Главная » Книги

Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть вторая), Страница 9

Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть вторая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

то она вопреки чувствован³й своего сердца написала сей отвѣтъ.
   ,,Весьма отважно просить покровительства у такой власти, которую попираютъ. Сестра твоя, которая бы не могла показать столько упрямства, какъ ты въ такихъ же самихъ обстоятельствахъ, съ праведливостью тебя въ немъ упрѣкаетъ. Однако мы приказали ей умѣрить свою ревность о презрѣнныхъ нашихъ правахъ. Заслуживай, если можешь, отъ своей фамил³и другихъ разположен³й, нежели тѣ, на которыя ты жалуешься, и которыя не могутъ быть столько для тебя оскорбительны, сколько причина ихъ огорчаетъ твою мать. Должноли всегда запрещать тебѣ, тобъ не имѣла никакого отношен³я.
   Подай мнѣ, дражайшая пр³ятельница, свое мнѣн³е, что я могу и должна предпринять. Я не спрашиваю тебя, къ чему бы раздражен³е или страсть могли тебя довесть въ такихъ жестокостяхъ, которымъ я подвержена. Ты мнѣ уже говорила, что не показала бы столько умѣренности, какъ я; однако признаешься также, что поступки внушаемые гнѣвомъ, почти всегда сопровождаются разкаян³емъ. Подай мнѣ так³е совѣты, которые бы разумъ и равнодуш³е могли оправдать послѣ произшеств³я.
   Я не сомнѣваюсь, чтобъ сходство нравовъ, служившее основан³емъ нашего союза не заключало въ себѣ столько нѣжности съ твоей стороны, сколько съ моей. Но не можно тебѣ однакожъ быть столько чувствительною къ недостойнымъ гонен³ямъ, сколько той, которая непосредственно ихъ претерпѣваетъ; и слѣдовательно ты лучше меня можешь судить о моемъ состон³и. Разсмотри меня въ семъ положен³и. Довольноли я терпѣла, или мало? Если гонен³е продолжиться; если сей мерзк³й Сольмсъ будетъ противиться отвращен³ю въ столь многихъ случаяхъ обнаружившемуся, на что мнѣ должно рѣшиться? удалиться ли въ Лондонъ и скрыться отъ Ловеласа и отъ всѣхъ своихъ родственниковъ до возвращен³я Г. Мордена? или отправиться въ Ливорну, въ томъ намѣрен³и, чтобъ сыскать во Флоренц³и единаго моего покровителя? Сколько опасностей съ сей стороны, когда разсуждаю о своемъ полѣ и младости? И не можетъ ли случиться, что родственникъ мой отправиться въ Англ³ю въ то время, когда я буду на дорогѣ? Что дѣлать? говорю я, скажи дражайшая моя Гове. Ибо я не могу на себя полагаться.
  

Письмо LIV.

КЛАРИССА ГАРЛОВЪ, къ АННѢ ГОВЕ.

Въ пятницу въ полночь.

  
   Спокойств³е въ душѣ моей нѣсколько возстановляется. Зависть, честолюб³е, огорчен³я, самолюб³е, и всѣ жесток³я страсти безъ сомнѣн³я около меня успокоились. Для чего бы часъ тьмы и молчан³я не прекратилъ также прискорбныя мои чувствован³я, когда гонители мои отдыхаютъ, и когда сонъ усыпилъ по крайней мѣрѣ ихъ ненависть? Я употребила часть сего безмолвнаго времени на прочтен³е послѣднихъ твоихъ писемъ. Хочу написать свои примѣчан³я на нѣкоторыя, и дабы меньше устрашить спокойств³е, коимъ теперь наслаждаюсь; начинаю тѣмъ, что касается до Г. Гикмана.
   Я думаю, что онъ не сидѣлъ предъ тобою, когда ты рисовала его портретъ. При всемъ томъ однакожъ, ето человѣкъ не завидный. Въ такихъ обстоятельствахъ, которыя бы были спокойнѣе нынѣшнихъ, я бы не усумнилась ожидать пр³ятнѣйшаго и сходственнѣйшаго, нежели какъ онъ.
   Естьли Г. Гикманъ не имѣетъ смѣлаго вида, какъ проч³е мущины; то онъ особливо отличается благодуш³емъ и кротост³ю, коихъ лишены большая часть людей, и которые будучи соединены съ безпредѣльною его къ тебѣ нѣжност³ю, сдѣлаютъ его мужемъ самымъ приличнѣйшимъ такой особѣ, какъ ты. Хотя по видимому ты увѣрена, что я не желала бы его для себя, однако я уверяю тебя чистосердечно, что если бы Г. Сольмсъ былъ ему подобенъ своимъ лицомъ и нравами, и если бы мнѣ не позволѣно было ограничить себя дѣвическимъ состоян³емъ, то я бы никогда не имѣла для него ссоры съ своею фамил³ею. Г. Ловеласъ, извѣстнымъ своимъ нравомъ не имѣлъ перевѣсу въ моемъ умѣ. Я говорю о семъ, съ тѣмъ большею отважност³ю, что изъ сихъ двухъ страстей, любви и страха Ловеласъ можетъ внушать послѣднюю въ такой мѣрѣ. которую я не почитаю совмѣстною съ другою, дабы учинить щастливымъ супружество.
   Мнѣ весьма было пр³ятно слышать отъ тебя, что ты ни къ кому не имѣешь болѣе склонности, какъ къ Г. Гикману. Если разтрогаеть нѣсколько свое сердце, то я не сомнѣваюсь, чтобъ ты не познала скоро, что нѣтъ никого, къ кому бы имѣла столько оной, а особливо когда ты вникнешь, что самые недостатки, кои находишь въ его особѣ или въ нравѣ, способны учинить тебя щастливою, по крайнѣй мѣрѣ если къ благополуч³ю твоему нужна только единая твоя воля. Ты имѣешь такой умъ, позволь мнѣ сдѣлать с³е примѣчан³е, который со всѣми твоими удивительными качествами приписывалъ бы видъ глупаго всякому, который бы въ тебя влюбился, и который бы не былъ Ловеласъ. Надобно мнѣ простить с³ю вольность, любезный другъ, и также с³е столь скорое мое прехожден³е къ тому, что до меня непосредственно касается.
   Ты утверждаешься на мнѣн³и Г. Ловеласа, дабы доказать еще необходимость требован³я моихъ правъ, чтобъ я съ большею откровенност³ю изъяснилась о семъ пунктѣ. Однако кажется мнѣ, что причины, коими могу я опровергнуть твои мысли, представляются сами собою столь естественно, что должно бы тебя принудить оставить сей неосновательной совѣтъ. Но какъ ты ихъ не принимала въ разсужден³е, и когда вмѣстѣ съ Г. Ловеласомъ побуждаешь меня къ возвращен³ю своей земли, то я изъяснюсь о семъ въ краткихъ словахъ.
   Во первыхъ, другъ мой, предпологая мое соглас³е на твое мнѣн³е, я спрашиваю тебя, кто бы мнѣ помогъ въ семъ предпр³ят³и? Дядя мой Гарловъ есть одинъ изъ исполнителей завѣщан³я. Но онъ принялъ противную мнѣ сторону. Г. Морденъ есть другой; но онъ въ Итал³и; и не могутъ ли также преклонить къ такимъ видамъ, которые отъ моихъ различны? При томъ братъ мой объявилъ, что намѣрены приступить къ рѣшен³ю прежде его прибыт³я, и судя по всему, весьма вѣроятно, что мнѣ не позволятъ дожидаться его отвѣта, когда бы я къ нему написала, неразсуждая еще, что будучи въ такомъ заключен³и, не могу надѣятся, чтобъ онъ дошелъ до меня, если будутъ не по ихъ мыслямъ.
   Во вторыхъ, родители весьма много имѣютъ преимущества надъ дочерью; и я нахожу справедливость въ семъ предубѣждѣн³и, потому что изъ двадцати примѣровъ нѣтъ двухъ, гдѣ бы истинна не была на ихъ сторонѣ.
   Я думаю, ты мнѣ не будешь совѣтовать принять помощь, которую Г. Ловеласъ предлагалъ мнѣ въ своей фамил³и; если бы я думала искать другаго покровительства, дай мнѣ знать, кто бы согласился защитить дочь противъ родителей, которые столь долгое время любили ее нѣжно. Но хотя бы я и нашла такого покровителя, какого требуетъ мое положен³е, то сколь долго продолжалась бы тяжба, увѣряютъ, что завѣщан³е есть ничто. Братъ мой говоритъ иногда, что поѣдетъ жить въ мою землю, вѣроятно для того, чтобъ меня оттуда выгнать, если бы я вознамѣрилась тамъ поселиться, или чтобъ противоположить Ловеласу всяк³я препятств³я, пронырствомъ изобрѣтаемыя, если бы я за него вышла замужъ.
   Всѣ с³и случаи для того я пересмотрѣла, чтобъ показать тебѣ, что они не совсѣмъ для меня странны. Но я весьма малую имѣю нужду въ большемъ свѣден³и, или въ такомъ человѣкѣ, которой бы хотѣлъ вступиться за мои пользы. Я тебѣ объявляю, любезный другъ, что лучше желаю просить себѣ хлѣба, нежели спорить о своихъ правахъ съ своимъ отцемъ. Я почитаю своимъ правиломъ, что никогда отецъ и мать не могутъ столько уклониться отъ своей должности, чтобъ разрѣшить робенка отъ его собственной. Дочь въ тяжбѣ съ отцемъ! Ета мысль меня ужасаетъ. Я просила какъ милости, позволен³я удалиться въ свою землю, если должна быть изгнана изъ дому; но далѣ не поступлю, и ты видишь, съ какимъ духомъ приняли мою прозьбу.
   И такъ остается только единая надежда, что отецъ мой можетъ быть перемѣнитъ намѣрен³е; хотя щаст³е с³е и самой мнѣ не весьма вѣроятнымъ кажется, когда разсуждаю о власти, которую братъ мой и сестра имѣютъ въ фамил³и, и о выгодахъ, которыя они предпологаютъ въ продолжен³и своей ненависти, открывъ мнѣ ее явно.
   Въ разсужден³и одобрен³я, которое Г. Ловеласъ даетъ твоей системѣ, я не удивляюсь. Безъ сомнѣн³я предвидитъ онъ тѣ трудности, которыя бы я находила въ учинен³и его щастливымъ безъ его содѣйств³я. Естьли бы небо столько было ко мнѣ благодѣтельно, чтобъ я была свободна такъ какъ желаю, то сей чудный чело..ъ не имѣлъ бы можетъ быть столько хвалиться мною, сколько тщеслав³е его принужаетъ симъ льститься, не смотря на твое удовольств³е, смѣешься надо мною, въ разсужден³и его успѣховъ въ пр³обрѣтен³и моего сердца. Увѣрена ли ты довольно, ты, которая по видимому не берешь противной ему стороны, что все то, что кажется основательнымъ и вѣроподобнымъ въ его предложен³яхъ, какое на примѣръ есть то, чтобъ ожидать рѣшен³я своего жреб³я отъ моего выбора, когда я буду находиться въ [что означаетъ только въ моихъ мысляхъ свободу отвергнуть сего ненавистнаго Сольмса] также, чтобъ не видѣть меня безъ моего позволен³я до возвращен³я Г. Мордена, и даже до того, пока я не буду довольна его исправлен³емъ: думаешь ли ты, говорю я, чтобъ онъ не показывалъ сей видъ для того единственно, дабы подать намъ лучшее о себѣ мнѣн³е, предлагая, какъ бы самъ собою так³я услов³я, на которыя онъ видитъ, что не преминули бы настоять въ тѣхъ случаяхъ, которыя они предполагаютъ?
   При томъ я имѣю съ его стороны тысячу причинъ къ неудовольств³ю. Что значатъ всѣ с³и угрозы? утверждать, однакожъ, что онъ не помышляетъ о устрашен³и меня, и проситъ тебя, ничего мнѣ о томъ не открывать, когда знаетъ, что ты ему въ семъ не повѣришь, и когда онъ самъ тебѣ говоритъ безъ сомнѣн³я съ тѣмъ намѣрен³емъ, что бы увѣдомить меня о томъ симъ способомъ. Какое подлое лукавство! онъ почитаетъ насъ вѣроятно, какъ двухъ глупыхъ дѣвицъ, которыхъ надѣется привесть къ своей цѣли страхомъ. Я буду имѣть такого дерзкаго мужа! Собственный мой братъ человѣкъ, коему онъ угрожаетъ! и Г. Сольмсъ! Что ему сдѣлалъ Г. Сольмсъ? заслуживаетъ ли онъ порицан³е, если почитаетъ меня достойною своей любви въ томъ, что употребляетъ всѣ его усил³я къ получен³ю меня? Для чего мнѣ не вѣрятъ въ семъ пунктѣ. И такъ, дала ли я столько преимущества Г. Ловеласу, чтобъ онъ имѣлъ право угрожать? Еслибы Г. Сольмсъ былъ такой человѣкъ, на котораго бы я могла смотрѣть съ равнодуш³емъ, то можетъ быть примѣтила бы, что услуги терпѣть для меня со стороны столь пылкаго ума, не всегда бы было ему безполезно. Жреб³й мой таковъ, чтобъ подобно глупой сносить оскорблен³я отъ своего брата: но Г. Ловеласъ узнаетъ.... Я хочу ему сама изъяснить свои о семъ мысли, и ты тогда съ большею подробност³ю о томъ узнаешь.
   Позволь, любезный другъ, сказать тебѣ при семъ случаѣ, что не смотря на всю злость моего брата, не мало уязвляютъ меня колк³я твои разсужден³я о той побѣдѣ, которую Ловеласъ надъ нимъ получилъ. Правда онъ не твой братъ; но подумай, что ты къ сестрѣ его пишешь; подлинно Гове, перо твое всегда напоено бываетъ желчью, когда ты разсуждаешь о какомъ нибудь предмѣтѣ, тебя оскорбляющемъ. Знаешь ли ты, что я читая мног³я твои выражен³я противъ него и другихъ моихъ родственниковъ хотя бы они были въ мою пользу, сомнѣваюсь, имѣешь ли ты столько умѣренности, чтобъ могла судить о тѣхъ, которыя доходятъ до чрезвычайной вспыльчивости? Кажется мнѣ, что мы должны больше всего старатся о предостережен³и себя отъ тѣхъ проступковъ, которые насъ оскорбляютъ въ другомъ. Однако я столько имѣю причинъ жаловаться на своего брата и сестру, что неучинила бы столь вольнаго выговора дражайшей своей пр³ятельницѣ, если бы не почиталися шутки чрезмѣрными въ разсужден³и того произшеств³я, въ которомъ жизнь брата подлинно была въ опасности, и когда можно опасаться, чтобъ тотъ же самый огнь не воспламенился съ гораздо пагубнѣйшими слѣдств³ями.
   Я бы охотно откреклась отъ самой себя, желала бы позабыть, естьли бы можно было то, что наиболѣе меня трогаетъ. С³е отступлен³е доводитъ меня до причины, а отъ сюда до жестокихъ волнен³й, въ которыхъ я находилась оканчивая послѣднее свое письмо, ибо ничего не перемѣнилось въ моемъ положен³и. День приближается, и можетъ быть подвергнетъ меня новымъ искушен³ямъ. Я прошу тебя подать мнѣ совѣтъ, въ которомъ бы благосклонность и негодован³е ни какого не имѣли участ³я. Скажи мнѣ, что я должна дѣлать; ибо если принудятъ меня ѣхать къ моему дядѣ, то не должно сомнѣваться, чтобъ злощастная твоя пр³ятельница не погибла безвозвратно: однако какое средство къ избѣжан³ю сего?
   Первая моя забота будетъ отнести сей пакетъ на условленное мѣсто. Не замѣдли написать ко мнѣ, коль скоро его получишь. Увы! Я весьма опасаюсь, чтобъ отвѣтъ твой не пришолъ письма поздо.
  

Кларисса Гарловъ.

  

Письмо LV.

АННА ГОВѢ, къ КЛАРИССѢ ГАРЛОВЪ.

Въ субботу 25 Марта.

  
   Какой совѣтъ могу тебѣ подать, благородная моя пр³ятельница? Достоинства твои вмѣняются въ твое преступлен³е. Тебѣ столько не не возможно переменить свойство, какъ и тѣмъ, кои производятъ на тебя гонен³я. Припиши свои злощаст³я безмѣрному различ³ю, которое находится между тобою и ими. Что ты отъ нихъ требуешь! не показываютъ ли они своего своенрав³я? И въ разсужден³и кого? чужой: ибо по справедливости, ты имъ не принадлежишь. Они утверждаются на двухъ пунктахъ; на собственной своей непроницательности (и я бы дала охотно ей истинное ея назван³е, если бы смѣла) и на почтен³и, котораго знаютъ, что ты не можешь къ самой себѣ не имѣть; принимая также въ разсужден³е твой страхъ со стороны Ловеласа о которомъ почитаютъ тебя увѣренною, что ты повредила бы честь своего нрава, еслибы прибѣгнула къ нему, дабы избавиться отъ своихъ безпокойств³й; имъ извѣстно также, что памятозлоб³е и непреклонность тебѣ не свойственны; что волнен³е произведенное ими въ твоей душѣ, будетъ имѣть жреб³й, подобный всѣмъ чрезвычайнымъ движен³ямъ, которыя скоро утишаются, и что будучи однажды выдана замужъ, ты ни о чемъ больше помышлять не будешь, какъ о утѣшен³и себя въ своемъ положен³и. Но знай, что сынъ и старшая дочь твоего отца пр³уготовляютъ тебѣ нещаст³е во всю жизнь, если ты сочетаешься бракомъ съ такимъ человѣкомъ, котораго они для тебя опредѣляютъ, и который имѣетъ уже съ ними тѣснѣйшую связь, нежели какую бы ты могла когда нибудь имѣть съ такимъ мужемъ. Не видишь ли ты, сколько они стараются сообщать столь тѣсно сопряженной съ нимъ душѣ все то, что знаютъ о справедливомъ твоемъ къ нему отвращен³и.
   Въ разсужден³и его неотступности, тѣ, которые оной удивляются, худо его знаютъ. Онъ не имѣетъ ни малѣйшаго чувствован³я нѣжности. Если онъ когда нибудь женится, то повѣрь, душа ни зачто будетъ почитаться въ его мысляхъ. Какимъ образомъ искалъ онъ душу, когда ее не имѣетъ? Всякой не ищетъ ли себѣ подобнаго? и какъ бы онъ зналъ цѣну того, что его превосходитъ, когда по самому предположен³ю онъ того не понимаетъ? Если случится, что принадлежа по нещаст³ю ему, показалась бы ты ему очевидно меньше нѣжною, то я думаю, что онъ мало бы о семъ сожалѣлъ, поелику отъ того болѣе бы свободы слѣдовать гнуснымъ склонностямъ, которыя надъ нимъ владычествуютъ. Я слышала отъ тебя примѣчан³е госпожи твоей Нортонъ. ,,Что всякой человѣкъ, которой есть добычею владычествующей страсти, охотно предпочтетъ удовлетворен³е оной двадцати другимъ подчиненнымъ страстямъ, коихъ пожертвован³е будетъ стоить ему меньше, хотя бы они были гораздо похвальнѣе.,,
   Какъ я не опасаясь, должна представить тебѣ его въ ненавистнѣйшемъ видѣ, нежели въ какомъ уже прежде ты его воображала, то за долгъ почитаю обьявить тебѣ нѣкоторыя мѣста не давно бывшаго между имъ и кавалеромъ Гарри Довнетонъ разговора, который кавалеръ вчера разсказывалъ моей матерѣ. Ты тутъ увидишь подтвержден³е его началъ, чтобъ управлять страхомъ, какъ дерзкая твоя Бетти тебѣ изъяснила, слышавъ отъ него самаго.
   Сиръ Гарри безъ всякихъ околичностей, сказалъ ему, что онъ удивляется видя его столько упорно старающагося о получен³и тебя противъ твоей склонности.
   Объ етомъ я не много безпокоюсь, отвѣчалъ онъ.
   Дѣвицы, которыя столько показываютъ притворства, обыкновенно бываютъ страстные женьщины; (недостойная тварь:) и никогда бы его не тронули, продолжалъ онъ нѣсколько подумавъ, непр³ятныя ужимки пригожей жены, когда бы она подала ему поводъ къ озлоблен³ю своему. Притомъ земля твоя по выгодности своего положен³я вознаградила бы его довольно за все то, что онъ долженъ претерпѣть отъ твоей холодности. По крайней мѣрѣ надѣялся бы онъ на твою снисходительность, еслибы не имѣлъ успѣха къ твоей любви, и щастливѣе бы былъ по сей причинѣ, нежели три четверти мужей ему извѣстныхъ. (бѣдный. Наконецъ добродѣтель твоя столько извѣстна, что служилабы ему залогомъ всего, чего бы онъ могъ желать.
   Не опасаетесь ли вы, перервалъ Сиръ Гарри, чтобъ она, если будетъ принуждена за васъ выдти, не стала смотрѣть на васъ такъ какъ Елисавета Французская смотрѣла на Филиппа II, когда онъ ее принялъ на своихъ границахъ въ качествѣ супруга, которой ей казался свекромъ; т. е. съ большимъ страхомъ и трепетомъ, нежели снисхожден³емъ и любов³ю? И вы можетъ быть не лучшимъ будете казаться ей, какъ и сей старый монархъ своей принцессѣ.
   Страхъ и трепетъ, отвѣчалъ сей ужасный человѣкъ, столько приличны уговоренной дѣвицѣ, какъ женѣ; и начавши смѣяться (подлинно, другъ мой, Сиръ Гарри увѣрялъ насъ, что с³я гнусная тварь смѣялась.) прибавилъ онъ, что его дѣло было внушать ей страхъ, еслибы онъ имѣлъ причину думать, что его лишаютъ любви; что съ своей стороны увѣренъ онъ, что если страхъ и любовь не должны быть совмѣстны въ супружескомъ состоян³и, то мущина, который заставляетъ себя бояться, есть самый разсудительный.
   Если бы глаза мои имѣли силу, которую приписываютъ Василиску, то я бы ничего столько усильно не желала, какъ идти поразить взоромъ с³е чудовище.
   Однако мать моя думаетъ, что ты удивительную бы показала услугу преодолѣн³емъ своего къ нему отвращен³я. Если тамъ: говоритъ она, (я думаю, что уже о томъ тебя спрашивали) назван³е и святость повиновен³я, если исполнен³е его ничего не стоитъ?
   Какое нещаст³е любезный другъ, что выборъ твой не имѣетъ лучшихъ предмѣтовъ! или Скилла, или Харибда.
   Всякой другой особѣ, подобной тебѣ съ которою бы поступали съ такою жестокост³ю, я знаю, какой бы тотчасъ дала совѣтъ. Но я уже говорила, что малѣйшая безразсудность, предполагаемая неразборчивость въ столь благородномъ нравѣ, каковъ твой, была бы рана для всего пола.
   Пока я ласкалась нѣсколько независимост³ю, къ которой хотѣла тебя преклонить, с³я мысль была единое средство, въ которомъ я находила утѣшен³е. Но нынѣ, когда ты столь убѣдительно доказала мнѣ, что должно оставить с³е намѣрен³е, тщетно силюсь я искать какое нибудь пособ³е. Я хочу оставить перо, дабы подумать еще о семъ.
   Я думала, размышляла, разсматривала, и обьявляю тебѣ, что не болѣе какъ и прежде успѣла. Что я тебѣ намѣрена сказать, есть то, что я молода, какъ и ты, что имѣю разсудокъ гораздо теснѣе и страсти сильнѣе.
   Я тебѣ давно говорила, что ты весьма много жертвуешь, предлагая о своемъ соглас³и не вступать ни когда въ супружество. Если с³е предложен³е будетъ принято, то земля, которую имъ столь жалко отдѣлить отъ фамил³и достанется со временемъ твоему брату, и удобнѣе можетъ быть, нежели сомнительнымъ возвращен³емъ., которымъ имъ льститъ Г. Сольмсъ. Ты стараешься, любезный другъ, вложить с³ю мысль въ странныя ихъ головы. Тиранниечское слово власти, есть единое только возражен³е, которое можно дѣлать противъ сего торжествован³я.
   Не забудь, что если ты рѣшишься оставить своихъ родственниковъ, то почтен³е и нѣжность твоя къ нимъ не позволили бы подать на нихъ никакого обьявлен³я для своего оправдан³я. И слѣдовательно ты бы имѣла противъ себя публику; и если бы Ловеласъ продолжалъ свое разпутство, и не поступалъ съ тобою благопристойно, то какое оправдан³е для ихъ съ тобою поступка, и для ненависти, которую они ему открыли!
   Я прошу небо, чтобъ оно тебя болѣе просвѣтило. Имѣю еще сказать, что съ своими мыслями могла бы я предпринять все, ѣхать во всякое мѣсто, нежели видѣть себя женою такого человѣка, коего бы ненавидѣла, и не престала бы всегда ненавидѣть, если бы онъ былъ подобенъ Сольмсу. Не болѣе бы также стала сносить досады и оскорблен³я, коими ты отягощена, по крайней мѣрѣ отъ брата и сестры, еслибы я имѣла такое терпѣн³е въ разсужден³и отца и дядьевъ.
   Мать моя увѣряетъ себя, что они по изтощен³и всѣхъ усил³й къ покорен³ю тебя своимъ расположен³ямъ, оставятъ предпр³ят³е свое, когда будутъ отчаеваться о успѣхѣ. Но я не могу быть съ нею согласна. Я не вижу, чтобъ она имѣла другое основан³е, нежели собственныя свои догадки. Иначе я бы подумала въ твою пользу, что ето есть тайна между ею и твоимъ дядею.
   Надобно возпрепятствовать, если можно, чтобъ ты не была увезена къ своему дядѣ. Сей гнусный человѣкъ, священникъ и церьковь, присутств³е твоего брата и сестры... Безъ сомнѣн³я ты будешь принуждена отдаться Сольмсу; и чувств³я непреклонности, столь новыя для тебя, не оградятъ тебя въ столь тесномъ случаѣ. Ты прибѣгнешь къ своему свойству. Будешь только себя защищать презрѣнными слезами, молен³ями, и безполезными рыдан³ями и обрядъ не прежде будетъ оскверненъ, если позволишь мнѣ с³е выражен³е, пока не осушатъ твои слезы, и принудятъ тебя молчать, и принять новый видъ чувствован³я, которымъ бы ты могла получить прощен³е отъ своего новаго обладателя и забвен³е всѣхъ опытовъ твоей ненависти. Словомъ, любезный другъ, тебѣ должно будетъ его ласкать. Прежнее твое поведен³е зависило отъ скромности твоего состоян³я; а роль твоя здѣсь будетъ состоять въ томъ, чтобъ оправдывать его безстыдную насмѣшку, что дp3;вицы, которыя поступаютъ притворно, суть обыкновенно страстныя женьщины. И такъ ты начнешь прохожден³е сего зван³я чувствительною признательност³ю, за ту снисходительность, которая будетъ причиною пр³обрѣтенной тобою милости, и если онъ по своимъ правиламъ, не будетъ тебя принуждать страхомъ сохранять с³е чувствован³е, то я узнаю тогда, что обманываюсь.
   Однако при всемъ томъ истинный вопроса смыслъ я должна оставить неопредѣленнымъ, и представить его собственному твоему рѣшен³ю, кое будетъ зависѣть отъ степени жара, который ты увидишь въ ихъ поступкахъ, или отъ опасности больше или меньше возрастающей быть увезенною въ домъ своего дяди. Но я повторяю еще молен³я свои къ Богу, дабы онъ благоволилъ быть какому нибудь произшеств³ю, которое бы могло тебѣ воспрепятствовать принадлежать когда либо тому или другому изъ сихъ двухъ людей. О естлибы ты могла остаться дѣвицею, дражайшая моя пр³ятельница, пока промыслъ покровительству достоинствамъ и добродѣтелямъ, не изберетъ тебѣ человѣка достойнаго тебя, или по крайней мѣрѣ столько, достойнаго какимъ можетъ быть смертный!
   Съ другой стороны я бы не желала, чтобъ съ качествами служащими къ толикому украшен³ю супружескаго зван³я, рѣшилась ты ограничить себя незамужнымъ состоян³емъ. Ты знаешь, что я неспособна къ ласкательству. Языкъ мой и перо суть всегда органы моего сердца. Ты должна довольно изслѣдовать саму себя, по крайней мѣрѣ въ сравнен³и съ прочими женьщинами, дабы не сомнѣваться о моей искренности: въ самомъ дѣлѣ, почему бы утверждали, чтобъ особа, которая почитаетъ за удовольств³е открывать и удивляться всему, что есть похвальнаго въ другой, не примѣчала так³я же качества въ самой себѣ, когда извѣстно, что еслибы она не обладала ими, не могла бы съ такимъ удивлен³емъ зрѣть ихъ въ другомъ человѣкѣ? И для чего бы не приписывали ей похвалъ, которыя бы она приписывала всякой другой имѣющей половину ея совершенствъ; а особливо, естьли она неспособна къ тщеслав³ю или гордости, и если она столько отдалена отъ презрѣн³я тѣхъ, кои не получили такихъ преимуществъ; сколько отъ того, чтобъ возноситься чрезмѣрно получен³емъ оныхъ? Возноситься чрезмѣрно, сказала я? ахъ! какъ бы ты могла когда нибудь с³е показать?
   Прости, прелестная моя пр³ятельница. Удивлен³е мое, которое усугубляется при каждомъ твоемъ ко мнѣ письмѣ, не всегда должно утушаться страхомъ, чтобъ не оскорбить тебя, хотя с³я причина часто служитъ обуздан³емъ моему перу, когда къ тебѣ пишу, и моему языку, когда имѣю щаст³е съ тобою находиться.
   Я спѣшу окончить, дабы соотвѣтствовать твоей торопливости. Сколько однакожъ примѣчен³й могла бы я придать на послѣдн³я твои повѣренности!
  

Анна Гове.

  

Письмо LVI.

КЛАРИССА ГАРЛОВЪ, къ АННѢ ГОВЕ.

Въ воскресенье по утру 26 Марта.

  
   Сколько похвалы имѣютъ прелестей въ устахъ пр³ятельницы! хотя бы льстились или нѣтъ пр³обрѣтен³емъ оныхъ, весьма восхитительно видѣть себя въ столь пр³ятномъ положен³и въ мысляхъ тѣхъ, отъ коихъ ищемъ благоросположен³я и почтен³я. Откровенная душа извлекаетъ отовсюду сугубую пользу: если она не почитаетъ себя еще достойною прелестной дани ею принятой, то со рвен³емъ старается пр³обрѣсть качества, коихъ она не имѣла прежде, нежели почитатели узнаютъ свою ошибку; сколько для того чтобъ сдѣлать честь себѣ самой, столько и потому, чтобы сохранить себя въ почтен³и у своей пр³ятельницы, и оправдать ея мнѣн³е. Ла будетъ с³я цѣль всегда моею! Тогда я останусь одолженною тебѣ не только похвалою, но и самыми достоинствами, коихъ ты будешь почитать заслуживающими оной; и учинюсь достойнѣе дружества, которое есть единственное удовольств³е, коимъ я могу превозноситься.
   Благодарность моя есть столько чувствительна, сколько должна быть таковою за скорость послѣднихъ твоихъ писемъ. Сколько я тебѣ обязана! сколько обязана и самому твоему честному письмоносителю! печальное мое положен³е заставляетъ меня быть одолженною всѣмъ.
   Я буду отвѣчать, сколько возможно лучше на отдѣлен³я благосклоннаго твоего письма. Не думай, чтобъ я могла преодолѣть отвращен³е свое къ Г. Сольмсу, пока не будетъ въ немъ благомысленности, откровенности и снисходительности, учтивости и всѣхъ качествъ, которыя составляютъ достойнаго человѣка. О любезный другъ! какое терпѣн³е, и великодуш³е должна имѣть жена, чтобы не презирать мужа, который глупѣе, подлѣе и несравненно огранниченнѣе ея умомъ: которому однакожъ преимущества ея даютъ права, кои онъ желаетъ употреблять, и надъ нею коихъ не можетъ оставить, не нанося равнаго безчест³я. той, которая управляетъ и тому, который позволяетъ собою управлять! какъ сносить такого мужа, какого я описываю, хотя бы по соглас³ю или корыстолюб³ю онъ собственно нами былъ избранъ? Но видѣть себя принужденною его принять, и принужденою еще недостойными побужден³ями! возможноли побѣдить отвращен³е, которое: основывается на столь справедливыхъ началахъ? гораздо легче претерпѣть временное гонен³е, нежели рѣшиться питать постыдную и мучительную ненависть, коей тяжесть должна быть чуствуема во всю жизнь. Еслибы я могла склониться, то не надлежало ли бы оставить своихъ родителей и слѣдовать сему несносному мужу? можетъ быть мѣсяцъ продолжиться гонен³е; но союзъ такого супружества былъ бы вѣчнымъ нещаст³емъ. Каждой день ознаменованъ бы былъ какимъ нибудь новымъ нарушен³емъ обязательствъ, утвержденныхъ клятвою предъ олтаремъ.
   И такъ кажется, что Г. Сольмсъ уже занятъ своимъ мщен³емъ. Всѣ согласно меня въ томъ утверждаютъ. Вчера въ вечеру безстыдная моя тюремщица увѣряла меня, что все мое противоборств³е не болѣе будетъ имѣть дѣйств³я, какъ щепоть табаку, указывая на меня своими пальцами, въ которыхъ держала его, что я буду госпожею Сольмсъ; и потому должна остерегаться простирать весьма далеко свои насмѣшки; поелику Г. Сольмсъ есть человѣкъ способный къ памятозлоб³ю, и самой ей говорилъ, что я долженствуя безъ сомнѣн³я быть его женою, не сохраняю правилъ благопристойности, потому что если онъ не будетъ милосерднѣе меня, (такъ говорила Бетти, я не знаю, его ли ето слова) то я должна подвергнуться разкаян³ю, которое бы могло продолжиться до послѣднихъ моихъ дней. Но сего довольно о такомъ человѣкѣ, которой по увѣдомлен³ю Кавалера Гарри Довнетонъ имѣетъ всю дерзость своего пола безъ всякаго качества, которое бы могло здѣлать ее сносною.
   Я получила два письма отъ Г. Ловеласа со времени его къ тебѣ посѣщен³я, что составляетъ три съ тѣмъ, на которое я не отвѣчала. Я не сомнѣвалась, чтобы онъ тѣмъ не былъ огорченъ; но въ послѣднемъ своемъ письмѣ жалуется онъ на мое молчан³е въ весьма надменныхъ выражен³яхъ: ето менѣе походитъ на слогъ преверженнаго любовника, презрѣннаго покровителя. Гордость его кажется уничиженною, видя себя принужденнымъ, говоритъ онъ, шататься каждую ночь около нашихъ стѣнъ, какъ воръ или лазутчикъ, въ надеждѣ найти отъ тебя письмо, и отходить назадъ на пять тысящь шаговъ въ бѣдное жилище, не получивъ никакого плода отъ своихъ безпокойств³й. Я не замѣдлю прислать къ тебѣ три его письма, и коп³ю съ моего; но вотъ кратко то что я ему вчера писала.
   Я учинила ему весьма жесток³й выговоръ, за то что онъ мнѣ угрожалъ твоимъ способомъ, помощ³ю котораго надѣяться изъясниться съ Г. Сольмсомъ или съ моимъ братомъ. Я ему говорила, ,,что онъ по видимому почитаетъ меня способною къ претерпѣн³ю всего, что недовольно для него, чтобъ я была подвержена безпрестаннымъ наглостямъ собственной своей фамил³и, но еще должна и отъ него сносить оныя; что весьма мнѣ странно кажется, что дерзк³й человѣкъ угрожаетъ безразсудностями, которыя не могутъ быть оправданы, и которыя притомъ гораздо менѣе относятся до моихъ пользъ, нежели до его, если я неучиню какого нибудь столько же безразсуднаго поступка, по крайней мѣрѣ въ отношен³и къ моему нраву и полу, дабы отвратить его отъ его намѣрен³й: я ему также открыла, что какимъ бы образомъ я ни думала о злощаст³яхъ, которыя бы со мною случались, могутъ однакожъ найтиться особы, кои предполагая его способнымъ къ той безразсудности, которою онъ угрожаетъ Г. Сольмсу, не сожалѣли бы много, видя себя освободившимися отъ двухъ человѣковъ, коихъ знакомство было бы причиною всѣхъ ихъ неудовольств³й.,,
   Вотъ откровенныя мысли, другъ мой, ,,и я думаю, что онъ самъ изьяснитъ ихъ еще съ большею ясност³ю.
   ,,Я ему выговаривала за его гордость при случаѣ его ходьбы для сыскан³я моихъ писемъ, которую онъ притворно столь важною почитаетъ, ,,смѣялась надъ его сравнен³ями лазутчика и вора.,, Онъ не имѣетъ причины ,,говорила я ему, жаловаться на тяжесть своего положен³я, потому что собственнымъ своимъ нравамъ долженъ приписать начало онаго, и что въ самомъ дѣлѣ порокъ заглаждаетъ отличности, и поставляетъ знатнаго человѣка наровнѣ съ глупцомъ. Потомъ я ему объявила, что онъ недолженъ никогда ожидать другаго отъ меня письма, которое бы могло его подвергнуть столь непр³ятнымъ утомлен³ямъ.,,
   Не болѣе берегла я его въ разсужден³и обѣщан³й и торжественныхъ увѣрен³й, которыя ему столь мало стоятъ въ такомъ случаѣ. Я ему говорила, ,,что слова с³и тѣмъ мѣнѣе имѣютъ надо мною впечатлѣн³я, что онъ самъ чрезъ то объявляетъ, что имѣетъ въ нихъ нужду, дабы вознаградить недостатки своего нрава; что дѣла суть единые опыты, которые бы я знала, когда должно судить о намѣрен³яхъ; и что я чувствую ежедневно неоходимость разторгнуть всякое сношен³е съ такимъ человѣкомъ, коего попечен³я родственники мои никогда не могутъ одобрить, потому что онъ не въ состоян³и того заслужить. И для того, поколику его порода и имѣн³е всегда могутъ, если честь его нравовъ не будетъ препоною снискать ему жену, которая съ достаткомъ по крайней мѣрѣ равнымъ моему будетъ имѣть болѣе съ нимъ сходства, во вкусахъ и склоностяхъ, то я прошу его и совѣтую отъ меня отказаться, тѣмъ болѣе, что его угрозы и неучтивства относительно къ моимъ родственникамъ, заставляютъ меня думать, что болѣе ненависти къ нимъ, нежели почтен³я ко мнѣ заключается въ его упорствѣ.,,
   Вотъ, другъ мой, какое я воздала награжден³е толикимъ безпокойств³ямъ, коихъ цѣну онъ немало возвышаетъ Я не сомнѣваюсь, чтобъ онъ не имѣлъ столько проницательности, дабы, примѣтить, что менѣе одолженъ онъ нашею перепискою моему почтен³ю, нежели жестокостямъ, которыя я претерпѣваю отъ своей фамил³и. Точно, желалабы я его въ томъ увѣрить. Смѣшное божество, которое требуетъ какъ идолъ Молохъ, чтобъ разумъ, должность и разборчивость, были пожертвованы при его олтаряхъ.
   Мать твоя думаетъ, что родственники мои уступятъ. Дай Боже, чтобъ они уступили. Но братъ мой и сестра имѣютъ толикое вл³ян³е въ фамил³ю, суть столько рѣшительны и ревнующи о чести побѣды, что я отчаяваюсь о сей перемѣнѣ. Однако если она не случится, я признаюсь тебѣ, что безъ трудности бы приняла всякое покровительство, которое бы не было предосудительно моей чести, дабы избавиться съ одной стороны отъ угнѣтающихъ гонен³й, а съ другой, чтобъ не дать Ловеласу никакого надъ собою преимущества. Я всегда полагаю, что не остается мнѣ другаго средства, ибо при малѣйшей надеждѣ, почитала бы я свое бѣгство какъ самымъ неизвинительнымъ поступкомъ, сколько бы честно и безопасно ни было покровительство.
   Не взирая на с³и мысли, которыя почитаю я столько справедливыми, сколько чистосердечными, искреннее дружество обязываетъ меня открыть свое невѣден³е въ томъ, что бы я учинила, если бы мнѣн³е твое было дѣйствительно непреложно. Почто ты не была свидѣтелемъ, любезный другъ, различныхъ моихъ волнен³й при чтен³и твоего письма, когда ты въ одномъ мѣстѣ увѣдомляешь меня о опасности, которая мнѣ угрожаетъ въ домѣ моего дяди; когда въ другомъ признаешься ты, что не стала бы сноситъ все то, что я претерпѣла, и предпочла бы всѣ возможныя злощаст³я тому, чтобъ быть женою ненавидимаго тобою человѣка; когда однакоже въ другомъ мѣстѣ представляешь мнѣ, какоебы нарекан³е получила моя честь отъ публики, и моя необходимость оправдаетъ мой поступокъ нащотъ своихъ родственниковъ; когда съ другой стороны заставляешь меня размотрѣть непристойный видъ,. въ который бы должна я преобразиться въ невольномъ супружествѣ, будучи принуждена показывать на лицѣ своемъ спокойство, разточать мнимыя ласки, представлять лицемѣрную роль предъ такимъ человѣкомъ, къ коему бы только имѣла отвращен³е, и прежнюю свою ненависть, поколику чувствован³е собственнаго его недостоинства исполнялобы сердце справедливою недовѣрчивост³ю; необходимость, въ которую бы я по твоему разсужден³ю была приведена, чтобъ изъявлять ему тѣмъ болѣе нѣжности, чѣмъ менѣе была бы къ тому разположена; нѣжность, естьли бы я имѣла способность употреблять с³е притворство, которое бы могло быть приписано подлѣйшимъ побужден³ямъ, потому что весьма очевидно, что любовь къ нравственнымъ или физическимъ качествамъ не имѣла бы тутъ никакого участ³я; прибавь подлость его души, ядъ ревности, которая бы его скоро заразила, его противоборств³е къ прещен³ю, сохраняемую воспоминовен³емъ опытовъ моего отвращен³я и презрѣн³я, которыя я обнаружила, дабы погасить его желан³я, преимущество обьявленное потому же самому побужден³ю, и славу, которую онъ полагаетъ въ принужден³и и угнѣтен³и жены, надъ коей бы онъ получилъ тиранническую власть.... Еслибы ты меня видѣла, говорю я, во всѣхъ волнен³яхъ, которыхъ я не могла отторгнуть при семъ чтен³и; то преклоняющуюся къ одной сторонѣ, то къ другой, въ одну минуту неизвѣстност³ю, въ другую страхомъ колеблющуюся, раздраженную, трепещущую, нерѣшитительную; ты бы узнала, какую имѣешь надо мною власть, и моглабы съ праведливост³ю думать, что если бы совѣты твои были утвердительнѣе, то бы сила твоего опредѣлен³я меня превозмогла. Заключи изъ сего признан³я, любезный другъ, что я довольно оправдана въ сихъ священныхъ законахъ дружества; которые требуютъ совершенной откровенности сердца, хотя бы оправдан³е мое учинено было можетъ быть на щотъ моего благоразум³я.
   Но послѣ новыхъ размышлен³й, я повторяю, что сколь долго позволятъ мнѣ жить въ домѣ своего отца, ни что не можетъ, развѣ только чрезмѣрныя насил³я, принудить меня его оставить; и я буду стараться сколько возможно отлагать подъ честными предлогами ударъ жестокой своей судьбы до возвращен³я Г. Мордена. Будучи исполнителемъ завѣщан³я, онъ то есть покровитель, къ коему я могу прибѣгнуть безукоризненно; наконецъ я не зная другой надежды, хотя родственники мои кажется въ томъ сомнѣваются, что касается до Г. Ловеласа, то хотя бы я была увѣрена о его нѣжности, и о самомъ исправлен³и, принять покровительство его фамил³и, значитъ принять его посѣщен³я въ домѣ его тетокъ.
   Не привела ли бы я себя чрезъ с³е въ необходимость принадлежать ему хотя бы я имѣла новыя причины убѣгать его видя его столь близко? Я давно примѣтила, что между двумя полами разстоян³е служитъ только ко взаимному обману. О другъ мой! сколько я ни старалась быть благоразумною, сколько ни силилась избирать или отвергать все то, что почитала выгоднымъ или вреднымъ для своего благополуч³я; однако къ странному нещаст³ю вижу, что все мое благоразум³е будетъ сопровождаться глупост³ю.
   Ты мнѣ говорить съ обыкновеннымъ пристраст³емъ твоего дружества, что отъ меня надѣются того, чего бы отъ многихъ другихъ женьщинъ не надѣялись. Чувствую, что въ разсужден³и моемъ сердце мое тщетно бы было довольно своими побужден³ями, если бы они не были извѣстны публикѣ. Жаловаться на худое расположен³е брата, есть обыкновенный случай въ корыстолюбивыхъ распряхъ. Но когда не можно обвинять брата, не обративъ нѣсколько порицан³я на жестокости отца, то кто бы могъ освободиться отъ тяжести, дабы обременить оною столь дражайшую особу? Во всѣхъ сихъ предположен³яхъ ненависть Г. Ловеласа ко всей моей фамил³и, хотя она есть возмезд³емъ той, которую ему объявила, не чрезмѣрно ли оскорбительною кажется: не показываетъ ли с³е, что въ его свойствѣ есть нѣчто непримиримое, какъ и чрезмѣрно неблагопристойное? и какая женьщина могла бы выдти замужъ, чтобъ жить въ вѣчной враждѣ съ своею фамил³ею?
   Но опасаясь отяготить тебя, и будучи,сама утоммлена, я оставляю перо.
   Г. Сольмсъ находится здѣсь безпрестанно; тетка моя Гервей, и дядья мои также не удаляются. Безъ сомнѣн³я что нибудь противъ меня замышляютъ: какое состоян³е, быть въ безпрестанной тревогѣ, и видѣть обнаженнымъ меч, которой у насъ виситъ надъ головою?
   Я ни о чемъ не могу быть увѣдомлена, какъ только о дерзкой Бетти, которая всегда пускаетъ на меня стрѣлы позволеннаго своего безстыдства. Какъ! сударыня, вы не приводите дѣла свои въ порядокъ! знайте, что надобно будетъ ѣхать, когда вы менѣе всего о томъ будете думать. Иногда она даетъ мнѣ знать по полу слову, и какъ бы въ намѣрен³и меня обезпокоить, что одинъ, что другой обо мнѣ говоритъ, и о ихъ любопытствѣ, въ разсужден³и употреблен³я моего времени часто она вмѣшиваетъ тутъ огорчительной вопросъ моего брата, не занимаюсьли я сочинен³емъ истор³и о своихъ мучен³яхъ?
   Но я принуждена слушать ея рѣчи, ибо симъ единымъ средствомъ узнаю, прежде исполнен³я, предпр³емлемыя противъ меня замыслы.
   Я здѣсь останавливаюсь дабы отнести на условленное мѣсто то, что теперь написала, прощай любезный другъ.
  

Кл. Гарловъ.

   Слѣдующее написано было на обверткѣ карандашомъ по случаю слѣдующаго письма, которое дѣвица Гарловъ начала на условленномъ мѣстѣ, принесши туда свое.
  
   Я нахожу другое вчерашнее твое письмо; весьма благодарю твою мать за благосклонныя мнѣн³я, которыя ты мнѣ съ ея стороны сообщаешь. Посылаемое мною письмо можетъ быть нѣсколько будетъ соотвѣтствовать ея чаян³ю. Ты можешь ей изъ него прочесть, что тебѣ заблагоразсудится.
  

Письмо LVII.

АННА ГОВЕ, къ КЛАРИССѢ ГлРЛОВъ.

Въ субботу 25 Марта.

  
   Письмо с³е будетъ продолжен³е послѣдняго моего, отъ того же числа, и которое я пишу къ тебѣ по нарочному повелѣн³ю. Ты видѣла въ предыдущемъ мнѣн³е моей матери о той услугѣ, которую бы ты могла учинить, обязавъ своихъ родственниковъ противъ собственной своей склонности. Сношен³е наше о семъ было по случаю разговора, который мы имѣли съ Кавалеромъ Гарри Довнетонъ; и мать моя почитаетъ его столько важнымъ, что приказала мнѣ написать къ тебѣ объ немъ подробно. Я повинуюсь тѣмъ охотнѣе, что не малую находила трудность въ послѣднемъ своемъ письмѣ въ сообщен³и тебѣ совѣта; и что не только ты здѣсь увидишь мысли моей матери, но можетъ быть въ нихъ и отзывъ публики, если онъ о томъ только былъ увѣдомленъ, что она знаетъ, т. е. если онъ не такъ былъ увѣдомленъ какъ я. Мать моя разсуждаетъ весьма не выгоднымъ образомъ для тѣхъ особъ нашего пола, которыя предварительно ищутъ своего благополуч³я, выходя за мужъ за выбираемаго ими человѣка. Не знаю, какъ бы я приняла ея разсужден³я, если бы не вѣдала, что они всегда относятся къ ея дочери, которая съ другой стороны, не знаетъ теперь ни кого, кому бы отдавала малѣйшее надъ другимъ преимущество, и которая не цѣнитъ за полушку того, о коемъ мать ея имѣетъ самое высокое мнѣн³е. И такъ къ чему клонится, говорила она, дѣло, которое причиняетъ столько безпокойств³й? не ужели есть столь важной поступокъ для молодой особы отрещись отъ своихъ склонностей, дабы услужить своимъ родственникамъ?
   Очень хорошо, матушка отвѣчала я сама въ себѣ; вы можете нынѣ давать так³е вопросы, будучи на сороковомъ году своего возраста. Но сказали ли бы вы ето будучи осмнадцати лѣтъ? Вотъ о чемъ бы я хотѣла знать.
   Или молодая с³я особа, продолжала она, предубѣждена въ чрезмѣрной склонности, которой не можетъ преодолѣть, (чего нѣсколько нѣжная дѣвица ни когда не скажетъ) или нравъ ея есть столько упоренъ, что она неспособна къ тѣмъ расположен³ямъ, чтобъ уступить, или онъ имѣетъ такихъ родителей, которыхъ мало старается обязывать.
   Ты знаешь, любезный другъ, что мать моя разсуждаетъ иногда весьма хорошо, или по крайней мѣрѣ, что никогда не достаетъ жару въ ея разсужден³яхъ. Часто случается, что мы не согласуемся въ истиннахъ, и обѣ столь высокимъ почитаемъ свое мнѣн³е, что весьма рѣдко которая нибудь имѣетъ щаст³е убѣдить другую; случай очень обыкновенный, думаю во всѣхъ спорахъ, съ нѣкоторою запальчивост³ю соединенныхъ. Я имѣю довольно ума, говоритъ она мнѣ прямо, довольно живности. Я ей отвѣчаю, что она

Другие авторы
  • Верещагин Василий Васильевич
  • Шкапская Мария Михайловна
  • Вердеревский Василий Евграфович
  • Ковалевский Максим Максимович
  • Мочалов Павел Степанович
  • Галлер Альбрехт Фон
  • Хавкина Любовь Борисовна
  • Дашкова Екатерина Романовна
  • Скабичевский Александр Михайлович
  • Кузминская Татьяна Андреевна
  • Другие произведения
  • Елпатьевский Сергей Яковлевич - Спирька
  • Погодин Михаил Петрович - Вечера у Ивана Ивановича Дмитриева
  • Лопатин Герман Александрович - С. Мельгунов. Г. А. Лопатин
  • Буслаев Федор Иванович - Погодин как профессор
  • Мельников-Печерский Павел Иванович - Аннинский Л.А. Ломавший
  • Тредиаковский Василий Кириллович - О древнем, среднем и новом стихотворении Российском
  • Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре
  • Федотов Павел Андреевич - Федотов Павел Андреевич
  • Коцебу Вильгельм Августович - Старый гофмаршал
  • Груссе Паскаль - Через океан
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
    Просмотров: 304 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа