ, просилъ прощенья, клялся въ любви и невинности; наконецъ, онъ подарилъ ей массивный золотой браслетъ съ огромнымъ изумрудомъ, и тогда только она повѣрила его чистотѣ и вѣрности.
   - А вы, Стаси, никого не любили прежде? спросилъ трепещущ³й Долли, когда миръ былъ уже заключенъ.
   - О, нѣтъ, скромно отвѣтила красавица.- Я не шла замужъ, потому что никто не нравился. Я отказала лорду Маргету, какъ онъ ни молилъ меня...
   - Лорду Маргету? Этому великолѣпному мужчинѣ!
   - Между нами не было симпат³и, Долли, просто объяснило неподкупное создан³е.
   Воркованье длилось уже нѣсколько недѣль и семья крайне нетерпѣливо ждала свадьбы. Старые де-Кады ссорились, что такъ долго продолжаются экстренные расходы, а миссъ Анастас³я, отличавшаяся живымъ нравомъ, не совсѣмъ благодушно выносила упреки мамаши за медленное веден³е дѣла.
   - Пожалуйста, не оправдывайтесь, Стаси! восклицала мистриссъ де-Кадъ.- Я очень хорошо знаю, что онъ все сдѣлаетъ, что вы пожелаете. Мнѣ ужь надоѣло ворчанье вашего отца! Что вы хотите уморить меня, что ли?
   Въ одно утро Долли получивъ отъ доктора Ле-Дерта, пр³ятеля стараго де-Када, приглашен³е на вечеръ. Я до сихъ поръ подозрѣваю, что старый де-Кадъ повѣрилъ Ле-Дерту свое затруднительное положен³е и просилъ его помощи.
   Вечеръ мы проведи препр³ятно. Анастас³я возбуждала восторгъ мужчинъ, но была неприступна для всѣхъ, какъ богиня; Долли сначала принялся ревновать, какъ Отелло, но нѣжная улыбка его успокоила и развеселила. Я замѣтилъ, что всѣ гости какъ будто ожидали чего-то и что дамы подходили къ Анастас³я и пожимали ей руку, какъ бы желая сказать: "не робѣйте!"
   Когда стали разносить шампанское, докторъ Ле-Дертъ поднялъ свой бокалъ и объявилъ, что предлагаетъ тостъ.
   - Пожелаемъ здоровья и счастья нареченнымъ мистеру Адольфусу Икль и миссъ Анастас³и де-Кадъ!
   Признательный дантистъ отвѣтилъ благодарственнымъ спичемъ.
   - Черезъ нѣсколько дней, закончилъ коварный отецъ: - я разстаюсь съ дочерью, я лишаюсь ее! Но за то а пр³обрѣтаю сына!
   Всеобщее сочувств³е выразилось потокомъ поздравлен³й, и мистриссъ де-Кадъ, не совладавъ съ своими чувствами, удалилась изъ-за стола и въ дамской уборной дала волю слезамъ.
   На слѣдующее утро радужному лакею дано было приказан³е просить мистера Икля, какъ только онъ появится, въ комнату мистриссъ де-Кадъ.
   Она встрѣтила Долли сладостною улыбкою и объявила ему, что послѣ вчерашнихъ поздравлен³й свадьбу не слѣдуетъ откладывать.
   - Надо принудить Стаси, сказала она: - а то бѣдное дитя никогда не назначитъ рѣшительнаго дня. Она со слезами молила меня отложить свадьбу еще хотя на годъ.
   - На годъ! вскрикнулъ испуганный Долли.
   Поспѣшно отправились къ Анастас³и.
   - О, мама! время еще терпитъ, отвѣтила красавица, опуская глаза.
   - Вы огорчаете мистера Икля, Анастас³я, сказала мамаша.
   - О, Долли! вскрикнуло дробящее созданье, испуганное одной мыслью, что могло огорчить своего избраннаго.
   - Свадьба будетъ черезъ десять дней! холодно и повелительно сказала мистриссъ де-Кадъ.
   Бѣдная дѣвица поглядѣла кругомъ съ изумлен³емъ и даже нѣкоторымъ ужасомъ.
   - Черезъ десять дней! воскликнула она. - О, мамаша! Я не могу! Дайте мнѣ еще хоть одинъ годъ, хоть одинъ годъ!
   - Черезъ десять дней! рѣшительно сказала мистриссъ де-Кадъ.
   - О, черезъ шесть мѣсяцевъ! Черезъ шесть мѣсяцевъ! молила трепещущая красавица.
   - Черезъ десять дней!
   - Хоть мѣсяцъ! хоть мѣсяцъ дайте!
   - Черезъ десять дней!
   Анастас³я видѣла, что мольба безполезна и опустила голову. Долли, желая ее ободрить, взялъ за руку и прошепталъ:
   - О, Стаси! Я буду съ вами - не бойтесь ничего!
   - О, Долли! Долли! вскричала красавица, падая въ нему на грудь.- Если вы когда нибудь обманете меня, я погибну!
   Мамаша, отирая слезы, поцаловала бѣдное дитя и, взявъ Долли за руку, увлекла его изъ комнаты.
   - Мистеръ де-Кадъ желаетъ переговорить съ вами наединѣ, пробормотала она, всхлипывая и пожимая отъ избытка волнен³я руку Долли.
  

ГЛАВА IV.

Миссъ Анастас³я пристроена.

  
   Блумсбер³йск³й дантистъ былъ жирный, ироническ³й, безчувственный дѣловой человѣкъ. Огонь и мечты юности были въ немъ давно продушены говядиной и портвейномъ, всѣ стремлен³я и помышлен³я его были обращены на звонкую монету.
   Старый разбойникъ тщательно приготовился въ свидан³ю съ своего жертвою. Хотя свидан³е пришлось не въ тотъ день, когда онъ перемѣнялъ бѣлье, онъ надѣлъ чистую рубашку, пригладилъ старательно волосы и сдѣлалъ колечки на вискахъ; онъ спряталъ зубные инструменты и сѣлъ самъ въ кресло, обыкновенно занимаемое пац³ентами.
   Осъ встрѣтилъ Долли съ такою сладкою и чувствительною улыбкою, которая заставила бы опытнаго человѣка немедленно обратиться въ бѣгство.
   Зять былъ введенъ тёщею, которая объявила тестю, что свадьба будетъ черезъ десять дней. Онъ выказалъ горестное удивлен³е и чуть не зарыдалъ при мысли такъ скоро разлучиться въ милою дочерью.
   - Можетъ быть, все это къ лучшему! пробормоталъ онъ. - Я радъ, я очень радъ... Говоря правду, Адольфусъ, это убивало бѣдное дитя, Она никогда не отличалась сильнымъ здоровьемъ... Правда, моя милая?
   Мамаша покачала только головою и глубоко вздохнула. Адольфусъ былъ словно пораженъ громомъ.
   - Постоянное волнен³е истомляло ее, продолжалъ отецъ, мрачно сдвигая брови. - Она похожа на мать: сегодня на видъ крѣпка и здорова, а нельзя поручаться, что завтра поутру она не будетъ лежать на столѣ!
   Это непр³ятное замѣчан³е передернуло мистриссъ де-Кадъ, хотя она и пользовалась превосходнымъ здоровьемъ. Желая перемѣнить предметъ разговора, она поспѣшно сказала:
   - Какъ трудно было уговорить Стаси!
   - Я зналъ это, моя милая, отвѣчалъ дантистъ.- Оставить домъ, отца, мать - вѣдь это страшно волнуетъ ее! Она необыкновенно чувствительная дѣвушка, Адольфусъ! Добра, какъ ангелъ и любяща, какъ дитя!
   - Ахъ, помните вы бѣдную женщину? сказала мистриссъ де-Кадъ. - Помните?
   - A! несчастную негритянку, мой милая? Вообразите, Адольфусъ, видъ этой отверженной такъ подѣйствовалъ на Стаси, что она чуть не заболѣла; я долженъ былъ остановить ее силою, иначе она отдала бы все, что у нея есть, этой женщинѣ.
   Это и друг³я доказательства мягкости нрава миссъ Анастас³и глубоко трогали Долли. Онъ повертывался всѣмъ корпусомъ то къ папашѣ, то къ мамашѣ, смотрѣлъ на нихъ счастливыми глазами и только произносилъ: о! о! о!
   Когда старый де-Кадъ нашелъ, что Долли достаточно растрогавъ и слѣдственно расположенъ къ великодушнымъ и необдуманнымъ поступкамъ, онъ вдругъ вспомнилъ, что Анастас³ю всѣ оставили на жертву собственнымъ мыслямъ, и послалъ мать успокоивать неопытную красавицу.
   Робк³й Долли почувствовалъ смущен³е, оставшись наединѣ съ дантистомъ.
   - Что онъ хочетъ мнѣ сказать? думалъ невинный человѣчекъ.
   - Черезъ десять дней! проговорилъ дантистъ. - Боже мой! Трудно все устроить въ такое короткое время!
   - Неужели?
   - Очень трудно. Надо спѣшить.
   - Конечно, надо спѣшить! съ одушевлен³емъ замѣтилъ Долли.
   - Мистриссъ де-Кадъ говорила съ вами относительно приданаго дочери?
   - Нѣтъ! произнесъ онъ съ изумлен³емъ, когда Долли въ отвѣтъ покачалъ отрицательно головой. - Ахъ, женщины ничего не смыслятъ въ серьёзныхъ дѣлахъ!
   Долли улыбнулся, потому что де-Кадъ улыбался,- изъ учтивости, а не отъ веселья.
   - Я, конечно, не считаю богатства непремѣннымъ услов³емъ счаст³я, продолжалъ дантистъ.
   - О, разумѣется! съ жаромъ воскликнулъ Долли.
   - Это часто только лишняя обуза для любящихъ сердецъ.
   - Несомнѣнно, отвѣчалъ Долли.
   - Я даже въ этомъ увѣренъ! сказалъ старый плутъ.- Впрочемъ, Адольфусъ, я вовсе не ханжа. Я не возстаю противъ пользован³я земными благами, противъ благодѣтельнаго вл³ян³я богатства на окружающую насъ среду. Это наполняетъ и украшаете жизнь! Вы имѣете намѣрен³е застраховать свою жизнь?
   - Если Анастас³я этого захочетъ... отвѣчалъ нѣсколько ошеломленный крошка.
   - Это мы послѣ обсудимъ вмѣстѣ, спокойно сказалъ дантистъ.- Вы, конечно, знаете, Адольфусъ, что моя дочь получитъ свою часть только послѣ моей смерти?
   Великодушный простофиля отвѣчалъ:
   - Нѣтъ, я не зналъ этого, но это мнѣ все равно; у насъ будетъ чѣмъ жить.
   - Благородно сказано! Благородно прочувствовано! Я горжусь вами! вскрикнулъ дантистъ съ неподдѣльнымъ энтуз³азмомъ.- Вы заслуживаете вполнѣ счаст³я, Адольфусъ. Но говоря о счаст³и, я вспоминаю, что всѣ мы (глубок³й вздохъ) игрушки рока. Вы намѣрены укрѣпить за Анастас³ей какой нибудь капиталъ?
   - Ей принадлежитъ все, что у меня есть, отвѣтилъ Долли.
   - Подобныя чувства возвышаютъ васъ еще болѣе въ моихъ глазахъ, Адольфусъ, но я полагаю, вы сами будете спокойнѣе, когда укрѣпите что нибудь за Анастас³ей; вы будете увѣрены, что - сохрани Богъ! - если случится какое нибудь несчаст³е, ваша жена и дѣти будутъ обезпечены. И потомъ войдите въ положен³е отца и матери: я не въ состоян³и буду сомкнуть глазъ, думая о будущемъ дочери, предоставленномъ всѣмъ случайностямъ рока!
   Сантиментальный маленьк³й простофиля отвѣчалъ:
   - Я радъ сдѣлать все, чтобы успокоить родителей моей Анастас³и!
   - Богъ да благословитъ васъ, Адольфусъ! воскликнулъ дантистъ, давая волю своимъ взволнованнымъ чувствамъ.- Но теперь надо еще уломать Анастас³ю: она будетъ всѣми силами этому противиться, я знаю!.. Вы назначите ей 600 фунтовъ въ годъ, и я, пожалуй, буду однимъ изъ довѣрителей. Ну, идемъ въ ней!
   Милая красавица видимо прос³яла при появлен³и своего избраннаго; она еще не оправилась послѣ недавней сцены и въ глазахъ ея выражалась тихая печаль.
   - Вы хотѣли видѣть меня, Долли? сказала она, взявъ его руку и лаская своею такъ нѣжно, что онъ не могъ отвѣтить ей слова отъ волнен³я. Онъ только собрался съ духомъ говорить, когда она оставила его руку.
   Какъ предсказывалъ старый де-Кадъ, такъ и вышло. Едва только Долли произнесъ слова: "укрѣпить капиталъ", она закачала головою, сдвинула съ негодован³емъ брови и закричала:
   - Нѣтъ! нѣтъ! нѣтъ! никогда! Довольно объ этомъ! Я отказываю! Я несогласна!
   - Но, милая, милая! подумайте о случайностяхъ... мы всѣ подвержены... бормоталъ Долли, восхищенный ея безкорыст³емъ.- Можетъ случиться несчаст³е, можетъ придти бѣдность...
   - Я буду дѣлить съ вами нищету! воскликнулъ благородный ангелъ, поднимая глаза вверхъ.
   Онъ долго пробовалъ уговаривать, но она все отвѣчала: никогда!
   - Для меня, для моего спокойств³я, согласитесь.
   - Кончимъ этотъ разговоръ! сказала она, сурово сдвигая брови.
   - Для успокоен³я вашихъ родителей, Анастас³я! сказалъ онъ, пробуя послѣднее средство.
   Это ее поколебало. Она пролепетала: милая, милая мамаша! и склонила молча голову. Это равнялось высказанному соглас³ю.
   Долли огорчился. Какъ! она дѣлала для родителей то, чего ни за что не хотѣла сдѣлать для него! Вмѣсто того, чтобы осыпать ее восторженными поцалуями признательности, онъ, къ изумлен³ю красавицы, вдругъ надулся, какъ мышь, и сказалъ обиженнымъ голосомъ:
   - Анастас³я, я больше не буду настаивать.
   - Милая, милая мамаша! слабо пролепеталъ встревоженный ангелъ.
   - Я болѣе не скажу объ этомъ ни слова!
   - Добрый, любящ³й папаша! вздохнулъ еще болѣе встревоженный ангелъ.
   - Довольно объ этомъ, сказалъ онъ рѣшительно.
   - О, какъ я неблагодарна! вскрикнулъ ангелъ почти въ ужасѣ.
   - Ни слова болѣе! сказалъ онъ мрачно.
   - Если вы думаете, Долли, что это необходимо... вскрикнулъ ангелъ въ отчаян³и.
   - Я ничего не думаю!
   - Милый, великодушный другъ, я сдаюсь! Закрѣпляйте за мной, что хотите, я на все согласна, я вамъ покоряюсь! воскликнула самоотверженная душа.
   - Это была не моя мысль, а здѣсь не при чемъ! былъ сокрушающ³й отвѣтъ.
   - Наши малютки станутъ, быть можетъ, упрекать меня... пролепетала стыдливая дѣва.
   - Они не будутъ терпѣть ни въ чемъ нужды! гордо отвѣчалъ мистеръ Икль.
   - Я сдѣлаю это для васъ, Адольфусъ, воскликнуло преданное существо, закрывая лицо руками при такомъ признан³и и холодѣя отъ смертельнаго страха потерять 600 фунтовъ.- Милый, великодушный другъ! я признаюсь, что вамъ я ни въ чемъ не могу отказать!
   Она схватила его руку и поцаловала ее въ порывѣ страстной нѣжности.
   Прежде, чѣмъ были готовы пригласительные свадебные билеты, интересная бумага, закрѣпляющая за любящею невѣстою 600 фунтовъ въ годъ, была засвидѣтельствована гдѣ слѣдуетъ.
   Наканунѣ свадьбы Долли совсѣмъ меня замучилъ. То онъ боялся, что не принесутъ вовремя подарковъ, купленныхъ для невѣсты, то приходилъ въ отчаян³е, что свадебные панталоны не поспѣютъ къ сроку.
   - Господи! какое ужасное положен³е! тихонько восклицалъ онъ, ходя въ волнен³и по комнатамъ.
   Онъ не далъ мнѣ ни на минуту сомкнуть глазъ, опасаясь проспать и опоздать въ церковь, и цѣлую ночь только дремалъ и пронзительно вскрикивалъ.
   Красавица была безподобна въ подвѣнечномъ уборѣ. Это было какое-то атласное божество: бѣла какъ заново выбѣленный потолокъ, чиста, какъ сама невинность! Казалось, даже легкое прикосновен³е только что вымытаго пальца запятнитъ ея изящныя, волнующ³яся одежды!
   Женихъ былъ до того растерянъ, что старый де-Кадъ спросилъ меня, не пьянъ ли онъ.
   Шесть подругъ невѣсты дали волю своимъ чувствамъ и совершенно попортили себѣ завязки у шляпокъ; съ мистриссъ де-Кадъ едва не сдѣлался припадокъ.
   Возвращен³е домой и завтракъ были торжественны, старый де-Кадъ заботился (подъ внушен³емъ гордости, вполнѣ извинительной), чтобы свадьба произвела впечатлѣн³е во всемъ приходѣ. Каждый дожъ на площади и на улицахъ знали, что дочь дантиста выходитъ замужъ за очень богатаго джентльмена. Это было недурно разсчитано на тотъ случай, чтобъ сосѣди знали, куда нужно будетъ нести деньги, если у нихъ заболятъ зубы, или нужно будетъ вставить новые.
   Неудивительно, поэтому, что когда шесть экипажей подъѣхали къ дверямъ,- каждое окно на площади было раскрыто, и наше возвращен³е привѣтствовали въ этихъ окнахъ головы всякой величины и всякаго возраста.
   Украшен³емъ завтрака была, безъ сомнѣн³я, рѣчь доктора Ле-Дерта. Лучшаго проявлен³я ораторскихъ способностей я никогда не слыхалъ, даже въ нашемъ клубѣ. Женщины до того растрогались, что желе было разбито на куски отъ рыдан³я тѣхъ особъ, которыя его брали. Въ то время, какъ онъ говорилъ о будущемъ счаст³и - господствовала тишина, такая тишина, что когда я украдкой разбилъ ложечкой яйцо, то звукъ раздался какъ громовой ударъ! всѣ съ ужасомъ на меня оглянулись; утѣшен³я любящимъ родителямъ, которыя онъ представлялъ, вызвали громк³е вопли, и потоки слезъ быстро полились со всѣхъ сторонъ.
   Наконецъ, наступила та страшная минута, когда безумно любящее сердце матери должно было облиться кровью,- и когда долженъ былъ пострадать карманъ обожаемаго отца, если отецъ обладаетъ какой-нибудь долею душевнаго велич³я. Забывая о новомъ чепцѣ, мамаша скрываетъ свое лицо въ шляпкѣ чада и цалуетъ милыя щечки, теперь принадлежащ³я другому,- щечки, которыми она такъ страстно любовалась. Тутъ же невдалекѣ стоитъ и папаша, ожидая когда эти милыя щечки освободятся, чтобъ и самому напечатлѣть сердечный поцалуй на ихъ атласистой поверхности. Взгляните, въ его рукѣ свертокъ, и когда любимое дитя поворачиваетъ личико къ милому папа, онъ кладетъ скрытое сокровище въ ея ожидающую ручку. "Спрячь въ карманъ", шепчетъ онъ и отвертывается въ другую сторону.
   Когда Анастас³я взглянула въ таинственный свертокъ, она была непр³ятно поражена, увидѣвъ, что чека была только въ пять фунтовъ.
   Мы смотрѣли, какъ новобрачные благополучно уѣхали; джентльмены смотрѣли имъ вслѣдъ, стоя въ дверяхъ и помахивая салфетками,- дамы, красиво сгруппировавшись на балконѣ, неистово посылали руками поцалуи. Мистриссъ Икль въ дорожномъ нарядѣ была восхитительна; а мистеръ Икль произвелъ на всѣхъ впечатлѣн³е своимъ шотландскимъ костюмомъ. Уличный кэбъ, нагруженный снаружи и свнутри багажемъ, слѣдовалъ за новобрачными. Разумѣется, для счаст³я, вслѣдъ на новобрачными, брошенъ былъ старый башмакъ, который, попавъ на огромную, какъ барабанъ, коробку, имѣлъ честь сопровождать счастливую чету до самой станц³и желѣзной дороги.
   Я потомъ узналъ, что по пути чрезъ городъ новобрачные не дозволили себѣ отвести душу въ разговорныхъ изл³ян³яхъ. Они были совершенно поглощены созерцан³емъ своего счаст³я и другъ друга. Они сидѣли рука-объ-руку, не сводя одинъ съ другаго восторженныхъ взоровъ,- развѣ только для того, чтобъ мигнуть.
   Когда Долли испускалъ слабое стенан³е, Анастас³я отвѣчала ему сдержаннымъ вздохомъ; она знала, что это стенан³е значитъ "я тебя обожаю", а онъ переводилъ ея вздохъ словами: "о, радость моя!"
   Только когда экипажъ достигъ Чипсайда, шумъ и суматоха грубой черни заставили влюбленныхъ очнуться отъ небесныхъ восторговъ и напомнили имъ, что они все-таки смертные. Безпрестанныя остановки и постоянные толчеи низвели ихъ съ вершины блаженства на землю.
   Бѣгая по платформѣ вокзала, мистеръ Икль уже не былъ прежнимъ застѣнчивымъ Долли, но гордымъ, повелительнымъ, крикливымъ джентльменомъ, который распоряжался носильщиками, точно будто бы они были у него на жалованьѣ, и вызывающимъ взоромъ смотрѣлъ на каждаго встрѣчнаго. "Куда вы положили ящики моей жены?" кричалъ онъ, "смотрите! Эй! осторожнѣе съ картонками моей жены!" гремѣлъ онъ. "Уложенъ багажъ моей жены?" гнѣвно спрашивалъ онъ.
   Онъ рѣшился дать знать всѣмъ и каждому, что онъ женатъ, и совершенно успѣлъ въ этомъ; едва они сѣли въ экипажъ, какъ носильщикъ, просунувъ голову въ окно, заявилъ ему, что "желалъ бы выпить за здоровье новобрачной, ваша милость".
   Вслѣдъ за тѣмъ караульный пришелъ посмотрѣть ихъ билеты и пожелалъ новобрачному счастья на всю жизнь, "а также и прекрасной лэди". Еще три носильщика сильно желали осушить кубокъ въ честь прекрасной Анастас³и, но это прелестное создан³е такъ гнѣвно вскричало: "какъ вы смѣете; мужики! прочь" что безстыдные парни удалились въ смущен³и.
   Не бывало другого путешеств³я болѣе сантиментальнаго, какъ путешеств³е этихъ двухъ существъ, спѣшившихъ въ Дувръ. Какъ только Анастас³я дѣлала движен³е, Адольфъ съ тревогой вскакивалъ съ мѣста; если ему случалось чихать, она уже была подлѣ и поддерживала его. Когда утреннее возбужден³е улеглось, Анастас³я почувствовала сильное желан³е сомкнуть глаза.
   - Засните, дорогая, умолялъ нѣжный супругъ.
   - Засните, шептала прекрасная супруга.- Если вы этого желаете, мой ангелъ, то я попытаюсь заснуть, но только для того, чтобъ видѣть васъ во снѣ.
   Потомъ онъ спросилъ:
   - Отчего этотъ свистокъ такъ пронзительно свиститъ?
   На это послѣдовалъ восхитительный отвѣтъ: - Я его не слышала, мой Адольфусъ; мои мысли были съ милымъ сердцу.
   - Будемъ всегда, моя дорогая, сказалъ Адольфусъ, которому, въ темнотѣ тоннеля, внезапно пришла на умъ свѣтлая мысль:- будемъ всю жизнь избѣрать ссоръ и несоглас³я.
   - О, да! да! будемъ жить для счаст³я другъ друга, отвѣчала она серьёзно.
   - Знаю, жизнь моя, продолжалъ добрый Долли, блѣднѣя отъ волнен³я:- что мой нравъ временами жестокъ и суровъ, и боюсь, что вамъ это можетъ показаться тяжелымъ!
   - Какъ это странно! возразила она.- Я вотъ никогда не бываю сердитою, никогда!
   - Иногда, продолжалъ маленьк³й человѣчекъ:- а самъ себя ненавижу за то, что поддаюсь ужасному гнѣву. Это такъ дурно.
   - Это очень замѣчательно! отвѣтила она.- Я не помню, чтобъ когда-нибудь во всю жизнь увлеклась гнѣвомъ!
   - Добрая дѣвушка! воскликнулъ Долли. - Я научусь у васъ обуздывать себя. Когда нахмурюсь...
   - Я буду улыбаться! прервало милое существо.
   - Когда я стану дуться... прибавилъ онъ.
   - Я васъ буду ласкать! заключила она.
   Они пр³ѣхали въ Дувръ въ неблагопр³ятное время. По причинѣ прекрасной погоды городъ былъ переполненъ посѣтителями, такъ что задн³е фасады верхнихъ этажей домовъ сравнялись по цѣнѣ съ лицевыми изящными квартирами. Не видно было ни одного окошка съ пр³ятною надписью объ отдачѣ комнатъ въ наймы.
   Въ довершен³е досады, всѣ гостиницы были переполнены народомъ. Герцогъ саксенъ-горнбургск³й, посѣтивъ Англ³ю на счетъ своего народа, занялъ, съ своею многочисленною свитою, одинъ изъ отелей; герцогъ саксенъ-вольбергск³й, также съ огромной свитой, завладѣлъ другимъ отелемъ; каждая изъ остальныхъ гостиницъ въ городѣ была осаждена многочисленной свитой принца Скратченберга: все это были приглашенные гости нашего богатаго королевства.
   Что было дѣлать? Пока новобрачная чета хлопотала о томъ, какъ бы устроиться, пароходъ отплылъ въ улыбающимся берегамъ Франц³и; ближайш³й рейсъ въ Лондонъ былъ не ранѣе полуночи. Анастас³я умирала отъ усталости, а между тѣмъ, вѣроятность отдыха казалась очень отдаленною.
   Я убѣжденъ, что ни одна лэди во всей Англ³и, кромѣ Анастас³и, не добилась бы ничего. О деньгахъ не могло бить рѣчи. Очаровательная ловкость и божественное умѣнье вести дѣла - вотъ все, на что можно было разсчитывать.
   Войдя въ хорошо извѣстную своими удобствами гостиницу "²юньская Роза", Анастас³я отвела въ уголъ полногрудую хозяйку, и разсказала ей свою плачевную истор³ю. Только сегодня утромъ обвѣнчалась; только нѣсколько часовъ тому назадъ оставила великолѣпное городское жилище своего отца, и вотъ очутилась вмѣстѣ съ супругомъ (который тоже привыкъ къ удобствамъ) безъ пристанища и крова. Не грустно-ли, что любой уличный бѣднякъ былъ теперь счастливѣе ихъ, людей богатыхъ и привыкшихъ вращаться въ высшемъ кругу общества?
   Сердце трактирщицы забилось сочувств³емъ: она вспомнила тотъ день, когда сама была также невѣстой, полною надеждъ на будущее, и - поправивъ чепчикъ, бросилась въ помѣщен³е жильцовъ-нѣмцевъ.
   Ей удалось уладить дѣло. Нашелся добрый человѣкъ, геръ Грунтцъ, или, лучше сказать, ангелъ въ образѣ человѣка,- который съ перваго же слова уступилъ свою комнату въ распоряжен³е сокрушавшейся невѣсты. Онъ посовѣтовался съ товарищами, и они согласились пожертвовать собою, и легли спать втроемъ на одной постели.
   - Всѣ люди прекрасные; они въ свитѣ принца Скратченберга, объяснила хозяйка гостиницы.
   - Какъ они добры! какъ великодушны! восклицала благодарная Анастас³я. - Утромъ, милый Адольфусъ, вы должны пойдти поблагодаритъ этого джентльмена.
   Не воображалъ бѣдный Долли, ставя за дверь свои маленьк³я сапожки, что этому самому господину Грунтцу, которому онъ былъ такъ благодаренъ за уступку постели, суждено сдѣлаться несчаст³емъ его жизни!
   Долли, быть можетъ, изо всѣхъ людей на свѣтѣ, былъ самый робк³й, наименѣе ищущ³й извѣстности или одобрен³я толпы. Онъ любилъ свободу уединен³я и спокойств³е какого-нибудь тѣнистаго лѣснаго уюта. Нельзя сказать, чтобъ онъ совершенно не любилъ общества себѣ подобныхъ; но онъ былъ человѣкъ нервный, и не желалъ служить предметомъ чьего бы то ни было созерцан³я.
   Можно себѣ представить его смущен³е, когда на слѣдующее утро онъ очутился героемъ "²юньской Розы". Куда бы онъ ни пошелъ, за нимъ слѣдовали улыбавш³еся слуги. Если онъ позволялъ себѣ побродить взадъ и впередъ предъ домомъ для возбужден³я апетита предъ завтракомъ, посвистивая какой-нибудь незатѣйливый мотивъ, немедленно за его движен³ями наблюдали головы въ шляпахъ и чепцахъ, гладко выстриженныя или завитыя въ букли. Онъ принужденъ былъ удалиться въ свою комнату и ждать, чтобъ Анастас³я защитила его.
   Это любящее создан³е услышало его шаги.
   - Долли, милый, крикнула она изъ спальни:- что вы желаете, чтобъ я надѣла, а?
   Онъ подумалъ съ минутку, а потомъ сказалъ:
   - Надѣньте, милочка, кружевную пелеринку! Вы въ ней восхитительны!
   - Глупый вы барашекъ! возразила она: - вѣдь это была мамашина пелеринка.
   Минуту спустя, милый голосъ опять крикнулъ:
   - Долли, милый я не могу найдти брошку!
   - Не безпокойтесь, мы поищемъ ее послѣ завтрака, возразилъ онъ. - Надѣньте алмазную,
   - Какой же вы безумецъ, милочка! отвѣчало благородное создан³е: - вѣдь вы знаете, что алмазная тоже принадлежитъ мамашѣ.
   Господи, подумалъ Долли: она все носила вещи матери!
   Тотъ же сладк³й голосъ еще разъ сказалъ;
   - Вѣдь хорошо будетъ надѣть браслеты; да, душа моя?
   Долли любилъ видѣть ее въ браслетахъ.
   - О, дорогая, надѣньте, задумчиво отозвался онъ: - тѣ золотые браслеты, которые я видѣлъ на вашихъ прелестныхъ ручкахъ въ первое наше свидан³е!
   - О, злой лукавецъ, воскликнула Анистас³я: - будто я вамъ не говорила, что эти браслеты также мамашины!
&nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
Просмотров: 284 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа