Главная » Книги

Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть вторая)

Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть вторая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


ДОСТОПАМЯТНАЯ ЖИЗНЬ

ДѢВИЦЫ

КЛАРИССЫ

ГАРЛОВЪ,

истинная повѣсть.

Англинское творен³е

Г. РИХАРДСОНА

Съ присовокуплен³емъ къ тому оставшихся по смерти Клариссы писемъ и духовнаго ея завѣщан³я.

Часть вторая.

Во градѣ Святаго Петра, 1792 года.

   Свидѣтельствовалъ и подписалъ Коллежской Совѣтникъ и отправляющ³й должность Санктпетербургскаго Полицмейстера.
  

АНДРѢЙ ЖАНДРЬ.

ПОВѢСТЬ КЛАРИССЫ ГАРЛОВЪ

  

Письмо XXVII².

КЛАРИССА ГАРЛОВЪ къ АННѢ ГОВЕ.

Въ пятницу 10 Марта.

  
   Позволь дражайшая пр³ятельница показать тебѣ нѣкоторыя мѣста твоего письма, которыя меня чувствительно трогаютъ.
   Вопервыхъ тебя увѣряю, что я не смотря на свое унын³е, весьма огорчена твоими разсужден³ями о моихъ родственникахъ, а особливо тѣми, которыя относятся до моего отца и памяти моего дѣда. Язвительное твое нарекан³е не миновало и самой твоей матери. Правда несносная досада изторгаетъ иногда столь неблагопристойные отзывы, которые предосудительны чести тѣхъ, коихъ любимъ и наиболѣе уважаемъ; но не весьма прилично пользоваться такою вольност³ю. Сверьхъ того ты столь сильно изъясняешься противъ всего, что тебя ни приводитъ въ отвращен³е; что я чуствуя умален³е моего жара и размышляя о томъ, къ чему подала поводъ, принуждена обратить противъ самой себя свои выговоры. Итакъ согласись, любезный другъ, что я имѣю право приносить тебѣ мои жалобы, если онѣ будутъ оправданы моимъ положен³емъ; но твой долгъ есть успокоить снѣдающую меня скорьбь совѣтами, коихъ никто лучше тебя не можетъ подать, съ тою несравненною выгодою, что я всегда вяшшую приписывала имъ цѣну.
   Я не могу отрицать, что бы сердце мое не ласкалось тою потачкою, которую ты мнѣ оказываешь къ усугублен³ю справедливаго моего къ Г. Сольмсу презрѣн³я. Однако позволь сказать, что онъ не столько страшенъ, какъ ты его описываешь, покрайнѣй мѣрѣ съ виду, ибо со стороны души, все что я объ немъ ни знаю, заставляетъ меня вѣрить, что ты ему совершенную воздала справедливость. Но толь особенное твое дарован³е изображать гнусныя употреблен³я, и с³я необыкновенная дѣятельность выводитъ иногда тебя изъ предѣловъ вѣроятности. Словомъ сказать, я не однократно видала тебя берущую пѣро въ томъ намѣрен³и, дабы написать все то, что твой разумъ, нежели истинна могъ внушить приличнаго случаю. Можно бы подумать, что мнѣ тѣмъ менѣе надлежитъ за с³е тебѣ выговаривать, чемъ болѣе твое омерзѣн³е и отвращен³е зависятъ отъ твоей ко мнѣ нѣжности. Но не должны ли мы всегда судить о самихъ себѣ и о томъ, что насъ трогаетъ, такъ какъ мы съ справедливост³ю можемъ вообразить себѣ, чтобъ объ насъ и нашихъ дѣлахъ друг³е судили? Касательно твоего совѣта, дабы возвратить мои права, я никогда не намѣрена ссориться съ моимъ отцемъ чево бы то мнѣ ни стоило. Можетъ быть я послѣ буду отвѣтствовать на всѣ твои разсужден³я; но теперь ограничнваю себя симъ примѣчан³емъ, что Ловеласъ судилъ бы меня меньше достойною своихъ старан³й; естьли бы почиталъ меня способною къ принят³ю другой рѣшительности. С³и люди среди всѣхъ своихъ ласкательствъ не престаютъ однакожь помышлять о надежныхъ выгодахъ; и я въ томъ ихъ не виню. Любовь, разсматриваемая въ послѣдств³и, должна казаться великою глупост³ю, когда она доводитъ до убожества особъ рожденныхъ для изобил³я, и когда ввергаетъ великодушныя сердца въ жестокую необходимость обязательствъ и зависимости.
   Ты находишь въ различ³и нашихъ нравовъ весьма замысловатую причину дружества насъ соединяющаго; я бы никогда ее не выдумала. Она нѣсколько справедлива. Но какъ бы то ни было, только то неоспоримо, что я въ своемъ равнодуш³и и по нѣкоторомъ размышлен³и начинаю еще болѣе любить тебя за твои исправлен³я и выговоры, какую бы ты строгость въ нихъ ни употребляла. Итакъ нещади меня, любезный другъ, когда ты найдешь малѣйш³й во мнѣ недостатокъ. Я люблю пр³ятную твою насмѣшку, ты сама то знаешь; и сколько ни почитаешь меня суровою; осуждала ли я когда нибудь твою чрезмѣрную веселость, которую ты себѣ приписываешь?
   Первой договоръ нашей дружбы всегда состоялъ въ томъ, что бы сообщать взаимныя наши одной о другой мысли; и я почитаю необходимою с³ю вольность во всѣхъ спряжен³яхъ сердца, имѣющихъ основан³емъ добродѣтель.
   Я предвидѣла, что мать твоя будетъ защищать систему слѣпаго повиновен³я со стороны дѣтей. Къ нещаст³ю, обстоятельства привели меня въ несостоян³е сообразоваться ея началамъ. Конечно я бы должна онымъ слѣдовать, какъ говоритъ Госпожа Нортонъ, еслибы могла. Сколько ты щастлива, завися отъ самой себя въ предлагаемомъ тебѣ выборѣ въ пользу Г. Гикмана! и сколько бы я была довольна, если бы поступали со мною съ равнымъ снисхожден³емъ! Я бы не могла, не навлекая на себя стыда, слышать прозьбы моей матери и при томъ безполезно, дабы подать надежду столь неукоризненному человѣку, каковъ есть Г. Гикманъ.
   Истинно, любезная Гове, я не могла читать безъ смущен³я, что твоя мать говоря обо мнѣ сказала, что всего опаснѣе во младости нашего пола предубѣжден³е въ любовныхъ случаяхъ. С³е тѣмъ болѣе для меня чувствительно, что ты сама кажется желаешь преклонить меня на с³ю сторону. Поколику я была бы достойна немалаго нарекан³я за малѣйшее мое къ тебѣ притворство; то не буду спорить, что сей Ловеласъ не могъ бы быть достойно награжденъ взаимною склонност³ю еслибы его нравъ былъ столькоже безпороченъ, какъ и нравъ Гикмана; или еслибы была какая нибудь надежда къ доведен³ю его до сей степени. Но мнѣ кажется, что слово любовь, толь скоро произносимое, впечатлѣваетъ довольно сильный и пространный звукъ. Однако я уступаю, что чрезъ насильственныя мѣры, можно быть доведенной наконецъ до нѣкоторой договорной склонности. Но въ разсужден³и назван³я любви законной и пленяющей, каковая царствуетъ въ родствѣ, общежит³и, а наипаче въ сихъ главныхъ нашихъ должностяхъ, въ которыхъ она собственно заслуживаетъ имени божественной, кажется, что звукъ онаго, ограниченный въ тѣсномъ и особенномъ смыслѣ, невесьма бываетъ пр³ятенъ. Открывай свободнѣе свои мысли о другихъ пунктахъ. С³я вольность, какъ я уже тебѣ говорила, послужитъ только къ умножен³ю моего дружества. Но я бы желала для чести нашего пола, что бы ты съ большею осторожност³ю говорила или писала о вмѣнен³и любви, хотя бы обо мнѣ, или о другой говорено было. Ибо сугуба для мущинъ побѣда, если столь нѣжная женьщина какъ ты, и столько имѣющая презрѣн³я къ нимъ, подвергаешь ихъ власти нѣкоторымъ образомъ свою подругу, какъ глупую тварь, страждущую любов³ю, съ нѣкоторою пр³ятност³ю ласкающею ея слабости.
   Я бы здѣлала нѣкоторыя друг³я примѣчан³я на два послѣдн³я твои письма, еслибы духъ мой не былъ стѣсненъ. Я разбирала только тѣ мѣста, которыя меня наиболѣе тронули, и о которыхъ я не думала такъ скоро тебя увѣдомить. О происходящемъ здѣсь буду писать послѣ.
  

Письмо XXIX.

КЛАРИСА ГАРЛОВЪ къ АННѢ ГОВЕ

въ субботу 11 марта

  
   Я столько получила оскорблен³й со стороны моего брата и сестры и столько откровенныхъ наглостей отъ безстыдной Бетти Барнесъ; что не написавши къ моимъ дядямъ по совѣту матери, разсудила прежде представить имъ мои жалобы на таковой несходственный съ братнимъ поступокъ. Но я тутъ оказала себя такимъ образомъ, что ты болѣе восторжествуешь надо мною, если не престанешь толковать слова мои чрезъ нѣкоторыя мѣста первыхъ моихъ писемъ. Кратко сказать, ты найдешь гораздо удобной случай, чтобы почитать меня довольно подверженною любви, естли бы причины, для коихъ я перемѣнила нѣсколько мое поведен³е, не заставляли тебя думать о семъ справедливѣе. Я принуждена согласоваться съ собственными ихъ мыслями, и поелику они необходимо требуютъ, чтобъ я была предубѣждена въ пользу Г. Ловеласа, то я имъ подала поводъ болѣе утвердиться въ семъ мнѣн³и, нежели сомнѣваться. Вотъ причины сей перемѣны.
   Вопервыхъ они полагаютъ первое свое основан³е на моемъ имъ признан³и, что я имѣю незанятое сердце, и не находя никакихъ для меня препятств³й, стараются представить противоборств³е мое совершеннымъ упорствомъ. Почему думаютъ, что отвращен³е мое къ Сольмсу можетъ быть легко побѣждено должнымъ моему родителю послушан³емъ и уважен³емъ общей ползы фамил³и.
   Потомъ хотя и употребляютъ с³е доказательство къ моему загражден³ю; однако въ томъ повидимому ни мало не полагаются на мое признан³е, и поступаютъ со мною съ такою наглост³ю и презрѣн³емъ какъ бы я влюбилась въ слугу моего отца; такъ что условное отрицан³е отъ Г. Ловеласа не послужило мнѣ ни въ какую пользу.
   Съ другой стороны могули я себя увѣрить, чтобы ненависть моего брата была основательна. Порокъ Г. Ловеласа по крайнѣй мѣрѣ тотъ, о которомъ безъ престанно говорятъ, есть безпорядочная его страсть къ женщинамъ. Безъ сомнѣн³я ето важно: но изъ любви ли ко мнѣ братъ мой его поноситъ? нѣтъ, всѣ его поступки показываютъ, что имъ дѣйствуютъ друг³я пружины.
   Итакъ справедливость обязываетъ меня нѣкоторымъ образомъ къ защищен³ю такого человѣка, который несмотря на справедливый свой гнѣвъ, не хотѣлъ нанесть всего возможнаго для него зла; вмѣсто того, братъ мой старался всегда ему учинить оное, когда только могъ. Кажется кстати было потревожить ихъ тою опасност³ю, чтобы употребляемые ими способы не были совершенно противны тѣмъ, кои они должны предпринять для соотвѣтств³я собственнымъ своимъ видамъ. Однако ето не есть лестное ободрен³е для Г. Ловеласа, что я предпочитаю его тому человѣку, которымъ меня устрашаютъ. Дѣвица Гове, говорила я сама въ себѣ, обвиняетъ меня въ мнимой слабости, подвергающей меня наглости брата. Я хочу представить себѣ, что нахожусь предъ глазами сей дорогой пр³ятельницы; и представить нѣкоторый опытъ ея разуму не показавъ нимало, что я имъ много занята.
   Въ сихъ мысляхъ рѣшилась я написать слѣдующ³я два письма къ моему брату и сестрѣ.
   ,,Снося оскорблен³я, можетъ быть по единымъ только вашимъ внушен³ямъ, братецъ, должно быть мнѣ позволено принесть вамъ о томъ мои жалобы. Я не намѣрена оскорбить васъ моимъ письмомъ; но признаю за должность изъясниться откровенно. Обстоятельства меня къ сему обязываютъ.
   ,,Позвольте во первыхъ напомянуть вамъ, что я ваша сестра, а не служанка. Вы можете изъ сего заключить, что несправедливо ни мнѣ быть гонимой, ни вамъ поступать столь жестоко и пристрастно въ такомъ случаѣ, въ которомъ я не имѣю принимать отъ васъ повелѣн³я.
   ,,Положимъ, что я должна вытти за такого человѣка, котораго вы не любите, и что къ нещаст³ю моему не нахожу въ немъ нѣжнаго и благосклоннаго мужа; то можетъ ли с³е быть причиною вашей неучтивости и жестокости? должныли вы ускорить время моего нещаст³я, естьли я должна нѣкогда испытать оное? я сего не скрываю; мужъ, который бы поступалъ со мною еще хуже, нежели какъ вы со мною поступаете съ нѣкотораго времени, какъ съ сестрою, былъ бы безъ сомнѣн³я варваръ.
   ,,Спросите вы самаго себя г. мой учинили ли бы вы такую строгость съ

<Пропуск разворота>

   ,,Смѣю также вамъ объяснить, что главная цѣль воспитываемыхъ въ нашихъ университетахъ юношей есть та, дабы ихъ научить, какъ разсуждать справедливо, и обладать своими страстьми. Надѣюсь также любезный братъ, что вы людямъ имѣющимъ большее нашего знан³е не подадите случая думать, что одна болѣе успѣла за своимъ столикомъ, нежели другой въ университетѣ. Признаюсь, что съ великою досадою о томъ говорю; но я неоднократно слышала, что необузданныя ваши страсти не дѣлаютъ никакой чести вашему воспитан³ю.
   ,,Въ прочемъ уповаю, что вы не оскорбитесь моею смѣлост³ю. Вы меня сами къ тому побудили. Еслиже вы почитаете себя оскорбленнымъ, то разсмотрите болѣе причину нежели дѣйств³е. Тогда лишь только малое обратите на себя вниман³е, причина с³я изчезнетъ, и съ праведливост³ю можно будетъ сказать, что не найдется дворянинъ совершеннѣе моего брата.
   ,,Я увѣряю васъ государь мой, что не изъ гордости, какъ вы меня въ томъ обвиняли, но съ истинною искренност³ю сестры, осмѣлилась вамъ предложить сей совѣтъ. Прошу небо, дабы оно опять внушило дружество въ сердце единаго моего брата. Заклинаю васъ быть ко мнѣ сострадательнымъ другомъ; ибо я есмь и пребуду на всегда вашею усердною сестрою.
  

Кларисса Гарловъ.

  
   Вотъ отвѣтъ моего брата.
  
   ,,Я вижу, что не будетъ конца дерзкимъ твоимъ письмамъ, если къ тебѣ не отпишу. И такъ я не съ тѣмъ берусь за перо, чтобъ вступать въ брань съ отважною и гордою бездѣльницею, но чтобъ запретить тебѣ впредь безпокоить меня твоими смѣшными бреднями. Я не знаю, къ чему служитъ разумъ женщинѣ, если не къ тому, чтобъ быть кичливою и презирать другихъ твой же, безстыдная дѣвица, возноситъ тебя выше твоей должности, и научаетъ отвергать наставлен³я и повелѣн³я твоихъ родителей. Но когда ты будешь слѣдовать сему пути презорство твое гораздо будетъ несноснѣе. Вотъ все то, что я тебѣ долженъ сказать, оно останется таковымъ, или мои старан³я будутъ тщетны, если ты не престанешь оказывать предпочитательности сему безчестному Ловеласу, который по справедливости ненавидимъ всею твоею фамил³ею. Весьма очевидно, что онъ глубоко печатлѣлся въ твоихъ нѣсколько преждевременныхъ склонностяхъ; но чѣмъ с³е впечатлѣн³е будетъ неодолимѣе, тѣмъ болѣе найдутъ средствъ, дабы изторгнуть подлеца изъ твоего сердца. Что касается до меня, то не смотря на твой безстыдный совѣтъ и не менше прежнихъ дерзновенныя разсужден³я, ты сама будешь виновата, если не хочешь имѣть меня всегда своимъ другомъ и братомъ. Но ежели не престанешь желать такого мужа, какъ Ловеласъ, то не почитай меня никогда ни тѣмъ ни другимъ.
  

Жамесъ Гарловъ.

  
   ,,Теперь должно тебѣ сообщить коп³ю моего письма къ сестрѣ, и ея отвѣтъ.
   ,,Какимъ оскорблен³емъ, дражайшая сестрица! заслужила я, что вы вмѣсто того, дабы стараться о утишен³и гнѣва моего родителя, что бы я безъ сомнѣн³я для васъ исполнила, естьли бы сей злощастный случай былъ вашъ, имѣете еще толь жестокое сердце, что не только его но и мать мою противъ меня возбуждаете? Представте себя на моемъ мѣстѣ, любезная Белла, и вообразите, что хотятъ васъ выдать за мужъ за Г. Ловеласа, къ коему, какъ думаютъ, вы имѣете непобѣдимую ненависть, не почли ли бы вы с³е повелѣн³е весьма несноснымъ закономъ? Однако отвращен³е ваше къ Г. Ловеласу не можетъ быть столь велико, каково есть мое къ Г. Сольмсу: любовь и ненависть не суть произвольныя страсти.
   ,,Можетъ статься братъ мой почитаетъ качествомъ мужескаго духа, чтобъ быть нечувствительнымъ къ нѣжности. Мы обѣ слышали, какъ онъ хвалился, что никогда не любилъ съ отличност³ю: и въ самомъ дѣлѣ будучи обладаемъ другими страстьми, отвергающими въ своемъ первомъ началѣ друг³я склонности, не можетъ онъ имѣть никогда въ сердцѣ другихъ впечатлѣн³й, что съ такими склонностями гонитъ и не щадитъ злощастную сестру, удовлетворяя симъ своей ненависти и честолюб³ю; ето для меня не столько удивительно, но что бы сестра оставила сестру, и вмѣстѣ съ нимъ побуждала на гнѣвъ отца и мать въ такомъ случаѣ, которой относится до ея пола, и который бы могъ быть ея собственнымъ. Таковой поступокъ, Белла по справедливости не весьма благопристоенъ.
   ,,Мы обѣ помнимъ то время, въ которое г. Ловеласъ почитался за такого человѣка, коего можно было исправить, и когда ни мало не почитали преступлен³емъ надежду, что бы его обратить на путь добродѣтели и щаст³я.
   ,,Я не хочу учинить въ томъ опыта. Однако безъ трудности признаюсь, что если я не имѣю къ нему никакой склонности, то способы, коими принуждаютъ меня согласиться на принят³е такого человѣка, какъ г. Сольмсъ, удобно могутъ мнѣ ее внушить.
   ,,Оставте на минуту всѣ предразсудки, и сравните сихъ двухъ особъ въ породѣ, воспитан³и, въ знатности, въ умѣ, въ обхожден³и и также въ щаст³и, не выключая и исправлен³е ихъ. Взвѣсте ихъ любезная сестрица: однако я всегда отрѣкаюсь отъ супружества, если хотятъ принять сего жениха.
   ,,Нещаст³е, на которое я осуждена, есть жестокое для меня мучен³е. Я бы желала обязать всѣхъ моихъ друзей. Но справедливость и честность позволяютъ ли мнѣ быть женою такого человѣка, котораго я терпѣть не въ состоян³и? Если я никогда не противилась волѣ моего отца, естьли всегда почитала удовольств³емъ обязывать и повиноваться, то суди изъ сего бѣдственнаго упорства, сколь должна быть сильна моя ненависть.
   ,,Сжалься на до мною дражайтая моя Белла, любезная сестра, другъ, подруга, совѣтница, и все то, чемъ ты была въ щастливѣйшее время. Будь посредницею любящей тебя сестры Клари. Гарловъ.
  

,,Дѣвица Клар. Гарловъ.

   ,,Благопристоинъ ли, или нѣтъ мой поступокъ по твоимъ премудрымъ разсужден³ямъ, я только тебѣ скажу свое мнѣн³е о твоемъ поведен³и. Совсемъ своимъ благоразум³емъ ты кажешься глупою, которую любовь обезумила. Ето довольно видно изъ всего твоего письма. Что касается до твоего незамужства, то такому вздору никто не хочетъ вѣрить. Это одно только лукавство, дабы избѣгнуть отъ повиновен³я своей должности и волѣ наилучшихъ твоихъ родителей, которые всегда къ тебѣ имѣли нѣжное расположен³е, хотя и весьма худо за оное награждены. Правда мы тебя всегда почитали кроткою и любимою дѣвицею. Но для чегожъ ты перемѣнилась? тебѣ никогда не противорѣчили, всегда позволяли слѣдовать собственной твоей волѣ. Ты лучше соглашаешься быть обладаемою дерзкимъ подлецомъ, нежели показать себя послушною. Тебѣ неможно любить Г. Сольмса? Вотъ отговорка; нѣтъ сестрица, истинная сему причина есть та, что сердце твое занято Ловеласомъ, симъ бѣднымъ Ловеласомъ, по справедливости проклинаемымъ всею твоею фамил³ею, которой обагрилъ свои руки кров³ю твоего брата. Однако ты хочешь его ввести въ нашъ союзъ, не правдали?
   ,,Я не могу вообразить себѣ, чтобы могла имѣть малѣйшую склонность къ такому человѣку. Если онъ когда нибудь получалъ нѣкоторое благоволѣн³е отъ нашей фамил³и, то ето было прежде, нежели пагубный его нравъ былъ извѣстенъ. Опыты, которые столь сильное произвели надъ нами впечатлен³е, должны бы и тебя столько же поразить, еслибы ты не была столь рѣшительнаго свойства, какъ всѣ теперь узнали изъ сего случая.
   Боже мой! Как³я выгоды на сторонѣ сего человѣка! Порода, воспитан³е, знатность, разумъ, обходительность, видъ, щаст³е и исправлен³е все свидѣтельствуетъ въ его пользу! Какая нѣжность сердца любов³ю питающагося! и ты хочешь никогда не вступать въ супружество! такъ. Я за с³е отвѣчаю, хотя всѣ с³и мнимыя совершенства тебя ослѣпляютъ. Но окончимъ; я хочу только, что бы ты при всемъ остроум³и, не почитала другихъ безразсудными, надъ коими ты думаешь повелѣвать жалобнымъ твоимъ голосомъ.
   Я позволяю тебѣ писать, сколько угодно; но сей отвѣтъ будетъ послѣдн³й, который ты отъ меня получишь.

Арабелла Гарлловъ.

  
   Я изготовила также два письма къ моимъ дядьямъ, которыя отдала въ саду одному слугѣ, прося его, что бы онъ ихъ вручилъ, куда надобно. Если я должна получить так³я же отвѣты, какъ отъ моего брата и сестры, то ничего не могу обѣщать себѣ пр³ятнаго; но когда испытаю всѣ средства, то тѣмъ меньше буду себя упрѣкать, если что нибудь случиться нещастное. Я къ тебѣ пришлю коп³ю съ сихъ двухъ писемъ; когда узнаю, какъ они были приняты, если только о томъ меня увѣдомятъ.
  

Письмо XXX

КЛАРИСА ГАРЛОВЪ къ АННѢ ГОВЕ.

Въ воскресенье въ вечеру 12 Марта.

  
   Этотъ Ловеласъ повергаетъ меня въ.мучительное безпокойств³е. Отважность и безразсудность его чрезвычайны. онъ былъ нынѣ въ церквѣ, вѣроятно съ тою надеждою, что бы меня тамъ увидѣть; однако если с³е было его побужден³е; то таковыя умыслы должны его обмануть.
   Хорея, которая была въ церквѣ сказала мнѣ, что онъ весьма гордо и съ презрѣн³емъ смотрѣлъ на нашу фамил³ю. Отецъ мой и дядья, также моя мать и сестра тутъ находились. По щаст³ю не было тутъ моего брата. Они все были приведены въ смятен³е. Какъ онъ еще въ первый разъ явился здѣсь послѣ той нещастной встрѣчи; то все собран³е къ нему обратилось.
   Какое онъ имѣетъ намѣрен³е, что принялъ на себя толь грозный и вызывающ³й видъ, какъ Хорея и друг³е примѣтили? Для того ли онъ пришелъ чтобъ меня видѣть? но поступая такимъ образомъ съ моею фамил³ею, думалъ ли онъ услужить мнѣ или понравиться? онъ знаетъ, сколько она его ненавидитъ, и для того не старается, хотя по видимому и весьма безполезно, умѣрить ихъ ненависть.
   Я думаю, вы помните дражайшая пр³ятельница, сколь часто примѣтна была намъ его гордость. Вы сами ему въ томъ смѣялись; и ни мало не оправдываясь, онъ согласился великодушно на обвинен³е. Симъ признан³емъ думалъ онъ загладить все, что касается до меня, то я всегда думала, что въ его состоян³и гордость можетъ быть весьма худою причиною забавы. Этотъ порокъ весьма подлъ, и притомъ безполезенъ въ людяхъ высокой породы. Если они заслуживаютъ уважен³е, то не ужели не надѣются получить его не полагая за нужное требовать онаго? Искать почтен³я высокомѣр³емъ значитъ подать сомнѣн³е о собственномъ своемъ достоинствѣ; или показать, что друг³е не почитаютъ его того достойнымъ по его дѣламъ. Отличность или знаменитость можетъ быть поводомъ къ гордости тѣмъ, для коихъ с³и качества новы. Тогда осужден³я и презрѣн³я, кои она на нихъ навлекаетъ, берутъ надъ нею перевѣсъ. Съ толикими выгодами, а особливо со стороны его личности и просвѣщен³я, какъ увѣряютъ, къ чему служитъ быть гордымъ и надменнымъ! а наипаче когда черты его лица въ томъ его обвиняютъ и измѣняютъ. Сколько онъ мнѣ кажется неизвинителенъ! гордъ, но чемъ же? не тѣмъ, что дѣлаетъ добро; таковую гордость можно оправдать. Гордъ внѣшними выгодами. Но такая слабость не заставляетъ ли сомнѣваться и о внутреннемъ? Правда, друг³е бы могли опасаться, что бы не быть попираемыми, если бы не показывали на себѣ надменнаго вида; но такой человѣкъ, какъ онъ, долженъ быть увѣренъ, что униженность послужила бы ему украшен³емъ его достоинствъ.
   Не можно не приписать ему многихъ дарован³й. Но с³и дарован³я и всѣ его личныя преимущества служили ему причиною къ заблужен³ю. Я не обманываюсь въ семъ мнѣн³и, и свободно заключаю, что разсматривая на однихъ вѣсахъ зло и добро, не будетъ перевѣса на сторонѣ послѣдняго.
   Если друзья мои повѣрятъ моей скромности, то я смѣло утверждаю, что проникла бы во всѣ его недостатки. Тогда бы я съ такою же непоколѣбимост³ю ему отказала, съ какою другихъ отринула, и съ какою буду противиться навсегда г. Сольмсу. Сколько имъ безъизвѣстно мое сердце! оно лучше окаменѣетъ, нежели добровольно согласится на то, что бы учинило малѣйшее поношен³е имъ, моему полу и самой мнѣ.
   Прости мнѣ, любезная пр³ятельница, за с³и мои важныя единобесѣдован³я, ибо я ихъ такъ могу назвать. Какимъ образомъ я позволила себѣ вступить въ толь мног³я разсужден³я? но случай къ онымъ представляется мнѣ въ настоящемъ видѣ. Всѣ здѣсь заняты однимъ предмѣтомъ. Хорея говоритъ, что онъ старался оказать ея матери совершенное уважен³е, на что она не преминула изъявить ему свою учтивость. онъ всегда удивлялся моей матери. Я думаю, что она не имѣла бы къ нему отвращен³я, если бы ее къ тому не принудили, и естьли бы, не было сей нещастной встрѣчи между имъ и ея сыномъ.
   Докторъ Левинъ, который также былъ въ церквѣ, примѣтя замѣшательство всей нашей фамил³и, причиненное Г. Ловеласомъ, старался по окончан³и службы вступить съ нимъ въ довольно продолжительный разговоръ; дабы дать время уѣхать всѣмъ моимъ родственникамъ.
   Кажется, что отецъ мой ежедневно болѣе противъ меня ожесточается. Тоже говорятъ и о моихъ дядяхъ. Они сего утра получили мои письма. Отвѣтъ ихъ, если меня удостоятъ, безъ сомнѣн³я подтвердитъ мнѣ неблагоразум³е сего безразсуднаго человѣка, которой столь не кстати показался въ церквѣ.
   Говорятъ, что они досадуютъ на мою мать за изъявлен³е ея учтивости, безъ которой она не могла обойтись. Итакъ ненависть вооружается противъ самой благопристойности, хотя она должна быть болѣе разсмотрѣна со стороны оказывающаго ее, нежели пр³емлющаго. Но они думаютъ всѣ, какъ меня увѣряютъ, что остается, только одно средство къ пресѣчен³ю оскорблен³й. Итакъ я останусь жертвою мучен³я. Что выиграетъ онъ своею безразсудност³ю, и какую изъ сего получитъ выгоду, для своихъ намѣрен³й. {* Читатель можетъ видѣть въ XXXV² письмѣ, как³я были причины побудивш³я Г. Ловеласа пр³ѣхать въ церковь.}
   Всего болѣе опасаюсь я, чтобъ с³е явлен³е не предвѣщало отважнѣйшихъ предпр³ят³й. Если онъ осмѣлится показаться здѣсь, какъ безпрестано на то требуетъ отъ меня позволѣн³я, то я трепещу, что бы, не было пролит³я крови. Для избѣжан³я таковаго бѣдств³я я бы лучше позволила себя погребсти живую, если бы не было другаго средства.
   Они всѣ совѣтуются. Догадываюсь что дѣло идетъ о моихъ писмахъ, съ самаго утра собрались сюда, и по сему то случаю мои дядья были въ церквѣ. Я къ тебѣ пришлю списки съ сихъ двухъ писемъ, если можно въ тоже самое время послать и отвѣты. С³е же письмо есть не что иное, какъ изображен³е моего страха и ожесточен³я противъ того человѣка, которому я должна оный приписать.
  

Письмо XXXI.

Г. ЛОВЕЛАСЪ къ Г. БЕЛФОРДУ

Въ понедѣльникъ 15 марта.

  
   Тщетно будеть меня побуждать ты и твои товарищи {* По мнѣн³ю сочинителя, с³и двѣ особы переписывались часто между собою по Римскому штилю. И потому не почитали за обиду употребляемыя съ обѣихъ сторонъ вольности. Часто они приводятъ въ своихъ письмахъ нѣкоторыя мѣста изъ лутчихъ своихъ стихотворцевъ, которыя переведены прозою.} возвратиться въ городъ, пока с³я гордая красавица будетъ содержать меня въ неизвѣстности. Если я до сего времени получилъ какой нибудь успѣхъ, то симъ одолженъ ея заботливости о безопасности тѣхъ, коихъ я весьма мног³я имѣю причины ненавидѣть.
   Итакъ пиши, говоришь ты, если не хочешь ѣхать. Подлинно я могу писать и безъ всякаго затруднен³я; хотя бы имѣлъ или нѣтъ, о чемъ писать. С³и строки будутъ сему доказательствомъ.
   Братъ моея богини, какъ я тебѣ сказывалъ, у Г. Галла учинилъ меня опять своимъ соперникомъ; человѣкъ нимало не опасный по виду и качествамъ, но страшный по своимъ представлен³ямъ. Онъ чрезъ свои предложен³я овладѣлъ сердцами всей фамил³и Гарловъ. Сердцами! сказалъ я. Вся фамил³я ихъ не имѣетъ, выключая той, которая меня пленила. Но с³я несравненная душа находится теперь заключенною и гонимою отцемъ самымъ суровымъ и самовластнѣйшимъ человѣкомъ, по внушен³ю кичливаго и надменнѣйшаго брата. Тебѣ извѣстны ихъ нравы; и потому я не буду о семъ марать бумаги.
   Но можешь ли ты вообразить страннѣе сего, какъ быть влюбленнымъ въ дочь, сестру и племянницу такой фамил³ю, которую я вѣчно долженъ презирать, и чувствовать умножающеюся свою страсть, не отъ презрѣн³я, гордости жестокости обожаемой красоты, но отъ препятств³й происходящихъ по видимому отъ ея добродѣтели? я наказанъ за то что не хитрой лицемѣръ, за то, что не стараюсь о своей чести, за то что позволяю злослов³ю противъ себя изрыгать ядъ. Но нужно ли мнѣ лицемѣрство. Мнѣ, который въ состоян³и овладѣть всѣмъ, лишь только покажусь, и притомъ съ угодными для себя услов³ями, мнѣ который никогда не внушалъ страха безъ чувствительнаго соединен³я владычествующей любви? стихотворецъ сказалъ: ,,что добродѣтель не что иное есть, какъ театральная роль, и что тотъ который кажется добродѣтельнымъ, поступаетъ болѣе по своему искуству, нежели по склонности.
   Изрядно; итакъ я принужденъ употребить с³е искуство, если хочу понравиться такой женщинѣ, которая истинно заслуживаетъ удивлен³е. Въ самомъ дѣлѣ, для чего прибѣгать къ сему искуству? не ужели я не могу себя исправить? Я имѣю толь.о одинъ порокъ. Что ты скажетъ о томъ Бельфордъ? Если какой смертной знаетъ мое сердце, то только ты одинъ: ты его знаешь; по крайнѣй мѣрѣ столькоже какъ и я. Но ето гнусный обманщикъ; ибо оно тысящу разъ обольщало своего господина. Своего господина? сего то я не могу сказать. Я уже лишился свободы съ той минуты, какъ увидѣлъ въ первый разъ с³ю ангельскую красоту. Въ прочемъ я къ могу былъ расположенъ по описан³ю ея нрава; ибо сколькобъ сами ни были чужды добродѣтели, надобно быть безумнымъ, что не удивляться ей въ другомъ человѣкѣ. Посѣщен³е сдѣланное мною Арабеллѣ, какъ я тебѣ говорилъ, было ошибкою дяди, который почелъ одну сестру за другою, и которой вмѣсто того, чтобъ привесть меня къ божеству, коей слава поразила меня по моемъ возвращен³и изъ путешеств³й, показалъ мнѣ простую смертную. Съ великимъ трудомъ могъ отказаться; столько то я находилъ привязанности и старан³я въ сей сестрѣ. Я опасался только разорвать дружбу съ такою фамил³ею, отъ которой надѣялся получишь богиню.
   Я тебѣ сказывалъ, что любилъ одинъ разъ въ своей жизни, и думаю, что с³я любовь была чистосердечна. Я говорю о первой моей юности, и о сей знатной кокеткѣ, коей вѣроломство, какъ ты знаешь, хотѣлъ я наказать во всѣхъ тѣхъ женщинахъ, которыми бы мнѣ случай позволилъ обладать. Думаю, что для исполнен³я сего желан³я, довольно въ различныхъ климатахъ принесъ жертвъ своему мщен³ю. Но воспоминая прежнее мое состоян³е и сравнивая оное съ настоящимъ положен³емъ, я принужденъ признаться, что не былъ еще никогда влюбленнымъ.
   Какъ же могло статься, спросишь ты меня, что я будучи столько ожесточенъ, за то что былъ обманутымъ, не преставалъ питать своей склонности къ любовнымъ дѣламъ? я тебя о томъ увѣдомляю, сколько могу вспомнить. Ибо надобно начать отъ дальнихъ обстоятельствъ. Подлинно другъ мой, ето произошло отъ сильной склонности къ новизнѣ. Стихотворцы своими небесными описан³ями столько разгорячили мое воображен³е, сколько божественная Кларисса воспламеняетъ теперь мое сердце. Они возбудили во мнѣ охоту писать о богиняхъ. Я хотѣлъ только показать опытъ новаго моего жара въ Сонетахъ, Елег³яхъ и Мадригаллахъ.
   Мнѣ нужна была Ириса, Клориса и Силв³я. Надобно было дать моему купидону крылья, стрѣлы, молн³ю и весь п³итическ³й приборъ, представить мечтательную красоту, и помѣстить ее тамъ, гдѣ друг³е никогда бы не думали найти; я часто приходилъ въ замѣшательство, когда богиня моя новаго покроя не столько была жестока, нежели сколько свойственно было жалобному тону моего Сонета или Елег³и.
   Сверхъ того другое тщеслав³е соединено было съ моею страст³ю. Я отлично былъ принимаемъ всѣми женщинами. Будучи молодъ и надмененъ, ласкалъ себя тѣмъ мучительствомъ которое производилъ надъ ихъ поломъ; обращая на ту или другую свой выборъ, которой дѣлалъ дватцать ревнивыми. Вотъ мое увеселен³е, которымъ я тогда тысячу разъ наслаждался. Я взиралъ съ совершеннымъ удовольств³емъ на негодован³е соперницы, за ставлялъ стыдиться не одну красавицу; видѣлъ многихъ терзающихся, можетъ быть о той свободѣ, съ какою другою обращалась лично съ молодымъ вертопрахомъ, который не могъ вмѣстѣ всѣмъ оказать такой милости.
   Словомъ сказать, гордость, какъ я теперь познаю, побудила меня болѣе, нежели любовь отличать себя наглостями, послѣ какъ я лишился своей кокетки. Я почиталъ себя ею любимымъ, по крайнѣй мѣрѣ столько, сколько думалъ ее любить. Самое тщеслав³е мое увѣряло меня, что она не могла въ томъ себѣ воспрепятствовать. Таковой выборъ одобренъ былъ всѣми моими друзьями, которые желали меня видѣть околдованнымъ, ибо они уже прежде не полагались на мои любовныя правила. Они говорили, что всѣ женщины придворнаго обхожден³я, которыя любятъ танцы, пѣсни и музыку, были привержены къ моей компан³и. Въ самой вещи, знаешь ли ты кого нибудь, Белфордъ, (я боюсь, что бы не показать тщеслав³я) который бы танцовалъ, пѣлъ и игралъ на инструментахъ столько пр³ятно, какъ твой другъ.
   Я никогда. не намѣренъ предаваться лицемѣр³ю, такъ что лучше желаю быть ослѣпленъ тѣми качествами, которыя свѣтъ во мнѣ признаетъ. Весьма удаленъ отъ притворства являемаго самолюб³емъ, отъ мнимой униженности и отъ всѣхъ подлыхъ хитростей, коими пр³обрѣтаютъ почтен³е глупыхъ. Тщеслав³е мое всегда будетъ откровенно въ тѣхъ свойствахъ, коимъ я одолженъ самому себѣ, каковы суть моя обходительность, мои рѣчи, видъ, непоколебимое поведен³е, и вкусъ въ благопристойности, я могу почитать славою все то, что ни пр³обрѣлъ. Что касается до природныхъ моихъ дарован³й, то не требую за нихъ уважать меня болѣе. Ты и самъ скажешъ, что я къ тому не имѣю причины. Но если я стою по своему уму болѣе, нежели обыкновенный человѣкъ, то таковое преимущество не приписываю самъ собою; и гордиться такою вещ³ю, коея злоупотреблен³е дѣлаетъ насъ виновными, значитъ украшать себя чужими перьями, подобно какъ баснословная Соя.
   Въ разсужден³и же моей кокетки, я не могъ и вообразить, что бы первая женщина, наложившая на меня, оковы, (хотя они легче тѣхъ, кои теперь ношу), могла когда нибудь предпочесть меня кому другому; и при самомъ ея презрѣн³и приписывалъ болѣе цѣны потерянному мнимому добру, нежели сколько находилъ достоинства, когда обладалъ имъ.
   Теперь же Бельфолдъ, я ощущаю всю силу любви. Всѣ мои мысли имѣютъ предмѣтомъ божественную Клариссу Гарловъ. Гарловъ! съ какимъ отвращен³емъ произношу с³е омерзительное имя. Кларисса! прелестное имя, которое пронзаетъ глубину моего сердца. Вообразилъ ли бы ты когда нибудь себѣ, что бы я, который до сего самаго времени столько оказывалъ любви и ласкательства, сколько самъ отъ нее получалъ? я говорю тогда, когда должно оставить истинное удовольств³е. чтобъ обязать себя узами, былъ способенъ въ такой чрезвычайной нѣжности. Я въ семъ себя не прощаю. И относя слѣдующ³я первыя три стиха къ безсильнымъ любовникамъ, я вижу дѣйств³я, производимыя сею пагубною страст³ю въ моемъ сердцѣ, гораздо лучше изражаемыя къ трехъ послѣднимъ.
   ,,Любовь дѣйствуетъ различно, судя по различ³и сердецъ ею плененныхъ. Она воспламеняетъ въ спокойныхъ склонностяхъ огонь подобный тому, которымъ возжигаются на жертвенникахъ курен³я.,,
   ,,Но пылк³я души суть пищею ужаснѣйшаго пламени. Таковой огнь, коего стремительность умножаетъ бурю страстей, проникаетъ жестоко, и горитъ для мщен³я.
   Конечно для мщен³я; ибо подумалъ ли бы ты, что бы я стерпѣлъ одну минуту оскорблен³я отъ сей глупой фамил³и, если бы я не воображалъ себѣ, что она для моей пользы безпокоится? Кто бы повѣрилъ, что бы я добровольно сносилъ презрѣн³я и угрозы отъ тѣхъ, коихъ единый мой видъ ужасаетъ, а особливо отъ сего мерскаго брата, который одолженъ мнѣ своею жизн³ю, (которая по справедливости не достойна быти уничтожена моими руками) естьли бы честолюб³е мое не удовольствовалось тѣмъ, что я при самомъ его вывѣдывателѣ для примѣчан³я моихъ поступокъ, играть съ нимъ по своему произолѣн³ю. Я воспламеняю и ослабляю пылк³я его страсти согласно съ моими намѣрен³ями. Довольно увѣряю его о своемъ поведен³и и разположен³яхъ, дабы внушить въ него слѣпую довѣренность къ сему обоюдному дѣйствователю, котораго роль заставляя его самаго играть во всѣхъ движен³яхъ, кои ему предписываетъ моя воля.
   Вотъ другъ мой, что возноситъ мою гордость выше запальчивости. По сей машинѣ, которой пружины въ безпрестанномъ находятся дѣйств³и, всѣ они поступаютъ для моего удовольств³я. Старой матросъ {* Антонинъ.}, (дядя) есть мой посланникъ при королевѣ матери Анны Гове, дабы ее побудить принять участ³е въ дѣлѣ Гарловыхъ, съ тѣмъ намѣрен³емъ, чтобъ симъ сдѣлать примѣръ принцессѣ своей дочерѣ и подать имъ помощь къ утвержден³ю власти, которую она рѣшилась поддержать кстати или нѣтъ, безъ чего бы я мало могъ надѣяться.
   Какое же мое побужден³е, спросишь ты? Такое, что бы моя любезная не могла найти нигдѣ себѣ покровительства, какъ въ моемъ домѣ. Ибо какъ я довольно знаю ея фамил³ю, она принуждена будетъ скрыться; или принять такого человѣка, котораго проклинаетъ. И такъ если всѣ мои мѣры будутъ приняты, и если моя услужливость всегда будетъ оказываема, увѣряю тебя, что она ко мнѣ прибѣгнетъ, не смотря на всѣхъ родственниковъ и непреклонное свое сердце; что скоро или нѣтъ, будетъ принадлежать мнѣ безусловно и безъ обѣщаннаго исправлѣн³я. А можетъ быть не будетъ нужды въ долговременной осадѣ. Тогда я увижу всѣхъ подлецовъ сей фамил³и ползающихъ предъ моими ногами. Я буду имъ налагать свои законы. Принужу сего властолюбиваго и гнуснаго брата преклонить колѣны предъ поднож³емъ моего трона.
   Я тревожусь только малыми успѣхами, коихъ опасался искать въ пр³обрѣтен³и сердца столь неприступной красоты. Толико плѣняющ³й образъ являющ³йся на прекрасныхъ чертахъ лица, так³я блистательныя глаза, столь божественный станъ, столь цвѣтущее здрав³е; толико оживотворенный видъ, весь цвѣтъ первой юности, съ такимъ не порочнымъ сердцемъ. А я любовникомъ! Щастливъ благопр³ятствуемый Ловеласъ! Какъ можно тутъ что нибудь постигнуть! Однако мног³е находятся, которые помнятъ ея рожден³е. Нортонъ, которая была воспитательницею ея, говоритъ что въ младенчествѣ ея прилагала объ ней матерн³я попечен³я, и способствовала къ воспитан³ю ея. Вотъ убѣдительныя доказательства, что она не вдругъ слетѣла съ неба, какъ ангелъ. И такъ почему же она имѣетъ нечувствительное сердце? Но вотъ заблужден³е, и я опасаюсь, что бы она вѣчно отъ него не излѣчилась. Она называетъ одного своимъ отцемъ, нельзя бы было охуждать ея мать, если бы она не была женою такого отца, другихъ своими дядьями, безсильнаго подлеца своимъ братомъ, презрительнѣйшую женщину своею сестрою; с³и права заставляютъ ее оказывать однимъ преданность, другимъ почтен³е, съ какою бы жестокост³ю съ нею не поступали. Гнусныя союзы! Плачевныя преразсудки младенчества! Если раздраженная природа ее въ томъ не обманула, или если бы она сама избрала себѣ родственниковъ, то нашла ли бы одного изъ всѣхъ сихъ, который бы достоинъ былъ сего назван³я!
   Сердце мое съ великодуш³емъ сноситъ то предпочтен³е. которое она даетъ имъ надо мною, хотя и увѣрена о ихъ ко мнѣ несправедливости, увѣрена, что союзъ мой здѣлаетъ всѣмъ имъ болѣе чести, изключая ее, которой весь свѣтъ долженъ почтен³емъ, и отъ котораго бы самая царская кровь была уважена. Но коликое оно должно возчувствовать негодован³е, если бы я узналъ, что бы она, не смотря на свои гонен³я могла сомнѣваться единую минуту о предпочтен³и меня тому, коего ненавидитъ и презираетъ. Нѣтъ; она не унизитъ себя столько, чтобъ купить за такую цѣну себѣ спокойств³е. Не можетъ быть, чтобъ она согласилась на составляемыя противъ нея злобою и корыстолюб³емъ замыслы. Благородный ея духъ не можетъ не презирать оныхъ, и довольную имѣетъ причину разрушить ихъ.
   Посему можешь ты понять, что я нескоро возвращусь въ городъ, для того что хочу быть увѣренъ отъ обладательницы моего сердца, что не буду пожертвованъ такому человѣку, какъ Сольмсъ. Къ нещаст³ю ея, предвижу я великую трудность въ получен³и такого увѣрен³я, если она когда нибудь принуждена будетъ подвергнуться моей власти. (Ибо не надѣюсь, чтобъ она добровольно на то согласилась).
   Наиболѣе меня мучитъ то, что ея ко мнѣ равнодуш³е не происходитъ ни отъ какой склонности къ другому. Но берегись прелестная особа, берегись совершеннѣйшая и любезнейшая женщина, уничижить себя малѣйшимъ знакомъ предпочтительности въ пользу того недостойнаго совмѣстника, котораго скучные твои родственники возбудили изъ ненависти ко мнѣ.... Ты скажешь Бельсфордъ, что я весьма чуденъ; конечно я бы дошелъ до такой странности, если бы ея не любилъ. Иначе могъ ли бы я снести безпрестанныя обиды отъ непримиримой ея фамил³и? Могъ ли бы я до того себя унизить, что бы провождать свою жизнь только около дому гордаго ея отца, но и при самомъ ея звѣринцѣ и возлѣ стѣнъ ея сада, отдѣляющаго ее на бесконечное разстоян³е, гдѣ не надѣюсь найти и самой ея тѣни? Довольно ли бы я былъ награжденъ, когда бы скитаясь мног³я ночи по неизвѣстнымъ путямъ и непроходимымъ мѣстамъ, видѣлъ нѣкоторыя черты изъявляющ³е мнѣ, что онъ большую приписываетъ цѣну недостойному предмѣту, нежели мнѣ, и для того только ко мнѣ пишетъ, что бы принудить меня сносить оскорблен³я, коихъ единое представлен³е волнуетъ мою кровь? находясь во все с³е время въ бѣдномъ трактирѣ, какъ бы опредѣленъ былъ тутъ жить, имѣя такое почти содержан³е и уборы, какъ въ Вестфальскомъ моемъ путешеств³и, я почитаю себя щасливымъ, что необходимость ее уничижительнаго рабства не происходитъ отъ ея надменности и мучительства, коимъ еще она сама порабощена.
   Но могъ ли какой нибудь романическ³й Ирой подвергнуть себя толь труднымъ испытан³ямъ? Порода, щаст³е, будущая моя знатность: бѣдный въ сравнен³и соперника! Не должно ли мнѣ быть злощастнымъ любовникомъ, дабы побѣдить велик³я трудности, и попрать презрѣн³е? Подлинно я самъ себя стыжусь, я, которой по прежнимъ обязательствамъ дѣлаю себя виновнымъ въ клятвопреступлен³и, если бы былъ вѣренъ какой нибудь женщинѣ.
   Однако почемужъ мнѣ стыдиться такихъ уничижительностей? Не славно ли любить ту, которую нельзя видѣть не любя, или не уважая ее, или не воздавая вмѣстѣ с³и дани? ,,Причина любви, говоритъ Дриденъ, не можетъ быть ознаменована. Не должно ее искать въ лицѣ. Она находится въ мысляхъ того, который любитъ,, Но если бы онъ былъ современникомъ моей Клариссы, то бы признался въ своемъ заблужден³и, и разсматривая совокупно образъ, душу и поступки призналъ бы справедливость всеобщаго гласа въ пользу сего превосходнаго творен³я природы.
   Я думаю, что ты захочешь узнать, не ищул

Другие авторы
  • Первухин Михаил Константинович
  • Персий
  • Водовозов Николай Васильевич
  • Арсеньев Константин Константинович
  • Никольский Юрий Александрович
  • Маколей Томас Бабингтон
  • Золотухин Георгий Иванович
  • Дурова Надежда Андреевна
  • Багрицкий Эдуард Георгиевич
  • Шкляревский Павел Петрович
  • Другие произведения
  • Волошин Максимилиан Александрович - Марина Цветаева. Письма к М. А. Волошину
  • Катков Михаил Никифорович - Генерал-губернатор П. А. Тучков
  • Вольтер - Танкред
  • Островский Александр Николаевич - Письма 1873-1880 гг.
  • Лукаш Иван Созонтович - Настоящий литератор
  • Аксаков Николай Петрович - Людвиг Кондратович (Вл. Сырокомля)
  • Достоевский Федор Михайлович - Достоевский Ф. М.: биобиблиографическая справка
  • Шатобриан Франсуа Рене - Новое сочинение Шато-Бриана
  • Мур Томас - Подойди, отдохни здесь со мною...
  • Нелединский-Мелецкий Юрий Александрович - Стихотворения
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (09.11.2012)
    Просмотров: 459 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа