Главная » Книги

Энсти Ф. - Медный кувшин

Энсти Ф. - Медный кувшин


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

   Ф. Энсти

Медный кувшин

Сказочная повесть

F. Anstey. The Brass Bottle. (1900)

Перевод с английского В. Кошевич (1916).

  
   Источник текста: Энсти, Ф. Шиворот-навыворот. Медный кувшин. - М. : СП "Юнисам-Рационом", 1993.
   OCR & SpellCheck: RSI (rsi@sw.uz.gov.ua), июнь 2003
  
  
   Содержание:
   1. Горацию дается поручение
   2. Дешевая покупка
   3. Сюрприз при открывании
   4. На свободе
   5. Carte Blanche
   6. Ненужные богатства
   7. Благодарность - яркое предвкушение грядущих благ
   8. Холостая квартирка
   9. (Гнушайся, о чадо, роскошью персов!)
   10. В гостях хорошо, а дома лучше!
   11. Дурацкий чертог
   12. Вестник надежды
   13. Выбор зол
   14. Так как исхода нет, то поцелуемся да и расстанемся
   15. Головокружительные почести
   16. Убийственное положение
   17. Объяснение на вышке
   18. Кривая вывезла
   19. Эпилог

1. ГОРАЦИЮ ДАЕТСЯ ПОРУЧЕНИЕ

   - Сегодня - как раз шесть недель! Да, шесть недель тому назад! - сказал вполголоса Гораций Вентимор и вытащил часы. - Половина двенадцатого... Что же я делал тогда в половине двенадцатого?
   Сидя у окошка в своей конторе, на Большой Монастырской улице в Вестминстере, он перенесся мыслью к тому яркому августовскому утру, которое теперь казалось таким далеким и невозвратимым. Именно в этот час он ждал на балконе гостиницы - единственной гостинице в Сен-Люке, крошечном приморском местечке в Нормандии, куда его занес счастливый случай, во время одинокой поездки на велосипеде, - ждал ее появления.
   Он как сейчас видел всю обстановку: миниатюрный заливчик, на зеленую воду которого сонно ложилась фиолетовая тень утеса; движение волн, лениво плескавшихся у мостиков, с которых он сам кидался в воду полчаса назад; он вспомнил, как далеко плавал к бакену; вспомнил, с каким радостным предчувствием одевался и лез по крутой тропинке к террасе гостиницы.
   Ибо разве ему не предстояло провести весь остаток этого блаженного дня в обществе Сильвии Фютвой? Разве не собирались они вместе на велосипедах (правда, с ними ехали и другие, но те не считались) в Виолет, чтобы закусить там над утесом и нестись обратно, все время вместе, среди душистого сумрака по береговым склонам, между тополями, или вдоль ржаных полей, отливающих золотом под ярко-пурпуровым небом?
   Он видел себя обходящим мощеный двор перед гостиницей и вспомнил, как его охватил внезапный страх прозевать ее. Перед ним была только низенькая тележка с холстинным верхом, предназначенная для доставки профессора Фютвоя с женой на сборный пункт.
   Вот, наконец, появилась и Сильвия, умопомрачительно прекрасная и свежая в своей легкой розовой блузке и юбке цвета крем. Как грациозна, приветлива и вообще очаровательна была она весь этот незабвенный день, наилучший в ряду других дней, несколько менее прекрасных и теперь миновавших навек!
   Правда, не все в них было совершенством. Старый Фютвой порою слегка надоедал своими бесконечными диссертациями о египетском искусстве и о старинных восточных письменах, будучи уверен, что Гораций горячо интересуется ими, хотя последний только политично притворялся. Профессор был ученейшим из археологов и положительно лопался от сведений по своим любимым предметам, но весьма возможно, что Гораций проявлял бы меньше любознательности касательно разницы между клинообразными или арамейскими и арабскими надписями, если бы его собеседник был отцом другой девицы. Впрочем, подобная неискренность является доказательством искренней любви.
   Так, мучая сам себя, Гораций рисовал себе картины этих каникул, проведенных в Нормандии: деревянные избушки с линюче-синими ставнями и черепичными крышами, поросшими тростником; шпили деревенских церквей, сверкающие над бронзово-зелеными берегами; крутые склоны у моря; желтые и оранжевые утесы, имеющие мрачный вид рядом со вспаханными полями или лугами у их подошвы; пятнистый, белый с черным, скот, мирно пасущийся у моря, цвета ляпис-лазури и малахита, - и повсюду присутствие Сильвии, звук ее голоса в ушах! А теперь... Он поднял взор с бумаг и транспаранта на своей конторке, обвел глазами тесную комнатку, в которой работал, взглянул на планы, фотографии, разные рамки на стенах и почувствовал глухое раздражение против этой обстановки. Из окна открывался веселый вид на высокую рассыпающуюся стену, прежде входившую в состав старинной ограды аббатства и увенчанную фризом, над ржавыми остриями которого протягивались желтеющие ветви нескольких платанов.
   - Она непременно полюбила бы меня, - мелькнули у него отрывочные мысли. - Можно было поклясться в этом, особенно в тот последний день... И родители ее ничего не имели против. Мать довольно радушно просила меня зайти к ним по возвращении в город. Когда я пошел...
   Когда он пошел, то вышло совсем иное, весьма обычное для знакомств, завязавшихся на континенте, на водах. Было трудно определить, но невозможно не заметить некоторую формальность непринужденность со стороны г-жи Фютвой и даже со стороны Сильвии, которые как будто намекали на то, что не всякая дружба переживает переезд через Ламанш. Он ушел с болью в сердце, но с ясным сознанием, что теперь необходимо ждать первых шагов с их стороны. Пусть позовут его обедать или хоть пригласят бывать... По прошло более месяца и от них не было вестей. Нет, разумеется, все кончено! Он должен понять, что от него отвернулись.
   - Во всяком случае, - говорил он себе с коротким и невеселым смехом, - это довольно естественно. Г-жа Фютвой, вероятно, справлялась о моих профессиональных перспективах. Да оно и лучше! Как могу я жениться, еще не достигнув самостоятельности? Сейчас я только содержу себя прилично. Я не имею права свататься к кому-либо, не говоря уже о Сильвии. Видайся я с нею, я уступил бы искушению. Это не невеста для такого нищего, как я, обреченного на несчастье. Однако ныть совершенно бесполезно. Взглянем лучше на последнее произведение Бивора.
   Он развернул большой раскрашенный план, на уголке которого была подпись: "Вильям Бивор, архитектор", и начал разглядывать его не с особенной благосклонностью.
   - Бивор лезет в гору, - решил он про себя. - Бог свидетель, я не завидую его успехам. Он - славный парень, хотя его архитектурные вымыслы ужасны. Но кто я такой, чтобы критиковать его? Он преуспевает, а я - нет! Между тем, будь я на его месте, чего бы только я не сделал?
   Тут необходимо заметить, что в этом не было обычного самообмана бездарности. Талант у Вентимора на самом деле был выше среднего; при лучших условиях его идеалы и честолюбивые стремления могли бы достигнуть признания и осуществления.
   Но у него как-то по хватало энергии: сверх того он был слишком горд, чтобы выставляться напоказ, и до сих пор ему упорно не везло.
   Поэтому в данный момент у него не было других занятий, кроме как помогать по мере надобности Бивору, пополам с которым он нанимал деловое помещение и конторщика; и ему невесело было чувствовать, что с каждым годом такой насильственной полупраздности он все более отстает от прочих в погоне за богатством и славою, так как ему уже минуло двадцать восемь лет.
   Если девица Сильвия Фютвой когда-нибудь питала к нему действительное влечение, то понять это было нетрудно. Гораций Вентимор не был образцом мужской красоты, такие образцы часто встречаются только в романах, да и там не интересны, но его резко очерченное и чисто выбритое лицо дышало известным благородством, и если около рта слегка обозначились иронические черточки, зато серо-голубые глаза глядели замечательно открыто и приятно. Он был хорошо сложен и достаточно высок, чтобы никак не считаться приземистым; белокурый и бледный, но без оттенка болезненности, он производил впечатление человека, принимающего жизнь, как она есть, и с юмором встречающего те тучи, которые могли омрачить его горизонт.
   Раздался стук в дверь, которая вела в кабинет Бивора, и влетел сам Бивор, красный, плотный человек с узенькими бачками.
   - Слушайте, Вентимор, вы еще не сбежали с планами того дома, что строится у меня в Ларчмире? Потому что... Ах! Вот вы именно их просматриваете! Извиняюсь, что помешаю, но...
   - Ничего, милейший, берите, пожалуйста, я уже просмотрел.
   - Я сейчас еду в Ларчмир. Там надо принять материалы, а оттуда - в Фитльсдон. Это потребует времени, так что я пропаду на несколько дней. Харисона беру с собой. Ведь он вам здесь не понадобится?
   Вентимор засмеялся.
   - Ничего не поделаешь, я могу и без помощника. Вам он нужнее, чем мне. Вот ваши планы.
   - Я и сам доволен ими, знаете, - сказал Бивор, - эта крыша ведь недурна? Хорошо, что мне пришло на ум положить на нее этот орнамент вдоль гребня. Вы видите, я воспользовался одним из ваших окошек с ничтожным добавлением. Я уже склонялся последовать вашему совету и сделать оба фасада одинаковыми, но потом решил, что так будет оригинальнее: тут - красный кирпич, а там - плитки.
   - О, да, - согласился Вентимор, зная, что возражения бесполезны.
   - Не думайте, конечно, - продолжал Бивор, - что я особенно стою за оригинальность для обывательских домов. Среднему клиенту не более нужен оригинальный дом, чем оригинальная шляпа. Он требует только того, что более или менее общепринято. Я часто думал, старина, что, может быть, именно поэтому вы и не преуспели... Ведь вы не в претензии за откровенность?
   - Ничуть, - весело ответил Вентимор, - откровенность есть цемент дружбы. Валяйте дальше!
   - Я только хотел сказать, что вам не принесли пользы ваши оригинальные фантазии. Повези вам хоть завтра и получи вы заказ, я уверен, что вы бы напортили себе какой-нибудь особенной выдумкой.
   - Такие соображения по меньшей мере преждевременны, так как на моем горизонте нет ни тени заказа.
   - А мне повезло, едва я взялся за дело, - сказал Бивор. - Но главное в том, - продолжал он с оттенком самодовольства, - чтобы уметь воспользоваться случаем. Однако мне пора, а то пропущу поезд. Вы взгляните без меня на мою корреспонденцию и сообщите мне, о чем будет нужно. Ах, кстати, мне только что прислали смету Вудфордской школы. Посмотрите, пожалуйста, и скажите, верно ли. Да, еще новый флигель в Тускулум-Лодже... Вы можете вычертить его на досуге. Все найдете у меня в конторке. Спасибо, спасибо, мой милый!
   Бивор кинулся обратно к себе в комнату и начал торопить Харисона, своего конторщика. Затем кликнули извозчика, затопали по старой лестнице; отъезжавший экипаж затарахтел по неровной мостовой, а потом воцарились безмолвие и одиночество.
   Было бы неестественно не ощутить некоторую зависть. Бивор имел в мире свое назначение: даже если оно состояло лишь в том, чтобы портить леса и парки нелепыми или претенциозными дачами, все же это был труд, дававший ему право на уважение в глазах всех здравомыслящих людей.
   А в Горация никто не верил. Доселе плоды его творчества еще ни разу не воплощались в кирпич и камень. Нигде не стояло такого здания, благодаря которому могла бы сохраниться после его смерти память о нем самом и о его таланте.
   Такие мысли не были приятны, и, чтобы от них избавиться, он пошел в кабинет Бивора за бумагами, о которых упоминал последний: надо было хоть заняться, пока не настанет время идти в клуб и завтракать. Не успел он усесться за дело, как на площадке зашаркали чьи-то ноги и раздался стук в дверь конторы. "Еще заказ для Бивора, - подумал он. - Вот уж везет этому парню! Надо пойти сказать, что он уехал по делу".
   Но, войдя в соседнюю комнату, он услышал повторение того же стука и на этот раз - у собственной двери; поспешив вернуться, чтобы положить конец этой игре в прятки, он увидел, что пришедший ищет именно его и что это - никто другой, как сам профессор Антон Фютвой.
   Профессор стоял на пороге, щуря из-за очков свои близорукие глаза и, вытянув шею из широкого пальто, напоминал собой любопытствующую черепаху. Горацию его появление было приятнее, чем приход самого богатого заказчика, ибо как мог прийти к нему в гости отец Сильвии, если бы она сама не желала продолжать знакомство? Он даже мог явиться с каким-нибудь поручением или приглашением.
   Итак, несмотря на то, что на объективный взгляд профессор ничем не мог вызвать дикого восторга, Гораций был непритворно рад его видеть.
   - Вы слишком добры, что пришли навестить меня, - сказал он с жаром, усадив его в единственное кресло, предназначенное для гипотетических заказчиков.
   - Нет, нисколько. Боюсь, что ваше посещение, когда вы были у нас в Коттесморе, вышло не совсем удачным.
   - Неудачным? - повторил Гораций недоумевая, что будет дальше.
   - Имею в виду тот факт, может быть и незамеченный вами, - пояснил профессор, почесывая с оттенком раздражительности свои жидкие поседевшие бакенбарды, - что меня самого в тот раз не оказалось дома.
   - Да, это была большая неудача, - сказал Гораций, - хотя я знаю, как занято ваше время. Тем любезнее с вашей стороны найти минутку, чтобы зайти просто так поболтать.
   - Я пришел не ради болтовни, г. Вентимор. Я никогда не болтаю. Я хотел видеть вас по делу, надеясь, что вы... Но замечаю, что вы заняты, может быть, слишком заняты, чтобы отрываться ради такой мелочи.
   Было довольно ясно, что профессор собрался строиться и решился - неужели по совету Сильвии? - поручить это дело ему! Но молодой человек постарался умерить свой предательский пыл и ответил (не отступая от истины), что не делает ничего такого, чего не мог бы отложить, и что если профессор сообщит ему о своей надобности, то он будет рад услужить ему.
   - Тем лучше, - сказал профессор. - И жена, и дочь говорили мне, что я намерен слишком злоупотребить вашей добротой, но я ответил им, что, если не ошибаюсь, дела господина Вентимора не так многочисленны, чтобы он не мог отвлечься от них на несколько часов...
   Очевидно, дело не в постройках. Не понадобился ли он им, как провожатый? Но даже и на это он не смел бы надеяться несколько минут назад. Он поспешил повторить, что сегодня совершенно свободен.
   - В таком случае, - сказал профессор, начиная рыться у себя в карманах, - не искал ли он записки, написанной рукою Сильвии? - в таком случае, вы окажете мне истинное одолжение, если пойдете на распродажу в Гаммондов аукционный зал, что в Ковент-Гардене, и поторгуетесь за меня,
   Каково бы ни было разочарование Вентимора, надо воздать ему честь, что он ничем его не выказал.
   - Конечно, я с удовольствием пойду, если могу быть полезным.
   - Я знал, что приду к вам не напрасно, - сказал профессор. - Я помню, с какой изумительной готовностью вы провожали мою жену и дочь по страшному зною в Сен-Люке, когда вы преспокойно могли бы сидеть со мной в отеле. Я и теперь не стал бы вас тревожить, только мне нужно позавтракать в Восточном Клубе, а затем назначен осмотр и составление отчета для музея о недавно открытой надписи, это отнимает у меня весь остаток дня, так что будет физически невозможно пойти к Гаммонду, а посылать наемных людей я не люблю. Где же у меня этот каталог ?.. Ах, вот он! Мне его прислали душеприказчики моего старого приятеля, генерала Колингама, скончавшегося на днях. Я познакомился с ним в Накаде, на раскопках, несколько лет назад. Он тоже был коллекционером па свой лад, только понимал очень мало и его, разумеется, надували направо и налево. Большая часть из его вещей - просто хлам, но есть несколько предметов, которые стоило бы купить по разумной цене человеку, знающему толк.
   - Но дорогой профессор, - возразил Гораций, вовсе не радуясь такой ответственности, - боюсь, как бы и мне не накупить хлама. Я не имею специальных познаний о восточных древностях.
   - В Сен-Люке, - сказал профессор, - мне казалось, что для любителя вы имеете исключительно точное знание и понимание египетского и арабского искусства, начиная с древнейшего периода (если так, то Гораций мог только со стыдом признать себя страшным хвастуном и обманщиком). Впрочем, я и не желаю вас обременять сверх меры: как вы увидите по каталогу, я отметил предметы, которыми особенно интересуюсь, и назначил предел цены, до которого готов дойти. Поэтому вам будет нетрудно.
   - Очень хорошо, - сказал Гораций. - Отправляюсь прямо в Ковент-Гарден, а оттуда уж постараюсь сбегать позавтракать.
   - Ну, пожалуй, если вы так любезны. Предметы, отмеченные мною, вероятно будут предлагаться почти подряд, но пусть это соображение не отвлекает вас от завтрака, и, если вы пропустите что-либо вследствие отлучки, - ну, что ж, это не беда, хотя, пожалуй, и придется пожалеть... Во всяком случае, не забудьте отметить, сколько стоит каждая вещь, и, может быть, вам не трудно будет черкнуть мне словечко при возвращении каталога... или постойте! Нельзя ли вам заглянуть ко мне нынче вечером и сообщить мне, чего вы достигли? Это будет лучше.
   По мнению Горация, это, конечно, было лучше, и он решил зайти вечером, чтобы дать отчет о своем поручении. Оставался вопрос о деньгах на тот случай, если бы тот или другой предмет остался за ним; ему пришлось признаться, что в данный момент у него не наберется и десяти фунтов. Тогда профессор вынул из бумажника ассигнацию на такую сумму и вручил ее ему с видом благодетеля, помогающего достойному бедняку.
   - Не превышайте назначенных мною цен, - сказал он, - так как сейчас я не располагаю большими деньгами, и, пожалуйста, назовите у Гаммонда свою фамилию, а не мою. Если публика узнает, что я покупаю эти вещи, то набьет цену. Теперь же не буду задерживать вас, тем более, что время бежит. Я уверен, что вы постараетесь для меня как можно лучше. Итак, до вечера!
   Несколько минут спустя Гораций ехал в Ковент-Гарден на лучшем извозчике, какого мог достать.
   Профессор требовал от него несколько более, чем ему давало право их знакомство, и был слишком уверен в его согласии, но что из этого? Как-никак, ведь это был отец Сильвии.
   "Даже с моей удачливостью, - думал он, - мне надо бы купить хоть одну или две из отмеченных вещей; суметь бы только угодить ему и отсюда могут быть последствия!"
   В таком радужном настроении Гораций вошел в общеизвестный аукционный зал Гаммонда.
  

2. ДЕШЕВАЯ ПОКУПКА

   Несмотря на то, что был уже час завтрака, когда Вентимор прибыл в Гаммондов аукционный зал, но огромная стеклянная галерея, где происходила продажа обстановки и имущества покойного генерала Коллингама, оказалась переполненной, что показывало, что скончавшийся офицер бы известен, как знаток.
   Узкие, обтянутые зеленой байкой столы под эстрадой аукциониста были заняты профессиональными торговцами, в их числе попадались и женщины, которые сидели с бумагой и карандашом в руках, являя то наружное безразличие и внутреннюю настороженность, какие можно подметить в залах Монте-Карло. Вокруг стояла спокойная толпа деловитых людей, по большей части покупателей различного типа.
   На скамье, похожей на учительскую кафедру, сидел аукционист, производивший продажу с беспристрастием судьи и достоинством, не допускавшим, даже при самых похвальных замечаниях, ни малейшего оттенка энтузиазма.
   Лучи октябрьского солнца, проникая сквозь стеклянную крышу, золотили тусклые газовые рожки и наполняли пыльную атмосферу бледным золотом.
   Но все-таки полное отсутствие возбуждения в толпе, спокойный и ровный голос аукциониста и случайный жалобный выкрик носильщика: "Вещь здесь, господа!" - если какой-нибудь предмет был слишком тяжел для передвижения, - все это подействовало угнетающим образом на обычно живого Вен-тимора.
   Гораций знал, что коллекция в целом не имела большой ценности, но скоро стало ясно, что и другие, кроме профессора Фютвоя, отметили все действительно замечательные вещи, какие там были, и что профессор пометил цены значительно ниже тех, которые, казалось, были готовы за них дать.
   Вентимор делал свои надбавки с наивозможной скромностью, но время от времени встречал такую конкуренцию по поводу какого-нибудь дырявого фонаря из мечети, гравированного кувшина или древней фарфоровой черепицы, что быстро достигал положенного ему предела и утешался единственно тем, что вещь окончательно продавалась почти вдвое дороже профессорской оценки.
   Несколько торговцев и перекупщиков, отчаявшись выгодно приобрести что-либо, ушли, бормоча проклятия; большинство же из тех, кто еще оставался, перестало серьезно интересоваться происходившим и утешалось дешевыми остротами при всяком удобном случае.
   Продажа медленно подвигалась вперед; от постоянного разочарования и голода Гораций почувствовал усталость и был очень рад, когда толпа поредела и ему удалось сесть за один из крытых зеленою байкой столов; тем временем небо из синевато-серого стало темно-серым от надвигавшихся сумерек.
   Пара добродушных Бирманских Будд была только что пущена с торгов и с задумчивой, загадочной улыбкой переносила унижение пойти за девять с половиной шиллингов. Гораций ждал только последней из отмеченной профессором вещи: древнеперсидского медного кубка, выложенного серебром и с надписью из Гафиза, вырезанной по краям.
   Предел, до которого ему было разрешено дойти, состоял в двух фунтах и десяти шиллингах, но Вентимору так отчаянно не хотелось вернуться с пустыми руками, что он решил прибавить лишний соверен, если это будет необходимо, и, конечно, умолчать об этом.
   Однако, когда кубок был поставлен на стол, то цена скоро возросла до трех фунтов десяти, до четырех фунтов десяти, до пяти фунтов, до пяти гиней; за эту последнюю сумму он и был приобретен бородатым мужчиной, который сидел справа от Горация и немедленно начал рассматривать свою покупку более снисходительным взором.
   Вентимор сделал все, что мог, и потерпел неудачу; ему не было причины оставаться дольше, но все-таки он продолжал сидеть, единственно из усталости и нежелания двигаться.
   - Теперь номер 254, господа, - машинально проговорил аукционист, - большой ящик от египетской мумии, красиво... Нет, прошу извинения, я ошибся. Эта вещь по какому-то недоразумению не попала в каталог, хотя ее следовало внести. Все, что сегодня продается, господа, принадлежало покойному генералу Коллингаму. Назовем это: номер 253, античный медный кувшин. Интересная вещь!
   Один из носильщиков пронес кувшин между столами и с устало-небрежным видом поставил его на дальний конец.
   Это был старый устойчивый пузатый сосуд около двух футов вышины с длинным толстым горлом, отверстие которого было закрыто чем-то вроде металлической пробки или капсулы; но бокам не было видно украшений; стенки были грубы и покрыты углублениями, оставшимися от бывшей инкрустации, теперь отчасти выпавшей. Как антикварная вещь она, конечно, обладала кое-какими достоинствами; у более легкомысленных зрителей она вызвала остроты.
   - Как вы назовете эту вещь? - спрашивал у аукциониста один из них с видом шаловливого ребенка, старающегося рассердить учителя. - Это также единственное в своем роде?
   - Вы сами можете судить не хуже меня, - был осторожный ответ. - Всякий видит, что это не новодельный хлам.
   - Красивое украшение для камина, - заметил один из шутников.
   - Крышка-то отвинчивается что ли, или как? - спросил третий. - Похоже, что закрыта довольно плотно.
   - Не могу вам ответить. По-видимому, ее совсем не открывали некоторое время.
   - Тяжеленька! - сказал главный остряк, приподнявший ее. - А что там внутри, сардинки?
   - Я вас не уверял, что внутри есть что-нибудь, - сказал аукционист. - Но если вы хотите знать мое мнение, то я думаю, что в ней деньги.
   - Сколько?
   - Вы меня не понимаете, господа. Если я говорю, что в ней деньги, то это не значит, что они лежат внутри. У меня нет оснований быть уверенным, что там вообще есть что-нибудь. Я просто предполагаю, что вещь может стоить больше, чем кажется.
   - Конечно! Можно поверить без труда!
   - Ладно, ладно! Не будем терять времени, оставим рассуждения и предлагайте цену. Ну, начинайте!
   - Два с половиной пенни! - крикнул комик, как будто со страшным усилием.
   - Господа, прошу но шутить. Надо же, знаете, и кончить. Что-нибудь для начала! Пять шиллингов? Один металл стоит дороже. Но я делаю надбавку. Шесть. Посмотрите на нее хорошенько. Такая вещь не встречается на каждом шагу.
   Кувшин ходил по рукам, получая незначительные щелчки и шлепки, и дошел до соседа Вентимора с правой стороны, который осмотрел его очень внимательно, но надбавки не сделал.
   - Он хорош, знаете, - шепнул он на ухо Горацию. - Славная штука, действительно. Будь я на вашем месте, я бы купил!
   - Семь шиллингов - восемь - девять дают за него там в углу, - говорил аукционист.
   - Если вы находите, что он так хорош, почему же не берете сами? - спросил Гораций у соседа.
   - Я? Ну, он не совсем в моем вкусе. Да кроме того, последняя покупка почти очистила мои карманы. На сегодня я кончил. Но все равно это - редкость; не знаю, видел ли я когда-нибудь медный сосуд точно такой формы, но это - настоящая старина, только здешние молодцы слишком невежественны, чтобы знать ему настоящую цену. Я не считаю для себя трудом дать вам совет.
   Гораций встал, чтобы лучше рассмотреть верхушку. Насколько он мог разглядеть при мигающем свете одного из газовых рожков, который был только что зажжен по приказанию аукциониста, на крышке были полустертые штрихи и треугольники, - пожалуй, какая-нибудь надпись. А в таком случае, не здесь ли было средство вернуть благосклонность профессора, которую он чувствовал, что мог потерять, заслуженно или нет, благодаря своей неудаче.
   Едва ли он мог тратить деньги профессора на вещь, которая не была намечена в каталоге; он не имел разрешения покупать ее, но у него было в запасе несколько собственных денег. Почему бы не купить на свои, если хватит? Если же его перебьют, как доселе, то никакой беды в этом нет.
   - Тринадцать шиллингов, - говорил аукционист своим бесстрастным тоном.
   Гораций встретился с ним глазами, слегка поднял свой каталог, в то же время кто-то другой кивнул головой.
   - Двое - четырнадцать!
   Гораций снова поднял каталог. "Я не пойду дальше пятнадцати", - думал он.
   - Пятнадцать! Это против вас, сударь! Кто больше пятнадцати? Шестнадцать! Это оригинальный, старый, восточный кувшин - только за шестнадцать шиллингов!
   "В конце концов, - думал Гораций, - отчего не дойти и до фунта?" - И он надавил до семнадцати.
   - Восемнадцать! - крикнул его соперник, маленький веселый торговец с лицом херувима; в то время, как соседи уговаривали его "сидеть смирно, как умный мальчик и не тратить зря своих карманных денег".
   - Девятнадцать, - сказал Гораций.
   - Фунт! - ответил херувимоподобный человек.
   - Только фунт за большой медный сосуд, - безучастно сказал аукционист. - Все кончено за фунт?
   Гораций подумал, что один-другой шиллинг не разорят его, и кивнул головой.
   - Гинея! В последний раз. Итак, вы отступаете, сударь? - спросил аукционер у маленького человека.
   - Продолжай, Томми. Не давай себя побить. Брось еще монетку, Томми! - иронически советовали друзья. Но Томми отрицательно покачал головой с видом человека, который знает, когда выдернуть удочку.
   - Одна гинея, ведь это половина его стоимости! - сказал аукционист господину слева скорее печально, чем сердито, - и медный кувшин стал собственностью Вентимора.
   Он заплатил за него. Но так как нельзя было идти домой, обнявшись с толстым медным кувшином и не привлекая совершенно ненужного внимания, то он решил отослать его к себе на квартиру, на Викентьеву площадь.
   Когда он вышел на улицу, на свежий воздух, направляясь к себе в клуб, то он начал все более удивляться тому, что на него напало и заставило его выбросить гинею за эту вещь весьма сомнительной ценности, когда у него не хватало денег и на необходимые расходы.
  

3. СЮРПРИЗ ПРИ ОТКРЫВАНИИ

   В тот вечер, когда Вентимор шел по направлению к Коттесмору, его думы были крайне непоследовательны или, вернее, представляли собою полный хаос. Мысль, что он сейчас увидит Сильвию, заставляла его кровь течь быстрее, хотя он и решил бесповоротно, что не скажет ей ничего, кроме того, что требует вежливость.
   Он то благословлял профессора Фютвоя за счастливую мысль воспользоваться им, то горько размышлял, что для его собственного спокойствия было бы лучше, если бы его не трогали. Сильвия с матерью больше не хотели его видеть; если бы они хотели, то раньше попросили бы его прийти. Несомненно, они будут терпеть его ради профессора, но кто бы не предпочел быть совсем забытым, чем только терпимым?
   Чем чаще он будет видеть Сильвию, тем сильнее будет его сердце болеть бесплодной тоской, тогда как теперь он почти примирился с ее равнодушием и скоро совсем излечится, если не будет видеть её. Зачем же ему видеть ее? Ему вовсе и не нужно входить в дом. Он просто может оставить каталог, прося передать привет, и профессор узнает все, что нужно.
   Второй его мыслью было, что он должен зайти, хотя бы для того, чтобы возвратить деньги, но он будет спрашивать только профессора. По всей вероятности, его не попросят в комнаты жены и дочери, а если бы и так, то он просто может отказаться, извинившись. Пусть они думают, что это немного странно и даже нелюбезно, но, в общем, они будут так довольны, что даже не станут долго думать.
   Когда он пришел в Каттесмор и на самом деле очутился у дверей дома Фютвой, одного из самых элегантных и скромных в этом отдаленном и безукоризненном квартале, то малодушно начал надеяться, что профессора может не быть дома и в таком случае позволительно только оставить каталог, а вернувшись домой, письменно сообщить о своей неудаче на аукционе и отослать деньги.
   Профессора действительно не оказалось дома, но Гораций не обрадовался так, как ожидал. Горничная сказала, что дамы в гостиной, и, по-видимому, была уверена, что он зайдет. Тогда он попросил доложить о себе. Он не останется долго, а как раз столько, сколько потребуется для объяснения дела, и даст понять, что он не хочет навязывать им свое знакомство. Он застал г-жу Фютвой во второй половине красивой двойной гостиной за писанием писем, а Сильвия, которая была еще более ослепительна, чем когда-либо, в черном газовом платье с лиловым кушаком и букетиком пермских фиалок на груди, удобно расположилась с книгой в руке в первой комнате. Она как будто была удивлена, а быть может, и раздосадована тем, что ее потревожили.
   - Я должен извиниться, - начал он с невольной сухостью в тоне, - что зашел к такое неподходящее время, но дело в том, что профессор...
   - Я знаю, вы относительно этого дела, - быстро прервала его г-жа Фютвой, и ее проницательные светло-серые глаза остановились на нем с холодным вниманием, хотя без неприязни. - Мы слышали, как мой муж бессовестно воспользовался вашей добротой. Правда, ведь это очень нехорошо с его стороны просить такого занятого, как вы, человека, оставить свою работу и потерять целый день на глупом аукционе!
   - О, у меня не было никакой особенной работы. Я не могу назвать себя занятым человеком... к несчастью, - сказал Гораций с гордой откровенностью, не желая скрывать того, что другие уже превосходно знали.
   - Ах, это очень мило с вашей стороны не придавать этому никакого значения, но все-таки он не должен был делать этого... после такого короткого знакомства. А еще хуже то, что он неожиданно ушел сегодня, но он скоро вернется, если вы ничего не имеете против того, чтобы подождать немного.
   - Это совершенно лишнее, - сказал Гораций, - потому что каталог объяснит ему все. Все вещи, которыми од интересовался, были проданы за гораздо большую сумму, чем он предполагал дать, я не мог купить ни одной из них.
   - Я положительно радуюсь этому, - сказала г-жа Фютвой, - потому что его кабинет переполнен всяким хламом, и мне не хотелось бы, чтобы весь дом был похож на музей или антикварную лавку. Мне стоило страшного труда убедить его, что огромный, пестрый, позолоченный ящик от мумии не вполне подходящая вещь для гостиной. Садитесь, пожалуйста, г. Вентимор.
   - Благодарю вас, - сказал, заикаясь, Гораций, - я не могу остаться. Если вы будете добры передать профессору, как я был огорчен, не застав его дома, и вручить ему эти деньги, которые он мне оставил на всякий случай, я... я больше не буду вас затруднять моим присутствием.
   Обыкновенно он не смущался в обществе ни при каких обстоятельствах, но теперь был охвачен диким желанием бежать, которое заставило его, к его собственному огорчению, держать себя, как робкий школьник.
   - Пустяки, - сказала г-жа Фютвой. - Я уверена, что мой муж был бы очень недоволен, если бы мы по удержали вас до его прихода.
   - Мне в самом деле нужно идти, - сказал он довольно решительно.
   - Мы не должны принуждать г-на Вентимора оставаться, если он так очевидно хочет уйти, - сказала Сильвия холодно.
   - Хорошо, я не буду удерживать вас или удержу лишь ненадолго. Не можете ли опустить мое письмо в почтовый ящик, когда будете проходить мимо? Я его почти кончила, и оно непременно должно пойти сегодня, а моя горничная Джесси так простудилась, что мне не хотелось бы посылать ее.
   После этого нельзя было бы не остаться волей-неволей.
   Ведь это займет только несколько минут! Сколько времени Сильвия может пожертвовать ему! Он не будет беспокоить ее опять. Г-жа Фютвой пошла к письменному столу. Сильвия и он остались одни.
   Она села недалеко от него и сказала несколько общих фраз, явно только из простой вежливости.
   Он отвечал машинально и с ужасом думал, неужели это та самая девушка, которая так дружески и так очаровательно доверчиво болтала с ним в Нормандии несколько недель назад?
   Всего ужаснее было то, что она была очаровательнее, чем когда-либо: ее тонкие руки блистали белизной сквозь черное кружево рукавов, золотые нити искрились в мягких волнах каштановых волос при свете стоявшей сзади нее лампы, слегка нахмуренные брови и опущенные углы губ, казалось, выражали скуку.
   - Как страшно долго мама пишет письмо! - сказала она наконец. - Пожалуй, лучше пойти и поторопить ее.
   - Нет, пожалуйста, не ходите... разве только вы уж очень хотите избавиться от меня!
   - А мне казалось, что это вы уж очень хотите убежать, - сказала она холодно. - И вообще, наше семейство отняло у вас достаточно много времени в один день.
   - Не так вы разговаривали со мной в Сен-Люке! - сказал он.
   - В Сен-Люке? Может быть! Видите ли, в Лондоне все делается иначе.
   - Совсем иначе.
   - Когда встречаешься с людьми за границей, они часто кажутся очень милыми в обществе, - продолжала она, - так что невольно считаешь их интереснее, чем они есть в действительности. Потом встречаешься с ними опять и удивляешься, чем только они могли нравиться! И бесполезно притворяться, будто относишься по-прежнему, потому что, обыкновенно, они начинают понимать это раньше или позже. Вам это не кажется?
   - Совершенно с вами согласен, - сказал он, сильно задетый, - хотя и не знаю, чем заслужил подобные слова.
   - О, я не хотела вас обидеть. Вы были бесконечно добры, я не могу себе представить, как папа мог ожидать, что вы возьмете на себя столько хлопот ради него. И все-таки вы это сделали, хотя, конечно, вам было крайне неприятно.
   - Боже мой, да разве вы не знаете, что я был бы только слишком счастлив, имея возможность оказать ему хоть малейшую услугу... или вообще кому-нибудь из вас?
   - Судя по вашему виду, когда вы вошли, вы были все что угодно, только не счастливы. Судя по вашему виду, у вас была единственная мысль: кончить это дело как можно скорее. Ведь вы же сами знаете, что теперь вы страстно хотите, чтобы мама кончила письмо и отпустила вас. Неужели думаете, что я этого не вижу?
   - Если это верно или верно только отчасти, - сказал Гораций, - неужели вы не можете догадаться почему?
   - Я догадалась еще в тот день, когда вы пришли сюда в первый раз. Мама приглашала вас, и вы думали, что нужно же быть вежливым. Может быть, вы и действительно воображали, что вам будет приятно видеть нас опять, но оказалось, что это не так. О, я сейчас же заметила это по вашему лицу, вы сделались холодно-приличным, далеким и ужасным, и это меня сделало такой же. И вы ушли, окончательно решив, что больше не будете видаться с нами, насколько будет это возможно. Поэтому я так страшно рассердилась, когда услыхала, что папа виделся с вами и по такому поводу.
   Все это было так близко к истине и вместе с тем так искажало, что Гораций счел себя обязанным ее восстановить.
   - Быть может, я должен бы оставить дело так, как есть, - сказал он, - но не могу. Это бесполезно, я знаю. Можно мне рассказать вам, почему мне в самом деле было больно встретить вас опять? Я думал, что это вы переменились, что вы хотели, чтобы я забыл, что мы были некоторое время друзьями. И хотя я никогда не упрекал вас, но это сильно задело меня, так сильно, что я боялся повторить опыт.
   - Это вас сильно задело? - спросила Сильвия мягко. - Может быть, и меня также немножко.
   - Однако, - прибавила она с внезапной улыбкой и две очаровательные ямочки появились на ее щеках, - это только показывает, насколько разумнее было выяснить положение вещей. Теперь, может быть, вы перестанете так упорно сторониться нас?
   - Мне кажется, - сказал Гораций, все еще настойчиво не допуская себя до прямого признания, - что самое лучшее было бы держаться в стороне.
   Ее полузакрытые глаза блеснули сквозь длинные ресницы, фиалки поднимались и опускались на ее груди.
   - Мне кажется, я вас не понимаю, - сказала она тоном, в котором звучали обида и боль.
   Есть какое-то удовольствие в подчинении соблазнам, оно более чем вознаграждает за предыдущую муку сопротивления. Будь, что будет, он больше не хотел оставаться непонятым.
   - Если уж нужно говорить, - сказал он, - то я отчаянно, безнадежно влюблен в вас. Теперь вы знаете причину.
   - Это мне не кажется разумной причиной, чтобы желать уйти и никогда больше не видать меня. Как вы думаете?
   - Но если я не имею права говорить вам о своей любви?
   - Но вы сказали!
   - Я знаю, - сказал он тоном раскаяния. - Я ничего не мог поделать! Но я не собирался говорить. Это нечаянно сорвалось. Я вполне понимаю, как безнадежно...
   - Конечно, если вы так уверены, то совершенно правы, даже не делая попытки.
   - Сильвия! Неужели вы хотите сказать, что вам... что вам не все равно?
   - Неужели же вы действительно не заметили? - сказала она с тихим и счастливым смехом. - Как глупо!.. И как мило!..
   Он схватил ее руку, которую она оставила в его руке, вполне довольная.
   - О, Сильвия! Значит, вы... Значит, вам не все равно! Господи! Но какое же я эгоистичное животное! Ведь мы не можем жениться! Ведь могут пройти годы, пока я буду вправе просить вашей руки. Ваши отец и мать и слышать не захотят о нашей помолвке!
   - Разве нужно, чтобы они услышали о ней теперь, Гораций?
   - Да. Это нужно. Я счел бы себя негодяем, если бы не сказал хоть вашей матери.
   - В таком случае вы не должны считать себя негодяем, потому что мы сейчас пойдем вместе и скажем.
   Сильвия встала и пошла в следующую комнату. Обняв мать, она сказала ей полушепотом:
   - Мама, милая, это положительно ваша вина, потому что вы пишете такие длинные письма. Но... но... мы в самом деле не знаем, как это случилось... Только Гораций и я... мы как-то сосватались. Вы не очень сердитесь, не правда ли?
   - Я думаю, что вы оба крайне глупы, - сказала г-жа Фютвой, освобождаясь из объятий Сильвии, и, обернувшись к Горацию, сказала: - Судя по тому, что я слышала, г. Вентимор, ваше положение не таково, чтобы жениться в данное время.
   - К несчастью, нет, - сказал Гораций. - Пока у меня нет ничего в виду. Но удача может прийти когда-нибудь. Я не прошу у вас руки Сильвии до тех пор.
   - А вы знаете, мама, вам ведь нравится Гораций! - уверяла Сильвия. - Я готова ждать его сколько угодно. Ничто не заставит меня отказаться от него, и я никогда не буду любить другого. Значит, видите, вы можете

Другие авторы
  • Поло Марко
  • Северцев-Полилов Георгий Тихонович
  • Лукомский Георгий Крескентьевич
  • Бичурин Иакинф
  • Ю.В.Манн
  • Свифт Джонатан
  • Немирович-Данченко Василий Иванович: Биобиблиографическая справка
  • Радзиевский А.
  • Диль Шарль Мишель
  • Борн Иван Мартынович
  • Другие произведения
  • Белый Андрей - Африканский дневник
  • Хлебников Велимир - Автобиографическая заметка
  • Толстой Лев Николаевич - Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении
  • Анненский Иннокентий Федорович - Благой Д. Анненский
  • Эверс Ганс Гейнц - Р. Грищенков. Ганс Гейнц Эверс
  • Каронин-Петропавловский Николай Елпидифорович - 2. Ученый
  • Федоров Николай Федорович - Философ черного царства (Новой Германии)
  • Крылов Иван Андреевич - Мысли философа по моде, или Способ казаться разумным, не имея ни капли разума
  • Палицын Александр Александрович - Гавриилу Романовичу Державину
  • Каратыгин Вячеслав Гаврилович - Музыкальная хроника
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (09.11.2012)
    Просмотров: 360 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа