Главная » Книги

Верн Жюль - Миссис Брэникен, Страница 7

Верн Жюль - Миссис Брэникен


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

ивые очертания. Столь утомительные и производимые с таким самоотвержением со стороны всего экипажа исследования не увенчались никаким успехом.
   Однако экипажу судна предстояло вынести еще более тяжкие испытания, когда "Долли Хоуп" обогнуло мыс Лондон-дерри. У этого берега, непосредственно подверженного всей ярости прибоя огромных волн Индийского океана, почти нет убежищ, где мог бы укрыться корабль, потерявший оснастку. Но ничто не в состоянии было охладить рвения экипажа, и среди матросов даже установилось соревнование в этом крайне опасном деле.
   Выйдя из бухты Коллье, капитан Эллис смело направился через архипелаг Буканир. Он не имел в виду, однако, переходить за мыс Левек, оконечностью которого заканчивается с северо-запада Кинг-Зунд.
   Решение это не было вызвано опасениями наступления дурной погоды. Октябрь и ноябрь в этой части Индийского океана соответствуют апрелю и маю северного пояса. Таким образом, плавание могло происходить в благоприятных условиях. Однако не было возможности продолжать его совершенно неопределенное время, а потому заранее было признано конечным пунктом исследования то место, где прекращалось береговое течение, которое поднималось к востоку, увлекая за собой обломки, вплоть до острова Мелвилла.
   В конце января 1883 года экспедиция признана была законченной, когда "Долли Хоуп" удалось, хотя и безрезультатно, завершить исследование обширного бассейна Кинг-Зунда, в который впадает река Фицрой. Паровой шлюпке пришлось выдержать бешеное нападение со стороны дикарей в устье этой реки. Два человека команды были ранены при этом нападении, к счастью не опасно. Благодаря лишь редкому хладнокровию, выказанному капитаном Эллисом, эта стычка не имела более печального исхода.
   Как только "Долли Хоуп" вышло из Кинг-Зунда, оно остановилось на параллели мыса Л евек. Капитан Эллис держал совет с лейтенантом и боцманом.
   После внимательнейшего изучения карт решено было закончить экспедицию именно в этом месте, на восемнадцатой параллели южного полушария. Берег за Кинг-Зундом совершенно открытый; встречаются небольшие островки, и эта часть земли Тасмана, которую он ограничивает со стороны Индийского океана, изображена пока еще белым пятном на самых новых географических картах. Не было никакой необходимости направляться далее к юго-западу, так же как и посещать остров Дампир. Да кроме того, запасы угля на "Долли Xoуп" подходили к концу, и наиболее целесообразным представлялось взять непосредственно курс на Батавию для возобновления там запаса топлива. По исполнении этого предстояло возвратиться в Тихий океан через Тиморское море, мимо Зондских островов. Итак, судно взяло курс на север, и вскоре австралийский берег пропал из виду.
  

Глава четырнадцатая - ОСТРОВ БРАУС

   На пространстве между северо-западным берегом Австралии и южной частью Тиморского моря нет значительных островов. Чаще всего встречаются надводные камни причудливой формы кораллового происхождения, обозначаемые на картах названиями: "банки", "утесы", "рифы". В большинстве случаев положение всех этих надводных камней точно обозначено на географических картах. Весьма вероятно, что в будущем предстоит найти здесь еще большее число опасных рифов, среди множества камней выступающих на поверхности. Вследствие этого плавание там весьма опасно, требует непрестанного внимания, хотя в этих водах и попадаются изредка суда на обратном пути из Индийского океана.
   Погода стояла благоприятная, море было спокойное.
   Превосходная паровая машина "Долли Хоуп" совершенно не требовала исправлений со времени выхода судна из Сан-Диего: котлы были в полной исправности. Все обстоятельства складывались благоприятно для перехода от мыса Левек до острова Ява. Но, в сущности, это было началом возвращения.
   Капитан Эллис не предвидел иных задержек, кроме необходимых остановок для дополнительных исследований островков Зондского архипелага. Никаких приключений в первые дни отправления судна с параллели острова Левек не произошло. Установлены были самые бдительные вахты, поставлены матросы на вантах, которые обязаны были сигнализировать, насколько возможно заблаговременно, о замечаемых ими рифах и банках, из которых некоторые едва выступали над поверхностью моря.
   В девять часов утра 7 февраля раздался предупредительный крик одного из матросов:
   - Риф впереди, с левой стороны!
   Так как риф не заметен был матросами с палубы, то Зах Френ бросился на ванты, чтобы лично убедиться в верности указанного направления.
   Когда он взобрался наверх, ему удалось разглядеть на расстоянии шести миль с левой стороны скалистую возвышенность. В действительности это был не риф, а островок, напоминающий своей формой ослиную спину, вырисовывавшийся на северо-западе. Принимая в расчет расстояние, с которого он был усмотрен, можно было даже предполагать, что это довольно значительный остров, в том случае, если он представлялся глазу не в длину, а в поперечнике. Зах Френ доложил капитану Эллису о замеченном. Последний распорядился взять на четверть румба к ветру, чтобы подойти ближе к этому островку.
   По произведенному в полдень наблюдению для определения высоты и долготы капитан отметил в путевом журнале, что "Долли Хоуп" находилось в то время на 14°07' южной широты и 133°13'восточной долготы. По нанесении пункта на карту оказалось, что последний соответствует положению острова, названного новейшими географами островом Браус и лежащего в двухсотпятидесяти милях от Йорк-Зунда, у австралийского берега. Так как этот остров был почти на пути, который предстояло пройти "Долли Хоуп", то капитан Эллис решил обследовать внешние береговые его линии, хотя он и не имел в виду останавливаться у островка.
   Через час остров Браус был лишь на расстоянии одной мили от "Долли Хоуп". Не было возможности судить о величине острова. Он имел вид волнистого плато, над поверхностью которого не выступало никакой возвышенности.
   Так как нельзя было терять времени, то капитан Эллис намеревался уже приказать дать снова прежний ход судну. В это время Зах Френ сказал ему:
   - Поглядите-ка туда, капитан! Не мачта ли это над мысом?
   И боцман указал рукой по направлению мыса, который заканчивался почти отвесной скалой.
   - Мачта? Нет! Мне думается, что это дерево, - отвечал капитан Эллис.
   Взяв подзорную трубу, он принялся внимательнее разглядывать предмет, на который обратил его внимание Зах Френ.
   - А вы правы, боцман! Это действительно мачта, и мне кажется, что на ней флаг, истрепанный ветром. Да! Да! Это должен быть какой-нибудь сигнал!
   - Коли так, нам следовало бы подойти ближе, - сказал боцман.
   - Я того же мнения, - отвечал капитан Эллис.
   И он распорядился приблизиться к острову Браус малым ходом.
   Распоряжение это было безотлагательно исполнено. "Долли Хоуп" постепенно стало приближаться к рифам, которые опоясывали остров.
   Вскоре стало возможно разглядеть все береговые контуры острова даже невооруженным глазом.
   Берег этот представлялся до крайности диким, бесплодным и безотрадным, без малейшего даже намека на какую-нибудь растительность; виднелись лишь одни отверстия пещер, в которые проникали волны с грохотом, подобным громовым ударам. Изредка на общей линии скал выступал кусок желтоватого песчаника и над скалами летали морские птицы. С этой стороны, однако, не видно было никаких остатков кораблекрушения, ни обломков мачт или корпуса корабля. Возвышающаяся на оконечности мыса мачта была взята, вероятно, из верхней части бушприта; что же касается полотнища флага, жалкие лохмотья которого развевались от ветра, то не было никакой возможности разобрать его первоначальный цвет. - Здесь есть спасшиеся от кораблекрушения! - вскрикнул Зах Френ.
   - Да, либо есть, либо были! - отвечал на это лейтенант.
   - Ничего нет невероятного в том, - сказал капитан Эллис, - что корабль мог разбиться у этого острова.
   - Не менее вероятно и то, - продолжал лейтенант, - что здесь нашли убежище спасшиеся от кораблекрушения, потому что они, конечно, и выставили эту сигнальную мачту, и, быть может, они еще не покидали этого убежища, потому что суда, идущие в Австралию и Индию, очень редко проходят мимо острова Браус.
   - А вы, капитан, предполагаете обследовать этот остров? - спросил Зах Френ.
   - Да, боцман, но пока я не заметил ни одного места, где мы могли бы бросить якорь. Обойдем остров, прежде чем на что-нибудь решимся.
   - Если несчастные, спасшиеся после кораблекрушения, находятся еще там, то невозможно, чтобы они нас не заметили и не подали сигналов.
   - А если мы никого не увидим, что вы намерены предпринять? - спросил Зах Френ.
   - Тогда мы попытаемся высадиться, как только представится возможность, - отвечал капитан Эллис. - Если остров безлюден, то должны на нем были сохраниться какие-нибудь следы кораблекрушения, а это весьма важно для нашего плавания.
   - "Кто знает?.." - пробормотал про себя Зах Френ.
   - Вы хотите сказать, боцман, что "Франклин", быть может, выкинулся на остров Браус, расположенный в стороне от того пути, которого он должен был придерживаться.
   - А почему бы и нет, капитан?
   - Хотя это и невозможно, - отвечал капитан Эллис, - тем не менее мы должны попробовать высадиться!
   Принятое решение обогнуть остров Браус приведено было тотчас же в исполнение. Придерживаясь из предосторожности на расстоянии кабельтова, "Долли Хоуп" вскоре обогнуло различные пункты острова, расположенные на северной его стороне. Общие контуры берега оставались неизменными: ряд утесов, как бы застывших в одной и той же форме, подступы к ним, о которые разбивались волны, камни, покрытые пеной, - все это делало высадку невозможной. На заднем плане виднелись группы низкорослых кокосовых пальм, возвышавшихся над каменистым плато, по-видимому невозделанном. Людей и жилищ не было видно; не видно было и ни одной шлюпки или лодки. Пустынно было море, и столь же пустынным был остров.
   Лишь многочисленные чайки, перелетавшие от одного конца острова к другому, вносили некоторое оживление.
   Остров этот не был, конечно, тем убежищем, о каком мечтает потерпевший кораблекрушение, однако на нем все же могли укрыться те, которым удалось спастись.
   Остров Браус имеет от шести до семи миль в окружности: площадь его определена была, как только "Долли Хоуп" обогнуло южную сторону острова и определило его контур. Но тщетны были все попытки экипажа найти нечто вроде гавани, а при отсутствии ее или хотя бы бухточки между скалами, где бы паровое судно могло найти убежище хоть на несколько часов, высадка на берег могла быть совершена исключительно лишь на шлюпках; и то необходимо было предварительно обследовать фарватер.
   К часу пополудни "Долли Хоуп" стало за ветром, который дул с северо-запада, и волны не так сильно били в берег. В этом месте была глубокая береговая впадина вроде обширного природного рейда, в котором судно могло безопасно бросить якорь и укрываться до перемены ветра. Решено было тотчас же воспользоваться этой впадиной, если не для того, чтобы стать в ней на якорь, то по крайней мере чтобы маневрировать там в продолжение того времени, которое потребуется для перехода паровой шлюпки с корабля на берег и обратно. Оставалось лишь выбрать место для высадки.
   Исследуя контур берега с помощью подзорной трубы, капитан Эллис наконец заметил впадину в плато, которая служила ложем для ручейка, впадающего в море. Зах Френ также полагал, что высадка могла быть совершена близ этой расщелины. Подъем на нее казался менее крутым.
   Капитан Эллис распорядился приготовить паровую шлюпку к спуску, на что потребовалось всего полчаса. Отправлялись на ней кроме него и Заха Френа рулевой, матрос для действия багром, кочегар и машинист. Взяты были с собой, из предосторожности, два ружья, два топора и несколько револьверов. Лейтенант должен: был маневрировать на этом природном рейде и зорко следить за всеми сигналами, которые могли быть подаваемы с берега. Паровая шлюпка отвалила в половине второго, направляясь к берегу, находившемуся на расстоянии одной мили.
   Несколько минут спустя шлюпка пристала к песчаному берегу. Оставив машиниста и кочегара на шлюпке с приказанием не спускать паров в котле, капитан Эллис, Зах Френ и двое матросов высадились тотчас же на берег.
   Поднимаясь по сухому ложу ручейка, вымытому в толще берега, они вскоре добрались до верхней части плато.
   На расстоянии нескольких сотен метров возвышался пригорок, вершина которого была приблизительно на пятнадцать сажень выше песчаного берега. Капитан Эллис и его товарищи тотчас же направились к этому пригорку, на который взобрались не без труда. С этой высоты видна была вся поверхность острова.
   По внешнему виду остров представлял овальный массив, напоминающий черепаху, причем выступающий мыс изображал ее хвост. Поверхность острова покрыта была кое-где плодородной почвой; самый массив острова не принадлежал к коралловым образованиям, каковы, например, Малайские острова или группы островов в проливе Торреса. Там и сям пробивалась между гранитными громадами зелень; было, однако, гораздо больше мха, чем травы, камней, чем растений, сорной поросли, чем кустарников. Но откуда мог явиться этот ручеек, который прихотливо извивался по косогору плато? Не питался ли он подземными ключами?
   Выяснить это было затруднительно, хотя взор мог охватить все пространство, вплоть до сигнальной мачты.
   С вершины пригорка капитан Эллис и сопровождавшие его исследовали окрестности. Не видно было ни подымавшегося дыма, ни живого существа. Ясно было, что если остров Браус и был некогда обитаем людьми - а в этом нельзя было и сомневаться, - то в настоящее время он совершенно пустынен.
   - Печальное убежище для потерпевших кораблекрушение! - сказал наконец капитан Эллис. - Если им пришлось долго пробыть здесь, то как могли они просуществовать?
   - Да... - отвечал Зах Френ. - Плато совершенно пустынно. Конечно, нельзя быть слишком прихотливым, когда спасаешься после кораблекрушения! Кусок твердой скалы под ногами во всяком случае лучше ямы, наполненной водой выше головы.
   - В первые минуты после спасения, конечно, да, - сказал Эллис, - ну а впоследствии...
   - Впрочем, - заметил Зах Френ, - весьма вероятно, что те, которые нашли убежище на этом острове после кораблекрушения, вскоре взяты были отсюда каким-нибудь судном.
   - Но возможно ведь, боцман, и то, что они погибли от лишений.
   - Почему вы думаете так, капитан?
   - А потому, что, покидая остров, они, наверно, позаботились бы снять сигнальную мачту. Я опасаюсь даже, что последний из этих несчастных погиб ранее, чем возможно было спасти его. Впрочем, подойдем поближе к сигнальной мачте. Может быть, нам удастся напасть на какие-нибудь следы для выяснения национальности погибшего здесь судна.
   Капитан Эллис, Зах Френ и двое матросов, спустившись по откосу пригорка, направились к мысу, выступавшему вперед, по направлению к северу. Едва они сделали несколько шагов, как один из матросов нагнулся, чтобы поднять какой-то предмет, который задел ногой при ходьбе.
   - Что это такое? - сказал он.
   - Дай-ка сюда! - отвечал на это Зах Френ.
   Это был клинок ножа, из тех, которые обычно носят моряки на поясе в кожаном футляре. Клинок, отбитый от рукоятки, зазубренный, брошенный, вероятно, за негодностью.
   - Ну, что же, боцман? - спросил, в свою очередь, капитан Эллис.
   - Я разыскиваю фабричное клеймо, чтобы определить происхождение этого клинка, - отвечал Зах Френ.
   Фабричное клеймо, вероятно, некогда и было на клинке, но он покрыт был толстым слоем ржавчины, которую необходимо было соскоблить. К этому и приступил Зах Френ, после чего ему удалось, хотя и не без труда, разобрать следующие слова, вырезанные на стали: "Шеффилд. Англия". Итак, значит, нож был английского происхождения. Отсюда нельзя было, однако, заключать, что потерпевшие кораблекрушение были несомненно англичане; подобное заключение было бы слишком поспешным. Разве нож не мог принадлежать матросу другой национальности? Ведь произведения Шеффилда распространены по всему свету!
   Необходимо было продолжать поиски. Капитан Эллис и его товарищи продолжали путь к мысу. Ходьба без дорог и тропинок была довольно затруднительна.
   Если же по этому пути некогда и проходили люди, то, во всяком случае, невозможно было определить, как давно это было, так как следы человеческих ног давно уже изгладились. После перехода, приблизительно в две мили, капитан остановился у группы тщедушного вида кокосовых пальм, плоды которых, упавшие на землю, уже успели обратиться в пыль.
   В нескольких шагах от группы деревьев, по откосу небольпюго холмика, можно было без труда разглядеть некоторые следы обработки земли. В качестве таких следов прежней культуры перед путниками предстали несколько одичавших экземпляров картофеля и земляной груши. Случайно найдена была одним из матросов среди густой травы заброшенная лопата. Судя по форме, лопата эта была американского происхождения: железо покрыто было густой ржавчиной.
   - Что скажете об этом, капитан Эллис? - спросил боцман.
   - Мне кажется, что пока еще нельзя делать никаких заключений, - отвечал капитан.
   - Идем в таком случае дальше, - ответил на это Зах Френ, жестом предлагая двум матросам следовать за собой.
   Спустившись с плато по отлогим местам, они достигли той части, к которой примыкал пригорок с северной стороны. Здесь они заметили узкую расщелину в скале, благодаря которой удалось без особого труда спуститься на небольшую песчаную площадку. Окруженная скалами, она постоянно омывалась приливом. На песке были разбросаны предметы, неопровержимо доказывавшие пребывание на острове человеческих существ: то была битая стеклянная и глиняная посуда, черепки каменной посуды, жестянки от консервов, американское происхождение которых было несомненно; кроме того, различные предметы, употребляемые в морском деле, как-то: обрывки цепей, разбитые кольца, куски гальванизированной проволоки, служившей снастью, якорная лапа, несколько блоков от воротов, клапан пожарной трубы, обломки запасных мачт, листы обшивки водяного бака и тому подобное.
   - Здесь выкинулся не английский корабль, а американское судно, - сказал капитан Эллис.
   - Можно даже утверждать, что судно это построено в одном из наших тихоокеанских портов, - подтвердил Зах Френ, мнение которого разделяли и матросы.
   Пока, однако, ничто не доказывало, что погибшее судно было именно "Франклин".
   Во всяком случае, возникал вопрос: так как не было видно ни шпангоута, ни обшивки кузова неизвестного корабля, то нельзя ли допустить, что само судно погибло в море, а команда высадилась на шлюпках?
   На этот вопрос получен был вскоре отрицательный ответ, и капитан Эллис пришел к несомненному убеждению, что судно разбилось именно на этих рифах.
   Перед глазами путников, приблизительно в расстоянии одного кабельтова от песчаного берега, среди груды остроконечных скал и камней, вскоре вырос жалкий остов корабля, выбросившегося на берег в то время, когда море ревело, бешеные волны перекатывались, уничтожая все на своем пути, срывая железные и деревянные части, ломая обломки и унося их далеко за рифы.
   Глубоко взволнованные капитан Эллис, Зах Френ и оба матроса молча рассматривали остатки того, что называлось когда-то кораблем. От корпуса оставались лишь искривленные ребра, разорванные обшивки, в которых торчали лопнувшие болты, изогнутые бруски, часть руля, несколько палубных наковок, но не было никаких обломков наружных частей надводной части судна, то есть обломков мачт: очевидно, судно или потеряло мачты еще во время пребывания его в море, или же они были срублены после того, как судно выбросилось на берег, - для постройки жилых помещений на острове спасшимися после кораблекрушения. Не было ни одной целой решетины, ни одной целой части киля.
   - Посмотрим, - сказал капитан Эллис, - быть может, нам удастся найти название, букву, клеймо, которые укажут нам, к какой национальности принадлежало это судно.
   - Да, и дай Бог, чтобы это оказался не "Франклин", - отвечал Зах Френ.
   Но могли ли сохраниться те признаки, которые необходимы были капитану? Если даже допустить, что приливы и отливы не смыли части доски, где нанесено бывает обычно наименование корабля, то все же невероятно было, чтобы непогода и морские волны пощадили надпись.
   Впрочем, не удалось найти ни одного обломка кормовой доски и большого щита. Все розыски закончились безрезультатно, и, если некоторые из найденных на песчаном берегу предметов и были американскими, то, во всяком случае, нельзя было утверждать, что они принадлежали именно "Франклину".
   Но если потерпевшие кораблекрушение нашли убежище на острове Браус - а сигнальная мачта у оконечности мыса подтверждала это, - то они должны были где-нибудь укрываться от непогоды; вероятнее всего, им пришлось укрываться в какой-нибудь пещере, по возможности ближе к песчаному берегу, чтобы легче пользоваться обломками судна, нагроможденными между скалами.
   Вскоре одному из матросов удалось открыть пещеру, которую занимали несчастные. Она была выдолблена в огромной гранитной толще у угла, образуемого песчаным берегом и плато.
   Капитан Эллис и Зах Френ поспешили на зов матроса. Быть может, тайна кораблекрушения скрыта была в этой пещере? Быть может, удастся наконец узнать название судна?
   Вход в пещеру был столь низок, что приходилось сильно нагибаться; у входа сохранилась зола очага, который помещался снаружи и дым которого закоптил скалистую стену. Внутреннее помещение пещеры, высотой десять футов, глубиной двадцать и шириной пятнадцать футов, было достаточно для жилья пятнадцати человек. Постелью служила подстилка из травы, покрытая парусиной, была скамейка, сделанная из частей корабельной обшивки, две табуретки из того же материала, стол без одной ножки, вероятно из судовых кают. Из утвари было несколько железных тарелок и блюд, три вилки, две ложки, нож, три металлические кружки - все покрытое ржавчиной. В углу стоял бочонок, служивший, вероятно, для пресной воды из ручья. На столе находилась судовая лампа, помятая, покрытая ржавчиной и негодная к употреблению. Там и сям разбросана была кухонная посуда, а на подстилке изодранное носильное платье.
   - Несчастные! - воскликнул Зах Френ. - Какую страшную нужду пришлось им терпеть во время пребывания на острове!
   - Им не удалось почти ничего спасти с корабля и воспользоваться его обломками, - отозвался капитан Эллис, - и это указывает, с какой силой выброшено было это судно на берег! Все разбито, все! Как эти несчастные поддерживали свое существование? Они посеяли, вероятно, немного семян, питались солониной, консервами, которые съели до последней жестянки. Что за ужасное существование! Как должны были они страдать!
   Все сказанное капитаном было весьма правдоподобно; вероятно также, что они поддерживали свое существование рыбной ловлей. Что же касается вопроса о том, проживают ли несчастные на острове и в настоящее время, то казалось очевидным, что этот вопрос решается отрицательно.
   Самые тщательные розыски, произведенные внутри и снаружи пещеры, не привели ни к каким результатам.
   - Это позволяет мне выразить надежду, - заметил Зах Френ, - что несчастные были приняты на какое-нибудь судно и возвратились на родину.
   - Да каким же образом могло бы это произойти? - спросил капитан. - Разве они могли построить из обломков корабля достаточно большое судно, чтобы держаться на море?
   - Нет, они, конечно, не могли этого сделать, капитан. У них не было даже материалов, чтобы сбить лодку. Скорее можно допустить, что подаваемые ими сигналы были замечены проходящим судном.
   - Я не могу присоединиться к этому предположению, боцман.
   - Почему, капитан?
   - Потому что в случае, если они приняты были на какое-нибудь судно, весть об этом облетела бы весь мир, разве только и это судно погибло в свою очередь, - предположение трудно допустимое. Поэтому я отвергаю мысль о том, что несчастные спаслись с острова.
   - Пусть так! - отвечал Зах Френ, который не отличался сговорчивостью. - Но если они не могли сами соорудить лодки, так ничто не указывает и на то, что все судовые шлюпки погибли при крушении судна, и тогда...
   - Если так, то почему же о том, что экипаж был спасен при подобных условиях, совершенно не было слышно в продолжение нескольких уже лет? Тогда надо допустить, что лодка погибла во время перехода в несколько сот миль от острова Браус до австралийского берега!
   Зах Френ понял, что трудно возражать на подобное рассуждение; тем не менее, не желая отказаться от дальнейшего выяснения участи спасшихся от кораблекрушения, он обратился к капитану со следующим вопросом:
   - Полагаю, капитан, что вы посетите и остальные части острова?
   - Да, больше для успокоения совести, - отвечал капитан. - Мы направимся к сигнальной мачте, чтобы сбить ее, иначе она только будет вводить в заблуждение другие суда.
   Выйдя из пещеры, капитан, Зах Френ и оба матроса исследовали в последний раз песчаный берег. После этого, поднявшись на плато, они направились к оконечности мыса. Им пришлось обойти глубокую впадину, в которой скоплялась дождевая вода, после чего они снова вернулись к прежнему направлению. Вдруг капитан Эллис остановился.
   На этом месте заметны были как бы четыре параллельные друг другу (борозды. Они были настолько незначительны, что, вероятно, остались бы незамеченными, если бы на них не были водружены небольшие деревянные, почти сгнившие кресты. Это были могилы. Здесь расположено было кладбище, на котором покоились останки потерпевших кораблекрушение.
   - Наконец-то! - воскликнул капитан. - Быть может, удастся здесь все узнать?
   Разрытие могил, извлечение из них тел, освидетельствование их с целью отыскания признаков принадлежности их к той или иной нации, - все это, конечно, не было в данном случае святотатственным делом.
   Двое матросов принялись за работу, разрывая землю ножами. Оказалось, что погребение совершено было уже много лет тому назад, ибо найдены были лишь одни кости. По распоряжению капитана могилы были снова засыпаны землей и на них водружены кресты. Однако по-прежнему не была еще найдена руководящая нить, которая выяснила бы все обстоятельства, относящиеся к этому кораблекрушению. Что сталось с тем человеком, который выполнил последний свой долг по отношению к четырем его товарищам, похороненным на этом месте? Где именно умер он, в свою очередь, когда настал его последний час, и неужели не удастся найти его останков на том же острове? Капитан Эллис не надеялся на это.
   - Неужели нам так и не удастся узнать название судна, потерпевшего крушение! - воскликнул он. - Неужели придется вернуться обратно в Сан-Диего, не найдя следов "Франклина", не узнав ничего, что стало с Джоном Брэникеном и его экипажем?
   - А почему бы этому судну и не быть "Франклином", - сказал один из матросов.
   - Почему же это судно должно быть именно "Франклином"? - отвечал на это Зах Френ.
   И действительно, не было никаких признаков, на основании которых можно было бы утверждать, что обломки принадлежали "Франклину". Обстоятельства складывались так, что можно было опасаться столь же неудачного исхода второй экспедиции, как и первой. Капитан безмолвно глядел вниз, как бы пронизывая взглядом поверхность земли, в недрах которой несчастные люди успокоились лишь после того, как закончились их земные страдания. Покоились ли здесь земляки его, такие же американцы? Не те ли это, кого разыскивало "Долли Хоуп?"
   - К сигнальной мачте! - сказал он.
   Зах Френ и матросы последовали за ним, взбираясь по длинному, усеянному камнями подъему, которым мыс соединялся с островом. Потребовалось двадцать минут, чтобы подняться до сигнальной мачты, - настолько подъем этот был труден ввиду множества камней и терновых кустов. Добравшись наконец до мачты, заметили, что она прочно водружена в глубокую расщелину в скале; вот почему она выдерживала бури и непогоды в продолжение стольких лет. Мачта эта представляла наружный конец бушприта, взятого с корабля. Что же касается тряпки, которая была прикреплена к мачте, то это был кусок парусины, совершенно истрепанный ветром, без каких-либо признаков, по которым можно было бы выяснить национальность судна.
   Матросы уже приступили было к тому, чтобы по приказанию капитана Эллиса свалить мачту, как вдруг Зах Френ вскрикнул:
   - Капитан, взгляните-ка туда!
   - Что там такое, боцман?
   - Колокол!
   На довольно еще солидных козлах висел колокол, сплошь покрытый ржавчиной. Потерпевшие кораблекрушение не удовольствовались тем, что водрузили сигнальную мачту с флагом, они перенесли на это место судовой колокол, в надежде, что звон будет услышан каким-нибудь судном... Не было ли, однако, по общепринятому обычаю, названия судна на колоколе? Капитан Эллис направился было к козлам, но остановился...
   У козел был распростер скелет человека, вернее, куча костей, покрытых остатками лохмотьев.
   Итак, их было пятеро, нашедших убежище на острове Браус! Четверо умерли ранее, а пятый пережил других.
   Покинув пещеру, он дотащился до самой оконечности мыса, привел язык колокола в движение, в надежде быть услышанным, и затем упал на землю, чтобы никогда более уже не подняться...
   Приказав двум матросам вырыть яму, чтобы похоронить в ней эти кости, капитан жестом пригласил Заха Френа следовать за собой, чтобы рассмотреть колокол.
   На металле ясно виднелась выгравированная выпуклыми буквами надпись:
  

"Франклин" 1875

  
  

Глава пятнадцатая - ЖИВАЯ НАХОДКА

   Миссис Брэникен, ее друзья и семейства погибшего экипажа переживали муки ожидания все время, пока длилась вторая экспедиция "Долли Хоуп" по Тиморскому морю, экспедиция, окончившаяся при известных уже читателям обстоятельствах. Сколько надежд связано было с этим деревянным обломком, который был выловлен "Калифорнией" и несомненно принадлежал "Франклину"! Дастся ли капитану Эллису отыскать остатки судна у одного из островов в этом море или где-нибудь у австралийского берега? Дастся ли ему найти Джона Брэникена, Гарри Фельтона и двенадцать матросов, плававших под их начальством? Дастся ли ему, наконец, доставить в Сан-Диего одного или нескольких человек, переживших эту катастрофу? С того времени, как "Долли Хоуп" покинуло Сан-Диего, получено два письма. В первом письме заключалось сообщение о неудачном ходе исследований, предпринятых в водах пролива Торреса. Вторым письмом Эллис извещал о своем посещении островов Мелвилла и Батурст, не приведших также ни к каким результатам. Таким образом, миссис Брэникен предупреждена была о том, что дальнейшие исследования предположено было вести по Тиморскому морю до западной части Австралии. Закончив свое исследование среди островков Зондского архипелага, "Долли Хоуп" должно было возвратиться, потеряв всякую надежду напасть на какие-либо следы.
   Корреспонденция была закончена этим письмом. После этого прошло несколько месяцев, и в настоящее время со дня на день ожидалось извещение с семафоров в Сан-Диего о приближении "Долли Хоуп".
   Наступил конец 1882 года, и хотя миссис Брэникен не было получено никаких вестей от Эллиса, тем не менее это обстоятельство не должно было вызывать никаких беспокойств, если принять во внимание затруднительность и медленность почтовых сношений с Тихим океаном. И действительно, не было причин тревожиться о "Долли Хоуп", что, конечно, не исключало вполне естественного чувства нетерпения поскорее увидеть его.
   Уильям Эндру решил к концу февраля, что экспедиция слишком затянулась.
   Несколько человек направлялись ежедневно на мыс Айленд в надежде усмотреть появление корабля на горизонте. Несомненно, моряки Сан-Диего распознают это судно, как только оно появится, и ему не потребуется для этого предъявить свой номер; корабли узнаются по их внешности, подобно тому как распознают француза, немца или отличают англичанина от американца.
   Утром 27 марта появилось наконец на горизонте "Долли Хоуп"; его заметили еще в открытом море шедшим на всех парах, подгоняемым свежим северо-восточным ветром. Оно должно было через час пройти у входного бакена и занять якорную стоянку в глубине бухты Сан-Диего.
   Быстро облетела эта весть весь город, и большая толпа собралась, частью на набережных, частью на стрелках Аи лен да и Лома.
   Горя нетерпением войти в сношение с "Долли Хоуп", миссис Брэникен и Уильям Эндру с несколькими друзьями направились на буксире навстречу судну.
   Казалось, всей толпой овладело какое-то смутное беспокойство, ибо не раздалось ни одного крика и приветствия, когда отвалил буксир. Казалось, весть об успехе экспедиции, если бы она действительно была удачной, облетела бы уже давно весь мир.
   Через двадцать минут миссис Брэникен, Уильям Эндру и их товарищи пристали к "Долли Хоуп".
   Еще несколько минут - и результаты экспедиции сделались известными.
   "Франклин" погиб у острова Браус, у западной оконечности Тиморского моря! На этом острове нашли убежище спасшиеся от кораблекрушения. Там же они и скончались!
   - Все? - спросила миссис Брэникен.
   - Все! - отвечал капитан Эллис.
   "Долли Хоуп" бросило якорь среди бухты, с приспущенным наполовину флагом, в знак траура по погибшим на "Франклине".
   Отправившись в плавание 3 апреля 1882 года, "Долли Хоуп" возвратилось 27 марта 1883 года. Экспедиция эта закончилась лишь тем, что разбила окончательно все надежды.
   Капитан Эллис мог только в общих чертах набросать картину гибели "Франклина".
   Несмотря на выслушанное сообщение о полном отсутствии надежд на спасение капитана Джона и его товарищей, ничто не изменилось в обычном душевном состоянии миссис Брэникен. Глаза ее не увлажнились. Она не задала ни одного вопроса. Да, впрочем, о чем она могла бы еще спрашивать, раз обломки "Франклина" найдены у этого острова и не осталось в живых ни одного из тех, которым удалось найти на нем убежище? Со временем ей сообщат все подробности экспедиции. Пожав руки капитану Эллису и Заху Френу, она направилась на бак, углубленная в свои мысли, и, несмотря на все доказательства, все же не терявшая надежды найти Джона Брэникена.
   Как только "Долли Хоуп" стало в бухте на якорь, Долли вернулась в каюту и обратилась с просьбой к Уильяму Эндру, капитану Э л лису и Заху Френу посетить ее в тот же день в Проспект-Хауз. Она прибавила, что будет ждать их после полудня, чтобы выслушать во всех подробностях отчет о поисках.
   После этого миссис Брэникен сошла на берег. Перед ней почтительно расступилась толпа, давая ей дорогу на набережной.
   Около трех часов дня в Проспект-Хауз приехали Уильям Эндру, капитан Эллис и боцман; их приняли тотчас же и провели в комнату в нижнем этаже, где уже находилась миссис Брэникен.
   Когда они заняли места вокруг стола, на котором разложена была карта северной Австралии, Долли сказала:
   - Не угодно ли вам будет, капитан Эллис, познакомить меня с ходом экспедиции?
   Капитан Эллис тотчас приступил к передаче всего совершенного в такой последовательности, как будто перед ним лежал путевой журнал, не упуская ни малейших подробностей, упоминая о каждом случае, изредка лишь обращаясь к Заху Френу для подтверждения своих слов. Самым подробным образом описаны были им все исследования, произведенные в проливе Торреса, в Арафурском море, у острова Мелвилла, на архипелаге у земли Тасмана, невзирая на кажущуюся бесполезность всего этого сообщения.
   Но миссис Брэникен, видимо, заинтересована была всем этим и слушала его, не спуская ни на одну минуту глаз с капитана.
   Когда он дошел по порядку до рассказа о происшедшем у острова Браус, ему пришлось передать все до мельчайших деталей с того момента, как устроена была сигнальная мачта, водруженная на мысе. По-прежнему неподвижная, с несколько дрожащими руками, переживала миссис Брэникен все эти эпизоды, как если бы они разворачивались перед ней: высадку капитана Эллиса и его команды у устья ручейка, подъем на пригорок, нахождение лезвия ножа, брошенной лопаты, следов обработки земли, видела песчаный берег, у которого были навалены обломки судна после кораблекрушения, пещеру, служившую жилищем спасшихся, открытие могилы четырех из числа этих несчастных, скелет пятого у подножия сигнальной мачты, вблизи колокола. При этом Долли даже приподнялась с места, как бы прислушиваясь к ударам этого колокола среди безмолвия Проспект-Хауз.
   Вынув из своего кармана медальон, совершенно потускневший от сырости, капитан Эллис передал его Долли.
   В нем был ее портрет, наполовину выцветшая фотография, переданная ею Джону при отправлении "Франклина". Этот медальон удалось отыскать в темном углу пещеры. Он неопровержимо свидетельствовал о том, что капитан Джон был в числе тех, которые нашли себе убежище на острове Браус.
   Но откуда же все-таки следовало, что он погиб в числе пяти найденных ими? Разве он не мог спастись один или с другими товарищами?
   На столе лежала развернутая карта австралийских
   морей, та карта, перед которой столько раз в продолжение семи лет Долли вызывала воспоминания о Джоне. Она попросила капитана указать ей остров Браус, ту едва заметную точку, затерянную в морях, в которых свирепствуют тайфуны Индийского океана.
   - И подумать, что несколько лет ранее, - добавил капитан Эллис, - быть может, удалось бы застать в живых Джона... и его товарищей!
   - Да, может быть, - промолвил Уильям Эндру, - вот куда следовало направить "Долли Хоуп" в первую же экспедицию! Но кому могло прийти в голову, что "Франклин" погиб у какого-то острова в Индийском океане?
   - Никому, - отвечал капитан Эллис, - судя по тому пути, которого должен был придерживаться "Франклин" и которого он действительно придерживался. Несомненно, что, потеряв возможность управлять судном, капитан увлечен был через Зондский пролив в Тиморское море, где и был выброшен у острова Браус.
   - Да, все это именно так и происходило, - отвечал Зах Френ.
   - Отыскивая "Франклин" в малайских морях, вы, конечно, поступали так, капитан Эллис, как обязаны были поступать, - сказала миссис Брэникен. - А между тем надо было прежде всего направиться к острову Браус! Да! Там следовало искать!
   А затем, продолжая настойчиво отстаивать свою идею, она сказала:
   - На "Франклине" находились Джон, Гарри Фельтон и двенадцать человек матросов. Вами найдены на острове останки четырех человек похороненных и пятого, умершего у сигнальной мачты. Каково ваше мнение о судьбе остальных?
   - Нам это неизвестно, - отвечал капитан Эллис.
   - Я знаю это, - сказала миссис Брэникен, - но спрашиваю вас тем не менее: каково ваше мнение о судьбе остальных?
   - Быть может, они погибли во время крушения "Франклина",
   - Таким образом, вы полагаете, что только пятерым удалось спастись после крушения?
   - Заключение это, к несчастью, самое правдоподобное! - добавил Уильям Эндру.
   - А я его не разделяю, - отвечала миссис Брэникен. - А почему Джон, Фельтон и все двенадцать матросов не могли бы, в свою очередь, благополучно добраться до острова Браус? И почему девятерым из них не могло удаться выбраться с острова?
   - Но на чем же, миссис Брэникен? - с живостью спросил капитан Эллис.
   - На лодке, сооруженной из обломков.
   - Зах Френ, так же как и я лично, может засвидетельствовать вам, что предположение это явилось и у нас, но, судя по состоянию судовых обломков, это было совершенно неосуществимо, - возразил капитан Эллис.
   - Ну, тогда на одной из судовых шлюпок.
   - Допуская даже, что шлюпки "Франклина" остались целыми, считаю невозможным совершить на них переход к австралийскому берегу или Зондским островам.
   - Да к тому же, - заметил Уильям Эндру, - зачем было оставаться пятерым на острове, когда остальным представлялась возможность покинуть его?
   - К уже сказанному прибавлю, - сказал капитан Эллис, - что те, которые, имея в своем распоряжении шлюпку, пустились на ней в открытое море, несомненно, либо погибли в нем, либо сделались жертвой австралийских дикарей, потому что они нигде пока не появились.
   Не выказывая ничем ни малейшей душевной слабости, миссис Брэникен вместо ответа обратилась к боцману со следующим вопросом:
   - А вы, Зах Френ, разделяете во всем взгляды капитана Эллиса?
   - Я полагаю, - отвечал Зах Френ, покачивая головой, - что, возможно, все и происходило таким образом, но возможно также, что было и иначе.
   - А потому, - отвечала миссис Брэникен, - я того же мнения, что мы не располагаем данными, на основании которых могли бы прийти к неопровержимому заключению, что именно сталось с теми девятью людьми, останки которых не найдены были на острове. Что же касается вас, капитан Эллис, и всего экипажа, то вами было выполнено все, что может быть достигнуто при выдающемся самоотвержении.
   &nb

Другие авторы
  • Кигн-Дедлов Владимир Людвигович
  • Соррилья Хосе
  • Репина А. П.
  • Никитин Виктор Никитич
  • Горбов Николай Михайлович
  • Шаликова Наталья Петровна
  • Студенская Евгения Михайловна
  • Линден Вильгельм Михайлович
  • Панов Николай Андреевич
  • Арцыбашев Михаил Петрович
  • Другие произведения
  • Джером Джером Клапка - Третья книжка праздных мыслей праздного человека
  • Милюков Павел Николаевич - Величие и падение Покровского
  • Мериме Проспер - Партия в триктрак
  • Вязигин Андрей Сергеевич - Григорий Vii. Его жизнь и общественная деятельность
  • Юрковский Федор Николаевич - Ф. Н. Юрковский: биографическая справка
  • Модзалевский Борис Львович - Затерявшийся автограф Пушкина
  • Анненский Иннокентий Федорович - Письма к С. К. Маковскому
  • Анненский Иннокентий Федорович - Меланиппа-философ
  • Ярцев Алексей Алексеевич - Краткая библиография
  • Куприн Александр Иванович - Полубог
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
    Просмотров: 154 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа