Главная » Книги

Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть вторая), Страница 4

Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть вторая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

возбудила противъ меня зависть, почитаю надежнымъ способомъ.
   Онъ ни мало не противится такому опыту, сказалъ онъ мнѣ. Не предлагаетъ мнѣ другаго покровительства, пока необходимость принудитъ меня онаго искать. Но дражайшая Кларисса, говорилъ онъ мнѣ, ухватя мою руку; и прикладывая ее съ великимъ трепетан³емъ къ своимъ губамъ, если уступка сей земли можетъ окончить ваши мучен³я; то отдайте оную немедлѣнно, и будьте моею. Я одобрю всею моею душею сей вашъ поступокъ. Таковое увѣрен³е, любезная пр³ятельница, не безъ великодуш³я. Но когда нужны только льстительныя слова, то чего не предпринимаютъ мущины, дабы получить повѣренность женщины.
   Съ великимъ трудомъ я возвратилась отъ него на дорогу лежащую къ замку, и при наступлен³и ночи страхъ мой усугублялся. Я не могу сказать, чтобъ онъ происходилъ отъ его поступка. Напротивъ того онъ мнѣ подалъ наилучшее противъ прежняго о себѣ мнѣн³я, отъ котораго ни мало не уклонялся въ продолжен³и сего переговора. Если онъ горячился сильно при единомъ предположен³и, что Сольмсъ можетъ быть предпочтенъ; то сей жаръ извинителенъ въ такомъ человѣкѣ, который почитаетъ себя весьма влюбленнымъ, хоть онъ весьма малое можетъ произвесть надо мною впечатлѣн³е.
   Отходя онъ просилъ моего благоволен³я съ сильнѣйшими убѣжден³ями, но съ такимъ подобостраст³емъ, какъ и горячност³ю, не говоря о другихъ милостяхъ, хотя и изьявилъ мнѣ нѣкоторымъ образомъ свое желан³е къ другому свидан³ю, о которомъ я ему запретила навсегда думать въ томъ же мѣстѣ. Я признаюсь тебѣ, любезный другъ, тебѣ которой малѣйшая моя сокровенность должна казаться преступлен³емъ, что доказательства его, почерпнутыя изъ настоящихъ моихъ злощаст³й относительно къ будущему времени, начинаютъ меня ужасать, дабы не быть принужденною принадлежать которому нибудь изъ сихъ двухъ мущинъ, и если с³е избран³е необходимо, то я думаю, что ты меня не будешь порицать, если я тебѣ открою, которой изъ двухъ долженъ быть предпочтенъ; ты мнѣ сама говорила о томъ, который недостоинъ сего преимущества. Но истинная моя предпочтительность есть къ дѣвическому состоян³ю; и я еще не совершенно потеряла надежду къ получен³ю свободы на сей щастливый выборъ.
   Я пришла въ свой покой, не будучи ни чѣмъ примѣчена. Однако страхъ о семъ понят³и, ввергнулъ меня въ толикое смятен³е, что я гораздо болѣе чувствовала онаго при начат³и сего письма, нежели сколько должно было, изключая ту первую минуту, въ которую онъ меня увидѣлъ; ибо тогда силы мои едва не ослабѣли; и чрезмѣрно щастливо, что въ такомъ мѣстѣ, въ которомъ онъ меня нашелъ, въ толь поразительномъ ужасѣ, и будучи одна съ нимъ не поверглась безъ чувствъ на землю.
   Я недолжна также позабыть, что когда ему выговорила за его поступокъ въ церквѣ, онъ мнѣ признавался, что несправедливо описали мнѣ с³е произшеств³е, что онъ не думалъ тамъ меня видѣть, но надѣялся имѣть случай поговорить съ учтивост³ю съ моимъ отцемъ, и получить позволен³е проводить его до замка, что докторъ Левинъ не совѣтовалъ ему въ такомъ случаѣ подходить ни къ кому изъ фамил³и, показавъ ему всеобщее смятен³е произведенное его присудств³емъ. Не то было его намѣрен³е, увѣрялъ онъ меня, чтобъ показать свою гордость и надменность, и если кто его въ томъ обвиняетъ, то не по какой другой причинѣ, какъ по единому дѣйств³ю сей безпокойной воли, которую онъ противъ своего огорчен³я находитъ непобѣдимою, и когда онъ привѣтствовалъ мою мать, то такуюже учтивость желалъ оказать всѣмъ находившимся на лавкѣ особамъ, какъ и той, которую онъ съ чистосердеч³емъ почитаетъ.
   Если можно въ семъ на него полагаться; и въ самомъ дѣлѣ едва могу себя увѣрить, чтобъ онъ стараясь мнѣ нравиться, сталъ презирать всю мою фамил³ю, то вотъ примѣръ ненависти, которая изображаетъ все ложными красками. Однако, если бы Хорея не хотѣла услужить своимъ господамъ, то для чегобъ ей приносить мнѣ столь предосудительныя для него вѣсти? онъ ссылается на доктора Левина для своего оправдан³я: но увы. Я лишена того удовольств³я, чтобъ, видѣть сего честнаго человѣка, и всѣхъ тѣхъ, отъ коихъ бы могла получать полезныя совѣты въ злощастномъ своемъ положен³и. Въ прочемъ я думаю, что мало бы было виноватыхъ въ свѣтѣ, если бы всѣ обвиняемые или подозрѣваемые свободно могли расказать свои приключен³я, и если бы имъ вѣрили по-собственному ихъ свидѣтельству.
   Ты не будешь жаловаться, чтобъ с³е письмо было весьма кратко. Но иначе не можно бы было помѣстить всѣ подробности столь точно, какъ ты требуешь. Не забуть любезная пр³ятельница, что послѣднее твое письмо было отъ 9 числа.
  

Письмо XXXVII.

АННА ГОВЕ къ КЛАРИССѢ ГАРЛОВЪ.

Воскресенье 19 Марта.

  
   Прошу извинен³я, дражайшая моя пр³ятельница, что я тебѣ подала причину напомянуть мнѣ о числѣ послѣдняго моего письма. Я представила, сколько возможно въ своей памяти дѣла разумныхъ твоихъ родственниковъ, въ томъ мнѣн³и, что ты скоро склонишся на ту или другую сторону, и что тогда я буду имѣть нѣкоторый степень достовѣрности, на которомъ бы могла утверждать свои примѣчан³я. Въ самомъ дѣлѣ я тебѣ написала то, чего бы не было во многихъ письмахъ? Тебѣ извѣстно, что я только могу поносить глупыхъ твоихъ гонителей; но таковый слогъ не по твоему вкусу. Я тебѣ совѣтовала возвратить себѣ землю; ты отвергаешь с³е мнѣн³е. Не можешь снести той мысли, чтобъ принадлежать Сольмсу, и Ловеласъ рѣшился имѣть тебя своею, как³я бы препятств³я въ томъ ни полагали. Я увѣрена, что ты не можешь миновать выбора которого нибудь изъ нихъ. Посмотримъ, как³я будутъ первые ихъ поступки. Въ разсужден³и Ловеласа, когда онъ разказываетъ собственную свою истор³ю, кто бы осмѣлился сказать, что онъ находясь со мною съ такою скромност³ю, и имѣя столь добрыя намѣрен³я въ церквѣ, былъ подверженъ малѣйшему нарекан³ю? Злобные тѣ люди, которые возстаютъ противъ самой невинности! Но пождемъ, говорю я, первыхъ ихъ поступковъ, и на что ты рѣшишся. Разсужден³я мои тогда будутъ соразмѣрны моему свѣден³ю.
   Въ разсужден³и перемѣны твоего искуства въ письмахъ твоихъ къ дядьямъ, брату и сестрѣ, потому что они за удовольств³е почитаютъ приписывать тебѣ предубѣжден³е къ Ловеласу, и что всѣ твои отрицан³я послужили только къ укрѣплен³ю приводимыхъ ими противъ тебя доказательствъ, я признаю, что ты весьма хорошо поступила, чтобъ ихъ оставить при сихъ подозрѣн³яхъ, и испытать то, что ты можешь получить отъ нихъ симъ способомъ. Но если... Будь нѣсколько терпѣлива, любезная пр³ятельница. Ты почла за долгъ защитить сама перемѣну твоихъ поступокъ; и если ты мнѣ говоришь откровенно, какъ другъ своему истинному другу, то надобно, чтобъ и я тебя нѣсколько потревожила. Посмотримъ, ибо я не могу удержать своего пера.
   Если ты къ сей перемѣнѣ своихъ поступокъ не имѣла другой причины, какъ той, которую ты мнѣ изьяснила, то прими на себя трудъ разсмотрѣть, что должно думать о сей причинѣ, почему бы твоя пр³ятельница могла терпѣть, чтобъ ты была похищена безъ своего свѣден³я.
   Когда кто чувствуетъ простуду, то во первыхъ старается узнать, какъ оную получилъ, и по довольномъ изслѣдован³и, или оставляетъ оную на произволъ природы, или употребляетъ средства для отвращен³я ея, когда она бываетъ несносна. Равнымъ образомъ, любезный другъ прежде, нежели истинная или мнимая твоя болѣзнь учинится толь несносною, что принудитъ тебя къ д³етѣ; позволь мнѣ искать съ тобою вмѣстѣ ея начала. Я увѣрена, что съ одной стороны безразсудное поведен³е твоихъ родственниковъ, съ другой же обольщающая хитрость Ловеласа, по крайней мѣрѣ, если сей человѣкъ не больше глупъ, нежели какъ свѣтъ объ немъ думаетъ, доведутъ до сей крайности, и послужатъ въ его пользу.
   Но какъ бы то ни было; Ловеласъ ли или Сольмсъ, выборъ не терпитъ изслѣдыван³я. Однако почитая истинными всѣ отзывы, я бы предпочла всякаго другаго изъ твоихъ любовниковъ обоимъ имъ, сколькобъ они ни были также недостойны тебя. Въ самомъ дѣлѣ, кто можетъ быть достоинъ дѣвицы Клариссы Гарловъ?
   Я желаю, чтобъ ты меня не обвинила въ томъ, что весьма часто упоминаю объ одномъ и томже. Я бы почла себя неизвинительною, (тѣмъ болѣе, что сей пунктъ не заключаетъ никакого сомнѣн³я, и если нужны доказательства, то я могу оныя почерпнуть изъ многихъ мѣстъ твоихъ писемъ) неизвинительною говорю, еслибы ты мнѣ чистосердечно призналась... Въ чемъ признаться, скажешь ты мнѣ? Я думаю дражайшая моя Гове, что ты уже не приписываешь мнѣ любви.
   Нѣтъ, нѣтъ. Какимъ образомъ твоя Гове можетъ имѣть так³я мысли? Любовь, с³е толь скоро произносимое слово имѣетъ весьма обширное знаменован³е. Какъ же мы ее назовемъ? Ты мнѣ сообщила слово, коего смыслъ еще ограниченнѣе, но которое также нѣчто означаетъ: нѣкоторая договорная склонность. Нѣжный другъ! Не ужели я не знаю, сколько ты презираешь дѣвство, и что не можешь быть цѣломудренною, будучи столь молода и пр³ятна?
   Но оставимъ с³и грубыя назван³я, и позволь, любезная пр³ятельница повторить тебѣ то, о чемъ я тебѣ уже сказала: т. е. что я буду имѣть право жесток³я приносить на тебя жалобы, если ты стараешся въ своихъ письмахъ скрывать отъ меня, какую нибудь тайну твоего сердца.
   Я тебя увѣряю, что больше буду въ состоян³и подать тебѣ полезный совѣтъ, если ты мнѣ изьяснишь откровенно, сколь велика или нѣтъ твоя горячность къ Ловеласу. Ты, которая почитаешь себѣ за великую честь предвѣден³е, если я могу употребить с³е слово, и которое по справедливости заслуживаетъ оно болѣе, нежели какая нибудь особа твоего возраста; ты безъ сомнѣн³я разсуждала сама съ собою о его нравѣ, и о томъ предположен³и, что должна нѣкогда ему принадлежать. Не опустила также и Сольмса и оттуда то произошло твое къ одному отвращен³е, такъ какъ договорная склонность къ другому. Откроешь ли мнѣ любезный другъ, что ты помышляла о добрыхъ и худыхъ его качествахъ, какое они произвели впечатлѣн³е надъ тобою? Тогда взвѣшивая ихъ мы увидимъ, которая сторона будетъ тяжелѣ, или лучше сказать, которая въ самомъ дѣлѣ перевѣшиваетъ. Свѣден³е сокровенностей твоего сердца нужно къ удовлетворен³ю моего дружества. Конечно ты не страшишся повѣрить самой себѣ такую тайну. Если опасаешся, то мног³я по сему имѣешь причины обо мнѣ сомнѣваться. Но я утверждаю смѣло, что ты ни въ томъ ни въ другомъ не признаешся, и думаю, что ни которое изъ сихъ двухъ признан³й не имѣетъ основательности.
   Познай, любезный другъ, что если я когда нибудь оказывала шутки, которые заставили тебѣ обратить вниман³е на саму себя, особливо въ такомъ случаѣ, въ которомъ бы ты могла ожидать отъ наилучшаго твоего друга постояннѣйшихъ разсужден³й, то сего никогда не было при чтен³и тѣхъ мѣстъ твоихъ писемъ, въ которыхъ ты изъяснялась съ довольною откровенност³ю, не подавая никакого сомнѣн³я о своихъ мысляхъ; но только тогда, когда ты старалась утаевать, когда употребляла новыя обороты къ изображен³ю общихъ вещей, когда говорила о любопытсвѣ, о договорной склонности. И скрывала подъ словами, требующими всякой проницательности, измѣнническ³я дѣйств³я, какъ бы то священное дружество, въ которомъ мы клялись взаимно.
   Вспомни, что ты нѣкогда мои видѣла недостатки. Тогда ты показала всю силу своихъ правъ. Я тотчасъ тебѣ призналась, что единою своею гордост³ю отторгала любовь. Ибо я не могла снести того понят³я, чтобъ кто нибудь имѣлъ власть причинить мнѣ малѣйшее безпокойств³е. Въ прочемъ человѣкъ тотъ, съ которымъ я имѣла дѣло весьма мало могъ стоить твоего. И такъ я могла с³е приписать сколько моему неблагоразум³ю, столько его надо мною владычеству.
   Сверьхъ того ты на меня вооружилась сперьва за мое любопытство, и когда я доведена до договорной склонности, ты помнишь, что случилось. Сердце мое престало трепетать для него: окончимъ. Но кстати с³е напомнить, что любовникъ мой не столько былъ прелестенъ, какъ твой; мы четыре дѣвицы: Бидулфъ, Лоиза, Камл³онъ и я, требуемъ твоего мнѣн³я на разрѣшен³е важнаго пункта; т. е. сколько красота насъ можетъ обязывать. Сей случай въ твоемъ положен³и не чрезвычайный. Мы тебя также спрашиваемъ, должно ли почитать за что нибудь красоту въ томъ человѣкѣ, который оною гордится; потому что по твоимъ примѣчан³ямъ, таковое тщеслав³е подаетъ справедливую причину сомнѣваться о внутреннемъ достоинствѣ.
   Ты почитаешь его порокомъ, отъ котораго ты изъята, такъ какъ и отъ всѣхъ другихъ, хотя въ тебѣ, яко образцѣ нашего пола, соединены всѣ красоты и пр³ятности, и по сему всегда имѣла большее право утверждать, что онъ неизвинителенъ въ женщинѣ.
   Надобно тебѣ объявить, что не давно мы о сей матер³и разговаривали. Лоиза просила меня отписать къ тебѣ для изтребован³я твоего мнѣн³я, коему мы какъ тебѣ извѣстно, всегда покорялись въ небольшихъ своихъ спорахъ. Я надѣюсь, что ты при жестокихъ своихъ безпокойств³яхъ найдешь свободное время для удовлетворен³я нашему чаян³ю. Никто болѣе тебя не показываетъ свѣден³я и пр³ятности во всѣхъ тѣхъ предмѣтахъ, о которыхъ ты разсуждаешь. Изьясни намъ также, какъ можетъ быть, чтобъ столько старающ³йся о украшен³и своего лица, хотя оно и весьма мало того требуетъ, не показалъ себя глупцомъ предъ одною особою. Да послужатъ с³и вопросы къ твоему увеселен³ю, по крайней мѣрѣ если второй изъ нихъ можетъ быть предложенъ безъ всякаго огорчен³я. Одинъ предмѣтъ сколькобъ важенъ нибылъ, не доволенъ занять толь обширный духъ, каковъ есть твой. Но если въ самомъ дѣлѣ ни тотъ, ни другой тебѣ не понравился; то причти с³ю прозьбу тѣмъ моимъ дерзновенностямъ, которыя ты мнѣ прощала.
  

Анна Гове.

  

Письмо XXVIII.

КЛАРИССА ГАРЛОВЪ къ АННѢ ГОВЕ.

Въ Понедѣльникъ 20 Марта.

  
   Письмо твое столь чувствительно меня тронуло, что я не могла отвратить той нетерпѣливости, которая принуждаетъ меня отвѣтствовать на оное. Я хочу изьясниться чисто, безъ околичностей, словомъ, съ такою откровенност³ю, которая прилична взаимному нашему дружеству.
   Но позволь сперва мнѣ объявить съ признательност³ю, что если во многихъ мѣстахъ своихъ писемъ подала столь не сомнительныя доказательства своего почтен³я къ Ловеласу, что ты почла за долгъ пощадить меня для ихъ ясности, то с³е изьявляетъ великодуш³е достойное тебя.
   Думаешь ли ты, чтобъ былъ въ свѣтѣ столь беззаконный человѣкъ, который бы не подалъ случая тѣмъ, кои сомнѣваються о его свойствѣ, быть довольными имъ въ одно, нежели другое время? И когда онъ въ самомъ дѣлѣ его неопускаетъ; то несправедливо ли говоря объ немъ, употреблять возражен³я соразмѣрно съ его поступкомъ? Я приписываю оказывающему мнѣ услуги человѣку столько справедливости, какъ бы ему не была одолжена ими. Кажется мнѣ, что обращать право его почтен³я къ собственному его предосужден³ю, покрайнѣй мѣрѣ, когда онъ не подаетъ къ тому другой причины, есть столь тиранск³й поступокъ, что я бы не захотѣла быть такою, которая позволяетъ себѣ с³ю жестокость. Но хотя я стараюсь не преступать предѣловъ справедливости; можетъ быть трудно воспятить, чтобъ тѣ, коимъ извѣстны виды сего человѣка, не полагали во мнѣ нѣкотораго пристраст³я въ его пользу, а особливо если так³я имѣетъ мысли та женьщина, которая будучи сама нѣкогда подвержена искушен³ямъ, желаетъ возторжествовать, видя свою пр³ятельницу столькоже слабую, какъ и она. Благородныя души, старающ³еся объ одномъ совершенствѣ, заслуживаютъ по моему мнѣн³ю нѣкоторое извинен³е въ сей великодушной рѣвности.
   Если духъ мщен³я имѣетъ нѣкоторое участ³е въ семъ разсужден³и; то с³е мщен³е, любезный другъ, должно разумѣть въ умѣреннѣйшемъ смыслѣ. Я люблю твои шутки, хотя въ случаѣ они могутъ причинить нѣкоторое огорчен³е. Искренняя душа, которая потомъ познаетъ, что не столько колкости, сколько дружества заключается въ выговорѣ, обращаетъ всѣ свои чувствован³я къ признательности. Знаешь ли ты, къ чему с³е клонится? Можетъ быть въ семъ письмѣ я покажу нѣкоторый видъ огорчен³я безпристрастно. С³е изьяснен³е, любезный другъ, будетъ также относиться къ моей чувствительности, которую ты могла примѣтить въ другихъ письмахъ; и отъ которой я, можетъ быть неболѣе могу впредь уклоняться. Ты мнѣ часто напоминаешь, что я недолжна желать пощады.
   Я не помню чтобъ ты что нибудь написала о семъ человѣкѣ, которое бы не служило болѣе къ его порицан³ю, нежели къ похвалѣ. Но если ты о немъ судишь иначе, то я не заставлю тебя искать тому доказательствъ въ моимъ письмахъ. По крайнѣй мѣрѣ наружные виды должны были свидѣтельствовать противъ меня, и мнѣ надлежитъ представить ихъ въ истинномъ порядкѣ. Довольно могу тебя увѣрить, что какъ бы ты ни толковала мои слова, я никогда не желала изьясняться съ тобою съ малѣйшею скрытност³ю; я къ тебѣ писала съ совершенною откровенност³ю сердца, какой только требовалъ случай. Если бы я думала притвориться, или какою нибудь причиною къ тому была принуждена, то не подалабы можетъ быть повода къ твоимъ замѣчан³ямъ, о моемъ любопытствѣ въ извѣдыван³и того, как³я обо мнѣ имѣетъ мысли Ловеласова фамил³я, о моей договорной склонности и о другихъ сему подобныхъ пунктахъ.
   Я тебѣ признавалась прежде съ искренност³ю друга, как³я мои были намѣрен³я относительно къ первому пункту, и въ томъ охотно ссылаюсь на выражен³я моего письма. Въ разсужден³и втораго, я старалась показать себя такою, какъ прилично особѣ моего пола и свойства, въ злощастномъ состоян³и, въ которомъ ее обвиняютъ въ противной должности любви, полагая предмѣтомъ ея страсти человѣка худыхъ нравовъ. Конечно ты одобряешь мое желан³е, чтобъ показать себя въ надлежащемъ видѣ, когда бы я не имѣла никакого другаго намѣрен³я, какъ заслужить продолжен³е твоего почтен³я.
   Но дабы оправдать себя въ скрытности... Ахъ любезный другъ, надобно здѣсь остановиться.
  

Письмо XXXIX.

КЛАРИССА ГАРЛОВЪ къ АННѢ ГОВЕ.

  

Въ понедѣльникъ 20 Марта.

  
   Письмо с³е увѣритъ тебя о тѣхъ причинахъ, которыя побудили меня прервать столь поспѣшно къ тебѣ отвѣтъ, и которыя можетъ быть не дозволяютъ мнѣ его окончить, и послать къ тебѣ скорѣе, нежели завтра, или въ слѣдующ³й день, тѣмъ болѣе, что я много имѣю сказать о предложенныхъ отъ тебя мнѣ вопросахъ. Теперь я должна тебя увѣдомить о новомъ покушен³и моихъ родственниковъ при посредствѣ Госпожи Нортонъ.
   Кажется, что они вчера просили ее быть здѣсь сего утра для получен³я ихъ наставлен³й и для употреблен³я власти, которую она имѣетъ надо мною. Я думаю, что они надѣялись изъ сего по крайнѣй мѣрѣ сходнаго съ ихъ намѣрен³ями поступка, т. е. чтобъ представить меня неизвинительною предъ собственными ея глазами, и показать неосновательность частыхъ ея жалобъ моей матери о претерпѣваемой мною строгости. Увѣрен³е мое о не предубѣжден³и сердца, послужило имъ доказательствомъ къ уличен³ю меня въ упорствѣ и развратности; потому что они съ справедливост³ю думаютъ заключить, что не имѣя ни къ кому особенного уважен³я, возражен³я мои происходятъ только отъ сихъ двухъ причинъ. Теперь, какъ я, дабы лишить ихъ сего оруж³я, подала нѣкоторый поводъ предполагать во мнѣ чувствован³я предпочтительности, рѣшились они приступить скорѣе къ исполнен³ю своего расположен³я, и въ семъ намѣрен³и призвали себѣ на помощь с³ю почтенную женьщину, къ которой какъ имъ извѣстно, имѣю я отличнѣйшее почтен³е.
   Она пр³ѣхала по собран³и моего отца, матери, брата, сестры, двухъ дядьевъ, и тетки Гервей, которые ее ожидали.
   Братъ мой увѣдомилъ ее съ начала о всемъ, что ни происходило со времени послѣдняго ея со мною свидан³я. Онъ ей читалъ нѣкоторыя мѣста изъ моихъ писемъ, гдѣ по ихъ толкован³ю, признавалась я въ своей къ Г. Ловеласу предпочтительности. Изьяснилъ ей кратко ихъ отвѣты, послѣ того обьявилъ ихъ рѣшительность.
   Послѣ него говорила моя мать: я тебѣ разскажу слово въ слово все то, что слышала отъ моей честной Нортонъ.
   Изъясняла ей, съ какимъ снисхожден³емъ приняты были проч³е мои отказы; сколько старалась, чтобъ я согласилась однажды обязать всю фамил³ю, и сколь непоколѣбимы мои рѣшимости, о! любезная моя Нортонъ, сказала она ей; моглали ты подумать, чтобъ моя и твоя Кларисса была способна къ столь твердому противоборств³ю волѣ наилучшихъ родителей? Но посмотри, что ты можешь отъ ней получить. Намѣрен³е уже принято и нѣтъ ни малѣйшей надежды, чтобъ мы его перемѣнили. Отецъ ея, не имѣя никакого подозрѣн³я о ея послушан³и положилъ всѣ услов³я съ Г. Сольмсомъ. Как³я услов³я, госпожа Нортонъ! как³я выгоды для нея и для всей фамил³и! Словомъ отъ нея зависитъ соединить насъ всѣхъ справедливыми обязательствами. Г. Сольмсъ, который зная изящныя свои правила надѣется теперь своимъ терпѣн³емъ, а потомъ ласковост³ю обязать ее сперва къ признательности и постепенно къ любви, намѣренъ смотрѣть на все сквозь пальцы.
   Итакъ, госпожа Нортонъ, (такъ продолжала моя мать) если вы увѣрены, что ребенокъ долженъ покаряться власти своихъ родителей въ существенѣйшихъ, какъ и въ самыхъ маловажныхъ пунктахъ; то я прошу васъ испытать, какую вы имѣете силу надъ ея умомъ. Я не имѣю ни какой. Отца и дядьевъ ея польза есть та, чтобъ обязать насъ всѣхъ; ибо земля ея дѣда не стоитъ половины того, что для нее намѣрены сдѣлать. Если кто нибудь можетъ преодолѣть толикое упорство, то развѣ вы. И я надѣюсь что вы охотно примете на себя с³ю должность.
   Госпожа Нортонъ спросила, позволятъ ли ей напомянуть о обстоятельствахъ прежде, нежели итти въ мой покой.
   Братъ мой тотчасъ ей отвѣчалъ, что ее призвали для того, чтобъ говорить сестрѣ его, а не собран³ю. И вы можете ей сказать, сударыня, что дѣла съ Г. Сольмсомъ столь благоуспѣшны, что не должно быть никакой перемѣнѣ. Слѣдовательно ненужны напоминовен³я ни съ вашей ни съ ея стороны.
   Будьте увѣрены, Госпожа Нортонъ, сказалъ ей мой отецъ раздраженнымъ голосомъ, что мы не будемъ осмѣяны ребенкомъ. Никогда не скажутъ, что мы робк³е дураки, какъ бы не имѣли ни какой власти надъ собственною нашею дочерью; словомъ сказать, мы непотерпимъ, чтобъ она была похищена мерзкимъ развратникомъ, который хотѣлъ убить единственнаго нашего сына. И такъ повѣрите, что повиновен³е есть лучшее для нея средство. Ибо надобно ей повиноваться, пока я живъ, хотя она по безразсудной милости моего отца почитаетъ себя отъ меня независимою. Потому то съ сего самого времени она не была такою, какова была прежде. Таковое несправедливое разположен³е означаетъ мою оплошность. Но если она выйдетъ за сего подлаго Ловеласа; то я буду имѣть тяжбу до послѣдняго шилинга. Обьяви ей с³е мое признан³е, и что завѣщан³е можетъ быть уничтожено, и будетъ.
   Дядья мои поборствовали моему отцу съ такимъ же жаромъ.
   Братъ изьяснялся въ самыхъ сильныхъ выражен³яхъ. Неумѣреннѣе поступала и сестра.
   Тетка моя Гервей сказала съ большею кротост³ю; что нѣтъ никакого случая, въ которомъ бы родительское разположен³е болѣе имѣло участ³я,. какъ въ бракѣ, и что весьма справедливо налагаютъ въ томъ на меня законы.
   Съ сими наставлен³ями добрая с³я женщина пришла въ мой покой. Она мнѣ сказала все, что ни происходило. Долгое время принуждала меня согласиться съ такою искренност³ю, дабы исполнить препорученное дѣло, что я не одинъ разъ заключала, что они ввязали ее въ свои выгоды. Но узнавъ не преодолимое мое отвращен³е къ ихъ любимцу, оплакивала вмѣстѣ со мною нещаст³е мое. Потомъ старалась вывѣдать, чнстосердечно ли мое намѣрен³е, чтобъ не вступать никогда въ супружество. Когда по довольномъ изслѣдован³и она не могла сомнѣваться о моихъ разположен³яхъ; то столько была увѣрена о принят³и такого предложен³я, которое изключало Г. Ловеласа, что съ великою торопливост³ю отъ меня вышла; и хотя я ей представляла, что оно много разъ было употреблено безъ пользы, однако думала обезпечить меня въ успѣхѣ онаго.
   Но она возвратилась вся въ слезахъ, будучи посрамлена выговорами, которыя навлекала на себя своими прозьбами. Они ей отвѣчали, что долгъ мой повиноваться, как³я бы законы имъ ни угодно было на меня налагать, что предложен³е мое есть одно лукавство, дабы провесть время, что бракъ мой съ Г. Сольмсомъ можетъ ихъ удовлетворить; что они мнѣ уже то объявили, и не могутъ быть спокойны, какъ послѣ отправлен³я онаго, поколику имъ извѣстно, коликую власть имѣетъ Ловеласъ надъ моимъ сердцемъ; что я сама признавалась въ томъ въ своихъ письмахъ къ дядьямъ моимъ, брату и сестрѣ, хотя и отрицалась предъ моею матер³ю съ великимъ не добродуш³емъ; что я уповаю на ихъ снисхожден³е и на власть, которую надъ ними имѣю; что они не отлучилибы меня отъ своего присудств³я, если бы не знали сами, что уважен³е ихъ ко мнѣ превосходитъ гораздо болѣе то, которое я имъ оказываю; но что наконецъ они хотятъ послушан³я, безъ чего я никогда не буду имѣть права на ихъ любовь, как³я бы изъ того не могли быть слѣдств³я.
   Братъ мой сталъ выговаривать сей бѣдной женьщинѣ, что она своими ничего незначущими слезами меня только ожесточила. Духъ женск³й, говорилъ онъ ей, исполненъ развратности и театральной гордости, которая въ состоян³и отважить на все молодую романическую голову; такъ какъ моя, дабы возбудить жалость странными приключен³ями. Возрастъ мой и умъ, сказалъ дерзкой, весьма много могутъ мнѣ найти прелестей въ меланхолической любви. Онъ говоритъ, что печаль моя, которую она изобразила въ мою пользу, не будетъ никогда для меня смертельною; но не осмѣливается думать, чтобъ она не была такою для нѣжнѣйшей и снисходительнѣйшей изъ всѣхъ матерей. Наконецъ объявилъ онъ госпожѣ Нортонъ, что она можетъ сходить еще одинъ разъ въ мой покой, но если успѣхъ не болѣе будетъ соотвѣтствовать ихъ объ ней мнѣн³ю; то они ея станутъ подозрѣвать въ сосѣдств³и ея такому человѣку, коего они всѣ проклинаютъ. Правда всѣ хулили таковое недостойное разсужден³е, которое пронзило до чрезвычайности с³ю добрую женьщину, но онъ не смотря на то прибавилъ еще безъ всякаго противорѣч³я, что если опа не можетъ ничего получить отъ своего кроткаго ребенка, вѣроятно, что она такъ меня называла въ своихъ сострадательныхъ движен³яхъ; то можетъ удалиться, не возвращаться безъ призыва и оставить кроткое свое дитя въ управлен³е его отца.
   Истинно любезная пр³ятельница, не бывало никогда столь дерзкаго и столь жестокаго брата, какъ мой. Какимъ образомъ могутъ отъ меня требовать толикаго отвержен³я, когда позволяютъ ему столь гордо поступать съ честною и разумною женщиною.
   Однако она ему отвѣчала, что всѣ его насмѣшки надъ тихост³ю моего нрава, ни мало не опровергаютъ истинны, какъ она можетъ въ томъ его увѣрить, что рѣдко найдешь столь кроткую душу, какова есть моя, и что она всегда примѣтила, что хорошими средствами можно было получить все отъ меня, даже и то, что было противно моимъ мыслямъ.
   Тетка моя Гервей сказала на с³е, что мнѣн³е столь разумной женщины заслуживаетъ нѣкоторое вниман³е; и что она сама иногда сомнѣвалась, не лучше ли бы было начать такими способами, которые обыкновенно большее производятъ впечатлѣн³е надъ великодушными нравами. За что претерпѣла она выговоры отъ моего брата и сестры, которые приказали ей спросить у моей матери, не съ безмѣрнымъ ли снисхожден³емъ поступала она со мною.
   Мать моя отвѣчала, что снисходительность ея довольно далеко простиралась; но надобно было признаться, какъ она о томъ весьма часто говорила, что сдѣланный мнѣ пр³емъ по моемъ возвращен³и, и способъ, по которому было предложен³е отъ Г. Сольмса, не были средства, какими надлѣжало начать дѣло.
   Ей зажали ротъ: ты отгадаешь кто дражайшая Гове. Другъ мой, ты всегда имѣешь съ собою нѣкоторое возражен³е, дабы извинить бунтующую дочь! Вспомни, какимъ образомъ мы съ ней поступали, ты и я. Вспомни, что ненавидимый нами подлецъ никогда бы не отважился настоять въ своихъ видахъ, еслибы упорство сей развратной твари его неободряли. Госпожа Нортонъ! (обращаясь къ ней съ гнѣвомъ) сходите еще одинъ разъ, и если надѣетесь получать что нибудь кротост³ю, то долгъ вашъ не воспящаетъ вамъ употребить оной, но если никакой не найдете пользы, то полно о семъ говорить.
   Такъ, любезная Нортонъ, сказала ей моя мать, употребите то, что есть самое сильнѣйшее надъ ея душею. Если по щаст³ю вы успѣете, то мы пойдемъ я и сестра моя Гервей, приведемъ ее въ своихъ обьят³яхъ для получен³я благословен³я отъ своего родителя и доброжелательства отъ всего собран³я.
   Госпожа Нортонъ пришедши ко мнѣ, повторяла съ слезами все, что ни слышала. Но послѣ всѣхъ нашихъ взаимныхъ разговоровъ я ей сказала, что она никакъ не можетъ надѣяться обязать меня къ такимъ мѣрамъ, которыя единственно были отъ моего брата, и къ коимъ я имѣю толикое отвращен³е. Она меня сжимала въ своихъ матернихъ обьят³яхъ. Я тебя оставляю, дражайшая дѣвица, сказала она мнѣ! Я тебя оставляю потому, что должно. Но заклинаю тебя ничего не предпринимать безразсудно, ничего, чтобы не было сообразно твоему качеству. Если слухъ справедливъ, то г. Ловеласъ недостоинъ тебя. Если можно тебѣ повиноваться, вникни, что долгъ тебя къ тому обязываетъ. Признаюсь, что не употребляютъ лучшихъ способовъ съ столь великодушною особою; но разсуди, что малова стоитъ послушан³е, когда оно непротивно собственнымъ нашимъ желан³ямъ. Помысли о томъ, чего должно ожидать отъ такого чрезвычайнаго нрава, какъ твой. Помысли, что отъ тебя зависитъ соединить и раздѣлить на всегда твою фамил³ю. Хотя и весьма оскорбительно тебѣ толикое принужден³е, однако я осмѣливаюсь сказать, что по строгомъ разсмотрѣн³и вещей благоразум³е твое побѣдитъ всѣ предразсудки. Чрезъ с³е покажешь ты всей фамил³и такую услугу, которая не только послужитъ къ твоей славѣ; но вѣроятно чрезъ нѣсколько мѣсяцовъ учинится для тебя непремѣннымъ и постояннымъ источникомъ покоя и удовольств³я.
   Разсуди, любезнѣйшая моя воспитательница, отвѣчала я ей, что не маловажнаго, ниже кратковременнаго поступка отъ меня требуютъ. Цѣлая моя жизнь отъ него зависитъ. Разсуди также, что сей законъ налагаетъ на меня властолюбивый братъ, который располагаетъ всемъ по своему произволен³ю. Посмотри, сколь велико мое желан³е имъ удовлетворять, когда я отрекаюсь отъ супружества, и прерываю на всегда всякое соотношен³е съ тѣмъ человѣкомъ, коего они ненавидятъ, потому что братъ мой его ненавидитъ.
   Мнѣ все извѣстно, дражайшая дѣвица; но при всемъ томъ разсуди сама, что если ты останешься нещастливою отвергнувъ ихъ волю, дабы слѣдовать своей собственной; то лишишься и того утѣшен³я, которое служитъ помощ³ю честной дѣвицѣ, когда при своей подчиненности родственникамъ успѣхъ брака не соотвѣтствуетъ ихъ чаян³ю.
   Надобно мнѣ тебя оставить, повторила она мнѣ. Братъ твой скажетъ (заплакала она), что я тебя ожесточаю своими безразсудными слезами. Въ самомъ дѣлѣ весьма несносно, что столь много обращаютъ вниман³я на нравъ одного ребенка, не смотря ни мало на склонность другаго. Но я не меньше тебѣ напоминаю, что долгъ твой есть повиноваться, если ты можешь сдѣлать себѣ такое насильств³е. Отецъ твой подтвердилъ своими повелѣн³ями разположен³я твоего брата, которыя теперь учинились его собственными. Я думаю, что нравъ Г. Ловеласа не столько можетъ оправдать твой выборъ, сколько ихъ ненависть. Довольно очевидно, что намѣрен³е твоего брата есть то, дабы лишить тебя довѣренности всѣхъ твоихъ родственниковъ, а особливо твоихъ дядьевъ; но с³я самая причина должна бы тебя побудить, если можно, стараться о томъ, дабы они разрушили неблагородныя его замыслы. Я буду о тебѣ молить небо. Вотъ все то, чемъ я должна тебѣ служить. Надобно мнѣ итти, чтобъ имъ объявить, что ты рѣшилась никогда не принимать Г. Сольмса. Такъ ли? Подумай Кларисса.
   Такъ, любезная моя воспитательница. Вотъ еще, о чемъ я тебя могу увѣрить. никогда не произойдетъ отъ меня того, что бы было предосудительно тому попечен³ю, которое ты имѣла о моемъ воспитан³и. Я претерплю все, выключая то принужден³е, чтобъ вручить свою руку тому, который никогда не можетъ имѣть никакого участ³я въ моей любви. Я постараюсь своимъ почтен³емъ, униженност³ю и терпѣн³емъ преклонить сердце моего отца. Но предпочту всякаго рода смерть тому злощаст³ю, чтобъ быть женою сего человѣка.
   Я ужасаюсь, сказала она мнѣ, итти съ столь рѣшительнымъ отвѣтомъ. Они припишутъ с³е мнѣ. Но позволь мнѣ разлучающейся съ тобою присоединить нѣкоторое примѣчан³е, которое я заклинаю тебя никогда не опускать изъ вида. ,,Особы отличенные благоразум³емъ и такими дарован³ями, какъ твои, кажется произведены въ свѣтъ для того, чтобъ возвысить своими примѣрами важность вѣры и добродѣтели. Сколько они виновны, когда заблуждаются! Коликая неблагодарность къ сему высочайшему существу, который ощастливилъ ихъ столь драгоцѣннымъ благодѣян³емъ. Какой ущербъ для свѣта? Какая рана для добродѣтели. Но я надѣюсь, что того никогда не скажутъ о дѣвицѣ Клариссѣ Гарловъ.,,
   Я не могла иначе отвѣтствовать, какъ своими слезами; и когда она меня оставила, подумала, что сердце мое купно съ нею отъ меня удалилось.
   Я вздумала тотчасъ сойти и послушать, какимъ образомъ она была принята. Ей сдѣланъ былъ пр³емъ соотвѣтственый ея страху. Хочетъ ли она? Или не хочетъ? Не испускайте пустыхъ слезъ, госпожа Нортонъ, (ты знаешь, кто ей такъ говорилъ) рѣшилась ли она или нѣтъ покаряться волѣ своихъ родителей?
   Симъ хотѣли ей зажать ротъ во всемъ томъ, что она намѣрена была говорить въ мою пользу. Если должно изьясниться ничего нескрывая, отвѣчала она; то Кларисса согласится лучше умѣреть, нежели принадлежать когда нибудь... Другому, нежели Ловеласу, перехватилъ мой братъ. Вотъ любезнѣйш³е родители, какое послушан³е вашей дочери. Вотъ кроткое дитя Госпожи Нортонъ. И такъ сударыня вы можете отсюда удалиться. Мнѣ приказано вамъ запретить всякое сношен³е съ сею развращенною дѣвицею, поелику вы имѣя со всею нашею фамил³ею дружество, потворствуете намѣрен³ямъ каждаго изъ тѣхъ, которые оную составляютъ. Потомъ безъ всякаго противорѣч³я отвелъ ее самъ къ двери безъ сомнѣн³я съ симъ суровымъ и оскорбительнымъ видомъ, который надменные богачи принимаютъ на себя предъ бѣднымъ имъ не нравящимся.
   Вотъ любезный другъ, какимъ образомъ лишили меня впредь совѣта разумнѣйшей и добродѣтельнѣйшей женщины, хотя я въ немъ ежедневно большую имѣю нужду. Правда я бы могла къ ней писать и получать ея отвѣты чрезъ тебя; но если станутъ ее подозрѣвать въ сей перепискѣ, то я знаю, что она не согласилась бы показать лжи, или малѣйшаго притворства; и признан³е ея послѣ полученныхъ запрещен³й лишило бы ее на всегда покровительства моей матери. Етотъ пунктъ нѣсколько для нея важенъ; ибо въ послѣдней моей болѣзни я просила мать, что если умру не сдѣлавъ ничего для сей рѣдкой женщины, то сама бы она доставила ей честное пропитан³е, которое можетъ быть ей нужно, когда она не въ состоян³и болѣе будетъ содержать себя своею иглою, которая нынѣ служитъ ей съ довольною выгодою.
   Как³яжъ теперь будутъ ихъ мѣры? Не оставятъ ли они своихъ замысловъ узнавъ, что одно только непреодолимое отвращен³е дѣлаетъ упорнымъ сердце, которое не по природѣ не преклонно? Прощай любезная пр³ятельница. Что касается до тебя, то будь щастлива. Кажется чтобъ совершенно быть таковою, единаго только не достаетъ въ тебѣ свѣден³я, что благополуч³е твое зависитъ отъ тебя.
  

Кларисса Гарловъ.

  

Письмо XL. {*}

{* Продолжен³е XXXVIII письма.}

   Сонъ отъ моихъ глазъ столь далекъ, хотя уже и полночь, что берусь опять за ту матер³ю, которую принуждена была прервать, дабы удовлетворить твоему желан³ю, и тремъ нашимъ пр³ятельницамъ, сколько разсѣянныя мои мысли дозволятъ. Надѣюсь однакожъ, что мрачное молчан³е царствующее въ сей часъ, нѣсколько успокоитъ мой духъ.
   Надобно оправдать себя совершенно въ столько же важномъ обвинен³и, какъ и то, что являю предъ нѣжнѣйшимъ моимъ другомъ. Я признаюсь сперва, что если Г. Ловеласъ кажется моимъ глазамъ сноснымъ, то симъ онъ обязанъ особеннымъ моимъ обстоятельствамъ, и смѣло утверждаю, что если бы ему противоположили человѣка разумнаго, добродѣтельнаго и великодушнаго, человѣка чувствительнаго къ нещаст³ямъ другаго, чтобы меня увѣрило, что онъ болѣе бы имѣлъ признательности къ уважен³ю обязывающаго сердца; если бы противоположили Г. Ловеласу такого качества человѣка, и употребляли бы так³яже прозьбы, дабы склонить меня къ принят³ю его, то я сама бы не понимала, еслибы так³я же имѣли причины выговаривать мнѣ за с³е непобѣдимое упорство, въ которомъ меня нынѣ обвиняютъ. Самое лицо никакого бы мнѣ не сдѣлало затруднен³я. Ибо сердце должно имѣть первое участ³е въ нашемъ выборѣ, какъ истинный свидѣтель добраго поведен³я.
   Но при самомъ гонен³и, при безпрестанныхъ насильств³яхъ, коимъ меня подвергаютъ, признаюсь тебѣ, что иногда чувствую болѣе трудности, нежели сколько нахожу въ добрыхъ качествахъ Г. Ловеласа, чѣмъ себя оградить противъ отвращен³я, которое имѣю къ прочимъ мущинамъ.
   Ты говоришь, что я должна была предполагать, что могу нѣкогда ему принадлежать. Признаюсь, что имѣла иногда с³е искушен³е, и дабы отвѣчать на требован³е дражайшей моей пр³ятельницы, я хочу предложить ей двѣ стороны доказательствъ.
   Начнемъ прежде о томъ, что служитъ въ его пользу. Когда ему доставленъ былъ входъ въ нашу фамил³ю, то утверждались сперва на отрицательныхъ его добродѣтеляхъ. Онъ не имѣлъ страсти къ игрѣ, къ рыстан³ямъ {Извѣстно, сколько рыстан³я и охотничьи снаряды разгорячаютъ Агличанъ.}, къ Лисьей ловлѣ, и къ напиточному столу. Тетка моя Гервей увѣряла насъ съ чистосердечност³ю о всѣхъ неудовольств³яхъ, коимъ подвержена нѣжная женщина съ пьяницею; и здравый разсудокъ увѣрилъ насъ, что трезвость не должно презирать въ человѣкѣ, поелику неумѣренность ежедневно подаетъ поводъ къ толь печальнымъ приключен³ямъ. Я помню, что сестра моя особенно выхваляла с³ю выгодную отличность въ его нравѣ, когда имѣла нѣкоторую надежду ему принадлежать.
   Его никогда не обвиняли въ скупости, ниже въ недостаткѣ щедрости, и когда навѣдывались о его поведен³и, то расточительности и безпутства въ немъ ни мало не находили. Честолюб³е его, довольно похвальное въ семъ пунктѣ, защитило его отъ сихъ двухъ пороковъ. съ другой стороны онъ всегда готовъ признавать свои проступки. Никогда не слыхали, чтобъ онъ что нибудь сказалъ не благопристойное о вѣрѣ; сей порокъ видимъ мы въ дерзскомъ В³ерлеѣ, который кажется за остроум³е почитаетъ разглашать отважныя нелѣпости, кои всегда оскорбительны для постоянной души. Въ обращен³и съ нами онъ никогда не былъ достоинъ нарекан³я: что показываетъ, какое бы о его поступкахъ не имѣли мнѣн³е, что онъ можетъ имѣть входъ въ честное общество, и вѣроятно, что въ другомъ онъ слѣдуетъ болѣе примѣру, нежели сколько самъ его подаетъ. Случай бывш³й въ прошедшую субботу {Она говоритъ о свидан³и.} не мало способствовалъ ему къ успѣху въ моемъ почтен³и, со стороны скромности, хотя онъ въ тоже самое время и оказывалъ нѣкоторую неустрашимость. Со стороны породы, не можно оспоривать его преимущества надъ всѣми тѣми, которые мнѣ были предлагаемы. Если можно судить о его расположен³яхъ по сему разсужден³ю, которое иногда тебѣ кажется забавно. ,,Что когда здравый разсудокъ бываетъ соединенъ съ истинною знатност³ю, и наслѣдственными отлич³ями, то честь сама собою придается, какъ перчатки на пальцы, (обыкновенное его выражен³е) напротивъ выскочка продолжалъ онъ, тотъ, который росъ какъ моховикъ, (другое его любимое слово) становится гордымъ своими достоинствами и титлами:,, Если таковыя мысли, говорю я, могутъ служить основан³емъ мнѣн³я объ немъ, то должно заключить въ его пользу, что какимъ бы образомъ поведен³е его не соотвѣтствовало его свѣден³ю, однако не можетъ онъ не знать того, чего имѣютъ право требовать отъ особъ его породы. Признан³е есть половина исправлен³я.
   Онъ имѣетъ знатное имѣн³е, и то, которое должно ему достаться весьма велико... Съ сей стороны ничего не льзя сказать.
   Но не можно ему, по мнѣн³ю нѣкоторыхъ особъ, быть нѣжнымъ и снисходительнымъ супругомъ. Тѣмъ, которые думаютъ мнѣ дать такого мужа, какъ Сольмсъ, насильственными способами, не прилично представлять мнѣ такое возражен³е. Надобно мнѣ тебѣ открыть, какимъ образомъ я о семъ размышляла сама съ собою, ибо ты должна помнить, что я еще беру выгодную сторону его нрава.
   Большая часть поступковъ, коихъ женьщина должна ожидать отъ него, можетъ быть будетъ зависитъ отъ нея самой. Можетъ быть принуждена будетъ она съ такимъ человѣкомъ, который не привыкъ видѣть себѣ прекослов³я, соединить исполнен³е повиновен³я съ своимъ обѣтомъ обязывающимъ къ оному. Она должна будетъ стараться безпрестанно нравиться. Но какой тотъ мужъ, который не надѣется найти сихъ расположен³й въ женѣ; а особливо если онъ не имѣетъ никакой при.чины думать, что она предпочла бы его въ своемъ сердцѣ прежде принят³я сего качества? И не пристойнѣе ли и пр³ятнѣе повиноваться тому человѣку, коего избрали, хотя бы онъ и не всегда былъ столько справедливъ, какъ желаютъ, нежели тому, коего никогда бы не имѣли, еслибы можно было избавиться отъ союза съ нимъ? Я думаю, что какъ супружеск³е законы суть произведен³е мущинъ, кои повиновен³е поставляютъ част³ю обязательствъ женщинъ; то с³и не должны даже въ тѣсномъ обращен³и показывать мужу, что они могутъ нарушить свой договоръ, сколькобъ удобенъ къ тому случай ни былъ, дабы онъ будучи самъ суд³ею, не приписалъ большую цѣну другимъ пунктамъ, кои бы онѣ уважали гораздо болѣе. Въ самомъ дѣлѣ толь торжественное услов³е никогда не должно быть презираемо.
   Съ сими правилами, отъ которыхъ если жена не будетъ отступать въ своемъ поведен³и, какой бы мужъ могъ поступать съ нею глупо? Жена Ловеласова, одна ли такая будетъ особа, къ которой бы онъ не оказывалъ взаимной учтивости и благосклонности? Ему приписываютъ храбрость: видѣли ли когда нибудь, чтобъ храбрый человѣкъ, если онъ нелишенъ разсудка, имѣлъ совершенно подлую душу? Общая склонность нашего пола къ мущинамъ такого свойства, основанная повидимому на нуждѣ, которую естественная наша тихость, или лучше сказать восп

Другие авторы
  • Ряховский Василий Дмитриевич
  • Врангель Николай Николаевич
  • Скабичевский Александр Михайлович
  • Хаггард Генри Райдер
  • Бибиков Виктор Иванович
  • Шулятиков Владимир Михайлович
  • Сабанеева Екатерина Алексеевна
  • Кузминская Татьяна Андреевна
  • Гиппиус Василий Васильевич
  • Шеррер Ю.
  • Другие произведения
  • Андреев Леонид Николаевич - Дни нашей жизни
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Молчаливая дума
  • Сулержицкий Леопольд Антонович - Путь
  • Измайлов Владимир Васильевич - На кончину М. М. Хераскова
  • Сенковский Осип Иванович - Записки домового
  • Морозов Михаил Михайлович - У града Китежа
  • Опиц Мартин - Б. И. Пуришев. Опиц и немецкая поэзия первых десятилетий Xvii в.
  • Смирнов Николай Семенович - Смирнов Н. С.: Биографическая справка
  • Волкова Анна Алексеевна - Размышление о превратности и непостоянстве счастья
  • Семенов Сергей Терентьевич - В благодатный год
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
    Просмотров: 338 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа