Главная » Книги

Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть вторая), Страница 3

Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть вторая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

которые имѣютъ право ожидать отъ меня исполнен³я всякой должности и справедливаго повиновен³я, требовали безотвѣтнаго послушан³я. Я не имѣла щаст³я думать одинаково съ ними, и въ сей первой разъ мысли мои были отъ ихъ различны. Я ихъ просила поступать со мною съ нѣкоторымъ снисхожден³емъ въ толь важномъ для моей жизни пунктѣ, но увы! безъ всякаго успѣху. Тогда я нашла себя принужденною изьяснить съ природною скромност³ю мои мысли, и даже объявить вамъ, что любовь, моя занята другимъ предметомъ. Однако съ неменьшимъ оскорблен³емъ, какъ и удивлен³емъ вижу, что вы не оставили своихъ намѣрен³й, и еще теперь не оставляете.
   Дѣйств³е сего столь для меня прискорбно, что я не нахожу ни какого удовольств³я вамъ его описывать. Вольный вашъ доступъ ко всей моей фамил³и, довольно о семъ васъ увѣрилъ, довольно для чести вашего великодуш³я и для моей славы. Я претерпѣла для васъ то, чего никогда не видала, и чего никогда не почитали меня достойною; и желаютъ, чтобъ я себѣ нигдѣ не нашла милости, какъ въ жестокомъ и невозможномъ услов³и, дабы предпочесть всѣмъ прочимъ такого человѣка, коему сердце мое не даетъ сего преимущества.
   Въ горестномъ нещаст³и, которое я должна приписать вамъ и жестокому вашему упорству, прошу васъ государь мой, возстановить душевное мое спокойств³е, коего вы меня лишили, возвратить любовь дражайшихъ моихъ друзей, которую я чрезъ васъ потеряла, и если имѣете вы с³е великодуш³е, которое должно отличать любви достойнаго человѣка, заклинаю васъ оставить сватовство, которое подвергаетъ почитаемую вами особу толикимъ злощаст³ямъ.
   Если вы имѣете нѣкоторое ко мнѣ уважен³е, какъ въ томъ увѣряютъ меня друзья мои, то не къ вамъ ли одному оно относится? можетъ ли оно быть нѣкоторою услугою для той, которая есть печальнымъ его предметомъ, когда производитъ толь пагубныя дѣйств³я для ея спокойств³я? И такъ познайте, что въ семъ обманываетесь; ибо можетъ ли разумный человѣкъ желать себѣ женою такую женщину, которая не даетъ ему своего сердца, женщину, которая не можетъ его почитать, и которая слѣдовательно будетъ только весьма худою женою? Какая бы была жестокость здѣлать худою женщиною ту, которая всю свою славу поставляетъ, чтобъ быть доброю.
   Если я могу полагать нѣкоторое различ³е, то наши нравы и склонности весьма мало между собою сходны. Вы гораздо меньше щастливѣе будете со мною, нежели со всякою другою особою моего пола. Гонен³е мною претерпѣваемое, и упорство, ибо такъ называютъ, съ какимъ я тому противлюсь, довольны къ убѣжден³ю васъ, хотя бы я не имѣла ни какого столь твердаго доказательства, какъ не возможность принять такого мужа, коего не льзя почитать.
   И такъ, государь мой, если вы не довольно имѣете великодуш³я, чтобъ пожертвовать чѣмъ нибудь въ мою пользу; то позвольте для вашей любви и собственнаго вашего благополуч³я просить васъ, дабы вы отъ меня отреклись и обратили свою страсть къ достойному ея предмету. По чему хотите вы учинить меня бѣдною, не будучи сами щастливѣе? Вы можете сказать моей фамил³и, что не имѣя ни какой надежды пр³обресть моего сердца, (подлинно государь мой ни чего нѣтъ сего достовѣрнѣе). рѣшились болѣе обо мнѣ не думать, и перемѣнили свои намѣрен³я. Удовлетворяя моей прозьбѣ, вы пр³обрѣтете право на мою благодарность, которая меня обяжетъ быть во всю мою жизнь вашею всепокорнѣйшею.
  

Кл. Гарловъ.

  

КЛАРИССѢ ГАРЛОВЪ

Отъ преданнѣйшаго ея любовника.

   Дражайшая дѣвица!
  
   Письмо ваше произвело надо мною дѣйств³е совсѣмъ противное вашему чаян³ю. Увѣряя о вашемъ разположен³и, оно меня больше всего убѣдило о превосходномъ вашемъ качествѣ. Какъ бы вы ни называли мое сватовство: однако я рѣшился въ томъ настоять; и щастливымъ буду себя почитать, если терпѣн³емъ, твердост³ю, и не поколебимымъ и не измѣняемымъ почтен³емъ могу побѣдить на конецъ всѣ трудности.
   Поколику ваши добрые родители, дядья и друг³е пр³ятели обѣщались мнѣ, что вы не будете имѣть г. Ловеласа, если они могутъ ему воспрепятствовать, и какъ я думаю, что нѣтъ другаго совмѣстника на моемъ пути; то буду ожидать терпѣливо конца сего дѣла. Извини меня въ томъ любезнѣйшая Кларисса; но хотѣть, чтобъ я отрекся отъ притяжан³я неоцѣненнаго сокровища, дабы учинить другова щастливымъ, и доставить ему средство къ моему отлучен³ю, есть не что иное, какъ бы кто нибудь меня просилъ быть столько великодушнымъ, чтобъ отдать ему все мое богатство, потому что оно было бы нужно для его благополуч³я.
   Я еще прошу въ томъ у васъ извинен³я, дражайшая дѣвица; но рѣшился ожидать, сколько будетъ можно, хотя и сожалѣю, что вы должны что нибудь стерпѣть, какъ вы сами мнѣ о томъ пишите. Прежде, нежели имѣлъ щаст³е видѣть васъ, я не находилъ ни какой женщины, которую бы могъ любить; и пока не изчезнетъ моя надежда, пока вы не будете принадлежать какому нибудь щастливѣйшему человѣку; я долженъ быть и пребуду вашъ вѣрный и всенижайш³й почитатель.
  

Рожеръ Сольмсъ.

  

Г. ЖАМЕСЪ ГАРЛОВЪ, къ ДѢВИЦѢ КЛАРИССѢ.

  
   Прекрасная выдумка писать къ Г. Сольмсу, дабы принудить его отступиться отъ своихъ требован³й! Изъ всѣхъ остроумныхъ романическихъ твоихъ мыслей, с³я есть самая удивительнѣйшая. Но не говоря ничего о нашемъ на тебя негодован³и, какъ можешь ты приписать Г. Сольмсу тѣ поступки, которые изторгаютъ изъ тебя толь извинительныя жалобы? Тебѣ довольно извѣстно глупинькая, что твоя страсть къ Ловеласу навлекаетъ на тебя всѣ с³и оскорблен³я; и не надлежало бы тебѣ надѣяться того, хотя бы Г. Сольмсъ не сдѣлалъ тебѣ чести своимъ предложен³емъ.
   Поколику ты не можешь отрицать сей истинны, то разсмотри, пр³ятная болтунья, (если больное твое сердце позволяетъ тебѣ что нибудь изслѣдовать) сколь мнимы твои жалобы и обвинен³я. По какому праву требуешь ты отъ Г. Сольмса возстановлен³я того, что ты называешь твоимъ прежнимъ благополуч³емъ, когда оно зависитъ отъ тебя? И такъ оставь свои трогательныя выражен³я, ухватливая дѣвица; если не знаешь ихъ употребить въ пристойномъ мѣстѣ. Прими себѣ правиломъ то, что хотя бы ты имѣла или нѣтъ Г. Сольмса, не будешь однакожъ обладать симъ подлымъ Ловеласомъ, услажден³емъ твоего сердца; если твои родители дядья и я можемъ тому препятствовать. Нѣтъ заблудившаяся красота, мы не отъ тебя будемъ имѣть такого сына, племянника и брата, если ты сама, себѣ изберешь супругомъ толь разпутнаго нечестивца. Не внимай своему сердцу, и не обращай къ нему свои мысли, если надѣется когда нибудь получить прощен³е и милость отъ твоей фамил³и, а особливо отъ того, который еще не престаетъ называться твоимъ братомъ.
  

Жамесъ Гарловъ.

   П. П. Я знаю лукавыя твои письма. Если получу отвѣтъ на с³е, то отошлю его къ тебѣ обратно не читая; ибо я не хочу спорить о толь ясныхъ пунктахъ. Одинъ только разъ хотѣлъ я испытать, дабы склонить тебя къ Г. Сольмсу, которому кажется уничтожительно о тебѣ и думать.
  

Письмо XXXIV.

Г. ЛОВЕЛАСЪ къ Г. БЕЛЬФОРДУ.

   Съ великимъ удовольств³емъ пр³емлю я отъ васъ, друзья мои, радостныя увѣрен³я о вашей вѣрности и дружествѣ. Да будутъ увѣрены о моихъ расположен³яхъ особенные мои пр³ятели, и достойнѣйш³е нашей довѣренности тѣ, которыхъ я назначилъ въ первомъ моемъ письмѣ..
   Что касается до тебя, Бельфордъ, то я желалъ бы здѣсь тебя видѣть, сколько можно скорѣе. Кажется, что друг³е не столь скоро будутъ мнѣ нужны; однако с³е не препятствуетъ имъ пр³ѣхать къ Милорду М... куда я также долженъ быть, не для принят³я ихъ, но дабы увѣрить сего стараго дядю, что нѣтъ никакого другаго нещаст³я въ деревнѣ, которое бы требовало его посредничества.
   Я намѣренъ всегда имѣть тебя здѣсь съ собою не для моей безопасности; фамил³я только довольствуется злослов³емъ; но для моего удовольств³я. Ты будешь со мною говорить о Греческихъ, Латинскихъ и Аглинскихъ писателяхъ; дабы отвратить отъ безопасности страждущ³й любов³ю духъ.
   Я хочу, чтобъ ты былъ въ своемъ старомъ платьѣ, слуга же твой безъ ливреи, и имѣлъ бы вольное съ тобою обращен³е. Ты его будешь почитать отдаленнымъ родственникомъ, коему стараешся сыскать должность своею высокою довѣренност³ю; я разумѣю при дворѣ. Ты меня можешь найти въ маломъ пивномъ трактирѣ, на вывѣскѣ бѣлаго оленя, въ бѣдной деревнѣ отстоящей на пять миль отъ замка Гарловъ. Сей замокъ извѣстенъ всѣмъ. Ибо онъ произшелъ изъ ничтожества, подобно Версал³и, съ нѣкотораго времени, которое не достопамятно. Нѣтъ никого, который бы его не зналъ, но съ тѣхъ годовъ, когда увидѣли нѣкотораго Ангела между человѣческими дѣтьми.
   Хозяева мои есть бѣдные люди; но честные. Они почитаютъ меня знатнымъ человѣкомъ, который имѣетъ причину скрываться, и потому почтен³е ихъ безпредѣльно. Все ихъ семейство состоитъ въ пр³ятномъ и прекрасномъ творен³и семнадцати лѣтъ. Я его называю своею розовою пуговицею. Бабушка ея (ибо она не имѣетъ матери) есть добрая старуха, которая меня просила съ уничиженност³ю быть снисходительнымъ къ ея внукѣ. Вотъ средство къ получен³ю чего нибудь отъ меня. Сколько прекрасныхъ творен³й находилось въ моихъ рукахъ, коихъ бы я привелъ въ недоумѣн³е, еслибы знали мою силу, и просили сперва о моей милости, (побѣждать гордыхъ) была бы моя надпись, если бы надлежало мнѣ избрать оную.
   С³я бѣдная малютка есть такой простоты, которая тебѣ наиболѣе нравится. Все скромно, униженно и невинно является въ ея видѣ и въ обхожден³и. Я люблю въ ней с³и три качества, и берегу ее для твоего увеселен³я; въ мѣсто того самъ буду бороться съ стих³ями, обходя вокругъ стѣнъ замка Гарловъ. Ты съ удовольств³емъ будешь видѣть откровенно въ ея душѣ все то, что женщины высокой породы стараются скрывать, дабы менѣе показать себя въ естественномъ видѣ, и слѣдовательно менше любезными.
   Но я тебя заклинаю почитать розовую мою пуговицу; сей единый благовонный цвѣтъ, которой распускался дѣсять лѣтъ при моемъ жилищѣ, или которой бы могъ еще разпускаться десять годовъ.
   Я не помню, чтобъ былъ когда нибудь столько скроменъ, какъ со времени моего вступлен³я въ сей родъ жизни.
   Мнѣ нужно быть таковымъ. Скоро или поздо, откроется мѣсто моего убѣжнща, и безъ сомнѣн³я будутъ думать, что розовая моя пуговица туда меня привлекаетъ. Хорошее свидѣтельство со стороны сихъ добрыхъ людей довольно къ возстановлен³ю моей чести. Можно вѣрить сей старухѣ и отцу, который есть чесный крестьянинъ полагающ³й все свое удовольств³е въ дочери. Повторяю тебѣ Бельфордъ, береги мою розовую пуговицу. Наблюдай съ нею то правило, котораго я не преступалъ, не подвергнувъ себя долговременному разкаян³ю. Не погуби бѣдную дѣвицу, не имѣющую никакой подпоры, кромѣ своего простодуш³я и невинности, не знающую ни нападен³я, ни коварства и никакихъ любовныхъ ухватокъ. Шея неподозрѣвающаго агнца не уклоняется отъ ножа. И такъ берегись Бельфордъ закласть моего агнца.
   Другая причина побуждаетъ меня болѣе о семъ тебя просить. С³е младое сердце пронзено любов³ю. Оно чувствуетъ страсть, которой имя ему еще не извѣстно. Я видѣлъ въ одинъ день, какъ она своими глазами слѣдовала за молодымъ ученикомъ плотническаго мастерства, сыномъ одной вдовы, живущей на другой сторонѣ улицы. Ето довольно пригож³й крестьянинъ, который не болѣе, какъ тремя годами ея старѣе. Вѣроятно, что ребяческ³я игры были началомъ такого союза, такъ что они не могли сего примѣнить до того возраста, въ который природа отверзаетъ источникъ чувствительности: ибо я не долго примѣчалъ, что ихъ любовь взаимна. Вотъ мои доказательства; коль скоро увидитъ молодецъ прелестную свою любовницу, то старается стоять прямо, съ изьявлен³емъ своего непремѣняемаго уважен³я; привѣтствуетъ взорами красавицу, которая также слѣдуетъ за нимъ своими глазами, и когда заходитъ за уголъ скрывающ³й отъ него ея прелести, то снимаетъ свою шляпу, и еще свидѣтельствуетъ свою преданность. Однажды стоялъ я позади ея, не давъ ей себя примѣтить. Она отвѣтствовала ему совершеннымъ почтен³емъ и вздохами, коихъ Жанъ не могъ слышать за дальност³ю. Щастливъ плутъ! Говорилъ я самъ въ себѣ. Я удалился, и розовая моя пуговица скоро также возвратилась; какъ с³е безмолвное зрѣлище для нея было удовлетворительно.
   Я испыталъ ея сердце, коего тайну она мнѣ ввѣрила. Жанъ Бартонъ довольно ей нравился, признавалась она мнѣ, и говорилъ ей, что онъ бы ее любилъ болѣе всѣхъ находящихся въ деревнѣ дѣвицъ. Но увы! не должно о семъ думать. Почемужъ, спросилъ я ее? Она не знаетъ сама, отвѣчала мнѣ воздыхая; но Жанъ есть племянникъ такой тетки, которая обѣщала ему сто гиней по окончан³и учен³я, дабы пристроить его къ мѣсту; отецъ ея весьма малымъ можетъ ее надѣлить. И хотя мать молодаго Бартона говоритъ, что не знаетъ, гдѣ найти своему сыну пригожую и изъ лучшаго дому дѣвицу, однако она продолжала съ вздохами, с³и слова ни къ чему не служатъ; я не хочу, чтобъ Жанъ былъ бѣденъ и нещастливъ для моей любви.
   Чего бы я не здѣлалъ Бельфордъ, (ибо надѣюсь, что Ангелъ мой меня исправитъ, если не примиримая глупость ея родственниковъ не погубитъ насъ обоихъ;) чего бы не здѣлалъ, говорю я, дабы имѣть столь кроткое и невинное сердце, каково есть Жана Бартона, и моей розовой пуговицы?
   Я знаю, что мое сердце есть самое бѣдное, которое только питается злост³ю; и думаю что оно таково отъ природы. Правда иногда ощущаю въ немъ хорош³я движен³я, но они тотчасъ изчезаютъ. Склонность къ проискамъ, злобныя вымыслы, слава побѣды, удовольств³е видѣть свои желан³я споспѣшествуемыя щаст³емъ; вотъ чемъ оно наслаждается, и что служитъ къ его развращен³ю. Я бы былъ бездѣльникомъ, еслибы родился для сохи.
   Однако за удовольств³е почитаю помышлять, что исправлен³е мое не невозможно. Но тогда другъ мой надобно будетъ имѣть лучшую компан³ю: ибо извѣстно, что взаимное наше обращен³е служитъ только къ укрѣплен³ю нашихъ пороковъ. Не безпокойся дружочикъ, ты и твои товарищи выберите себѣ другова начальника, и я думаю, что ты для нихъ можешь быть къ тому способнымъ. Поелику я за правило себѣ поставляю, по учинен³и безчестнаго поступка здѣлать нѣкоторое добро для заглажден³я своего преступлен³я, что однакожъ весьма мало исполнялъ; то намѣренъ прежде, нежели оставлю сей округъ (я хочу оставить его съ успѣхомъ, иначе послѣдуя другому правилу, учиню въ двое больше зла посредствомъ мщен³я), присодинить ко сту гиней Жана, друг³е сто, дабы содѣлать благополучными два невинныя сердца. И такъ я тебѣ повторяю сто разъ, почитай мою розовую пуговицу. Мнѣ помѣшали. Однако я изготовлю другое письмо сего же дня, которое будетъ вмѣстѣ съ первымъ отправлено.
  

Письмо XXXV.

Г. ЛОВЕЛАСЪ къ Г. БЕЛФОРДУ

   Помощ³ю вѣрнаго моего лазутчика я столько же увѣренъ о поступкахъ мною обожаемой, сколько и о поведен³и всей фамил³и. Весьма для меня пр³ятно имѣть сего плута благопр³ятствуемаго дядьми и племяннкомъ, и проникающаго во всѣ ихъ тайны, хотя впрочемъ онъ слѣдуетъ по моему направлен³ю. Я ему приказалъ, подъ опасен³емъ лишен³я моего недѣльнаго ему жалован³я, и обѣщаннаго покровительства, поступать съ такою осторожност³ю, чтобъ ни моя дражайшая, ниже кто нибудь изъ фамил³и не могъ на него подозрѣвать. Я ему говорилъ, что онъ можетъ смотрѣть за нею, когда она выходитъ, удаливъ однакожъ прочихъ служителей отъ той дороги, по которой она ходитъ, и что онъ долженъ самъ убѣгать ея взоровъ. Онъ сказалъ брату, что с³е прекрасное творен³е старалось его принудить подаркомъ (котораго она никогда ему не давала), отнести къ дѣвицѣ Гове письмо (котораго со всѣмъ не было), со вложен³емъ другаго; (которое можетъ быть было ко мнѣ) но что онъ не согласился исполнить такую должность, и просилъ ее, чтобъ она никогда не почитала его измѣнникомъ. С³я ложная повѣренность пр³обрѣла ему шилингъ, и мног³я похвалы. Послѣ того приказано всѣмъ служителямъ усугубить свое бдѣн³е, дабы моя богиня не нашла какое нибудь средство къ пересылкѣ своихъ писемъ. Вскорѣ потомъ послали моего попечителя сказать ей при проходѣ, что онъ чувствительно сожалѣетъ и разкаевается о своемъ отказѣ, въ надѣжде, что она ему вручитъ свои письма. Онъ долженъ обьявить, что она ему ихъ не повѣрила.
   Не видишь ли къ какимъ добрымъ концамъ можетъ довесть с³я хитрость, вопервыхъ онъ обезпечиваетъ мою красавицу, такъ что она сама того не знаетъ, въ свободѣ прогуливаться въ саду, ибо всѣ ея родственники увѣрены, что съ того времени, какъ у ней отняли служанку, не осталось ей никакого средства къ пересылкѣ своихъ писемъ. И такъ сношен³е ея съ дѣвицею Гове какъ и со мною, совершенно скрытно.
   Вовторыхъ онъ можетъ быть доставитъ мнѣ средство къ тайному съ ней свидан³ю, о которомъ я безпрестанно помышляю, какимъ бы образомъ она меня ни приняла. Я узналъ отъ своего лазутчика, которой можетъ по своей волѣ удалять всѣхъ прочихъ служителей, что она ежедневно поутру и въ вечеру ходитъ въ одинъ птичникъ, отстоящ³й не близко отъ замка, подъ тѣмъ предлогомъ, чтобъ тамъ накормить нѣсколько птицъ, оставленныхъ ей дѣдомъ. Я весьма помню о примѣченныхъ мною тамъ ея движен³яхъ, и какъ она сама мнѣ признавалась въ одномъ своемъ письмѣ, что имѣетъ никому неизвѣстную съ девицею Гове переписку; то не иначе думаю, какъ чрезъ сей способъ.
   Можетъ быть я чрезъ свое свидан³е получу ея соглас³е на друг³я милости такого же рода. Если с³е мѣсто ей не нравится, то я въ состоян³и переселяться въ овощной Голландской садъ, простирающ³йся вдоль по стенѣ. Лазутчикъ мой, добрый ²осифъ Леманъ доставилъ мнѣ два ключа, изъ коихъ одинъ для нѣкоторыхъ причинъ я ему отдалъ, которой отпираетъ дверь сада со стороны старой аллеи; куда по народному предан³ю собираются духи, ибо тутъ за дватцать лѣтъ повѣсился одинъ человѣкъ. Правда дверь с³я заколочена засовомъ со стороны сада, но помощ³ю ²осифа препятств³я с³и отнимутся.
   Надлежало ему клясться своею чест³ю, что не будетъ съ моей стороны никакого нещаст³я его господамъ. Онъ меня увѣряетъ, что ихъ любитъ, но почитая меня за честнаго человѣка, коего союзъ можетъ быть весьма выгоденъ для фамил³и, какъ всякой бы въ томъ признался, говоритъ онъ, еслибы предразсудки были уничтожены, не находитъ никакого препятств³я служить мнѣ, безъ чего бы не согласился онъ для всего свѣта играть такую ролю. Нѣтъ никакого обманьщика, который бы не находилъ средства оправдать себя какимъ нибудь оброзомъ предъ собственнымъ своимъ судилищемъ, и я согласенъ, что если есть какая нибудь похвала для честности, то с³я есть наибольшая, когда видимъ, что самые беззаконнѣйш³е оной ищутъ въ то время, когда они предаются тѣмъ поступкамъ, кои ихъ должны показывать таковыми предъ свѣтомъ и собственными ихъ глазами.
   Но что должно подумать о той глупой фамил³и, которая на меня налагаетъ необходимость прибѣгать къ столь многимъ проискамъ? Любовь моя и мщен³е берутъ верьхъ по перемѣнно. Если первая изъ сихъ страстей не будетъ имѣть желаемаго успѣха, то я буду утѣшаться жертвою другой. Они ее возчувствуютъ, клянусь всѣмъ тѣмъ, что ни есть священнаго; хотя бы надлежало отрещись отъ своего отечества на всѣ проч³е дни своей жизни.
   Я повергнусь къ ногамъ моего божества; познаю тогда, какое произведу впечатлен³е надъ ея мыслями. Еслибы не былъ воспящаемъ сею надеждою, то бы покусился ее увезть. Толь славное похищен³е достойно самаго Юпитера.
   Но я хочу во всѣхъ моихъ движен³яхъ имѣть основан³емъ кротость. Почтен³е мое будетъ простираться даже до обожан³я. Единая рука ея будетъ чувствовать весь жаръ моего сердца, прикосновен³емъ трепещущихъ моихъ губъ; ибо я увѣренъ, что они будутъ трепетать, если не стану притворствовать. Вздохи мои будутъ столькоже спокойны, какъ и тѣ, кои я слышалъ отъ нѣжной моей розовой пуговицы.Я изторгну ея повѣренность своею унизительност³ю. Не возпользуюсь у единен³емъ мѣста. Все мое старан³е будетъ клониться къ тому, чтобъ разсѣять ея страхъ и увѣрить ее, что она можетъ впредь полагаться на мою нѣжность и честь. Жалобы мои будутъ легки, и не окажу ни малѣйшей угрозы противъ тѣхъ, которые не престаютъ меня оною страшить. Но ты можешь не безъ причины воображать себѣ Бельфордъ, что я подражая Дриденову льву, стараюсь сперва пр³обрѣсть себѣ добычу, а потомъ изтощать все свое мщен³е на недостойныхъ охотниковъ, дерзающихъ на меня нападать.
  

Письмо XXXVI.

КЛАРИССА ГАРЛОВЪ къ АННѢ ГОВЕ.

  

Въ субботу въ вечеру 18 Марта.

  
   Я едва не умерла отъ страха, и теперь еще не въ силахъ. Вотъ отъ чего. Я вышла въ садъ подъ обыкновеннымъ моимъ предлогомъ, надѣясь найти что нибудь отъ тебя въ условленномъ мѣстѣ. Не примѣтивъ тутъ ни чего, пошла съ досады съ того двора, въ которомъ лежали дрова, какъ услышала вдругъ нѣчто шевелившееся позади чурбановъ. Суди о моемъ удивлен³и; но бы еще болѣе усугубилось при видѣ человѣка, который тотчасъ мнѣ показался. Увы! сказала я себѣ, вотъ плодъ не позволенной переписки.
   Лишъ только я его примѣтила, то онъ заклиналъ меня ничего не страшиться; и приближившись весьма скоро, разкрылъ свой плащь, которой мнѣ показалъ Г. Ловеласа. Нельзя было мнѣ кричать, хотя я и увидѣла, что ето былъ мущина, и притомъ извѣстный; голосъ мой изчезъ; и еслибы я не ухватилась за перекладину, поддерживающую старую кровлю, то бы упала безъ чувствъ.
   До сего времени, какъ тебѣ извѣстно, любезная пр³ятельница, содержала я его въ справедливомъ отъ себя удален³и. Но собравшись съ своими силами, суди, какое должно быть первое мое движен³е, когда я представила себѣ его нравъ, по свидѣтельству всей фамил³и, его предпр³имчивый духъ, и когда увидѣла себя одну съ нимъ весьма близко отъ проселочной дороги и столь отдаленно ото замка.
   Однако почтительность его вскорѣ уничтожила сей страхъ; но въ мѣсто того поражена была другимъ, дабы не быть примѣченною съ нимъ, и чтобъ братъ мой не узналъ о толь странномъ произшеств³и. Слѣдств³я самыя естественнѣйш³я представлялись моему воображен³ю; большее ограничен³е моей свободы, совершенное пресѣчен³е нашей переписки, и довольно вѣроятный предлогъ къ насильственнымъ принужден³ямъ. Съ обѣихъ сторонъ ничто не могло оправдать Г. Ловеласа въ столь отважномъ предпр³ят³и.
   Итакъ коль скоро я могла говорить, то представила ему съ великимъ жаромъ, сколь много была оскорблена; выговаривала ему, что не долженъ онъ подвергать меня гнѣву всѣхъ моихъ друзей для единаго только удовлетворен³я наглаго своего нрава: и приказала тотъ часъ удалиться. Я сама также спѣшила уйти, какъ онъ палъ предо мною на колѣни, прося меня провесть съ нимъ хотя единую минуту. онъ признавался мнѣ, что для того отважился на сей дерзновенный поступокъ, дабы избѣжать другаго гораздо важнѣйшаго; словомъ, что не могъ сносить долѣе безпрестанныя отъ моей фамил³и оскорблен³я. и толь досадное мнѣн³е, что весьма малыя оказалъ опыты своего ко мнѣ почтен³я; что плодъ его терпѣн³я могъ бы только лишить его меня на всегда, и усугубить ругательства тѣхъ, которые бы торжествовали о его потерѣ.
   Тебѣ извѣстно, любезная пр³ятельница, сколько колѣны его гибки, и сколь языкъ его легокъ. Ты мнѣ говорила, что онъ часто оскорбляетъ въ маловажныхъ вещахъ, дабы послѣ искусно оправдаться. Въ самомъ дѣлѣ движен³е его, чтобъ меня удержать, и сей проступъ его защищен³я, гораздо были поспѣшнѣе, нежели сколько я могу представить.
   Онъ продолжалъ съ такимъ же жаромъ: изобразилъ свой страхъ, дабы столь кротк³й и столь снисходительный ко всѣмъ, выключая его, мой нравъ, и с³и правила повиновен³я, которыя принуждаютъ меня воздавать другимъ должное, не требуя того, чѣмъ они мнѣ обязаны, не были оруд³ями употребляемыми въ пользу того, который возбужденъ для того, чтобъ отмстить мнѣ за оказанную мнѣ отъ дѣда отличность, а ему за то, что даровалъ жизнь такой особѣ, которая бы безъ сомнѣн³я изторгнула собственный его духъ, и которая теперь старается лишить его надежды, дражайшей самой его жизни.
   Я ему отвѣчала, что употребляемая со мною строгость не произведетъ того дѣйств³я, котораго желаютъ; что не упоминая о чистосердечномъ моемъ желан³и не вступать никогда въ супружество, я его увѣряю особенно, что если мои родственники уволятъ меня отъ союза съ тѣмъ человѣкомъ, къ которому чувствую отвращен³е, то не для того, чтобъ принять другова, который имъ не нравится...
   Здѣсь онъ прервалъ мою рѣчь, прося извинен³я въ своей дерзновенности, но дабы сказать, что онъ не могъ стерпѣть своего отчаян³я, когда послѣ толикихъ доказательствъ почтительной его страсти услышалъ отъ меня...
   Я имѣю также право, государь мой, сказала я ему, прервать васъ съ своей стороны. Для чего вы не представляете еще съ большею очевидност³ю важность того обязательства, которое налагаетъ на меня с³я толь выхваляемая страсть? Для чего вы не обьявляете мнѣ откровенно, что упорство, коего я не желала, и которое меня приводитъ въ не соглас³е со всею фамил³ею, есть заслуга, уличающая меня въ неблагодарности, когда я оному ни мало не соотвѣтствую какъ вы того повидимому требуете.
   Я должна простить, говорилъ онъ, если онъ стараясь оказать заслугу свою чрезъ сравнен³е, потому что увѣренъ, что нѣтъ никого въ свѣтѣ достойнаго меня, могъ надѣяться большаго участ³я въ моей милости, нежели сколько получилъ, когда увидѣлъ своими соперниками Симмовъ и В³ерлеевъ, а потомъ сего презрительнаго Сольмса. Упорство же свое почитаетъ онъ не свободнымъ дѣйств³емъ; и я должна признаться, что хотя бы онъ не имѣлъ ни когда ко мнѣ любви, то предложен³я Сольмса учинили бы мнѣ так³я же препятств³я со стороны моей фамил³и; по чему онъ осмѣливается сказать мнѣ, что я своимъ къ нему благоволен³емъ, не только не умножу ихъ, но еще подамъ способнѣйшее средство къ отвращен³ю оныхъ.
   Родственники мои привели дѣла къ такое положен³е, что не можно мнѣ ихъ обязать, не принеся себя на жертву Сольмсу. Впрочемъ они полагаютъ справедливое между Сольмсомъ и имъ различ³е. Однимъ уповаютъ разполагать по собственному своему произволен³ю; другой же въ состоян³и меня защитить отъ всѣхъ оскорблен³й и почитаетъ законною надеждою пр³обрѣсть себѣ зван³е, которое гораздо выше глупыхъ видовъ моего брата.
   Какимъ образомъ сей человѣкъ, любезная моя пр³ятельница, столь подробно знаетъ о всѣхъ домашнихъ нашихъ бѣдств³яхъ? Но я болѣе удивляюсь, что онъ могъ знать то мѣсто, въ которомъ меня нашелъ, и сыскать способъ къ сему свидан³ю.
   Въ смятен³и моемъ казались мнѣ минуты весьма продолжительны, потому наипаче, что ночь приближалась. Однако нельзя было отъ него избавиться, не выслушавъ болѣе.
   Какъ онъ надѣется быть нѣкогда щастливѣйшимъ человѣкомъ, то увѣрялъ меня, что толикое имѣетъ попечен³е о моей чести, что не побуждая меня къ предпр³ят³ю такихъ поступковъ, которыми бы я могла заслужить нарекан³е, самъ не меньше, какъ и я ихъ порицаетъ, сколько бы для него они выгодны ни были. Но поколику мнѣ не позволяютъ избрать незамужнее состоян³е; то далъ мнѣ знать, многоли я имѣю способовъ къ избѣган³ю насильств³я, коему желаютъ подвергнуть мои склонности? Не имѣю ли я отца ревнующаго о своей власти, и дядей, имѣющихъ съ нимъ одинаковыя мысли? День пр³ѣзда Г. Мордена еще далекъ. Дядя мой и тетка Гервей весьма малую имѣютъ силу въ фамил³и; братъ же и сестра не престаютъ раздражать. Безпрестанныя предложен³я Сольмса служатъ другимъ побужден³емъ, и мать дѣвицы Гове склоняется болѣе на ихъ сторону, нежели на мою, дабы симъ подать примѣръ своей дочери.
   Потомъ спросилъ меня, соглашусь ли я принять по крайней мѣрѣ одно письмо отъ его тетки Лаврансъ; ибо другая его тетка Садлиръ, продолжалъ онъ, лишившись съ нѣкоторыхъ дней единородной своей дочери, мало мѣшается въ свѣтск³я дѣла. Обѣ они стараются о его бракѣ, и желаютъ болѣе соединить его со мною, нежели съ другою какою нибудь женщиною.
   Подлинно дражайшая моя пр³ятельница, весьма много находится справедливаго въ его словахъ; я могу сдѣлать с³е примѣчан³е, не упоминая о трепетан³и сердца; однако я ему отвѣчала, что не смотря на особенное свое уважен³е къ двумъ его теткамъ, не буду принимать писемъ, которые бы клонились къ тому намѣрен³ю, коему я никакъ пособствовать не намѣрена; что въ печальномъ моемъ положен³и должность меня обязываетъ всего надѣяться, всю сносить и на все отваживаться; что отецъ мой видя меня непоколебимую, и рѣшившуюся лучше умѣреть, нежели вытти за мужъ за г. Сольмса, можетъ быть оставитъ свои требован³я.
   Онъ прервалъ мою рѣчь, дабы представить невѣроятность сей перемѣны послѣ различныхъ поступокъ моей фамил³и, кои онъ предо мною изчислилъ, какъ то предосторожность ихъ въ обязан³и госпожи Гове, дабы она приняла участ³е въ ихъ пользахъ, яко такая особа, которая бы мнѣ могла дать убѣжище, если бы я была доведена до отчаян³я, безпрестанное наущен³е моего брата, чрезъ которое онъ старается внушить моему отцу, что по возвращен³и г. Мордена, отъ котораго я могу требовать исполнен³е завѣщан³я, весьма будетъ поздо удержать меня въ зависимости; принятое ихъ намѣрен³е, дабы меня заключить, отнять мою служанку, и дать другую отъ моей сестры; хитрость, съ какою они принудили мою мать отрещись отъ собственнаго своего мнѣн³я, чтобъ сообразоваться со всѣми ихъ видами; столько доказательствъ, сказалъ онъ мнѣ, что ни что не въ состоян³и перемѣнить ихъ рѣшимости, есть столько же причинъ смертельнаго его безпокойств³я. Онъ меня спросилъ, видѣла ли я когда нибудь, чтобъ отецъ мой оставилъ какое нибудь намѣрен³е, а особливо когда оно относилось до его власти и правъ. Знакомство его говорилъ онъ, продолжавшееся нѣсколько времени съ моею фамил³ею, показало ему очевидно мног³е знаки самопроизвольнаго владычества, какое рѣдко можно найти въ самыхъ государяхъ, и коего мать моя, наилучшая изъ всѣхъ женщинъ видѣла на себѣ печальный опытъ.
   Онъ коснулся другихъ разсужден³й такого же свойства; но я ему обьявила, что с³е меня оскорбляетъ, и никогда бы не позволила ему обращать ихъ на моего отца. Я продолжала, что несправедливая жестокость не могла меня разрѣшить отъ того, чѣмъ я обязана родительской власти.
   Я не должна думать, отвѣчалъ онъ мнѣ, чтобъ онъ почиталъ себѣ за удовольств³е напоминать мнѣ о семъ потому, что судя по получаемымъ имъ огорчен³ямъ отъ моей фамил³и, хотя онъ довольное имѣетъ право не меньше ее беречь, однако знаетъ, что малѣйшая отважность такого рода можетъ мнѣ сдѣлать неудовольств³е. Въ прочемъ принужденъ признаться, что имѣя въ молодости весьма пылк³я страсти, и стараясь всегда открывать свободно свои мысли, съ немалымъ трудомъ подвергаетъ себя насил³ю, которое признаетъ праведнымъ. Но уважен³е его ко мнѣ повелѣваетъ ему ограничить свои примѣчан³я явною и неоспоримою истинною, и я не могу оскорбиться, если онъ покажетъ естественное слѣдств³е изъ сказаннаго имъ; т. е. что когда отецъ мой съ толикою горделивост³ю оказываетъ свои права надъ женою, ни въ чемъ ему не прекословившею, то нѣтъ никакой надежды, чтобъ онъ могъ для дочери ослабить власть, о которой еще болѣе ревнуетъ, и которую подкрѣпляютъ пользы фамил³и, сильное отвращен³е, хотя и несправедливое, и ожесточен³е моего брата и сестры, а особливо иногда отлучен³е мое лишило меня средства стараться о своемъ дѣлѣ, и показать цѣну справедливости и истинны къ моему защищен³ю.
   Увы! любезный другъ, сколь истинны с³и примѣчан³я, и послѣдств³е. Въ прочемъ онъ его вывелъ съ большимъ равнодуш³емъ къ моей фамил³и нежели сколько я надѣялась отъ столь поносимаго человѣка, коему все приписываютъ неукротимыя страсти.
   Не будешь ли ты мнѣ твердить о трепетан³и сердца, и разлившейся на моемъ лицѣ краскѣ, если таковыя примѣры обузданности его нрава, заставляютъ меня думать, что предполагая нѣкоторую возможность примирен³я его съ моею фамил³ею, нельзя отчаеваться, чтобъ онъ не могъ быть обращенъ къ добродѣтели кротост³ю и разумомъ.
   Онъ мнѣ представилъ, что насил³е оказываемое моей свободѣ всѣмъ извѣстно, что братъ мой и сестра говорятъ обо мнѣ, какъ о избалованномъ ребенкѣ, который теперь находится въ бунтующемъ состоян³и, что всѣ тѣ однакожъ, которые меня знаютъ, безъ всякаго сомнѣн³я оправдываютъ мое отвращен³е къ такому человѣку, который кажется болѣе приличенъ моей сестрѣ, нежели мнѣ; что сколь онъ ни нещастливъ тѣмъ, что не могъ большаго произвесть впечатлѣн³я надъ моимъ сердцемъ, всѣ меня ему вручаютъ, что самые его враги не находя никакого предлога къ препятств³ю въ его породѣ, богатствѣ и надеждѣ, полагаютъ противъ него одно выражен³е, которое онъ при помощи бож³ей и моего примѣра, обѣщается отвратить на всегда, поколику начинаетъ чистосердечно познавать свои заблужден³я и угнѣтен³е ихъ, хотя они не столько страшны, какъ изображены злобою и завиств³ю; но что онъ сей пунктъ тѣмъ скорѣе оставляетъ, что лучше должно говорить дѣлами, нежели обѣщан³ями. Потомъ пр³емля сей случай за способный къ изьявлен³ю мнѣ учтивости, онъ говорилъ, что любя всегда добродѣтель, хотя и нестрого наблюдалъ ея уставы, почитаетъ качества моей души неразрывною своею цѣпью, и посправедливости можетъ сказать, что прежде, нежели узналъ меня, онъ ничего не находилъ, что бы могло уничтожить въ немъ нещастливый относительно супружества предразсудокъ, который до того времени дѣлалъ его нечувствительнымъ къ желан³ямъ и прозьбамъ всѣхъ его родствениковъ.
   Ты видишь, любезный другъ, что онъ откровенно говоритъ о себѣ такъ, какъ и его враги. Я согласна, что такая откровенность въ толь мало выгодномъ для его чести пунктѣ, дѣлаетъ вѣроятными проч³я его увѣрен³я. Кажется мнѣ, что я не легко бы обманулась лицемѣрствомъ, а особливо въ такомъ человѣкѣ, который по-читается за весьма вольнаго, если онъ самъ о себѣ столь странно изьясняется въ такомъ возрастѣ, въ которомъ с³я убѣдительность весьма рѣдка. Привычка, думаю я, не столь удобно искореняется. Мы всегда примѣчали, что онъ свободно сообщалъ свои мысли, и поступокъ съ нимъ моей фамил³и довольно доказываетъ, что не можетъ служить рабски изъ единого корыстолюб³я. Сколь жалко, что въ семъ нравѣ, изьявляющемъ столь похвальныя качества, добрыя склонности помрачены, и какъ бы потушены порокомъ. Намъ говоритъ, что онъ имѣетъ лучш³й умъ, нежели сердце. Но думаешь ли ты въ самомъ дѣлѣ, чтобъ онъ могъ имѣть весьма худое сердце? Вся его фамил³я не укоризненна, выключая только его. О госпожахъ говорятъ съ удивлен³емъ. Но я опасаюсь подвергнуть себя упреку, котораго желаю избѣгнуть. Однако весьма бы далеко простирали осужден³е, если бы упрекали женщину въ воздаваемой ею честному человѣку справедливости и въ выгодномъ ея объ немъ мнѣн³и, когда ей безпрепятственно позволяютъ воздавать такую же справедливость всякому другому человѣку.
   Онъ вторично началъ меня просить о получан³и письма отъ тетки его Лаврансъ, и чтобъ я не отвергла ихъ покровительство. Онъ утверждалъ, что знатные люди, такъ какъ и добродѣтельные весьма осторожны, что и не удивительно: ибо знатность сохраняемая достойнымъ образомъ есть добродѣтель, и взаимно добродѣтель есть истинная знатность, что побужден³я ихъ къ наблюден³ю благопристойной осторожности, суть одни и тѣ же, что оба с³и качества, одинаковое имѣютъ начало; безъ чего бы тетка его рѣшилась ко мнѣ написать; но что она желаетъ знать, хорошо ли будутъ приняты ея предложен³я, тѣмъ болѣе, что по видимому они не всею моею фамил³ею были бы одобрены, и что во всякомъ другомъ случаѣ, кромѣ сего неправеднаго гонен³я, она бы опасалась представлять мнѣ ихъ.
   Я ему отвѣтствовала, что признательность моя за с³е предложен³е не препяствуетъ мнѣ видѣть, къ чему можетъ меня довесть сей поступокъ. Я опасалась чтобъ не показать вида тщеслав³я, еслибы ему сказала, что прозьбы его въ семъ случаѣ заключаютъ въ себѣ нѣкоторое лукавство, и желан³е принудить меня къ такимъ мѣрамъ, отъ которыхъ не легко можно избавиться. Но я ему говорила, мало можетъ меня тронуть, что въ мысляхъ моихъ единая добродѣтель величественна, что изящный нравъ госпожъ его фамил³и больше меня поражаетъ, нежели качество сестръ Милорда М... И дочерей Пера; что хотя бы мои родственники и одобрили его сватовство, то никакъ бы я не согласилась принимать его попечен³й, если бы онъ только сталъ представлять важность достоинства своихъ тетокъ; потому что тѣже самыя причины, которыя заставляютъ меня удивляться имъ, служили бы тогда возражен³ями противъ него. Я его увѣряла; что съ не малымъ огорчен³емъ вступила съ нимъ въ письменное сообщен³е; а особливо съ того времени, какъ таковая переписка мнѣ была воспрещена; что единый полезный плодъ, который я думала получить отъ непредвидѣннаго и нежеланнаго свидан³я, есть тотъ, дабы ему обьявить, что я принуждена впредь пресѣчь всякое сношен³е, надѣюсь, что онъ не будетъ послѣ сего прибѣгать къ угрозамъ противъ моей фамил³и, дабы привесть меня въ необходимость ему отвѣтствовать.
   Свѣтлость дня еще дозволяла мнѣ примѣтить, что онъ послѣ сего изьяснен³я принялъ на себя весьма важной видъ. Онъ столько уважаетъ свободный выборъ, говорилъ мнѣ, и оставляя средства насильств³я одному Сольмсу, толикое имѣетъ презрѣн³е къ сему способу, что самъ бы себя возненавидѣлъ, еслибы могъ помыслить когда нибудь, чтобъ обязать меня страхомъ. Однако надобно разобрать два случая. Во первыхъ безпрестанныя оскорблен³я, содержимые при немъ лазутчики, изъ коихъ онъ одного открылъ, поношен³я, простираемыя даже до его фамил³и, и тѣ, которыя на меня возвергаютъ по единому отношен³ю къ нему; безъ чего бы онъ признался, что не прилично ему подвергать себя имъ для меня безъ моего позволен³я; всѣ с³и причины служатъ ему необходимымъ закономъ къ изъявлен³ю справедливаго его гнѣва. Должно ли честному человѣку, спросилъ онъ меня, сносить столько обидъ, если бы онъ не былъ удерживаемъ такимъ побужден³емъ, каково есть то, чтобъ мнѣ угождать. Во вторыхъ онъ меня просилъ разсмотрѣть, дозволяетъ ли мое положен³е дѣлать нѣкоторое отлагательство въ принят³и средствъ, которыя онъ предлагаетъ мнѣ въ послѣдней крайности. Въ прочемъ предложен³е его тетки ни къ чему меня необязываетъ. Я могу принять с³е покровительство, не навлекая на себя необходимость принадлежать ему, если найду какую нибудь причину къ охужден³ю его поведен³я.
   Я ему отвѣчала, что ето означалобы обманъ, и что я не могу предаться въ покровительство его друзей, не заставя думать, что имѣю друг³е виды.
   Думаетели вы, прервалъ онъ, чтобъ публика иначе толковала насильств³е содержащее васъ въ неволѣ? Вы должны разсудить сударыня, что не имѣете больше свободы въ выборѣ, и что вы находитесь во власти тѣхъ, которые намѣрены васъ принудить къ исполнен³ю своей воли. Предложен³е мое вамъ есть то, чтобъ принять услуги отъ моей тетки, и не прежде оными пользоваться, какъ употребивъ все къ избѣжан³ю необходимости оныхъ. Позвольте мнѣ сказать также, что если вы съ сей минуты пресѣчете переписку, на которой вся моя надежда основывалась, если не рѣшились загладить худшее изъ всѣхъ золъ, то весьма очевидно, что вы погибнете отъ того. Худшее! я разумѣю для меня одного; ибо оно не можетъ быть таковымъ для васъ. Тогда какъ могу только стерпѣть с³е предположен³е? И такъ справедливо, что вы будете принадлежать Сольмсу! Но клянусь всемъ священнымъ что ни онъ, ни вашъ братъ, ни ваши дядья не возпользуются своею побѣдою. Сколь для меня постыдно таковое ихъ торжество!
   Сильная его запальчивость меня устрашила. Я оказала справедливое свое огорчен³е; но онъ бросясь еще къ моимъ ногамъ говорилъ; не разлучайтесь со мною для Бога, не оставте меня въ томъ отчаян³и, въ которомъ я нахожусь! Не разкаян³е мое о данной клятвѣ повергаетъ меня къ вашимъ ногамъ; я ее повторяю еще въ семъ ужасномъ предположен³и. Но не почтите с³е угрозою, дабы склонить васъ страхомъ на мою сторону. Если сердце ваше, продолжалъ онъ вставши, повелѣваетъ вамъ слѣдовать родительской волѣ, или лучше сказать братней, и предпочесть Сольмса, то я конечно отомщу тѣмъ, которые оскорбляютъ меня, и родственниковъ моихъ; но потомъ изторгну свое сердце собственными руками, дабы его наказать за его преданность къ такой женщинѣ, которая способна къ сей предпочтительности.
   Я ему сказала, что с³и слова меня озлобляютъ, но что онъ можетъ себя увѣрить, что я никогда не буду женою г. Сольмса, не заключая однакожъ изъ того что нибудь въ свою пользу, потому что я тоже самое обьявила своей фамил³и предполагая, что нѣтъ другаго занимающаго мое сердце.
   По крайней мѣрѣ согласилась бы я дѣлать ему честь свою перепискою. Надѣясь показать больше успѣховъ въ моемъ почтен³и, онъ никакъ не можетъ снести лишен³я единой милости имъ полученной.
   Я ему говорила, что если злоба его противъ моей фамил³и не утишилась, то я не отрекаюсь, по крайней мѣрѣ на нѣкоторое время, и даже до окончан³я настоящихъ моихъ злощаст³й продолжать переписку, въ которой сердце мое непрестанно меня упрекаетъ, какъ онъ отъ собственнаго своего чувствуетъ упреки, (съ нетерпѣливост³ю перехватилъ) за то, что сноситъ все то, что надобно терпѣть когда разсуждаетъ, что с³я необходимость наложена на него не мною, для которой самыя жесточайш³я мучен³я были бы ему пр³ятны, но чрезъ онъ не окончилъ сей рѣчи.
   Я ему откровенно обьявила, что онъ с³е долженъ приписать самому себѣ, коего не порядочные нравы укрѣпляютъ сторону его противниковъ. Но весьма не справедливо, сказала я ему, говорить съ выгодою о такомъ человѣкѣ который самъ ни мало не уважаетъ своей чести.
   Онъ старался оправдать себя, но я ему отвѣчала, что хочу судить о немъ по собственному его правилу, т. е. по его дѣламъ, безъ коихъ мало можно полагаться на слова.
   Если бы враги его, перехватилъ онъ, не были столь сильны и рѣшительны, или если бы они не оказали своихъ намѣрен³й жестокими насил³ями, то охотно бы онъ согласился повергнуть себя шестимѣсячному или годовому испытан³ю. Но онъ увѣренъ, что всѣ ихъ виды ограничивались бы продолжен³емъ одного мѣсяца, и мнѣ болѣе всѣхъ извѣстно, должно ли надѣяться нѣкоторой перемѣны со стороны моего отца.
   Я ему говорила, что прежде, нежели буду искать другаго покровительства, желаю испытать всѣ средства, которыя мнѣ могутъ внушить мое почтен³е и довѣренность, коей еще меня не лишили нѣкоторыя особы фамил³и, и если ни въ чемъ не буду имѣть успѣха, то отдать имъ землю, которая толикую

Другие авторы
  • Первухин Михаил Константинович
  • Персий
  • Водовозов Николай Васильевич
  • Арсеньев Константин Константинович
  • Никольский Юрий Александрович
  • Маколей Томас Бабингтон
  • Золотухин Георгий Иванович
  • Дурова Надежда Андреевна
  • Багрицкий Эдуард Георгиевич
  • Шкляревский Павел Петрович
  • Другие произведения
  • Волошин Максимилиан Александрович - Марина Цветаева. Письма к М. А. Волошину
  • Катков Михаил Никифорович - Генерал-губернатор П. А. Тучков
  • Вольтер - Танкред
  • Островский Александр Николаевич - Письма 1873-1880 гг.
  • Лукаш Иван Созонтович - Настоящий литератор
  • Аксаков Николай Петрович - Людвиг Кондратович (Вл. Сырокомля)
  • Достоевский Федор Михайлович - Достоевский Ф. М.: биобиблиографическая справка
  • Шатобриан Франсуа Рене - Новое сочинение Шато-Бриана
  • Мур Томас - Подойди, отдохни здесь со мною...
  • Нелединский-Мелецкий Юрий Александрович - Стихотворения
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
    Просмотров: 304 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа