Главная » Книги

Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть вторая), Страница 5

Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть вторая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

итан³е имѣетъ въ безпрестанномъ покровительствѣ, довольно показываетъ, что въ общемъ смыслѣ малое находится различ³е между мужественнымъ и великодушнымъ.
   Обратимъ всю въ худую сторону: заключитъ ли онъ меня въ покоѣ? Запретитъ ли мнѣ принимать посѣщен³я отъ дражайшей моей пр³ятельницы, и воспятитъ ли мнѣ имѣть всякое съ нею сношен³е? Лишитъ ли меня домоводства, если не будетъ жаловаться на мое управлен³е? Опредѣлитъ ли надо мною служанку, попуская ей меня оскорблять? Не имѣя родной сестры, позволитъ своимъ двоюроднымъ Монтегю, и согласится ли принять которая нибудь изъ сихъ дамъ позволен³е, чтобъ поступать со мною тираннически? И такъ для чего, помышляла я часто, для чего побуждаютъ меня жесток³е друзья, изслѣдывать различ³е?
   Потомъ ощущала сокровенное удовольств³е, что могу обратить такого человѣка на путь добродѣтели и чести; служить второю причиною его спасен³я, предваряя всѣ нещаст³я, въ которыя толь предпр³имчивый духъ можетъ себя низринуть, по крайней мѣрѣ если разглашен³е объ немъ справедливо.
   Въ семъ мнѣн³и, и когда думала, что разсудливый человѣкъ всегда удобнѣе можетъ оставить свои заблужден³я, нежели другой, я признаюсь тебѣ, любезный другъ, что не легко было избѣгнуть того пути, отъ котораго съ толикимъ насил³емъ стараются меня отторгнуть. Все владычество, приписываемое мнѣ надъ моими страстьми, и которымъ по мнѣн³ю многихъ, дѣлаю я не малую честь своему возрасту, едва мнѣ въ томъ помогло. Придай еще, что почтен³е его родственниковъ всѣхъ изьятыхъ отъ укоризнъ, выключая его, знатно усугубило важность сей стороны.
   Но разсмотримъ другую: когда я разсуждаю о запрещен³и моихъ родственниковъ, о вѣтренности, уничижающей весь нашъ полъ, еслибы оказала такую предпочтительность; совсѣмъ не вѣроятно, чтобъ моя фамил³я, возбужденная встрѣчею, и содержимая въ семъ жару честолюб³емъ и хитростьми моего брата, могла когда нибудь утушить с³ю вражду; что по сему надлежало бы ожидать вѣчныхъ раздоровъ, казаться предъ нимъ и предъ его родственниками въ качествѣ обязанной особы, которая бы только половину имѣла того имѣн³я, кое она должна за собою укрѣпить, что отвращен³е его къ нимъ есть столько же велико, какъ и то, которое они къ нему имѣютъ; что вся его фамил³я ненавидима единственно для него, и что она тоже платитъ и моей; что онъ весьма худую имѣетъ славу въ разсужден³и нравовъ; и что скромной дѣвицѣ, знающей о семъ, таковая мысль должна быть несносною; что онъ молодъ, обладаемый своими страстьми, пылкаго нрава, пронырливый притомъ, и склонный къ мщен³ю; что мужъ такого свойства могъ бы перемѣнить мои начала и подвергнуть случаю надежду мою къ будущей жизни; что собственные его родственники, двѣ добродѣтельные тетки и дядья, отъ которыхъ онъ ожидаетъ толь велик³я выгоды, не имѣютъ никакой надъ нимъ власти; что если онъ имѣетъ нѣкоторыя сносныя качества, то они менѣе основываются на добродѣтели, нежели на честолюб³и; что признавая изящность нравственныхъ правилъ, и утверждая, что вѣритъ награжден³ямъ и наказан³ямъ въ другомъ состоян³и, онъ не престаетъ жить, презирая однихъ, и попирая другихъ; что будучи увѣрена о сихъ истиннахъ, и зная довольно важность оныхъ, былабы я болѣе неизвинительна, нежели въ случаѣ невѣден³я, потому что заблужден³е въ разсужден³и, есть несравненно хуже, нежели недостатокъ свѣден³я въ судящей способности, когда предаюсь всѣмъ симъ размышлен³ямъ; то принуждена заклинать тебя любезный другъ, молить обо мнѣ всевышняго, дабы онъ не попустилъ никогда мнѣ обязать себя такими безразсудными узами, которыя могутъ меня учинить неизвинительною предъ собственными своими глазами. Ибо мнѣн³е публики необходимо должно занимать второе мѣсто.
   Я сказала въ его похвалу, что онъ безъ труда признаетъ свои пороки: однако весьма ограничиваю сей пунктъ. Мнѣ нѣкогда приходило на умъ, что с³я искренность можетъ быть приписана двумъ причинамъ, которыя мало могутъ возбудить повѣренности; одна, что онъ столько обладаемъ своими пороками, что ни мало не старается о отвержен³и оныхъ; другая, что можетъ быть предполагаетъ нѣкоторыя выгодныя слѣдств³я, уличая себя въ половинѣ своего нрава, дабы другую оставить сокровенною; въ мѣсто того совокупность ничего не можетъ стоить. С³я хитрость заграждаетъ возражен³я, на кои бы ему трудно было отвѣчать; она ему снискиваетъ честь искренности, когда онъ не можетъ получать другой, и когда бы строжайшее изслѣдован³е, можетъ быть, послужило къ открыт³ю другихъ его пороковъ.
   Ты согласишься теперь, что я его не защищаю; но все то, что враги его объ немъ говорятъ, не можетъ быть ложно. Я примусь опять за перо чрезъ нѣсколько минутъ.
   Иногда, если ты помнишь, обѣ мы почитали его за простодушнѣйшаго и чистосердечнѣйшаго человѣка. Въ другое время казался онъ, намъ самымъ скрытнѣйшимъ и хитрѣйшимъ, такъ что послѣ одного посѣщен³я, въ которомъ думали, что довольно его разсмотрѣли, въ другой разъ почитали его за непроницаемаго человѣка. С³е примѣчан³е, любезный другъ, надобно почитать между тен³ю картины. Однако по подробномъ всего изслѣдован³и, ты судила объ немъ выгодно, я же утверждала, что главный его недостатокъ есть чрезмѣрная вольность, которая заставляетъ его презирать благопристойность, и что онъ весьма занятъ, что не можетъ быть способенъ къ лукавству. Ты утверждала, что когда онъ о чемъ говорить съ похвалою, то самъ истинно вѣритъ своимъ словамъ; что его перемѣны и вѣтренность суть дѣйств³я его сложен³я, и должны быть приняты на щотъ цвѣтущаго здрав³я и хорошаго соглас³я души и тѣла, которымъ по твоему наблюден³ю, купно наслаждаются; отъ куда заключила, что еслибы сей тѣсный союзъ тѣлесныхъ и душевныхъ его способностей былъ управляемъ скромност³ю, т. е. еслибы его живость заключалась въ предѣлахъ нравственныхъ обязательствъ, то онъ бы не былъ во всю жизнь презрительнымъ весельчакомъ.
   Что касается до меня, то я тебѣ тогда сказала, и теперь еще имѣю причины вѣрить, что въ немъ не достаетъ сердца, а слѣдовательно и всего. Разсѣянная голова способна получить наилучш³й оборотъ, но не можетъ быть убѣждена. Но кто даетъ сердце тѣмъ, кои его не имѣютъ? Единая высочайшая благодать можетъ перемѣнить худое сердце дѣйств³емъ, которое едва не можетъ быть чудеснымъ. Не должно ли убѣгать такого человѣка, котораго только подозрѣваютъ въ семъ порокѣ. О чемъ же помышляютъ родители? Увы! о чемъ они помышляютъ, когда ввергая дочь въ погибель, заставляютъ ее думать лучше, нежели какъ бы она могла при своемъ содѣйств³и, о подозрительномъ человѣкѣ, дабы избѣгнуть другаго, котораго она проклинаетъ?
   Я тебѣ говорила, что почитаю его мстительнымъ. Подлинно часто сомнѣвалась, не лучше ли можно щитать упорствомъ оказываемую мнѣ его услужливость, когда онъ узналъ, сколько противенъ моимъ родственникамъ. Правда съ сего времени я болѣе видѣла въ немъ рвен³я; но ни мало имъ не угождая, онъ почитаетъ за удовольств³е содержать ихъ въ страхѣ. Онъ приводитъ свое безкорыст³е въ извинен³е, и с³я причина тѣмъ вѣроятнѣе кажется, что ему извѣстно, что они могли бы обратить въ его пользу старан³е его имъ нравиться. Въ прочемъ я не отрицаю, что онъ не безъ причины думаетъ, что самая униженнѣйшая покорность была бы отвергнута съ его стороны, и должна также сказать, что для обязан³я меня онъ согласится къ примирен³ю, если бы я подала нѣкоторую надежду въ успѣхѣ. Въ разсужден³и его поступка въ церквѣ въ прошедшее Воскресенье, я не много полагаюсь на его оправдан³е, ибо думаю, что гордость его являлась тутъ подъ предлогомъ скромныхъ намѣрен³й. Хорея, которая ему непр³ятельница, могла ли въ томъ обманутеся?
   Я не полагаю въ немъ столь глубокаго познан³я человѣческаго сердца, какъ нѣкоторые думаютъ. Не помнишь ли ты, сколько его поражало общее разсужден³е, которое онъ нашелъ въ первой книгѣ нравственности? Въ одинъ день, какъ онъ жаловался съ угрозами на злослов³е противъ него обращаемое, я ему сказала: ,,что онъ долженъ его презирать, если невиненъ, еслиже правда, то мщен³е не ,сотретъ пятна, что никогда не заглаждали шпагою свои проступки; что онъ можетъ исправляя себя въ порокѣ, приписываемомъ ему непр³ятелемъ, перемѣнить ненависть сего непр³ятеля въ дружество, вопреки самыхъ его разположен³й, что должно почесться благороднѣйшимъ мщен³емъ; ибо непр³ятель не можетъ желать ему исправлен³я недостатковъ, въ коихъ онъ его обвиняетъ.,,
   Намѣрен³е, сказалъ онъ мнѣ, уязвляетъ. Почему такъ,отвѣчала я ему, ,,когда оно не можетъ уязвить безъ исполнен³я? Противникъ продолжала я ,,держитъ только шпагу, вы сами на нее набѣгаете. И почто питать чрезмѣрную злобу, утушен³е которой учинилобы васъ наилучшимъ во всю жизнь?,, Как³я могутъ быть познан³я такого человѣка, который былъ весьма удивленъ сими разсужден³ями? Однако можетъ статься, что онъ полагаетъ удовольств³е въ мщен³и, почитая тотъ же порокъ неизвинительнымъ въ другомъ. Не одинъ бы онъ охуждалъ въ другомъ то, что себѣ самому прощаетъ.
   Для сихъ причинъ, любезная пр³ятельница, узнавъ, сколько перевѣшиваетъ одна сторона другую, я тебѣ сказала въ ономъ письмѣ: Ни за что въ свѣтѣ не хочу имѣть къ нему того, что можетъ назваться любовью: и не мало преступала предѣлы благоразум³я предположен³емъ договорной склонности, надъ которой ты столько смѣялась.
   Но ты скажешь: какое всѣ с³и слова имѣютъ отношен³е до существа дѣла? Ето одни только умоположен³я; ты не умаляешъ тѣмъ къ нему любви. Признайся, имѣешь ли ты ее, или нѣтъ, любовь, подобно ипохондрической болѣзни, не менѣе вкореняется, хотя не имѣетъ справедливыхъ причинъ, коимъ бы могла ее приписать; и с³е-то служитъ основан³емъ твоихъ жалобъ на мое притворство.
   Хорошо, любезный другъ; поелику ты сего желаешь непремѣнно, то я думаю, что при всѣхъ его недостаткахъ имѣю болѣе къ нему склонности, нежели къ какой способною когда нибудь себя почитала. И еще большую, изслѣдовавъ всѣ его недостатки, нежели какую бы должна имѣть. Думаю также, что производимыя на меня гонен³я могутъ мнѣ еще болѣе ея внушить, а особливо, когда я воспоминаю въ его пользу обстоятельства послѣдняго нашего свидан³я, и съ другой стороны ежедневно вижу новыя опыты тиранства. Словомъ, я тебѣ скажу чистосердечно, чтоесли бы недоставало въ немъ чего нибудь со стороны нравовъ, то я бы предпочла его всѣмъ мущинамъ.
   Вотъ скажешь ты мнѣ, что ты называешь условною склонност³ю! Ласкаюсь любезная пр³ятельница, что ничего болѣе. Я никогда нечувствовала любви, и такъ позволяю тебѣ судить, она ли ето или нѣтъ. Но осмѣливаюсь сказать, что если ето она, то не почитаю его за столь сильнаго обладателя, за столь неукротимаго побѣдителя, какимъ его представяютъ, и думаю, что дабы быть не преодолимымъ, онъ долженъ больше получить ободрен³я, нежели сколько я ему подала; потому что довольно увѣрена, что могу еще безъ трепетан³я сердца отрещись отъ одного изъ сихъ двухъ, дабы оскорбиться отъ другаго.
   Но поговоримъ основательнѣе. Если справедливо, любезный другъ, что особенное несчаст³е моего состоян³я принудило, или если ты такъ думаешь, обязало меня склонност³ю къ Г. Ловеласу, и что с³я склонность по мнѣн³ю твоему превратилась въ любовь; то ты, которая способна къ толь нѣжнымъ впечатлѣн³ямъ дружества ты, которая имѣешь столь высокое мнѣн³е о нѣжности нашего пола, и которая теперь столь чувствительна къ злощаст³ямъ любящей тебя особы, должнали оскорблять столько с³ю нещастную пр³ятельницу, въ такомъ пунктѣ; а особливо когда она не старалась, какъ ты думаешь, то доказать многими мѣстами моихъ писемъ, остерегаться отъ твоей проницательности? Можетъ быть нѣкоторыя изустныя насмѣшки были къ стати, наипаче еслибы твоя пр³ятельница была при концѣ своихъ бѣдств³й, и когда бы она притворялась, безпорочно воспоминая протедшее. Но разточать ихъ съ забавност³ю, и съ нѣкоторымъ торжествующимъ видомъ на бумагѣ; подлинно любезный другъ, (и я не столько говорю для своей пользы, сколько для чести твоего великодуш³я; ибо я тебѣ не однократно повторяла, что шутки твои мнѣ нравятся.) таковыя поступки не великую приносятъ тебѣ славу, по крайнѣй мѣрѣ, если разсмотрѣть важность пункта, и твоихъ собственныхъ мнѣн³й.
   Я останавливаюсь здѣсь, дабы ты о семъ нѣсколько размыслила.
   Приступимъ къ тому вопросу, чрезъ которой ты желаешь узнать, какую силу по моему мнѣн³ю лицо должно имѣть въ обязан³и нашего пола. Кажется мнѣ, что какъ требован³е твое касается до меня особливо, то я должна изьяснить тебѣ вообще свои мысли, но также разсмотрѣть сей предмѣтъ въ отношен³и къ частному моему положен³ю, дабы ты могла судить, сколько родственники мои справедливы или нѣтъ, когда приписываютъ мнѣ предубѣжден³е въ пользу одного и въ предосужден³е другаго, со стороны лица. Но я покажу сперьва, что сравнивая Г. Ловеласа и Сольмса, они съ не малою основательност³ю воображаютъ себѣ, что с³я причина можетъ имѣть нѣкоторую надо мною силу; и с³е ихъ воображен³е превращается съ достовѣрность.
   Не льзя спорить, что лицо имѣетъ нѣчто не только нравящагося, и привлекательнаго для женщины, но и могущаго подать ей нѣкоторую убѣдительность въ ея выборѣ. Оно при первомъ свидан³и производитъ пр³ятныя впечатлѣн³я, въ коихъ желаемъ видѣть подтвержден³я; и если щастливый случай въ самомъ дѣлѣ подтверждаетъ оныя, то приписываемъ себѣ въ похвалу оправдан³е своего предложен³я, и болѣе любимъ ту особу, которая намъ подала случай къ лестному о собственной нашей проницательности мнѣн³ю.
   Однако я всегда почитала главнымъ правиломъ, что въ мущинѣ, такъ какъ и въ женьщинѣ, красивое лицо должно быть подозрительно, но особливо въ мущинахъ, которые должны гораздо болѣе почитать душевные, нежели тѣлесные свои качества. Въ разсужден³и нашего пола, если общее мнѣн³е дѣлаетъ женьщину надмѣнною своею красотою, даже до того, что она презираетъ важнѣйш³я и долговременныя качества, то въ семъ ее удобнѣе могутъ извинить, потому что прелестная вѣтреница сама не менѣе того надѣется на свое пр³ятство. Но с³я выгода столь кратка, что не можно взирать на нее завистливыми глазами. Когда с³е лѣтнее солнце приближится къ своему склонен³ю, когда с³и измѣняемыя прелести, с³и преходящ³я мечтан³я изчезнутъ, и зима привлечетъ съ собою хладныя морщины; та которая не радѣла о драгоцѣнныхъ своихъ способностяхъ, возчувствуетъ справедливыя слѣдств³я своей вѣтренности. Какъ другая Елена, не можетъ она тогда снести самаго отражен³я своего зеркала, и будучи простою старухою впадетъ въ презрѣн³е, которое соединено съ симъ качествомъ; напротивъ того разумная женщина, которая до глубокой старости сохранитъ любезное качество добродѣтели и благоразум³я, вмѣсто глупаго удивлен³я видитъ непремѣняемое почтен³е, которое ей не малой приноситъ выигрышъ въ обмѣнѣ.
   Если же мущина гордится своимъ лицомъ, то сколько въ немъ находятъ слабости. Съ самою остротою, онъ не посвящаетъ ни единой минуты на упражнен³е ума. Душа его всегда разсѣяна по внѣшности, всѣ его попечен³я ограничены наружнымъ его видомъ, который онъ можетъ быть обезображиваетъ, стараясь украсить. Онъ ни чего не предпринимаетъ, что бы до него не относилось, самъ себѣ удивляется, и не смотря на осмѣян³я театра столь часто падающ³я на глупости свѣта; онъ ослѣпляется собою, и коснѣетъ въ семъ свойствѣ, которое дѣлаетъ его предмѣтомъ презрѣн³я одного пола, и игралищемъ другаго.
   Такая почти всегда бываетъ участь твоихъ красавцовъ, и всѣхъ тѣхъ, кои стараются отличать себя нарядомъ; что меня заставляетъ повторить, что одно лице есть совсѣмъ ничего незначущее совершенство. Но когда человѣкъ соединяетъ съ онымъ свое знан³е и друг³я дарован³я, которыя бы пр³обрѣли ему совсѣмъ друг³я отлич³я, то такое преимущество есть знатное приращен³е личныхъ достоинствъ, и если оно не перемѣнится чрезмѣрнымъ самолюб³емъ и худыми нравами, то обладающ³й имъ есть истинно достойное почтен³я существо.
   Не льзя отрицать вкуса у Г. Ловеласа. Сколько я могу о семъ судить, онъ свѣдущъ во всѣхъ тѣхъ знан³яхъ, кои относятся до словесныхъ наукъ. Но хотя онъ и легко можетъ обращать свое тщеслав³е въ пользу, однако примѣтили, что весьма доволенъ своимъ лицомъ, дарован³ями, и даже украшен³емъ. Впрочемъ показывая столь непринужденный видъ въ своемъ нарядѣ, что с³е почитаютъ малейшею его заботою. Въ разсужден³и его лица, я бы почла себя неизвинительною, питая его тщеслав³е изьявлен³емъ малѣйшаго уважен³я къ такому отлич³ю, котораго не можно у него оспоривать. Теперь, любезный другъ, могу тебя спросить, удовлетворила ли я твоему чаян³ю. Если мало соотвѣтствовала своему намѣрен³ю, то постараюсь исполнить его съ большимъ успѣхомъ въ спокойнѣйшее состоян³е; ибо мнѣ кажется, что разсужден³я мои слабы, слогъ низокъ, и воображен³е безъ жару. Я не болѣе чувствую въ себѣ силы, какъ показать, сколько жертвую твоимъ повелен³ямъ.
  

Кларисса Гарловъ.

  
   П. П. Дерзкая Бетти разгорячила мое воображен³е слѣдующею рѣчью, которую она приписываетъ Сольмсу. С³е гнусное творен³е хвалится теперь, сказала она. ,,Что надѣется получить драгоцѣнную малютку безъ большаго съ своей стороны труда. Какое бы отвращен³е я не имѣла къ его особѣ, по крайней мѣрѣ онъ можетъ уповать на мои правила, и съ удовольств³емъ будетъ видѣть, какими пр³ятными степенями я доведена буду до того, что стану искать средства ему нравиться. (ужасный человѣкъ!) Такъ разсуждаетъ его дядя, знающ³й совершенно свѣтъ, что страхъ есть достовѣрнѣйш³й свидѣтель, нежели любовь добраго поведен³я жены, въ разсужден³и своего мужа; хотя въ прочемъ онъ намѣренъ съ столь любезною особою извѣдать то, чего можетъ надѣяться отъ любви, по крайней мѣрѣ нѣсколько недѣль; ибо сей же самый дядя его увѣрялъ, что чрезмѣрная нѣжность служитъ только къ поврежден³ю женьщинъ.,,
   Какъ ты думаешъ, любезный другъ, о такомъ подлецѣ, наставленнымъ своимъ угрюмымъ дядею, который никогда не имѣлъ чести любить женьщинъ?
  

Письмо XLI.

КЛАРИССА ГАРЛОВЪ, къ АННѢ ГОВЕ.

Во вторникъ 2 Марта.

  
   Съ какимъ снисхожден³емъ поступала бы со мною моя мать, еслибы ей позволено было слѣдовать собственной своей склонности! Я довольно увѣрена, что не подвергнули бы меня сему недостойному гонен³ю, еслибы ея благоразум³е и изящный разумъ должное имѣли уважен³е. Не знаю, сей ли дражайшей матери, или моей теткѣ, или обѣимъ имъ я должна приписать новое надо мною искушен³е. Вотъ письмо исполненное благосклонности, которое я получила сего утра чрезъ Хорею.
   Любезное мое дитя! Нѣкоторыя слова произнесенныя доброю твоею Нортонъ, которыя открыли намъ твою жалобу на неснисходительный съ тобою поступокъ при перьвомъ изьяснен³и намѣрен³я Г. Сольмса возбудили въ насъ особенное вниман³е. Если ето правда дражайшая Клари: то ты не можешь себя оправдать въ нарушен³и своего долга и въ противоборств³и волѣ своего отца въ такомъ пунктѣ, котораго ему безъ поврежден³я своей чести перемѣнить не льзя. Но все еще можетъ быть заглажено; отъ единой твоей воли, любезное дитя, зависитъ настоящее благополуч³е твоей фамил³и.
   Отецъ твой позволилъ мнѣ сказать тебѣ, что если ты согласиться наконецъ соотвѣтствовать его чаян³ю, то прошедш³я неудовольств³я будутъ преданы забвен³ю такъ, какъ бы ихъ никогда не было, но также приказалъ обьявить тебѣ, что с³е прощен³е въ послѣдн³й разъ тебѣ предлагается.
   Я тебѣ говорила, и ты не можешь позабыть, что требованы изъ Лондона обращики самыхъ богатыхъ матер³й. Они привезены; отецъ твой, дабы показать, сколько онъ рѣшителенъ желаетъ, чтобъ я ихъ тебѣ отослала: я не хотѣла послать съ ними письма; но ето ничего не стоитъ. Должно признаться, что не уважаютъ болѣе столько твоей нѣжности, какъ прежде.
   Матер³и с³и самыя новѣйш³я и лучш³я, как³я только можно было найти. Мы желаемъ, чтобъ онѣ приличны были достоинству, которое мы въ свѣтѣ занимаемъ, имѣн³ю, которое должны соединить съ тѣмъ, какое тебѣ дѣдъ твой оставилъ, и благородному зван³ю, къ которому тебя опредѣляютъ.
   Отецъ твой хочетъ тебѣ подарить шесть перемѣнъ полнаго платья со всѣми приборами, изъ коихъ одна со всѣмъ новая, а другая не болѣе двухъ разъ была тобою употребляема. Поелику новая весьма дорога, то если ты желаешь, чтобъ она была внесена въ с³е число, отецъ твой дастъ тебѣ сто гиней, дабы замѣнить цѣну оныя.
   Г. Сольмсъ намѣренъ тебѣ поднесть уборъ изъ алмазовъ: поколику ты ихъ имѣешь собственные и еще тѣ, которыя получила отъ своей бабушки; то если угодно тебѣ ихъ оправить по нынѣшнему вкусу, подарокъ его будетъ проданъ за весьма довольную сумму, которая тебѣ будетъ принадлежать, кромѣ годоваго жалованья на мѣлк³я твои расходы. И такъ возражен³я твои противъ качествъ такого человѣка, о которомъ ты не столь хорошее имѣешь мнѣн³е, какъ бы надлежало, не имѣютъ относительно къ послѣдующему времени, истиннаго основан³я; и ты будешь болѣе независимою, нежели какою должно быть женщинѣ, въ которой мало полагаютъ разборчивости. Ты знаешь, что я, которая принесла больше приданаго въ фамил³ю, нежели сколько ты имъ жертвуешь Г. Сольмсу, не имѣла столь знатныхъ выгодъ. Мы за долгъ себѣ поставляемъ тебѣ ихъ представить; въ согласныхъ супружествахъ мало терпятъ ограничиван³й. Однако я довольно буду раскаеваться, что споспѣшествовала къ симъ расположен³ямъ. Если ты не можешь преодолѣть всего отвращен³я, дабы обязать насъ.
   Не удивляйся Клари: такой моей откровенности. Поступокъ твой до сего времени не позволялъ намъ вступить съ тобою въ столь обширную подробность. Однако судя по тому, сколько изьявляли печальнаго тебѣ и мнѣ наши разговоры, и по взаимной твоей съ дядьями перепискѣ, ты не сомнѣвается, как³я должны быть слѣдств³я. Надобно, любезная дочь, или намъ отрѣщись отъ своей власти, или тебѣ отъ своего нрава: не льзя тебѣ ожидать исполнен³я перваго опыта, и мы имѣемъ не опровергаемыя причины надѣяться другаго. Ты знаешь, сколь часто я тебѣ напоминала, что ты должна рѣшиться или принять Г. Сольмса, или изключить себя изъ числа нашихъ дѣтей.
   Тебѣ покажутъ, если желаешь коп³ю съ услов³й. Кажется, что они могутъ быть безъ ущерба противоположены всякимъ возражен³ямъ, въ нихъ включены новыя выгоды, относящ³яся къ пользѣ фамил³и, коихъ еще не было, когда тетка твоя въ первый разъ тебѣ о томъ говорила. Подлинно мы столько себѣ не предполагали. Если въ сихъ услов³яхъ, по твоему мнѣн³ю должно быть что нибудь перемѣнено, то мы с³е охотно исполнимъ. И такъ, дражайшая дочь, согласишся прочесть. Я сего дня или завтра пришлю къ тебѣ ихъ, если потребуешь.
   Поколику дерзость особы, чтобъ показаться въ церкви, и безпрестанныя его угрозы, не могутъ не наносить намъ безпокойств³й, которыя будутъ продолжаться до самаго твоего брака, то ты не должна удивляться, что рѣшились сократить время. Срокъ будетъ положенъ отъ сего дня до двухъ недѣль, если ты не сдѣлаешь мнѣ такихъ возражен³й, которыя бы я могла уважить. Но если согласишься охотно, то сверьхъ того не откажутъ тебѣ еще осьми или десяти дней.
   Можетъ быть разборчивость твоя покажетъ намъ нѣкоторое различ³е въ семъ союзѣ. Но не должно тебѣ такую приписывать цѣну личнымъ своимъ качествамъ, если не хочешь, чтобъ тебя почитали весьма чувствительною къ такой же самой выгодѣ въ другомъ человѣкѣ, сколько бы ни презрительна была въ самой себѣ с³я отличность: такъ должны разсуждать о семъ отецъ и мать. Мы имѣемъ двухъ дочерей, которыя намъ равно любезны; для чего бы Кларисса находила неравенство въ такомъ союзѣ, въ которомъ старшая ея сестра того бы не усматривала, ни мы для нее, если бы Г. Сольмсъ сперва ее требовалъ отъ насъ себѣ въ супружество.
   И такъ прими себѣ за правило наше желан³е; ты будешь тотчасъ возвращена въ наши обьят³я; всѣ прошедш³я твои упорства будутъ погребены въ забвен³и, мы всѣ себя увидимъ щастливыми въ тебѣ и взаимно. Ты можешь теперь сойти въ кабинетъ твоего отца, гдѣ мы будемъ оба, и подадимъ тебѣ свое мнѣн³е на выборъ матер³й, благословляя тебя съ сердечною нѣжност³ю.
   Будь честною и чувствительною дочер³ю, любезная Кларисса, какою ты всегда была. Послѣдн³й твой поступокъ, и малая надежда нѣкоторыхъ особъ на твою перемѣну, не воспятили еще мнѣ произвесть с³е покушен³е въ твою пользу. Не измѣняй моей повѣренности дражайшая дочь; я не буду болѣе посредницею между тобою и твоимъ отцомъ, если с³е послѣднее предпр³ят³е останется безъ успѣху. И такъ я тебя ожидаю, любезное дитя; отецъ твой также тебя ожидаетъ: но постарайся скрыть отъ него малѣйш³й видъ печали на твоемъ лицѣ. Если ты придешь, то я тебя заключу въ свои обьят³я, приложу къ нѣжному своему сердцу съ такимъ удовольств³емъ, съ какимъ всегда тебя лобызала. Ты не знаешь, любезная дочь, того мучен³я, которое я терплю нѣсколько недѣль, и не прежде его познаешь, пока не увидишь себя въ моемъ положен³и, въ которомъ нѣжная и сострадательная мать день и ночь проливаетъ свои молитвы къ небу, и среди смятен³я старается сохранить миръ и соглас³е въ своей фамил³и. Но услов³я тебѣ извѣстны. Не приходи, если ты не рѣшилась ихъ исполнить. Хотя с³е кажется мнѣ не возможнымъ, судя по тому, что я къ тебѣ написала. Если ты придешь съ спокойнымъ лицомъ, которое бы показывало, что сердце твое склонилось къ должности, то я изьявлю тебѣ нѣжнѣйшими знаками, что есмь истинно любящая тебя мать.
   Суди дражайшая пр³ятельница, сколько я должна быть тронута такимъ письмомъ, въ которомъ толь ужасныя обьявлен³я соединены съ толикою нѣжност³ю и благоволен³емъ! Увы! говорила я себѣ, почему столь жестоко колеблюсь между повелѣн³емъ, коему не могу повиноваться и благосклонност³ю пронзающею мое сердце! Если бы я знала, что паду мертва предъ олтаремъ, прежде, нежели пагубный обрядъ могъ вручитъ ненавидимому мною человѣку права на мои чувствован³я, то думаю, осмѣлиться бы приступить къ оному. Но помышлять, что должно жить съ такимъ человѣкомъ и для такого, котораго не можно терпѣть, сколь ужасно!
   И такъ могутъ дѣлать, чтобъ блескъ платья и украшен³й произвелъ нѣкоторое впечатлѣн³е надъ такою дѣвицею, которая всегда себѣ за правило почитала, что единая цѣль женщинъ старающихся о своемъ нарядѣ есть та, дабы сохранить любовь своего мужа, и сдѣлать честь его выбору? Въ такомъ мнѣн³и самыя богатые уборы мнѣ предлагаемые не должныли усугубить мое отвращен³е? Подлинно, весьма великое побужден³е наряжаться, дабы понравиться Г. Сольмсу.
   Словомъ сказать, не льзя мнѣ было сойти съ такими услов³ями, которыя на меня были наложены. Думаешь ли ты, любезный другъ, чтобъ я могла что нибудь предпринять? писать, хотя бы письмо мое было удостоено чтен³я, но чтобъ я написала послѣ столь многихъ безполезныхъ усил³й? чтобы предложила, чтобы могло быть одобрено? Я бросалась во всѣ стороны покоя въ семъ мучен³и своего сердца. Съ негодован³емъ бросила къ дверямъ обращики. Заключила себя въ свой кабинетъ; но скоро оттуда вышла. Садилась то на тотъ, то на другой стулъ; прибѣгала поперемѣнно ко всѣмъ окнамъ. Ни что не могло меня остановить. Въ семъ смятен³и начала опять читать письмо, какъ Бетти увѣдомила меня, что отецъ мой и мать ожидаютъ меня въ кабинетѣ.
   Скажи моей матери, отвѣчала я ей, что я ее прошу изъ милости притти сюда на минуту, или чтобъ она мнѣ позволила переговорить съ собою на единѣ, въ особливомъ мѣстѣ, какое ей угодно будетъ избрать. Какъ с³я дѣвка повиновалась мнѣ безотвѣтно, то я припадши къ лѣсницѣ слышала, что отецъ мой говорилъ весьма громко: вы видите плодъ своего снисхожден³я. Ето во зло употребленныя милости. Почто укорять сына въ принужден³и, когда нельзя ничего надѣяться какъ чрезъ с³е средство? Ты ее одна не увидишь, изключен³я моего присудств³я должно ли мнѣ быть сносно?
   Напомни ей, сказала Бетти моя мать, на какихъ услов³яхъ позволено ей сойти. Я ее иначе не хочу видѣть.
   Бетти пришла ко мнѣ съ симъ отвѣтомъ. Я взяла перо; но съ такимъ трепетомъ, что едва могла его держать, и хотябы рука моя не столько колебалась, я бы не знала что должно писать. Бетти, которая меня оставила возвратилась чрезъ нѣсколько времени съ запискою отъ моего отца. Упорная и развратная Клари, я вижу, что никакое снисхожден³е не можетъ тебя тронуть; мать твоя съ тобою не свидится. Не надѣйся также и меня видѣть. Но будь готова къ повиновен³ю. Тебѣ извѣстны наши разположен³я: дядя твой Антонинъ, братъ, сестра и любимая твоя Госпожа Нортонъ, будутъ присудствовать при обрядѣ, который будетъ отправленъ безъ огласки въ домовой церквѣ твоего дяди. Когда Г. Сольмсъ можетъ тебя привесть въ такое состоян³е, въ которомъ мы желаемъ тебя видѣть, то можетъ быть жена его пр³обрѣтетъ опять нашу милость, но не ожидай сего въ качествѣ развращенной дочери. Поколику отправлен³е брака должно быть скрытно, то послѣ сего будутъ приняты разположен³я касательно до платья и екипажа. И такъ пр³уготовляйся ѣхать къ дядѣ въ началѣ слѣдующей недѣли. Ты къ намъ покажешся послѣ совершен³я, дѣло не терпитъ отлагательствъ, намъ дорого стоитъ стрещи тебя въ заключен³и коего ты достойна, и терять время съ упорнымъ ребенкомъ. Я не буду слушать болѣе представлен³й; не приму никакихъ писемъ, отвергну всяк³я жалобы. И ты не услышишь ничего болѣе отъ меня, пока не увижу тебя въ другомъ видѣ; вотъ послѣдн³я слова разгнѣваннаго отца.
   Если с³я рѣшимость непремѣнна, то отецъ мой справедливо говоритъ, что болѣе меня не увидитъ, ибо я никогда не буду женою Сольмса. Суди, что смерть гораздо менѣе меня ужасаетъ.
  

Ко Вторникъ въ вечеру.

  
   Ненавистный Сольмсъ прибылъ въ замокъ почти въ то время, какъ я получила письмо отъ моего отца. Онъ требовалъ позволен³я меня видѣть. Такая дерзость чрезмѣрно меня удивила.
   Я отвѣчала Бетти, на которую возложено было посольство: сперва долженъ онъ возвратить мнѣ отца и мать, которыхъ я лишилась, и тогда я разсмотрю, должна ли выслушать то, чего онъ отъ меня надѣется. Но если родственники мои отрекаются видѣть меня единственно для него, то я гораздо менѣе соглашусь видѣться съ нимъ для его любви. Я думаю сударыня, сказала мнѣ Бетти, что вы не позволите мнѣ итти съ симъ отвѣтомъ: онъ сидитъ съ господами. Иди, повторила я ей въ своей досадѣ, и скажи ему, что я его не хочу видѣть; меня доводятъ до отчаян³я; ничего не можетъ быть сего хуже.
   Она вышла, показывая мнимое свое несоглас³е на мой отвѣтъ. Однако изьяснила его во всей точности. Сколько былъ встревоженъ отецъ мой! Они всѣ были вмѣстѣ въ его кабинетѣ. Братъ мой предлагалъ, чтобъ меня тотчасъ выслать изъ дому и оставить Ловеласу и на произволъ жестокой моей судьбы. Мать моя проговорила нѣкоторыя слова въ мою пользу, которыя я не могла хорошо выслушать. Но вотъ какой ей отвѣтъ: другъ мой, весьма несносно смотрѣть, чтобъ столь благоразумная женщина, какъ вы, защищала упорнаго ребенка. Какой примѣръ для другихъ дѣтей! Не имѣлъ ли я къ ней столько любви, какъ вы? И для чегожъ перемѣнился? Дай Богъ, чтобъ полъ вашъ могъ быть нѣсколько разборчивъ! Но глупая нѣжность матерей всегда ожесточала дѣтей.
   Мать моя не преминула бранить Бетти, какъ она сама въ томъ признавалась, за то, что разказала слово въ слово мой отвѣтъ; но отецъ мой за с³е ее хвалилъ.
   С³я дѣвка говоритъ, что онъ въ своей ярости взошелъ бы въ мой покой, узнавъ, что я отрицаюсь видѣть Г. Сольмса; если бы мой братъ и сестра не умѣрили его гнѣва.
   Для чего онъ не взошелъ? Для чего меня не умертвилъ; дабы окончить всѣ мои мучен³я? Я бы ни о чемъ не сожалѣла, какъ только о его собственномъ нещаст³и, которое бы онъ могъ чрезъ с³е на себя навлечь.
   Г. Сольмсу угодно было вступиться за меня. Не чрезмѣрно ли я ему обязана?
   Весь домъ въ смятен³и. Но подлинно жизнь стала быть для меняне сносною; увы! жизнь столь благополучная за и нѣсколько до сего недѣль, и толикихъ злощаст³й теперь исполненная! Мать моя не ошиблась! Что я должна вытерпѣть жесток³я искушен³я.
   П. П. Братъ мой и сестра желаютъ, чтобъ меня вручили въ совершенное ихъ разположен³е. Меня увѣряютъ, что отецъ мой на с³е уже согласился, хотя мать моя еще противится. Но если они въ томъ успѣютъ, то какой жестокости не должна я ожидать отъ ихъ злобы и ненависти? С³е извѣст³е получила я отъ своей родительницы Долли Гервей чрезъ записку, которую она положила въ саду на моей дорогѣ. Она пишетъ, что не терпѣливо желаетъ меня видѣть; но ей того не дозволятъ прежде, нежели я буду Госпожею Сольмсъ, или соглашусь принять с³е лестное имя. Упорство ихъ подаетъ мнѣ примѣръ, которому я безъ сомнѣн³я буду слѣдовать.
  

Письмо XLII.

КЛАРИССА ГАРЛОВЪ, къ АННѢ ГОВЕ.

  
   Между мною и сестрою моею произошло весьма жестокое дѣйств³е или лучше сказать истинныя ругательства. Могла ли ты подумать, любезный другъ, чтобъ я была способна къ ругательствамъ?
   Она ко мнѣ была прислана по причинѣ моего отказа, чтобъ видѣть Г. Сольмса. Я думала, что фур³ю на меня напустили. Представлен³е спокойств³я и примирен³я, тщетная надежда, которою я питалась! Я вижу, что съ соглас³я всѣхъ буду предана ей и моему брату.
   Во всемъ томъ, что она сказала предосудительнаго мнѣ, я отдаю только справедливость тому, что имѣетъ нѣкоторый видъ убѣдительности. Поколику я требую твоего мнѣн³я о поступкахъ, то дѣло было весьма подозрительно предъ собственными моими глазами, если бы я старалась обмануть своего суд³ю.
   Она представила сперва мнѣ, какой я была подвержена опасности, еслибы отецъ мой взошелъ въ мой покой, къ чему онъ уже рѣшился. Я должна между прочимъ благодарить Г. Сольмса, которой ему въ ономъ воспрепятствовалъ. Потомъ обратила свои злобныя разсужден³я на Госпожу Нортонъ, которую обвиняла въ томъ, что болѣе укрѣпляла меня въ упорствѣ. Осмѣивала мнимое мое почтен³е къ Ловеласу, удивлялась чрезвычайно, что умная и при томъ благочестивая Кларисса Гарловъ имѣетъ столь великую страсть къ гнусному подлецу, что родители ея принуждены ее заключить, дабы воспрепятствовать ей впасть въ обьят³я сего недостойнаго любовника. Позволь спросить, сестрица, сказала она мнѣ, какой ты имѣешь порядокъ въ расположен³и твоего времени. Сколько часовъ изъ двадцати четырехъ употребляешь ты на шитье, на благочестивыя твои упражнен³я, на переписку, и на твои любовныя дѣла? Я сомнѣваюсь, любезная малютка, чтобъ с³е послѣднее отдѣлен³е, подобно Ааронову жезлу не поглощало все прочее. Говори; не правдали? Я ей отвѣчала, что сугубое мнѣ дѣлаютъ оскорблен³е, утверждая, что я одолжена своею безопасност³ю отъ негодован³я моего отца такому человѣку, къ коему никогда бы не могла быть обязанною малѣйшимъ чувствован³емъ признательности. Съ великимъ жаромъ оправдывала поступокъ Гж. Нортонъ, и не меньше его показала въ своемъ отвѣтѣ на ея оскорбительныя разсужден³я о Г. Ловеласѣ.. Въ разсужден³и употреблен³я своихъ часовъ я ей сказала, что достойнѣе ея было бы имѣть сострадан³е о злощаст³и сестры, нежели утѣшаться имъ, а особливо когда я должна съ справедливост³ю нѣкоторыхъ часовъ ея времени.
   С³и послѣдн³я слова тронули ее чувствительно. Я примѣтила, что она не безъ принужден³я напоминала мнѣ съ умѣреннымъ жаромъ о той благосклонности, съ какою поступали со мною всѣ мои родственники, а особливо моя мать прежде сей крайности. Она мнѣ говорила, что я показала так³я качества, которыхъ бы никогда во мнѣ не предполагали; что если бы знали во мнѣ такое мужество, то ни кто бы не осмѣлился со мною ввязываться; но къ нещаст³ю дѣло оставлено быть не можетъ, что нужно знать, повиновен³е ли или упорство должно возторжествовать, и должна ли родительская власть уступить не покорливости дочѣрп, словомъ надобно или соединить или разорвать.
   Въ другомъ случаѣ, сказала я ей, я бы охотно приняла на себя видъ шутливости, какъ и ты; но если Г. Сольмсъ по мнѣн³ю всѣхъ, а особливо по твоему, имѣетъ так³я достоинства, то для чего онъ мнѣ не зять?
   О бѣдное дитя! она думала безъ злобы, что я столько же забавна, какъ и она. Теперь же еще большаго отъ меня.надѣется. Но могули я подумашь, чтобъ она желала похитить у своей сестры столь приверженнаго любовника? еслибы первыя его старан³я клонились къ ней, то с³е мнѣн³е былобы нѣсколько справедливо; но получить отказъ отъ младшей сестры! нѣтъ, нѣтъ, другъ мой, не о томъ идетъ рѣчь. Впрочемъ ты бы с³е отверзла свое сердце, извѣстно кому, напротивъ того мы стараемся заключить его если можно. Словомъ сказать, (переменяя здѣсь голосъ и видъ) если бы я показала рвен³е, какъ нѣкоторая молодая особа мнѣ знакомая, чтобъ повергнуть себя въ обьят³я развращеннѣйшаго въ Англ³и человѣка, которой бы вознамѣрился получить успѣхъ въ своихъ требован³яхъ цѣною крови моего брата; то не удивлялась бы, видя всю свою фамил³ю старающуюся изторгнуть меня отъ сего подлеца, и выдать немедлѣнно за какого нибудь честнаго человѣка, который бы кстати при томъ случаѣ сталъ свататься. Вотъ Клари: о чемъ идетъ дѣло; не толкуй его иначе.
   Толь оскорбительная рѣчь не заслуживаетъ ли жаркаго отвѣта? Увы! бѣдная сестра, сказала я ей, человѣкъ, о которомъ ты говоришь не всегда почитался за столь развращеннаго. Справедливо, что любовь худо принятая превращается въ ненависть.
   Я думала, что она хотѣла меня бить. Однако съ съ холодност³ю продолжала; мнѣ весьма часто говорятъ о опасности, которой подверженъ мой братъ и о уб³йцѣ его, когда меня столь мало щадятъ для чегожъ бы я не изьяснялась откровенно? не братъ ли мой вызвалъ другаго; и не умертвилъ ли бы онъ его, если бы могъ? сохранилъ ли бы онъ ему жизнь, если бы отъ него зависѣло лишить оной? неприлично зачиньщику жаловаться. Въ разсужден³и обстоятельствъ, которыя случились кстати, дай Богъ чтобъ нѣкоторыя предложен³я были такого рода! Я не виновата, Белла, еслибы человѣкъ, который бы былъ кстати, не сватался кстати за тебя.
   Изьявилали бы ты болѣе твердости, любезный другъ, и не удивляешся ли, что я столько оной показала? Я ожидала удара отъ ея руки. Она ее нѣсколько времени держала поднятою, и ярость задушала ея голосъ: потомъ бросившись къ дверямъ сошла до половины лѣсницы. Но назадъ воротилась, и когда могла говорить; то просила небо, дабы оно дало ей нѣкоторое терпѣн³е. Конечно такъ, сказала я ей. Но ты видишь, Белла, что не принимаешь спокойно такого отвѣта, которой сама на себя навлекла. Можешь ли меня простить? Возврати мнѣ сестру, и я весьма буду разкаеваться въ своихъ словахъ, если они тебя оскорбляютъ.
   Ярость ея только умножилась; она почитала умѣренность мою какъ бы побѣдою надъ ея запальчивост³ю. Она рѣшилась, сказала мнѣ, разгласить всѣмъ, что я вступила въ заговоръ противъ моего брата, въ пользу подлаго Ловеласа.
   Я ей отвѣчала, что желала бы привесть для своего оправдан³я то, чтобы она могла сказать для своего, что по справедливости гнѣвъ мой больше не извинителенъ, нежели мои разсужден³я.
   Но не думая, чтобъ посѣщен³е ея не имѣло другаго побужден³я, кромѣ того, что до сего времени между нами произошло, я ее просила обьявить пристойнымъ образомъ, не приказано ли ей предложить мнѣ о чемъ нибудь, чтобъ я могла съ удовольств³емъ выслушать, и чтобы подало мнѣ надежду видѣть опять друга въ своей сестрѣ.
   Она пришла отъ всей фамил³и, перервала съ важнымъ видомъ, дабы узнать собственно отъ меня, склонилась ли я наконецъ къ повиновен³ю. Одного слова довольно; она требуетъ только подтвержден³я или отрицан³я. Болѣе терпѣть не будутъ отъ столь упорной твари.
   Клянусь предъ Богомъ, сказала я ей, что совершенно оставлю того человѣка, который всѣмъ вамъ не нравится съ тѣмъ услов³емъ, чтобъ не принуждали меня къ принят³ю Г. Сольмса или кого нибудь другова.
   Я ни чего не открыла, чего бы прежде отъ меня не слышали. Различ³е только въ одномъ изьяснен³и. И такъ я почитаю другихъ глупыми, что они могли обмануться мнимыми обѣщан³ями.
   Еслибы были друг³я предложен³я, которыя бы могли удовлетворить всѣмъ; и освободить меня отъ того человѣка, который всегда будетъ для меня несноснымъ; то я бы безъ сомнѣн³я ихъ употребила. Правда, я уже признавалась, что не выду никогда замужъ безъ соглас³я моего отца...
   Ты надѣшься на свои хитрости, прервала она меня, дабы привесть моего отца и мать къ своему намѣрен³ю.
   Слабое упован³е, сказала я ей, и никто не долженъ знать лучше ея свойства тѣхъ, кои въ состоян³и сему противится.
   Она не сомнѣвается, чтобъ я ихъ всѣхъ не склонила къ своей цѣли, если мнѣ позволяетъ ихъ видѣть и обманывать моимъ лукавствомъ.
   По крайней мѣрѣ Белла, ты научи меня судить о тѣхъ я коихъ я должна обвинять въ претерпѣваемой мною жестокости. Но подлино ты ихъ почитаешь весьма слабыми. Безпристрастная особа, которая бы судила о тебѣ и обо мнѣ но твоимъ рѣчамъ, почла бы меня чрезмѣрно пронырливою, или тебя особою весьма худаго свойства.
   Такъ, такъ, ты чрезмѣрно пронырливое и самое хитрое творен³е. Отъ сюда она приступила къ уличен³ямъ столь подлымъ и недостойнымъ сестры. Упрекала меня въ томъ, что я обворожила всѣхъ своею льстивою и вкрадчивою учтивост³ю, и привлекла на себя отъ всѣхъ вниман³е въ тѣхъ собран³яхъ, въ коихъ была съ нею вмѣстѣ. Сколько разъ, сказала она, когда мы находились братъ мой и я въ обществѣ, въ которомъ насъ слушали съ удовольств³емъ, ты нечаянно являлась съ гордою своею учтивост³ю, дабы похитить у насъ то уважан³е, которое къ намъ имѣли! не смотрѣли болѣе на твоихъ старшихъ родственниковъ; во всемъ слѣдовали мнѣн³ю дѣвицы Клариссы. Намъ должно было или молчать или говорить, не возбуждая ни въ комъ вниман³я.
   Она остановилась какъ бы отдохнуть. Продолжай любезная Белла.
   Такъ я буду продолжать. Не обворожилали ты моего дѣда? находилъ ли онъ что нибудь пр³ятнымъ, естьли бы не восхищала ты своимъ золотымъ языкомъ сего слабаго старика? однако чтожъ бы ты оказала или сдѣлала, чтобы не можно было сказать или сдѣлать такъ какъ и ты? Завѣщан³е его довольно показываетъ, сколько твои хитрости его обольстили лишить собственныхъ своихъ сыновей всего пр³обрѣтеннаго имѣн³я, и отдать его самой младшей внукѣ! отдать тебѣ всѣ картины фамил³и,

Другие авторы
  • Ряховский Василий Дмитриевич
  • Врангель Николай Николаевич
  • Скабичевский Александр Михайлович
  • Хаггард Генри Райдер
  • Бибиков Виктор Иванович
  • Шулятиков Владимир Михайлович
  • Сабанеева Екатерина Алексеевна
  • Кузминская Татьяна Андреевна
  • Гиппиус Василий Васильевич
  • Шеррер Ю.
  • Другие произведения
  • Андреев Леонид Николаевич - Дни нашей жизни
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Молчаливая дума
  • Сулержицкий Леопольд Антонович - Путь
  • Измайлов Владимир Васильевич - На кончину М. М. Хераскова
  • Сенковский Осип Иванович - Записки домового
  • Морозов Михаил Михайлович - У града Китежа
  • Опиц Мартин - Б. И. Пуришев. Опиц и немецкая поэзия первых десятилетий Xvii в.
  • Смирнов Николай Семенович - Смирнов Н. С.: Биографическая справка
  • Волкова Анна Алексеевна - Размышление о превратности и непостоянстве счастья
  • Семенов Сергей Терентьевич - В благодатный год
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
    Просмотров: 293 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа