Главная » Книги

Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть первая), Страница 5

Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть первая)


1 2 3 4 5 6 7

ня! не ужели хотите вы дать знать, будто бы мы съ вами условливались? Ахъ матушка! оставьте меня лучше здѣсь.
   Ты можешь разсудить сама, отвѣчала мнѣ мать моя, что ежели мы останемся здѣсь долѣе, то можно будетъ почесть, что ты не согласуешься должности своей повиноваться. Сего ни какъ не стерпятъ. Не сказалъ ли тебѣ самъ твой отецъ, что хочетъ видѣть отъ тебя повиновен³е, но быть такъ; оставляю тебя еще и въ трет³й разъ; постараюсь извинить тебя сколько можно. Скажу, что ты бы хотѣла сойти съ нами обѣдать, но твоя скромность.....
   Ахъ! сударыня! не говорите мнѣ о семъ болѣе, когда.....
   О! дочь непослушливая! сказала она вставая со своего стула и идучи къ дверямъ; я даю тебѣ время на размышлен³е; но вздумай то, как³я должна я буду принять отъ отца твоего упреки за мое къ тебѣ снисхожден³е.
   Между тѣмъ остановилась она у дверей на малое время, какъ будто бы ожидала отъ меня того, чтобы я просила ея изьясниться обстоятельнѣе.
   Ахъ! матушка! сказала я ей; можетъ ли меня что нибудь тронуть болѣе нѣжности и снисхожден³я моей матери.
   Мать моя не отвѣчая мнѣ на то ни слова вышла.
   Свидѣтельствуюсь всѣмъ, что все писанное мною настоящая правда, и какъ увѣрена въ томъ, что ты ни какими касающимися до друга твоего подробностями не поскучишь, то буду и впередъ продолжать письма мои все такимъ же образомъ. Между тѣмъ прошу тебя, ежели нѣтъ тебѣ особливой нужды въ Робертѣ, то присылай его ко мнѣ всякой день, хотя бы я и не успѣла для тебя ничего приготовить.
   Однакожъ весьма бы для меня было желательно, чтобы онъ не возвращался назадъ съ пустыми руками. Очень бы ты была великодушна, естьли бы столько же часто писала ко мнѣ изъ одного дѣйств³я великодуш³я, сколько я къ тебѣ пишу, будучи побуждена къ тому несчаст³емъ! Когда не найду я моихъ писемъ на условленномъ мѣстѣ то знаю уже, что они въ твоихъ рукахъ. Будь увѣрена, что я не упущу ни одного случая, когда только улучу время здѣлать тебѣ о себѣ какое нибудь увѣдомлен³е.
  

Письмо XVII.

КЛАРИССА ГАРЛОВЪ къ АННѢ ГОВЕ.

   Мать моя пришедши ко мнѣ послѣ обѣда сказала, что на вопросы отца моего о добровольномъ моемъ повиновен³и дала она ему знать, что желала бы, чтобы оставить мнѣ всю свободу объявить свои мысли безъ всякаго принужден³я, дабы повиновен³е мое казалось гораздо добровольнѣе. Сказала ему также и то, что во время его прихода въ мою горницу выслушивала она мои возражен³я, по которымъ начинаетъ понимать, что я отрицаюсь отъ всякаго супружества.
   Отецъ мой отвѣчалъ ей сердитымъ и свирѣпымъ голосомъ, чтобы я остерегалась приводить его противъ себя во гнѣвъ и негодован³е.
   И такъ, говорила мнѣ мать моя, пришла я къ тебѣ теперь съ такимъ извѣст³емъ; ежели ты будешь продолжать твое упорство, то какимъ образомъ намъ съ тобою поступать будетъ должно?
   Такъ матушка! отвѣчала я; вы отдаете справедливость моимъ чувств³ямъ, когда сказали, что я не имѣю склонности ни къ какому супружеству; надѣюсь, что я въ домѣ отца моего еще не такъ безполезна, чтобы можно было желать...
   Оставь, Клари, превозносить твои достоинствы. Ты исполняла всѣ должности доброй дочери; помогала мнѣ въ домашнихъ трудахъ и заботахъ, но теперь пожалуй не хвались онымъ. Довольно уже награждена ты за то пронесшеюся о тебѣ славою. Но теперь все то надобно привесть къ совершенному окончан³ю. Есть ли ты выдешь за мужь, то с³е будетъ въ настоящемъ естественномъ порядкѣ, и весьма бы было желательно, чтобы ты вошла въ супружество для благополуч³я твоей фамил³и; потому что тѣмъ составишь новое собственное. Ежели все преобратится инымъ образомъ, то хотя и будетъ всему конецъ, однакожъ не такой, каковому бы быть должно. Я думаю, что ты меня разумѣешь.
   Я отвѣчала ей одними слезами.
   Для сего дома сыскала я уже очень хорошую женщину; твоя Нортонъ кажется мнѣ для сего весьма удобна. Кажется мнѣ, что и тебѣ она не противна; естьли ты хочешь, то мы въ семъ тотчасъ согласимся.
   Но для чего желаете вы ввергнуть меня въ супружеское состоян³е въ такихъ молодыхъ лѣтахъ, и когда я еще не имѣю никакой склонности?
   Ты конечно хочешь меня спрашивать, для чего мы не назначиваемъ для г. Сольмса твою сестру.
   Я думаю, матушка! что вы такимъ вопросомъ не огорчитесь.
   Послала бы я тебя съ такимъ отвѣтомъ къ твоему отцу. г. Сольмсъ въ предпочтен³и тебя имѣетъ свои причины.
   И у меня также свои причины вразсужден³и того, что онъ для меня несносенъ.
   Сего уже никакъ стерпѣть не можно. Я теперь пойду, и пришлю къ тебѣ твоего отца, которой лучше меня уговорить тебя умѣетъ.
   Ахъ! сударыня! я лучше соглашусь умереть, нежели ....
   Она не дала мнѣ продолжать далѣе, положа руку свою мнѣ ко рту. Кларисса! берегись обнаружить мысли твои рѣшительно. Естьли ты со всѣмъ непреклонна, то мнѣ уже и дѣлать больше нечего.
   Я начала отъ досады проливать слезы. Вотъ что надѣлалъ мой братъ. Вотъ плоды корыстолюбивыхъ вашихъ желан³й!
   Не говори ничего о твоемъ братѣ. Онъ ни о чемъ больше не старается, какъ о чести своей фамил³и.
   И я также не дѣлаю фамил³и моей ни малѣйшаго безчест³я.
   Такъ, я то знаю; однакожъ ты въ томъ согласиться, что твой отецъ и твои дядья судятъ о томъ гораздо тебя лучше.
   Тогда предлагала я ей, что хочу остаться на всегда дѣвицею, и не иначе выду за мужъ, какъ съ одобрен³я всѣхъ моихъ ближнихъ.
   Естьли бы я хотѣла не имѣть почтен³я и повиновен³я, то послѣдовала бы ихъ волѣ, а не своей.
   Я отвѣчала ей, что поступками моими никакъ не заслужила того, чтобы повиновен³е мое подвержено было такимъ опытамъ.
   Такъ, отвѣчала она мнѣ весьма благосклонно; въ поведѣн³и моемъ ни чемъ мнѣ тебя упрекать не можно. Но ты еще не имѣла никакихъ опытовъ, и какъ теперь пришло къ тому настоящее время, то надѣется она, что добродѣтель моя никакъ не ослабнетъ. Въ молодости дѣтей всѣ родственники утѣшаются ихъ поступками. Ты показывала всегда весьма хорош³е въ себѣ свойствы; однакожъ по с³е время оказывали мы тебѣ гораздо больше снисхожден³я, нежели ты намъ дѣлала утѣшен³я. Настоящей твой возрастъ самой тотъ, въ которомъ должно показать опытъ; а тѣмъ паче, что дѣдъ твой поставилъ тебя въ нѣкоторомъ родѣ независимости, предпочтя тебя всѣмъ тѣмъ, которые прежде тебя имѣли на то неоспоримое право.
   Матушка! дядя мой зналъ, что отецъ мой можетъ сестру мою наградить изобильно, что и объяснилъ очень ясно въ своемъ завѣщан³и. Я не дѣлала ничего противъ моей должности, дабы доставить себѣ отмѣнныя отъ него благодѣян³я; и щедрость его служитъ больше знакомъ его ко мнѣ склонности, нежели для меня какою нибудь выгодою; по тому что я никогда не искала быть въ независимости. Естьли я буду обладательницею свѣта, то и тогда не забуду никакъ, сколько обязана почитать васъ и моего родителя. Передъ глазами цѣлаго свѣта буду для себя считать славою получить у ногъ вашихъ ваше благословен³е, и.....
   Жаль мнѣ, Клари, перервать слова твои, хотя ты въ такомъ случаѣ теряешь все должное ко мнѣ уважен³е. Ты еще молода; не видала ни когда никакихъ противорѣч³й. Однакожъ при всемъ томъ не смотря на всю твою ко мнѣ непочтительность, желала бы я, чтобы ты хотя малую для матери твоей показала отличность, когда она говоритъ съ тобою.
   Извините меня, матушка! и въ такомъ чрезвычайномъ случаѣ возмите нѣсколько терпѣн³я. Естьли бы говорила я не съ такою горячност³ю, то всякой бы могъ подумать, что говорю какъ молодая дѣвица противъ такого человѣка, которой для меня всегда былъ и будетъ несносенъ.
   Смотри, Клари.....
   Любезная родительница! позвольте мнѣ теперь вамъ изъясниться. Весьма тягостно не имѣть свободы объяснить своихъ мыслей, а особливо когда должно говорить о такомъ человѣкѣ, которой почитаетъ меня препоною своему честолюб³ю, и поступаетъ какъ съ невольницею.
   Куда ты заблуждаешь? Клари!
   Матушка! должность моя не позволяетъ мнѣ полагать отца моего столь пристрастнымъ чтобы....
   Какъ? что? Клари!
   Имѣйте терпѣн³е, любезная родительница! вы обѣщались выслушать меня терпѣливо. Наружной видъ въ человѣкѣ не значитъ ничего, когда тому противорѣчитъ разсудокъ.
   И такъ въ такомъ случаѣ можно сказать что глаза и разсудокъ между собою несогласны.
   По вашимъ словамъ можно судить, что всѣ приписываемые мнѣ качествы и свойствы будутъ мнѣ служить наказан³емъ, и я учинюся супругою чудовища.....
   Ты меня удивляешь, Клари и устрашаешь; тебѣ ли то говорить можно?
   Матушка! сей человѣкъ въ глазахъ моихъ кажется чудовищемъ; и с³е самое принуждаетъ меня быть равнодушною ко всѣмъ людямъ. Прежде сего полагали во мнѣ предубѣжден³е къ такому человѣку, коего нравы и поступки почитали порочными. Я почитала себя подозрѣваемою, будто бы хотѣла съ нимъ бѣжать, и всю фамил³ю мою погрузить въ безслав³е. Матушка! какое бы терпѣн³е въ состоян³и было снести такой опытъ?
   Теперь, Клари! надѣюсь, что позволишь ты говорить и мнѣ. Кажется мнѣ, что я слушала тебя съ довольною терпѣливост³ю. Естьли бы могла я думать..... Однакожъ я рѣчь мою постараюсь сократить какъ можно больше. Кларисса! мать твоя подаетъ тебѣ въ терпѣн³и примѣръ собою.
   Матушка! колико снисхожден³е ваше меня поражаетъ! С³е для меня гораздо чувствительнѣе нежели прежде была ваша строгость.
   По всему видно было, что возложенная на нее коммисс³я была и ей самой тягостна чрезвычайно; а въ противномъ случаѣ терпѣн³е ея не простиралось бы такъ далеко.
   И такъ я должна тебѣ сказать, продолжала она, что отецъ твой почитаетъ то нужнымъ необходимо. До сего времяни была ты дочерью почтительною и послушною. И какая бы причина не быть тебѣ таковою? Ни одна еще дочь не имѣла къ себѣ отъ родителей своихъ такого снисхожден³я и благосклонности. Теперь выбирай себѣ любое; или опровергни всѣ прошедш³я твои дѣян³я; или согласись учинить надъ собою требуемой отъ тебя опытъ, которой все увѣнчаетъ; или раздражи всю твою фамил³ю, и презри отца своего, требующаго отъ тебя повиновен³я. Вотъ что теперь дѣлать должно!
   Ахъ! правда, думала я сама въ себѣ; братъ мой умѣлъ преклонить отца моего на свою сторону, и успѣхъ соотвѣтствуетъ его желан³ямъ. Противлюсь я по видимому не его корыстолюбивымъ намѣрен³ямъ, но волѣ отца моего.
   На слова матери моей не отвѣчала я ни слова. Признаюсь, что тогдашнее мое молчан³е можно было счесть упрямствомъ. Сердце мое надрывалось. Мать мою почитала я жестокою и суровою, видя ее слѣдующею властолюбивымъ желан³ямъ моего брата.
   Однакожъ молчан³е с³е обратилось по крайнѣй мѣрѣ въ мою пользу. Вижу, сказала мнѣ мать моя, что ты думаешь повиноваться. Ахъ! дочь моя! любезная Клари! теперь то люблю тебя отъ всего моего сердца! Ни кто не будетъ о томъ знать, что ты мнѣ сопротивлялась. Все будетъ приписано твоей стыдливости, и ты славы твоей ни мало не потеряешь.
   На всѣ ея слова отвѣчала я только одними слезами.
   Она старалась ихъ стирать, цѣлуя меня между тѣмъ безпрестранно. Пойдемъ дочь моя! говорила она; отецъ твой насъ ожидаетъ, и надѣется найти въ тебѣ гораздо больше твердости; однакожъ останься теперь здѣсь; я постараюсь тебя сколько нибудь извинить. С³е самое будетъ служить доказательствомъ, что сердце твое свободно, какъ ты въ томъ меня увѣряла.
   Любезная пр³ятельница! не означаютъ ли всѣ так³я слова жестокости; а особливо въ такой матери, которая была всегда снисходительна? За грѣхъ себѣ поставляю почитать мать мою способною къ какой нибудь хитрости и лукавству. Но она къ тому побуждается другими. Она принуждена употреблять так³я способы, которые собственному ея сердцу противны, дабы тѣмъ избѣжать и избавиться жесточайшихъ для себя мучен³й.
   Я теперь пойду, сказала она, и постараюсь сыскать какое нибудь средство извинить твое замедлѣн³е, какъ уже то и здѣлала передъ обѣдомъ; ибо всѣ судятъ, что остается еще преодолѣть нѣкоторыя трудности. Я въ тебѣ то извиняю, такъ какъ и твою холодность. Ежели не хочешь, то къ намъ и не сходи; но только прошу тебя не поставь слова мои лживыми, когда сойдешь къ ужину, и обойдися съ братомъ твоимъ и сестрою гораздо благосклоннѣе; ибо изъ твоего съ ними обхожден³я будутъ заключать о твоемъ повиновен³и. С³е совѣтую я тебѣ какъ другъ, а не повелѣваю какъ мать. И такъ прощай любезная дочь! сказавши с³е поцѣловала меня и хотѣла вытти.
   Матушка! вскричала я! не обремѣняйте меня вашею ненавистью, вы не можете себѣ вообразить, сколь-ко я сего человѣка ненавижу.
   Она приняла на себя сердитой видъ, какъ будто бы мои слова были со всѣмъ противны ея ожидан³ю. Угрожала меня, что отошлетъ къ моему отцу и дядьямъ. Между тѣмъ дала мнѣ разумѣть, что естьли я не буду вразсужден³и брата моего и сестры снисходительна, то тѣмъ утвержду дядей моихъ въ тѣхъ мысляхъ, как³я они обо мнѣ въ нихъ поселили. Говорила мнѣ, что изъ отказовъ моихъ всѣмъ предлагаемымъ мнѣ женихомъ предузнавала она, что не полюбится мнѣ и г. Сольмсъ, но естьли преодолѣю я всѣ с³и препятств³я, то никогда о немъ не услышу, и такъ какимъ образомъ могу я получить то, въ чемъ ему отказано? безъ сумнѣн³я с³ю коммис³ю приняла она на себя для сохранен³я моего имѣн³я и своего покоя; отецъ мой услыша мой отказъ; будетъ на вѣрно въ великомъ гнѣвѣ, дядья мои стараются чрезвычайно о умножен³и фамил³и не меньше моего отца, и с³е почитаютъ удобнѣйшимъ къ тому способомъ; тетка моя Гервей въ такомъ же находится мнѣн³и; и такъ какимъ образомъ тому противиться.
   На всѣ ея слова отвѣчала я такими возражен³ями, что она конечно бы была съ мыслями моими согласна, естьли бы имѣла свободу слѣдовать собственному своему разсужден³ю.
   С³е самое, отвѣчала она, подаетъ мнѣ поводъ думать, что намѣрен³е твоего отца предпр³ято уже рѣшительно. Отъ меня бы зависѣло то разрушить; но и теперь дѣло с³е не испорчено. Однако естьли упорство мое продолжится еще болѣе, то за все то должна я буду пѣнять сама на себя.
   На все с³е не отвѣчала я ни чемъ инымъ, какъ только вздохами, слезами и молчан³емъ.
   Клара, сказала она мнѣ; что я скажу твоему отцу? увѣрю его, что ты разумѣешь твою должность, и никакъ не противишься его волѣ. Что ты на с³е скажешь?
   Матушка! отвѣчала я; какимъ образомъ могу я отвѣтствовать на так³е вопросы, которые обнаруживаютъ мнѣ все ваше противъ меня снисхожден³е. Такъ, я знаю мою должность, и стараюсь всѣми силами ее исполнить. Но позвольте мнѣ сказать вамъ, что с³е для меня чрезвычайно тягостно, и стоитъ дорого несказанно.
   Мать моя называла меня упрямою и непослушливою; ходила нѣсколько разъ по горницѣ, имѣя видъ сердитой и раздраженной; потомъ обратясь ко мнѣ сказала: и такъ сердце твое свободно? так³я чрезвычайныя отвращен³я къ сему человѣку не иначе должны происходитъ, какъ отъ великаго предубѣжден³я къ другому. Отвѣчай мнѣ и не скрывай никакъ истинны. Продолжается ли еще у тебя съ г. Ловеласомъ переписка?
   Матушка! отвѣчала я; вы знаете мое свойство, и нравъ мой вамъ небезъизвѣстенъ. Я отвѣчала на его письма, дабы тѣмъ предупредить новыя несчаст³я. Опасное время еще не миновало.
   Признаюсь, Клара! что я сего никакъ не порочу. Надѣюсь также, что со времянемъ произойдетъ и примирен³е посредствомъ милорда М * * * и его сестръ. Но какъ всѣ они входятъ къ ссору своего племянника, и берутъ въ томъ участ³е, а племянникъ ихъ всѣхъ насъ презираетъ; съ другой же стороны предлагаютъ намъ то, чего бы мы никакъ не ожидали и не осмѣливались бы требовать, тѣмъ паче, что имѣн³е твоего дѣда останется въ нашей фамил³и; то по сему думаю я, что продолжен³е твоей съ нимъ переписки не можетъ быть позволительно. И такъ отъ нынѣ впредь то тебѣ запрещаю.
   Здѣлайте милость матушка! скажите мнѣ способъ, какимъ образомъ могу я прервать оную, сохраня безопасность моего брата и моихъ дядьевъ. Сего желаю я болѣе всего на свѣтѣ. Дай Богъ, чтобы сей ненавидимой всѣми человѣкъ не могъ упрекатъ насъ въ озлоблен³и въ такое время, когда не требовалъ ничего болѣе, кромѣ спокойств³я и примирен³я! я всегда могу перервать съ нимъ мою переписку. Приписываемыя ему худыя ого поступки, могутъ къ тому служить достаточною причиною. Но съ тѣхъ поръ какъ дядья мои и братъ не сохраняютъ ни какихъ мѣръ, съ тѣхъ поръ какъ извѣстны ему настоящ³я наши предпр³ят³я; то скажите мнѣ, какимъ образомъ поступать мнѣ должно. Не уже ли вы хотите его довести до какого нибудь отчаяннаго поступка?
   Дочь моя! насъ защитятъ законы. Мы имѣемъ покровительство правосуд³я.
   Однакожъ, государыня моя! не можетъ ли случиться прежде того какого нибудь несчаст³я? законы только тогда обнаруживаютъ и исполняютъ свои права, когда кто ихъ нарушилъ.
   Послушай Клара, согласна ли ты съ такимъ договоромъ нарушить съ г. Ловеласомъ всякую переписку? изъяснись мнѣ о томъ теперь же.
   Такъ, матушка! я уже рѣшилась; и предпр³ят³е мое исполню непремѣнно. А сверьхъ того отдамъ намъ всѣ тѣ письма, которые мы другъ ко другу писали. Вы увидите, что я ни какого не дѣлала ему ободрѣн³я; и не учинила ничего противъ моей должности. Когда вы ихъ прочтете, то уже легко будетъ вамъ предписать мнѣ то, какимъ образомъ разрушить и перервать съ нимъ мою переписку.
   Хорошо, Кларисса! сдержи же свое слово; подай мнѣ его письма, и списки съ твоихъ.
   Надѣюсь, матушка! что содержан³е оныхъ только вамъ однимъ будетъ извѣстно.
   Съ матерью твоею не можетъ у тебя быть никакихъ расчетовъ; однакожъ ты на меня можешь во всемъ положиться.
   По испрошен³и у нее прощен³я, просила я ее взять самой ключь отъ письменнаго моего столика, въ которомъ находились всѣ тѣ письма, дабы тѣмъ увѣрить ее, что нѣтъ у меня для ее ничего сокровеннаго. Она на то согласилась. Взяла всѣ письма, и увѣряла меня, что мнѣ скоро ихъ возвратитъ и никому не покажетъ. Сказавши с³е, вышла отъ меня, чтобъ ихъ читать, обѣщаясь по прочтен³и тотчасъ ко мнѣ назадъ возвратиться.
   Любезная пр³ятельница! и ты также читала всѣ с³и письма, и мои на нихъ отвѣты. Ты признавалась, что нѣтъ въ нихъ ни чего такого, чемъ бы онъ могъ похвалиться. Разставшися съ тобою, получила я отъ него еще три письма, но отвѣчала только на одно послѣднее.
   Во всѣхъ сихъ трехъ письмахъ, такъ какъ и въ прежнихъ, изъяснялся онъ самыми нѣжнѣйшими выражен³ями въ своей страсти, которую полагаетъ искреннею и чистосердечною, и описывалъ чинимыя ему обиды отъ угрозъ моего брата во всѣхъ собран³яхъ, и отъ ругательствъ моихъ дядьевъ во всѣхъ мѣстахъ, гдѣ имъ быть ни случится. Притомъ признается, что ,,честь его и всей его фамил³и будучи нѣсколько помрачена несчастнымъ тѣмъ приключен³емъ, отъ котораго не могъ онъ избавиться никакимъ способомъ, не позволяютъ ему больше имѣть терпѣн³я и сносить ежедневно чинимыя ему обиды; что хотя склонность моя и не обращается ни мало въ его пользу; но какъ я не для того сотворена, чтобы могла принадлежать такому человѣку, каковъ г. Сольмсъ; то с³е самое и дѣлаетъ ему поступки брата моего гораздо несноснѣйшими, которой обнаруживаетъ ненависть свою и злобу всѣму свѣту; что невозможно никакъ ему почитать честь свою обязанною прервать тѣ мѣры, которые кромѣ его не имѣютъ никакого другаго предмѣта, ежели не будетъ къ тому принужденъ какою нибудь сильнѣйшею причиною; что я должна ему простить, ежели онъ въ томъ будетъ имѣть съ Сольмсомъ какое нибудь изъяснен³е. Онъ настоитъ усильнымъ образомъ въ томъ предположен³и, которое онъ возобновлялъ столь часто, чтобы позволила я ему пр³ѣхать съ милордомъ М * * * къ моимъ дядьямъ, и къ моему отцу; обѣщаясь вооружиться терпѣн³емъ, ежели получитъ отъ нихъ какую нибудь новую обиду хотя бы того снести и честь его не позволяла.,,
   Въ отвѣтѣ моемъ, сколько могу то припомнить, сказала я ему ,,чтобы не ожидалъ онъ отъ меня никакого благосклоннаго вида безъ соглас³я на то моихъ родственниковъ; я увѣрена въ томъ, что не позволятъ они ему никакъ учинить имъ свое посѣщен³е; что нѣтъ еще вовсемъ свѣтѣ такого человѣка, для котораго бы могла я учинить что нибудь въ противность пользѣ и выгодъ моей фамил³и; что не имѣю права и ни мало не обязана благодарить его за умѣренность его и воздержан³е между такими людьми, которыхъ очень легко разсердить можно; что сего требуетъ отъ него благоразум³е, справедливость и самые законы; что если основываетъ онъ въ томъ какую нибудь надежду во мнѣ, то тѣмъ обманывается чрезвычайно, что склонность моя, какъ я уже его въ томъ увѣряла, не принуждаетъ меня ни мало перемѣнить мое состоян³е; что не могу болѣе позволить себѣ продолжать съ нимъ долѣе предосудительную с³ю переписку, с³е противно должности, и можетъ быть почтено непростительнымъ легкомысл³емъ; по чему и не долженъ онъ на продолжен³е оной имѣть ни малой надежды.
   На с³е отвѣчаетъ онъ въ послѣднемъ своемъ письмѣ, что когда я рѣшилась прервать съ нимъ всякую переписку, то изъ сего долженъ онъ заключить не иное что, какъ я имѣю намѣрен³е учиниться супругою такого человѣка, коего ни одна благоурожденная женщина не можетъ считать для себя сносною парт³ею: и что въ такомъ положен³и должна я его извинить, ежели не можетъ онъ согласиться на потерян³е такой особы, въ которой полагалъ всѣ надежды своего благополуч³я, ни сносить терпѣливо торжествующую дерзость моего брата; но что не думаетъ никакъ щадить чью нибудь жизнь, и ниже свою собственную; что рѣшился исполнить свои намѣрен³я не иначе, какъ когда принужденъ къ тому будетъ какимъ нибудь ужаснымъ произшеств³емъ; естьли же узнаетъ, что располагаютъ мною съ моего собственнаго соглас³я, то безъ сумнѣн³я принудитъ себя подвергнуться своей судьбинѣ; но ежели употребляетъ въ томъ усил³е, то за слѣдств³я никакъ не отвѣчатъ.
   Я намѣрена переслать къ тебя чрезъ нѣсколько дней с³и письма; теперь положу ихъ въ мой пакетъ; но можетъ быть что мать моя потребуетъ ихъ отъ меня опять для прочтен³я. Ты видишь, любезной другъ! какимъ образомъ старается онъ принудить меня къ продолжен³ю нашей переписки.
   Черезъ часъ мать моя возвратилась назадъ. Возьми, Клари! твои письма. Вразсужден³и скромности твоихъ выражен³й ни чемъ тебя упрекать не можно. Я нахожу въ ихъ всю потребную для тебя важность и благопристойность. Ты какъ должно чувствовала его угрозы. Но послѣ учиненныхъ съ одной стороны угрозъ, а съ другой презрѣн³я, можешь ли ты думать, что такая парт³я для тебя пристойна?...... Можешь ли ты думать, чтобы благопристойно было ободрять и подавать надежду такому человѣку, которой съ братомъ твоимъ бился на поединкѣ, скольбы ни былъ онъ знатенъ и честенъ.
   Нѣтъ, сударыня! вы можете примѣтить, что я то ему и сама сказала. Но теперь, любезная родительница! вся наша переписка у васъ передъ глазами; и я прошу васъ научить меня, какимъ образомъ располагать мнѣ въ такомъ непр³ятномъ положен³и мои поступки.
   Очень хорошо, Клари! я учиню тебѣ въ томъ признан³е; но прошу тебя напередъ, чтобы не толковать то никакъ въ твою пользу. Я весьма довольна тѣмъ, что ты со всею довѣренност³ю отдала мнѣ твои ключи; также тѣмъ, что въ письмахъ твоихъ нашла только то, что повелѣваетъ благоразум³е. Естьли бы могла согласить на мои мысли хотя одного твоего отца; то все бы прочее препоручила скромности твоей и честности, оставя только для себя попечен³е отправлять твои письма, и старан³е перервать с³ю переписку, какъ только то будетъ возможно. Но какъ съ сей стороны ни чего надѣяться не возможно; и какъ отецъ твой узнавши переписку твою съ г. Ловеласомъ ни на что не согласится, то и запрещаю тебѣ продолжать оную. Между тѣмъ признаюсь тебѣ, что с³е кажется для меня очень трудно. Скажи мнѣ, что ты о томъ думаешь? Ты говоришь, что сердцѣ твое свободно. По собственному твоему признан³ю обстоятельствы не позволяютъ почитать пристойною парт³ею такого человѣка, которой всѣмъ намъ столько несносенъ и противенъ. Что же ты мнѣ на то предложить можешь? посмотримъ, как³я ты о томъ имѣешь мысли.
   Примѣтила я, что то былъ для меня новой опытъ, и отвѣчала безъ всякаго замедлѣн³я; ,,Прошу васъ, любезная родительница! Отписать къ г. Ловеласу, что не долженъ онъ имѣть со стороны моего отца и отъ меня никакой надежды; что не требую отъ него никакого совѣта, и нималѣйшей въ немъ нужды не имѣю; но какъ онъ присвояетъ себѣ право вмѣшиваться въ мои дѣла, подозрѣвая брата моего старающимся въ пользу г. Сольмса, то намѣрена увѣрить его, что ни когда сему человѣку принадлежать не буду. Естьли позволено мнѣ будетъ написать къ нему такимъ образомъ, и естьли требован³я г. Сольмса не будутъ ободряемы, то будетъ ли г. Ловеласъ тѣмъ доволенъ или нѣтъ, но я не поступлю никакъ далѣе; не буду писать къ нему больше сего ни одной строчки; не буду его ни когда видѣть, ежели возможно мнѣ будетъ избѣжать всѣхъ къ тому случаевъ.
   Ахъ! душа моя! но чтожъ будетъ съ предложен³ями г. Сольмса? весь свѣтъ тѣмъ доволенъ. А ктомужъ и братъ твой надѣется чрезъ с³е промѣнять свои земли, или по крайней мѣрѣ онъ доставитъ намъ легчайшей способъ получить въ Сѣверѣ новыя пр³обрѣтен³я. Ты знаешь, что цѣль фамил³и требуетъ того, чтобъ умножить въ сей округѣ нашу знатность и богатство. Однимъ словомъ, твой братъ составилъ такой планъ, которымъ плѣняются всѣ чрезвычайно. Столь богатая и знатная фамил³я во всѣхъ своихъ отрасляхъ, и обращающая свои намѣрен³я къ чести, должна видѣть съ удовольств³емъ открывающейся себѣ путь къ достижен³ю нѣкогда до знатнѣйшихъ чиновъ государства.
   А для утвержден³я успѣха сихъ намѣрен³й, и для исполнен³я предпр³ят³й моего брата, должна я быть принесена на жертву такому человѣку, которой для меня несносенъ! Ахъ! матушка! избавте меня отъ такой погибели, естьли то вамъ учинить возможно! я лучше соглашусь быть погребенною живою, нежели быть супругою сего человѣка.
   Она бранила меня за с³и выражен³я; однакожъ съ великою благосклонност³ю и снисхожден³емъ, и обѣщалась поговорить о томъ съ дядею моимъ Гарловымъ; что естьли дастъ онъ слово ей помогать, то дастъ она о томъ знать и моему отцу, и завтре же меня о всемъ увѣдомитъ непремѣнно. Послѣ того сошла она въ низъ пить чай, и обѣщалась мнѣ извинить меня въ томъ, что я не приду къ ужину. По выходѣ ея, принялась я немедлѣнно за перо, чтобы увѣдомить о семъ тебя.
   Не тягостно ли для меня быть принужденною противиться волѣ столь благосклонной матери? Для чего, говорила я много разъ сама съ собою, для чего предлагаютъ мнѣ такого человѣка, каковъ г. Сольмсъ, онъ только одинъ во всемъ свѣтѣ которой можетъ предлагать столь много, и не имѣетъ въ себѣ почти никакихъ достоинствъ.
   Достоинствъ! Ахъ! любезной другъ! онъ скареднѣйш³й и гнуснѣйш³й изъ всѣхъ смертныхъ! весь свѣтъ упрекаетъ его въ чрезвычайной скупости. Безумецъ сей имѣетъ въ себѣ подлѣйшую душу.
   Сердце мое нѣсколько спокойнѣе съ того самаго времяни, какъ я имѣю надежду въ благосклонностяхъ ко мнѣ моей матери; почему и предаюсь теперь совсѣмъ склонности моей въ учен³и нравственности. Но и ты также такое упражнен³е любишь не мало, и сама мнѣ въ томъ не однократно признавалась.
  

Письмо XVIII.

КЛАРИССА ГАРЛОВЪ къ АННѢ ГОВЕ.

Въ субботу 4 марта.

   Не могла ли ты надѣяться, что весьма легко можно получить соглас³е на предложен³е мое окончить переписку нашу съ одной моей стороны, не примѣшивая въ то ни мало кого нибудь изъ нашей фамил³и? но расположен³е моего брата и нетерпѣливость моего отца при наималѣйшихъ противорѣч³яхъ служатъ къ тому не побѣдимыми препятств³ями.
   Еще во всю ночь не ложилась я въ постѣлю, и ни малаго ко сну не имѣю желан³я. Ожидан³е, надежда, сумнѣн³е удаляли отъ меня сонъ, и не давали ко мнѣ приближаться. Какое состоян³е! сошла я въ обыкновенное время, дабы не можно было примѣтить, что я еще не была въ постѣлѣ, и упражнялась по обыкновен³ю въ домашнихъ мѣлочахъ.
   Около осьми часовъ пришла ко мнѣ Хорея, и сказала, что мать моя приказала мнѣ притти въ ея комнату.
   Мать моя плакала; я то изъ глазъ ея могла примѣтить. Но взоры ея казались не столько нѣжны и благосклонны, какъ вчерашняго дня. С³е произвело во мнѣ ужасъ, и я почувствовала въ духѣ моемъ чрезвычайное ослаблен³е.
   Сядь, Клари! мы поговоримъ съ тобою. Между тѣмъ рылась она въ ящикѣ своемъ, и перебирала различныя лоскутки бѣлья и кружевъ, имѣя между тѣмъ такой видъ, будто бы ничемъ не занималась. Но минуту спустя послѣ того спросила меня съ холодностью, как³я я на сей день здѣлала приказан³я. Я подала ей того и завтрешняго дня записку, прося ея посмотрѣть оную, и сказать угодно ли то ей, или не угодно. Она въ ней нѣсколько перемѣнила, но съ такимъ холоднымъ и принужденнымъ видомъ, что тѣмъ умножилось мое смятен³е и замѣшательство. Г. Гарловъ говорплъ сего дня объ отъѣздѣ, и думаю, что поѣдетъ къ брату моему Антонину. Г. Гарловъ! думала я сама въ себѣ, не говорятъ уже больше, твой отецъ! и такъ нѣтъ уже у меня отца!
   Садись, когда я тебѣ то приказываю. Я сѣла. Ты, Клари! кажешься мнѣ въ смущен³и?
   Никакъ нѣтъ, матушка!
   Естьли бы дѣти были всегда то, что они быть должны, то отцы и матери.... сего разговора она не кончила.
   Потомъ подошла къ уборному столику, и посмотря въ зеркало изпустила не большой вздохъ.
   Я не люблю такого печальнаго и скучнаго лица въ молодой дѣвицѣ.
   Увѣряю васъ, матушка! что сего въ себѣ никакъ не примѣчаю. Я встала, и отвернувшись вынула платокъ, чтобы отереть свои слезы. Въ случившееся противъ меня зеркалѣ увидѣла мать мою смотрящую на меня съ нѣжност³ю; однакожъ слова ея ни мало съ тѣмъ не согласовались.
   Нѣтъ ничего несноснѣе, какъ видѣть людей плачущихъ о такой вещи, которую исправить и перемѣнить отъ нихъ самихъ зависитъ.
   Дай Богъ, матушка, чтобы то было въ моей власти. При сихъ словахъ испустила я нѣсколько вздоховъ.
   Слезы, раскаян³я и вздохи упорства нимало между собою не согласны. Ты можешь теперь итти въ твою горницу; поговорю съ тобою послѣ.
   Я поклонясь ей съ великою учтивост³ю, хотѣла вытти.
   Оставь с³и наружныя знаки почтительности; я ихъ нимало отъ тебя не требую; но только твоего сердца.
   Ахъ! матушка! оно все наше, и не столько принадлежитъ мнѣ, сколько вамъ.
   Изрядное краснорѣч³е! Естьли повиновен³е состоитъ въ словахъ, то Кларисса Гарловъ можетъ почесться самою послушливѣйшею дочерью во всемъ свѣтѣ.
   Я поклонилась опять, и хотѣла по приказан³ю ея вытти.
   Она показалась мнѣ тѣмъ тронутою; но уже вознамѣрилась дѣлать мнѣ упреки. И такъ отворотя отъ меня свое лице, сказала мнѣ съ великою живност³ю: куда ты идешь? Кларисса.
   Вы мнѣ сами приказали итти въ мою горницу.
   Вижу, что ты нетерпѣливо желаешь меня оставить. Скажи мнѣ, чему я то должна приписывать: послушан³ю ли твоему, или упорству, кажется мнѣ, что ты скоро наскучишь быть вмѣстѣ со мною.
   Не могла я уже противиться долѣе. Бросилась къ ея ногамъ. Ахъ! матушка! любезная родительница! скажите мнѣ, что мнѣ еще претерпѣть надлежитъ. увѣдомте меня о всей моей участи. Я перенесу все, естьли только позволятъ мнѣ то мои силы; но никакъ не могу снести того, что учинилася вамъ не угодною.
   Оставь меня, Клари! оставь меня. Нѣтъ нималой нужды въ такомъ уничижен³и. Как³е гибк³е колѣна, и какое упорное сердце! встань.
   Я встать не имѣла силы. То было уже не своенрав³е и не упорство; но причтено въ совершенное послушан³е. Ахъ! не удаляйте меня отъ себя, сказала я, обнимая ея колѣна; не отдаляйтесь отъ меня и сами. Не встану съ сего мѣста и не выду отъ сюда, покамѣстъ не признаетесь вы, что не имѣете на меня ни какого гнѣва.
   О ты, пронзающая меня до глубины моего сердца! сказала она обнявши меня съ великою горячност³ю, между тѣмъ какъ я обнимала ея колѣна. Для чего взяла я на себя такую коммис³ю! - - однакожъ оставь меня. Ты ввергнула меня въ чрезвычайной безпорядокъ. Оставь меня Кларисса. Я уже болѣе на тебя не сердита... - естьли бы могла воспротивиться.... естьли ты столько разумна....
   Я встала, будучи въ великомъ трепетѣ, и не зная нимало, что дѣлала, и чрезъ великую силу пошла въ мою горницу. Анна услыша, что я вышла отъ моей матери, послѣдовала за мною, и старалась всячески привести въ порядокъ мои чувствы. Около двухъ часовъ была я не въ состоян³и приняться за перо, чтобы описать тебѣ злосчастной конецъ моихъ надѣян³й.
   Мать моя сошла къ завтраку; я не въ состоян³и была туда показаться; но естьли бы была лучше, то думаю, что меня бы не позвали; по тому что отецъ мой пришедши въ мою горницу, далъ разумѣть, что не иначе хочетъ меня видѣть, какъ достойною быть его дочерью. Весьма я опасаюсь, чтобы не остался онъ въ такихъ мысляхъ въ пользу сего господина Сольмса.
  

Письмо XIX.

  

В субботу 4 Марта въ полдень.

  
   С³ю минуту принесла мнѣ Анна твое письмо; содержан³е его привело меня въ немалую задумчивость, и ты получишь отъ меня отвѣтъ въ самомъ суровомъ краснорѣч³и. Мнѣ, быть женою г. Сольмса? Нѣтъ, нѣтъ; я лучше соглашусь.... Однакожъ напередъ буду отвѣчать на друг³я части твоего письма, которыя не столько важны, дабы дойти до сего съ большимъ терпѣн³емъ.
   Не очень много удивляюсь я чувств³ямъ сестры моей вразсужден³и г. Ловеласа. Она столь много упорствуетъ въ томъ, что не имѣла къ нему нималѣйшей наклонности, что подаетъ въ томъ сама причину къ подозрѣн³ямъ; Никогда не разсказываетъ она иначе о своемъ съ нимъ разрывѣ и о своемъ отказѣ, какъ пришедши въ великой стыдъ и краску, и бросая на меня презрительные взоры, смѣшанные съ чрезвычайнымъ гнѣвомъ и негодован³емъ. Гнѣвъ сей и негодован³е доказываетъ ясно, что она отказала такому человѣку, коего почитала достойнымъ быть своимъ супругомъ. А иначе къ чему бы имѣть ей так³е виды? Бѣдная Белла! Она заслуживаетъ сожалѣн³е... Не можетъ она съ умѣренност³ю ни любить ни ненавидѣть. Дай Богъ, чтобы исполнились всѣ ея желан³я! Я желаю ей сего отъ искренняго сердца.
   Вразсужден³и учиненной мною отцу моему уступки моихъ земель, имѣла я на то время побудительныя къ тому причины, которыя ни чемъ думаю опорочить не можно. Твой совѣтъ на сей случай былъ на хорошемъ твоемъ обо мнѣ мнѣн³и. Ты была въ томъ увѣрена, что я бы ни какъ не употребила во зло имѣющейся въ рукахъ моихъ власти. Ни ты, ни я, любезной другъ не могли ожидать со стороны моего отца такого поступка. Ты опасалась по справедливости намѣрен³й моего брата, или лучше сказать его самолюб³я, но я никогда ни о братѣ моемъ ни о сестрѣ такихъ чудныхъ мыслеи не имѣла. Ты ихъ никогда не любила; а въ такомъ расположен³и всякой имѣетъ глаза свои отверсты только на слабую сторону; равнымъ образомъ какъ и склонность закрываетъ очень часто дѣйствительные пороки.
   Видѣла я во всѣхъ сердцахъ возраждающуюся ревность и безпокойств³е, вмѣсто царствующаго въ нихъ всегда мира и соглас³я. Слышала часто переговоры и пересужден³е о почтенномъ завѣщателѣ. Почитали его впадшимъ въ робячество; а меня подозрѣвали, будто бы я тѣмъ умѣла воспользоваться. Всѣ молодые люди, думала я сама въ себѣ, желаютъ больше или меньше независимости; но желающ³е оной наиболѣе меньше всѣхъ имѣетъ въ себѣ способности управлять своею свободою. Оказанная мнѣ милость конечно вразсужден³и лѣтъ моихъ чрезвычайна. По справедливости почесть можно то недостаткомъ умѣренности или жадност³ю недостойною благодѣян³я, когда кто вздумаетъ пользоваться безъ разбора всѣмъ тѣмъ, что мы получили отъ благодѣтельства или благосклонности. С³е для могущаго изъ того вытти употреблен³я не можетъ служить хорошимъ признакомъ. Правда, сказала я, что въ порученныхъ мнѣ управлен³яхъ, (ибо всѣ пожалованныя мнѣ земли не можно ли назвать управительствами?) учредила я изрядныя порядки, въ которыхъ благополуч³е ближняго сравнивала съ моимъ собственнымъ; однакожъ разсмотримъ нѣсколько сами себя. Не можно ли главнѣйшею мою цѣлью почесть тщеслав³е, или желан³е быть отъ всѣхъ похваляемою? Не должна ли я недовѣрять собственному моему сердцу? Естьли расположусь я въ моей деревнѣ одна, надувшись добрымъ обо мнѣ всѣхъ людей мнѣн³емъ, то не должна ли опасаться о себѣ, когда остануся только сама съ собою? Весь свѣтъ будетъ примѣчать поступки, дѣла и посѣщен³я молодой и ни отъ кого независящей дѣвицы. Не подвергну ли себя тѣмъ злодѣйскимъ умысламъ противнаго намъ пола? на конецъ въ независимости моей естьли по несчаст³ю въ чемъ нибудь проступлюсь хотя и съ самымъ добрымъ намѣрен³емъ, то сколько людей будутъ тѣмъ торжествовать, и сколько найдется такихъ, которые бы имѣли въ себѣ столько человѣчества, чтобы обо мнѣ пожалѣть? безъ сумнѣн³я перьвыхъ найдется гораздо больше нежели послѣднихъ, а всѣ вообще будутъ меня обвинять высокомѣр³емъ.
   Таковы были отъ части мои размышлен³я; и не сумнѣваюсь, что естьли бы находилась въ такихъ же обстоятельствахъ, то подумавши прилѣжнѣе непремѣнно бы на то рѣшилась. Кто можетъ разполагать происшеств³ями, или ихъ предвидѣть? Ничто болѣе отъ насъ независитъ, какъ только то, чтобы вести себя смотря по случаю, по тогдашнему нашему благоразум³ю. Естьли я обманулась, то въ томъ виною сужден³е свѣтскаго мудрован³я. Когда случится кому терпѣть за то, что исполнилъ свою должность или какое нибудь великодушное дѣло, то не пр³ятно ли имѣть мысли, что ошибка учинена не отъ насъ, но отъ другаго? Я лучше соглашусь упрекать въ несправедливости другихъ, нежели подать причину дѣлать упреки въ томъ себѣ. Надѣюсь, любезной другъ, что и ты будешь со мною согласна.
   Теперь приступимъ къ самому важнѣйшему въ письмѣ твоемъ мѣсту. Ты полагаешь, что въ настоящихъ обстоятельствахъ для меня необходимо нужно учиниться супругою г. Сольмса. Не сочти мнѣ за дерзость, когда скажу тебѣ, что сего не будетъ во вѣки. Я думаю с³е не можетъ и не должно случиться. Надѣются на мое свойство, но я уже сказала тебѣ, что есть во мнѣ нѣсколько чувствъ и отцовской фамил³и, такъ какъ и материнской. А къ томужъ не ужели мнѣ должно непремѣнно послѣдовать примѣру моей матери въ безпрестанномъ ея повиновен³и чужой воли? не вижу ли я ее безпрестанно принужденною вооружаться терпѣн³емъ? замѣчан³е твое справедливо, что Кто много терпитъ, тотъ и впредь терпѣть будетъ много. Чего не пожертвовала она для доставлен³я себѣ спокойств³я? Я то слышала отъ ее самой. Но всѣми тѣми жертвами могла ли до того достигнуть? Нѣтъ, вмѣсто того опасаюсь я со всѣмъ тому противнаго. Сколько разъ судя по ней думала я сама въ себѣ что мы бѣдные смертные, безпокоясь чрезвычайно для сохранен³я въ спокойств³и любиыхъ нами качествъ, теряемъ всѣ тѣ выгоды, кои чрезъ то получить надѣемся?
   Но въ какомъ видѣ могу я изобразить въ собственныхъ моихъ глазахъ все то, что мать моя для меня претерпѣваетъ? Можетъ быть страдан³я ея продлятся не многое время. Какимъ нибудь образомъ дѣло с³о будетъ окончано. Но естьли я рѣшусь уступить, то непреодолимая ни чемъ ненависть и отвращен³е учинятъ меня на всю жизнь мою несчастною.
   Письмо с³е весьма продолжительно, вразсужден³и того времяни, какъ я сѣла писать оное. Но я открывала то, что для меня чувствительно чрезвычайно. Прочтя оное должна ты ожидать во мнѣ гораздо больше твердости въ будущемъ у меня скоро съ матерью моею разговорѣ. Отецъ и братъ обѣдаютъ сего дня у дяди моего Антонина, думаю единственно для того, чтобы оставить насъ изьясниться между собою гораздо свободнѣе.
   Анна увѣдомила меня, что отецъ мой прощался съ матерью моею въ великомъ сердцѣ, конечно упрекалъ онъ ей ея ко мнѣ снисхожден³е. Изъ отвѣта ея не могла она услышать ни чего болѣе кромѣ слѣдующихъ словъ. Повѣрь мнѣ Г. Гарловъ, что ты приводишь меня въ великое смущен³е и замѣшательство; бѣдная малютка не заслуживаетъ... Отецъ мой отвѣчалъ ей сердитымъ голосомъ, что онъ кого нибудь уморитъ съ печали; такъ, то безъ сумнѣн³я меня; къ матери моей с³е относиться не можетъ, болѣе сего ничего не слыхала.

Другие авторы
  • Вонлярлярский Василий Александрович
  • Шапир Ольга Андреевна
  • Тайлор Эдуард Бернетт
  • Ткачев Петр Никитич
  • Гликман Давид Иосифович
  • Иванов-Разумник Р. В.
  • Введенский Иринарх Иванович
  • Набоков Владимир Дмитриевич
  • Урусов Александр Иванович
  • Чайковский Модест Ильич
  • Другие произведения
  • Куницын Александр Петрович - Куницын А. П.: биографическая справка
  • Бедный Демьян - Маскарад благотворительности
  • Ткачев Петр Никитич - Козьмин Б. Ткачев
  • Жаколио Луи - Краткая библиография
  • Боткин Василий Петрович - Отрывки из дорожных заметок по Италии
  • Стендаль - Москва в первые два дня вступления в нее французов в 1812 году.
  • Славутинский Степан Тимофеевич - Генерал Измайлов и его дворня
  • Гайдар Аркадий Петрович - Война и дети
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Толстой А. К.
  • Толстой Лев Николаевич - О душе и жизни ее вне известной и понятной нам жизни
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
    Просмотров: 265 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа