Главная » Книги

Сальгари Эмилио - Страна чудес, Страница 10

Сальгари Эмилио - Страна чудес


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

ошибся, хозяин; старый моряк очень хитер, и подозрения его были совершенно справедливы. После неудачного нападения на драй, произведенного им на берегах Финка, вьередан перешел впереди нас через пустыню и пришел сюда с целью дать знать моему племени о моем возвращении и подготовить новое нападение на драй.
   - Значит, ты привел нас сюда, чтобы на нас напасть.
   - Да, господин, я хотел стать вождем своего племени и сделаться непобедимым, а для этого мне необходимо было приобрести ваше оружие. Да, планы мои велики! Белые пробудили во мне честолюбие; я хочу быть великим вождем, хочу покорить все живущие в центре Австралии племена и, быть может, совершить когда-нибудь набег на юг и ограбить богатые береговые города. Я ненавижу ваше племя. Эта земля принадлежала коренным жителям, и она снова будет им принадлежать!
   - Но что же ты хочешь сделать со мной?
   - Вы стоите больших денег, господин.
   - А на что же ты употребил бы эти деньги?
   - Я куплю себе оружия. Вы подпишете мне чек на предъявителя в четыре тысячи фунтов стерлингов; я пошлю вьередана в Мельбурн, в Сидней или в Аделаиду, где вам удобнее будет выплатить мне эту сумму, и он возвратится с драем, нагруженным различным оружием для моих новых подданных.
   - А, так ты сделался вождем недавно?
   - Вьередан отравил прежнего вождя, а я занял его место.
   - Вот так шайка разбойников!
   - Делаешь то, что можешь.
   - А если я откажусь подписать чек?
   - Я отдам вас на съедение моим подданным вместе с тем, другим.
   - Кто же этот другой?
   - Вы сейчас узнаете, идите за мной...
   - Куда же ты меня ведешь?
   - Я вам приготовлю сюрприз, который доставит вам большое удовольствие.
   - Объяснись.
   - Идите за мной, - повторил Ниро Варанга.
   Он помог доктору встать, ввел его в палисад, окружавший другую хижину, подобную первой, и вступил во вторую хижину, говоря:
   - Он тут. Убедите и его тоже подписать чек на четыре тысячи фунтов стерлингов, иначе через три дня я велю моим подданным посадить вас на вертел, и они вас съедят. Поняли вы меня, господин? Вы или подпишете чек или умрете. Войдите!..
  

XXIII. Белый пленник

   Движимый непреодолимым любопытством, доктор поторопился переступить порог этого жилища, но сначала он ровно ничего там не увидел, так как в хижине было почти темно. Когда глаза мало-помалу привыкли к темноте, он различил в углу фигуру человека, растянувшегося на куче сухих листьев; человек этот, казалось, спал.
   Доктор быстро подошел к незнакомцу и взглянул на него поближе. Он был покрыт каким-то тряпьем, смутно напоминавшим форму куртки и панталон. Альваро вскрикнул от изумления, увидев, что человек этот был белый.
   Ему могло быть лет сорок, он был высок ростом, широкоплеч, с выпуклой грудью, с мускулистыми руками и со слегка загоревшим лицом, покрытым густой черной бородой; черты его лица были очень энергичны.
   Он спал так же спокойно, как если бы находился на удобной кровати в комфортабельной комнате за тысячи верст от этого ужасного племени дикарей, которые, быть может, скоро посадят его на вертел, как какую-нибудь четверть быка.
   "Кто бы это был?" - с живейшим любопытством спросил сам себя доктор. - "Верно, какой-нибудь несчастный путешественник, попавший в руки этих мошенников, или же погонщик драя".
   Он подошел еще ближе и осторожно дотронулся до его плеча. Неизвестный протер глаза, приподнялся, потом сел и не мог удержаться от движения, выражавшего крайнее удивление при виде нового пленника.
   - Вы мой товарищ по несчастью? - спросил он по-английски, пристально глядя на доктора своими черными, чрезвычайно умными глазами.
   - К сожалению, вы угадали, сеньор, - ответил Альваро.
   - Вы попали в руки очень дурной компании, сеньор! Каррамба!..
   - Каррамба! - воскликнул доктор. - Разве вы испанец, милостивый государь?
   - Почти что да, а вы?
   - Я американский испанец.
   - Неужели! - воскликнул в высшей степени удивленный пленник. - Каким образом встречаю я здесь, в центре австралийского континента, американского испанца? Клянусь честью, это очень странно!
   Доктор ничего на это не ответил, он внимательно вглядывался в незнакомца, словно желая прочесть в его сердце. У него мелькнуло подозрение, но оно показалось ему столь нелепым, что он тотчас же его отбросил; тем не менее он больше не мог сдерживаться и сказал голосом, дрожавшим от волнения:
   - Неужели вы"
   - Бенито Эррера, к вашим услугам, сеньор.
   Доктор вскрикнул от радости и бросился с раскрытыми объятиями к знаменитому ученому, смотревшему на него с изумлением и, без сомнения, старавшемуся угадать причину этого крика.
   - Так это вы! - вскричал вне себя от восторга доктор. - Это вы, тот знаменитый ученый и храбрый исследователь, которого оплакивал Парагвай, думая, что он уже умер! Вы сеньор Эррера!..
   - О! - воскликнул исследователь, все больше изумлявшийся. - Да вы, кажется, меня знали, сеньор?..
   - Альваро Кристобаль из Асунсьона, доктор парагвайского военного флота.
   - Вы мой соотечественник! - вскрикнул Эррера, в свою очередь открывая объятия доктору. - Сюда, сюда, дайте вас обнять, сеньор Альваро Кристобаль!
   Пленники бросились друг другу в объятия; оба они были сильно взволнованы этой, можно сказать, чудесной встречей.
   - Наконец-то я нашел вас! - сказал доктор, прижимая Эрреру к своей груди.
   - Вы нашли меня!.. Да разве вы меня искали?..
   - Да, сеньор Эррера, вот уже четыре месяца, как я ищу вас во внутренних землях этого континента.
   - Вы меня искали?.. А кто же послал вас меня искать?
   - Наше правительство; оно сильно обеспокоено вашим исчезновением.
   - Значит, знали, что я в плену?
   - Это подозревали, так как вы не подавали о себе никаких вестей в продолжение целых пяти месяцев. Английское правительство собирало о вас сведения, но розыски его не увенчались успехом; тем не менее несколько дикарей, живущих во внутренней Австралии, сказали, что встретили белого близ гор Девенпорт, а другие говорили, что видели вас близ этого озера. Я решил отправиться вас отыскивать и благодарю Бога, что наконец нашел вас.
   - Благодарю вас, мой великодушный друг, - проговорил сильно тронутый исследователь.
   - Расскажите мне что-нибудь о вашем путешествии, сеньор Эррера.
   - Боже правый! Это было чрезвычайно неудачное путешествие, доктор: меня преследовал целый ряд несчастий и лишений, а окончилось все полной гибелью моего предприятия. Можно сказать, что и люди и природа составили против меня заговор, задавшись целью не дать мне исследовать этот таинственный материк, эту страну чудес.
   Я выдержал с полдюжины нападений со стороны дикарей, потеряв при этом половину моих проводников и бирманцев, привезенных мной из Азии. Затем со мной произошло сто тысяч несчастий: я потерял четырех верблюдов, должен был покинуть один из моих драев вследствие падежа тащивших его быков, страдал от голода и от жажды в этой ужасной каменной пустыне и, наконец, пробыв в пути целых четыре месяца, добрался до этого озера в сопровождении трех австралийцев и одного бирманца и с четырьмя околевающими быками.
   Это произошло два месяца тому назад. Затем в один прескверный день на меня напала орда отвратительнейших людоедов. Они убили у меня четырех людей, зарезали быков, ошеломили меня самого ударом топора и, разграбив драй, разбросали мои путевые заметки и бесценные коллекции, отняли даже мое платье и притащили меня сюда.
   Сначала я думал, что они приберегают меня для какого-нибудь пиршества, но, к моему величайшему изумлению, они оставили меня в живых. Впрочем, я боюсь, что они меня откармливают, чтобы получилось более нежное жаркое, так как они приносят мне всегда очень много пищи и подчас заставляют меня есть так много, что я рискую лопнуть.
   Но кажется, что теперь судьба моя несколько изменилась. Два дня тому назад ко мне в хижину вошел дикарь, которого я прежде никогда не видел, за ним следовал полуобщипанный страус; австралиец спросил меня, нет ли у меня где-нибудь на белом свете богатых родных и знает ли меня английское правительство города Аделаиды, и когда я ответил ему утвердительно, он ушел от меня очень довольный, сказав мне: "Вы стоите денег, надейтесь". Понимаете вы тут что-либо? Я так ровно ничего не понимаю, уверяю вас.
   - К сожалению, я отлично понимаю, - сказал доктор, - этот дикарь был вьередан.
   - Какой такой вьередан? Пожалуйста, дорогой мой друг, объяснитесь.
   Доктор не заставил просить себя два раза, он объяснил Эррере адский план злодея Ниро Варанга и колдуна.
   - Значит, ваш проводник хочет, чтобы нас выкупили? Сколько смелости и хитрости в этом дикаре!.. Каррамба! А еще говорят, что австралийцы глупы!..
   - Да, Эррера, именно так, и этот самый Ниро Варанга сказал мне, что если мы откажемся подписать ему два чека, по четыре тысячи фунтов стерлингов каждый, то он отдаст нас на съедение своим подданным.
   - Они на это способны, доктор. Они съели четырех сопровождавших меня человек.
   - Но мы пока не подпишем чеков.
   - Разве вы надеетесь на чью-либо помощь?
   - Я надеюсь на моих матросов. Они люди решительные и смелые до дерзости, я уверен, что в настоящее время они отыскивают средство, чтобы подать нам помощь.
   - Но ведь их только двое, а аборигенов человек триста.
   - Вот увидите, что они непременно придут нам на помощь и убьют этого злодея Ниро Варанга.
   - Но где же они в настоящее время?
   - Этого я не знаю. Вчера вечером они были пленниками в дупле дерева, но это не такие люди, чтобы так там и остаться.
   - Они хорошо вооружены?
   - У них есть ружья, револьверы и топоры.
   - Будем надеяться, дорогой друг.
   - Тише!..
   Послышались приближавшиеся к хижине легкие шаги. Доктор поглядел в щель и увидел, что по огороженному пространству, образовывавшему нечто вроде коридора между обеими хижинами, подходил Ниро Варанга.
   Новый вождь племени людоедов был в парадном костюме. Он надел длинную рубашку из красной фланели, найденную им в одном из ящиков драя, на голове его красовалась форменная шапочка доктора, обшитая галунами (дикарь украсил ее еще двумя перьями орла-смельчака), а за поясом заткнуто было четыре револьвера!.. Быть может, он хотел испугать этим внушительным видом своих пленников или подданных?
   - Вот нарядилась-то обезьяна! - воскликнул доктор.
   Ниро Варанга вошел, стараясь казаться важным и гордым, но все его старания приводили лишь к тому, что он был смешон. Иронически поклонившись своему же патрону, он спросил:
   - Готов ответ?
   - Какой ответ? - удивился доктор.
   - Ваш товарищ согласен?
   - Я бы охотно согласился, господин предводитель людоедов, - сказал исследователь, - но, к несчастью, моя подпись неизвестна в австралийских банках, и вместо того, чтобы дать вам денег, вас посадят в тюрьму.
   Губы Ниро Варанга искривились усмешкой.
   - Если ваша подпись неизвестна в австралийских банках, так ее узнает ваш друг, аделаидский миллионер сэр Хантер.
   - Кто этот сэр Хантер? - спросил Эррера, представляясь удивленным, тогда как доктор делал над собой страшные усилия, чтобы не броситься и не схватить за горло Ниро Варанга.
   - Это человек, отдавший свою яхту в распоряжение моего бывшего господина, теперь эта яхта уже должна крейсировать в заливе
   Карпентария; он истратил также немало фунтов стерлингов на ваши розыски.
   - Каналья! - воскликнул Альваро. - Так ты знаешь и это?
   - Разве вы думаете, что Ниро Варанга не слыхал вашего разговора с матросами на берегу озера Торренс?
   - Я велю тебя повесить!..
   - Но кто же меня повесит, мой добрейший господин?
   - Английские власти.
   - О, до них очень далеко.
   - Да, но Диего и Кардосо еще на свободе.
   - Это правда, - сказал австралиец, и при этом в его глазах сверкнул злобный огонек, - но рано или поздно они будут в моей власти, и старый волк не уйдет живым из рук вьередана.
   - Подлец! - воскликнул доктор.
   - Как вам будет угодно, а теперь покончим с этим. Собираетесь вы подписать чеки и написать два письма богатому англичанину, чтобы он по ним уплатил?.. Мне необходимо оружие, я тороплюсь исполнить мои грандиозные планы.
   - Мы дадим тебе чеки, а потом ты нас убьешь, не так ли, сеньор предводитель антропофагов? - иронически спросил Эррера.
   - Ниро Варанга велит отвести вас на берега залива Карпентария, даю вам мое слово.
   - Слово вора и изменника! - воскликнул доктор. - Доверьтесь-ка такой каналье!..
   - Вы отказываетесь?
   - Отказываемся.
   Ниро Варанга сказал с угрожающим видом:
   - Отлично! Через три дня мы вас съедим.
  

XXIV. Моряки в поисках

   В то время, когда в лагере Ниро Варанга происходила вышеописанная сцена, Диего и Кардосо шли форсированным маршем за похитителями вдоль по берегу озера. Храбрые моряки готовы были подвергнуться любым опасностям, лишь бы освободить доктора и наказать двух подлых изменников. Австралиец, тотчас же отыскавший их следы, шел со своей семьей впереди и безошибочно указывал дорогу. Кажется, что у австралийских дикарей чутье развито столь же прекрасно, как у охотничьих собак. Они далеко превосходят в этом отношении даже североамериканских краснокожих.
   Одной какой-нибудь согнутой травинки, сдвинутого с места камешка или сломанной ветки уже достаточно, чтобы направить их путь, причем они никогда не боятся ошибиться.
   Постоянно прячась в лесах, засыпая днем и идя лишь по ночам, чтобы их как-нибудь не поймали или не увидели подданные Ниро Варанга, моряки и их новые друзья пришли два дня спустя, как раз на заре, на берег реки Ферпоссон и остановились почти у устья.
   Австралиец чрезвычайно внимательно осмотрел землю, влез на высокое дерево и затем объяснил двум матросам, что они находятся очень недалеко от лагеря похитителей.
   - Наконец-то! - воскликнул Диего. - Клянусь тысячей трапов, что теперь мы заставим поплясать этих уродливых обезьян!..
   - Давай держать совет, старина, - сказал Кардосо.
   - Я не желаю ничего лучшего. Это дело будет немножко трудновато, но я готов на все, согласен даже ворваться в середину их деревни, хотя бы они раздробили мне голову двадцатью бумерангами сразу.
   - Есть у тебя какой-нибудь план?
   - Да, Кардосо. Мы дождемся ночи, подожжем лес, окружающий стан дикарей, и, воспользовавшись их испугом и сумятицей, освободим доктора.
   - Но знаешь ли ты, где находится сеньор Альваро?
   - Черт возьми, - пробормотал Диего, яростно почесывая себе голову, - а ведь это необходимо знать, а то мы, пожалуй, сожжем пленника, вместо того чтобы его спасти.
   - Давай подойдем поближе к их лагерю и спрячемся в его окрестностях. Я вижу по ту сторону большой лес, в нем нас ни за что не отыщут.
   - Прекрасная мысль, друг мой! А теперь пойдем к нашему приятелю дикарю.
   Австралиец занимался в это время охотой на птиц и уже успел убить несколько штук своим бумерангом. Услыхав о проекте белых людей, он одобрил его, но дал им понять, что голоден и прежде всего хочет набить себе живот.
   Зная, что он ни за что на свете не сдвинется с места, не изжарив добычи, они решили ждать, пока этот обжора не насытится; Кардосо даже увеличил его добычу вдвое, присоединив к ней найденный им выводок очень молодых страусов; он хотел убить и их мать, замеченную им недалеко от детей, но выстрел мог перепугать находившихся в лагере дикарей и привлечь их к месту стоянки матросов.
   Съев завтрак, австралиец приказал своей семье спрятаться посреди густых зарослей малы и затем, перейдя вместе с обоими матросами пересохшую реку, тотчас же остановился и начал внимательно прислушиваться, затем лег на землю и пополз по направлению к озеру, не производя при этом ни малейшего шума. Диего и Кардосо молча последовали его примеру, держа ружья наготове.
   По мере того как они продвигались вперед по лесу, состоявшему из больших, почти иссохших каучуковых деревьев и громадных сухих или почти сухих кустарников, до их ушей все яснее и яснее доносился какой-то отдаленный шум, производимый, как казалось, шагами довольно большого сборища людей. Время от времени слышался также человеческий голос.
   Вдруг раздался выстрел, да так близко, что Диего и Кардосо вскочили на ноги и подозрительно поглядели вокруг себя.
   - Это выстрел! - воскликнул Диего.
   - Вот и другой! - сказал Кардосо. - А, да вот и еще!
   - Не доктор ли это стреляет?
   - Это невозможно, старина, выстрелы эти слышатся каждый отдельно и притом с разных сторон.
   - Неужели Коко натаскивает своих воинов в стрельбе по цели? А где же дикарь?
   Кардосо обернулся и увидел, что австралиец делает широкие и глубокие надрезы на стволе гигантского эвкалипта карри, имевшего более ста пятидесяти футов высоты.
   "Неужели он хочет на него влезть?" - подумали матросы.
   Они не ошиблись: дикарь, зная, что лагерь очень близок и что, подойдя еще ближе, они рискуют быть открытыми, готовился влезть на эту природную обсерваторию, с вершины которой можно было видеть все, что делали враги, оставаясь при этом незамеченным.
   Сделав первую зарубку, дикарь срезал две лианы марра толщиной в большой палец и длиной метров в тридцать каждая, крепко связал их вместе, привязал конец к своему поясу и начал влезать на колоссальный ствол эвкалипта, делая своим каменным топором глубокие надрезы на коре дерева на расстоянии одного метра один над другим, чтобы опираться на них руками и ногами.
   Этот трудный маневр, требующий необычайной быстроты, замечательной верности взгляда и величайшей уверенности во всех движениях и возможный только для австралийца, был выполнен в несколько секунд. Добравшись до ветвей, дикарь спрятался в листве, затем отвязал от пояса длинную лиану и привязал ее к стволу дерева.
   - Молодец дикарь! - воскликнул Кардосо. - Он бросает лестницу, отлично зная, что нам бы никогда не удалось взобраться на дерево по способу австралийцев.
   - Вот хитрец-то! - сказал Диего, весело потирая руки. - Вот тут и проповедуйте, что австралийцы идиоты!..
   - Да ведь ты и сам прежде говорил, что они идиоты, - смеясь ответил Кардосо.
   - А теперь я отдаю им справедливость и нахожу, что они умнее нас. Ну, наверх!..
   Сказав это, он схватился за лиану и начал по ней подниматься, что ему и удалось сделать очень быстро, несмотря на его уже немолодые годы. Когда он добрался до дикаря, чрезвычайно довольного своим изобретением, к ним тотчас же присоединился и Кардосо.
   Бросив беглый взгляд на окрестности, наши моряки никак не могли удержаться, чтобы не вскрикнуть от радости и изумления.
   Приблизительно в четырехстах шагах от дерева на берегах озера расположился большой лагерь, состоявший из сотни лачуг, построенных из коры каучуковых деревьев, набросанной на несколько кольев, и из трех более высоких хижин, сделанных несколько тщательнее.
   Сотни две австралийцев, мужчин, женщин и детей, копошились в лагере: одни готовили обед, другие упражнялись в метании бумеранга, третьи чинили свои жалкие жилища. Немного подальше, возле одной из трех хижин, группа мужчин окружила одного дикаря, одетого в красную рубашку и державшего в руках ружье. Казалось, он объяснял им механизм этого оружия.
   Диего вгляделся в этого человека и испустил глухое проклятье.
   - Это он! - воскликнул старый моряк с ненавистью. - О, если бы я мог его захватить!
   - Это Ниро Варанга, - сказал Кардосо. - Мошенник учит стрелять своих людей.
   - Но где бы мог быть доктор?
   - Без сомнения, в одной из двух хижин, окруженных палисадом. Посмотри-ка, старина, посмотри", кто-то оттуда выходит.
   - Тысяча миллионов молний!.. Это вьередан!..
   - Да, это действительно он, приятель!..
   - Он здесь!.. Да, верно, этот проклятый колдун сам Вельзевул, своей собственной персоной! Отлично!" Теперь-то я непременно сверну тебе шею!.. Клянусь, что сверну, во что бы то ни стало!..
   - Значит, доктор не ошибся, Диего.
   - Да, не ошибся, но я непременно рассчитаюсь за все с этими двумя канальями. Посмотри-ка, мой проект оказывается очень подходящим: лес окружает три четверти всего лагеря и состоит из каучуковых деревьев. Какой можно устроить превосходный пожар!..
   - А что же потом?
   - Мы подползем к тем двум хижинам и спрячемся посреди кустов, а наш австралиец и его жена подожгут лес, и когда внезапно разбуженные дикари выбегут из своих лачуг, мы выскочим на середину лагеря, выстрелим в них из наших ружей и из револьверов и бросимся к трем большим хижинам; в одной из них мы наверняка найдем доктора и...
   Старый моряк внезапно остановился, глядя на Ниро Варанга и его дикарей глазами, сверкающими гневом; дело в том, что они вытащили из одной из трех больших хижин какую-то тяжелую, ярко блестевшую на солнце вещь.
   - Митральеза! - воскликнул Диего глухим голосом.
   - Видно, эта хижина служит арсеналом для Ниро Варанга? - заметил молодой матрос.
   - Кардосо!.. Дружище!..
   - Что с тобой, старина?
   - Гром и молния! О, какой великолепный сюрприз приготовим мы этим обезьянам!..
   - Объяснись, Диего, мне кажется, что ты сходишь с ума.
   - Мы завладеем митральезой!
   - Каким же это образом?
   - Хижина эта возле леса. Сегодня ночью мы в нее проберемся, зарядим митральезу, и когда дикарь подожжет лес, мы, со своей стороны, начнем чертовскую музыку.
   - А если хижину сторожат?
   - Мы это узнаем; а теперь молчи и будем смотреть, что делают эти канальи.
   Ниро Варанга велел отнести митральезу на середину лагеря и начал ею маневрировать, как человек, знающий в этом толк. Он заряжал ее, показывая своим изумленным подданным, как надо вкладывать в нее патроны, которые они, быть может, сначала приняли за игрушки белых людей; потом он стрелял из нее по деревьям соседнего леса. Тем не менее его подданные проявляли сильный страх при каждом выстреле и с большим недоверием лишь дотрагивались до этого разрушительного орудия, действие которого они уже наблюдали во время осады драя.
   Как видно, изменнику было не так-то легко добыть себе хороших артиллеристов; без сомнения, его солдаты предпочли бы свои бумеранги и копья ружьям и митральезе.
   Перед солнечным закатом грозное оружие было снова отнесено в хижину, затем дикари разбрелись по лагерю.
   Моряки видели со своего наблюдательного поста все происходившее в лагере Ниро Варанга, но оставались на нем до тех пор, пока в лагере не погасли огни; впрочем, это время прошло для них не без пользы, так как они убедились, что план их легко выполнить.
   Австралийцы, уверенные в том, что не будут атакованы, не взяли на себя труда выставить вокруг лагеря, а тем более возле хижины, служившей им арсеналом, хотя бы" нескольких часовых. Только перед выходом из палисада, окружавшего две другие хижины, растянулись на земле несколько дикарей.
   - Все идет отлично, - сказал Диего, - в тех двух хижинах находится пленник. Теперь спустимся, Кардосо, и не будем терять времени.
   Моряки один за другим схватились за лиану и соскользнули по ней до земли, затем, продолжая действовать с большой осторожностью, они вышли из лесу и перешли Ферпоссон, на берегах которого и нашли двух детей австралийца и их мать. Диего и Кардосо объяснили дикарю свой проект, пообещав ему в случае удачи револьвер и одежду для всей его семьи.
   Дикарь, уже ознакомившийся с могуществом оружия белых, выказал громадную радость, услыхав это обещание. С подобным боевым оружием он станет непобедим и будет иметь полную возможность занять высокое положение в своем племени.
   Он дал понять морякам, что и он, и его семья готовы им помогать, но требовал, чтобы ему дали револьвер тотчас же, чтобы быть в состоянии защищаться в случае, если на него нападут во время пожара.
   Кардосо, рассчитывавший дополнительно вооружиться в арсенале племени Ниро Варанга, отдал ему револьвер и запас зарядов, предварительно показав, как ими нужно пользоваться; дикарь научился этому очень легко, всего за несколько минут.
   Около одиннадцати часов ночи маленький отряд двинулся вперед. Дикарь, гордившийся тем, что теперь и он также обладает оружием, производящим гром и убивающим на расстоянии пятидесяти шагов, не колеблясь указывал путь. Через полчаса они дошли до громадного эвкалипта, заменившего им наблюдательный пункт, а несколько минут спустя остановились в тридцати шагах от хижины, служившей арсеналом их врагам.
  

XXV. Лесной пожар

   В лагере людоедов царила абсолютная тишина; слышался лишь тихий шелест листьев, производимый дувшим с озера легким ветерком, да по временам в дальних лесах раздавался вой динго. Казалось, что неприятели спали крепким сном в своих жалких лачужках, построенных из древесной коры; они, без сомнения, были уверены, что никто не осмелится напасть на них, в особенности теперь, когда они владели страшным оружием белых и их вождь так хорошо умел им пользоваться.
   - Они спят, как сурки, - сказал Кардосо старому моряку, внимательно прислушивавшемуся к тому, что происходит в лагере.
   - Эти мошенники думают, что они находятся в полной безопасности, - ответил Диего. - Постой, злодей Коко, я разбужу тебя, да еще как разбужу... Теперь настал твой последний час!..
   - Не будем терять времени, старина.
   - Вперед.
   Они поползли к арсеналу; впереди полз австралиец, тогда как его жена и дети спрятались позади ствола колоссального дерева, окруженного густой группой кустов малы, и зажгли несколько веток банксии. Добравшись до этого карточного домика, они проделали двумя или тремя ударами ножа дыру в его задней стенке, так как она была просто сплетена из листьев и ветвей, и беспрепятственно вошли в него.
   Внутри было так темно, что сначала они ничего не видели, но тем не менее не осмелились зажечь огонь. Они прислушивались, боясь, не спит ли там какой-нибудь австралиец, но скоро убедились, что там никого нет.
   Тогда они пошли дальше, протянув руки вперед, и нащупали таким образом митральезу, затем несколько ружей, ящики с зарядами, топоры и копья.
   - Это все наше оружие, - прошептал Диего, голос его дрожал от волнения, - вот разбойники!..
   - Молчи, старина; может быть, кто-нибудь сторожит снаружи.
   - Сейчас мы это узнаем.
   Диего подошел к противоположной стене и посмотрел в щель. Только один костер горел перед двумя хижинами, окруженными палисадом, и возле него сторожили двое дикарей, вероятно для того, чтобы помешать бегству доктора, тогда как возле арсенала не видно было ни одного сторожевого.
   - Счастье нам сопутствует, - прошептал Диего.
   Он вытянулся во весь рост и сказал австралийцу, указывая на недавно проделанное отверстие:
   - Ступай и подожги лес!..
   Затем, в то время как дикарь пролезал в отверстие, Диего подошел к ящикам, заключавшим в себе заряды, и с помощью Кардосо открыл два из них: в одном находились заряды для митральезы, а в другом - ружейные патроны.
   - Отлично, - пробормотал он. - Помоги мне, друг мой.
   Они схватились за митральезу и притащили ее к двери, направив так, чтобы заряды летели в середину лагеря, и затем тщательно ее зарядили; потом собрали все ружья, зарядили также и их и приставили к стене.
   - Теперь выслушай меня внимательно, Кардосо, - сказал Диего.
   - Когда испуганные лесным пожаром дикари выскочат из своих хижин, тогда ты выруби топором вот эту стенку, чтобы дать возможность митральезе искрошить как можно больше этих нехристей. Ты можешь повалить ее несколькими ударами, так как она совсем непрочна.
   - Думаю, что так, старина. А потом что я должен делать?
   - Потом тебе нужно будет выстрелить в дикарей из всех ружей, а затем мы бросимся к тем хижинам, где сидит доктор, прежде чем дикари успеют сбежаться и напасть на нас. Если они все-таки начнут нас осаждать, тогда мы будем продолжать стрелять в них из митральезы.
   - Понимаю.
   - Еще одно слово.
   - Ну, говори скорее.
   - Не забудь взять с собой пару ружей, чтобы вооружить доктора и иметь возможность лучше защищаться впоследствии. А покуда наполни-ка свои карманы зарядами, мои уже полны ими.
   - Ты подумал обо всем и...
   Кардосо внезапно замолк. В стане людоедов раздался крик. Кардосо поспешно подошел к стене и посмотрел в щель. На лачугах дикарей отражался красный отблеск, увеличивавшийся с неимоверной быстротой, слышен был также громкий треск, а по временам и какие-то глухие взрывы.
   Дикари, дремавшие перед теми хижинами, где находился доктор, увидали вспыхнувший в лесу пожар и разбудили остальных.
   - Кооо-мооо-хооо-э-э-э! - раздалось в ночной тишине.
   При этом крике, в котором явно слышался испуг, людоеды повыскакивали из своих лачуг, думая, что на них напало какое-нибудь враждебное племя.
   Между тем пламя окружило лагерь почти со всех сторон, деревья горели, словно какие-нибудь колоссальные факелы, шипя, трескаясь и съеживаясь в объятиях пламени; трава и кусты вспыхивали так быстро, что можно было подумать, будто они облиты керосином или смолой, из пламени вылетали тысячи искр, кружившихся над лагерем и уносившихся по ветру к озеру вместе с клубами густого черного дыма.
   Весь окрестный лес горел сверху и снизу, справа и слева, угрожая истребить все селение людоедов, обдавая его с каждой минутой увеличивающимся жаром и целым дождем горящих головешек.
   Дикари, испуганные громадным пожаром, грозившим окружить их со всех сторон, бегали как безумные взад и вперед по лагерю, натыкаясь друг на друга, сбивая друг друга с ног и топча упавших.
   - Руби стену!.. - заревел Диего.
   Кардосо, уже заранее схвативший топор, сбил четырьмя ударами колья, поддерживавшие переднюю стену хижины, и затем свалил ее одним сильным толчком.
   - Стреляй! - заревел Диего.
   Из дула митральезы вылетело пламя; грянул выстрел, и целый град картечи осыпал уже и без того до безумия испуганную толпу; в то же время Кардосо стрелял по дикарям из ружей. Через несколько секунд на земле лежало уже человек пятнадцать или двадцать, корчась в предсмертной агонии и испуская раздирающие душу стоны.
   Это было уже слишком для трусливых дикарей, они ринулись целой толпой к озеру и бросились в воду, увлекая в своем безумном беге женщин и детей.
   Впрочем, несколько более смелых воинов схватили свои топоры и копья и бросились к той хижине, откуда их громила митральеза. Среди них Диего увидел Ниро Варанга, державшего в руках два револьвера.
   - А, собака, наконец-то ты мне попался! - заревел он и тотчас же выстрелил из митральезы в окружавшую его толпу.
   Человек десять или двенадцать свалилось на землю, остальные повернули назад и скрылись за быстро заволакивавшим лагерь дымом.
   Диего заметил, что посреди дыма мелькнула еще раза два красная рубашка Ниро Варанга и затем окончательно исчезла. Он быстро схватил ружье, намереваясь броситься вслед за беглецом, но тотчас же остановился.
   - Хижина уже загорается! Давай спасать доктора! - закричал ему Кардосо.
   Оба они бегом направились к тем двум хижинам, где думали найти Альваро; возле них свалилось громадное полуобгорелое дерево, и его горящие ветви подожгли ограду.
   - Скорее!.. Скорее!.. - кричал Кардосо.
   В ту минуту, когда они уже подбегали к ограде, оттуда выскочил австралиец, и оба моряка вскрикнули разом:
   - Вьередан!..
   Это был действительно колдун; увидев перед собой матросов, он отскочил в сторону и замахнулся бывшим у него в руке топором, но Диего был уже возле него.
   - Вот же тебе, изменник! - заревел он прерывающимся голосом, и тяжелое ложе его ружья опустилось с глухим шумом на череп колдуна, который треснул, словно тыква, от его могучего удара. Изменник еще два раза перевернулся вокруг своей оси и свалился на землю: он был мертв.
   - Суд свершился! - воскликнул голос, заставивший вздрогнуть обоих моряков.
   Они обернулись и увидели перед собой доктора, державшего за руку другого белого.
   - Сеньор доктор! - вскрикнули матросы, бросаясь к Альваро.
   - Благодарю вас, мои храбрые товарищи, - сказал доктор. - Я знал, что вы придете меня освободить.
   - И я также благодарю вас, - проговорил незнакомец.
   - Но кто же вы такой? - спросили в высшей степени изумленные моряки.
   - Это тот самый путешественник, которого мы искали, сеньор Бенито Эррера, - ответил доктор.
   - Ур-ра!.. Ур-pa! - заревел Диего.
   - Бежим! - закричал Кардосо, подавая доктору и сеньору Эррере ружья. - Австралийцы возвращаются.
   - Скорее! - вскричал Альваро.
   Они бросились в клубы дыма, пробежали как можно скорее полувыгоревшее пространство, находившееся за хижинами, и исчезли в лесу, тогда как окружающие лагерь деревья с оглушающим шумом валились позади них, причем к небу летели мириады искр, а вокруг сыпался целый дождь пылающих головней.
  

XXVI. Обширные восточные равнины

   Австралийцы, не решившись противиться нападающим, так как думали, что их очень много, бросились к озеру и спрятались на болоте, но увидев, что они имеют дело лишь с двумя моряками, снова возвратились в лагерь, взбешенные нанесенным им поражением. Их вел Ниро Варанга, каким-то чудом уцелевший после выстрела Диего.
   Но в это время, к счастью для беглецов, пожар уже успел окончательно окружить весь лагерь людоедов, образовав таким образом непреодолимую преграду между дикарями и белыми. Пламя соединилось и с удвоенной силой пожирало громадные деревья, образовывавшие полукруг возле лагеря, примыкавшего обоими концами к берегу озера.
   Перейти через это море огня босыми ногами и ничем не предохранив свое тело от огня было бы безумием, так что погоня австралийцев остановилась при встрече с летевшими головнями и с первыми языками пламени.
   Тем не менее Ниро Варанга увидел, что пламя еще оставило проход к той хижине, где находилось оружие. Он тотчас же направил туда людей, чтобы спасти митральезу, опрокинутую и затем брошенную старым моряком. Хитрый туземец чрезвычайно высоко ценил это грозное орудие, рассчитывая использовать его для покорения или истребления всех диких племен, живущих в Центральной Австралии, но, к его несчастью, в служившую ему арсеналом хижину попало несколько горящих головней; огонь охватил ящики, заключавшие в себе заряды, произошел оглушительный взрыв, и вся хижина взлетела на воздух, причем было искрошено несколько добежавших до нее дикарей, изломано в мельчайшие куски все находившееся в хижине оружие и страшно искорежены дула митральезы.
   Решительно судьба благоприятствовала белым.
   Австралийцы окончательно пришли в ужас, они вообразили, что сейчас взлетит на воздух весь их лагерь, и вторично бросились к озеру, дав таким образом беглецам возможность выиграть время.
   Доктор, путешественник и оба моряка услышали взрыв и видели, как взлетела на воздух хижина вместе с дикарями. Они отдохнули несколько минут на берегу впадавшего в озеро ручейка, затем снова пустились бегом и спрятались в лесу, тянущемся к северу.
   Диего, рвавший на себе волосы с досады, что не убил изменника Коко, поминутно останавливался, надеясь увидеть его позади себя, но доктор каждый раз призывал его бежать дальше. Необходимо было воспользоваться пожаром, чтобы выиграть как можно больше времени, потому что, как только он потухнет, дикари не колеблясь бросятся по их следам, чтобы отомстить за страшное поражение, отнять у них оружие и насадить их на вертел. Ниро Варанга не оставит их в покое.
   В час ночи, пробежав почти два часа, они остановились на берегу громадного болота, покрытого густым тростником и окруженного большими лесами.
   - Где это мы находимся? - спросил Кардосо.
   - В Ньюкаслских болотах, - ответил доктор.
   - Остановимся тут, - сказал Эррера, казалось, совсем выбившийся из сил. - Мошенники-людоеды испортили мне ноги, держа меня постоянно взаперти в этой хижине.
   - Нет, друг мой, - сказал Альваро. - Мы находимся еще слишком близко к озеру Вудс, а следовательно, и к разбойнику Ниро Варанга. Нам необходимо бежать дальше, выиграть время и удалиться от этих мест.
   - Но пожар все еще продолжается, сеньор доктор, - сказал Кардосо. - На юге весь горизонт объят пламенем, и дикари пока еще не в состоянии нас преследовать.
    

Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
Просмотров: 382 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа