Главная » Книги

Бульвер-Литтон Эдуард Джордж - Кола ди Риенцо, последний римский трибун, Страница 18

Бульвер-Литтон Эдуард Джордж - Кола ди Риенцо, последний римский трибун


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

шие покупатели, - проговорил один незначительный нобиль.
   - Именно, именно! - сказал суконщик.
   - Жаль, что их так грубо выгнали, - сказал Монреаль меланхолическим тоном. - Неужели сенатор не сумел быть настолько ревностен, чтобы соединить свободные учреждения с возвращением баронов?
   - Конечно, это возможно, - отвечал Вивальди.
   - Не знаю, возможно это или нет, - сказал Бруттини, - но чтобы сын содержателя гостиницы мог сделать римские дворцы пустыми, это ни на что не похоже.
   - Правда, в этом как будто видно слишком пошлое желание заслужить благосклонность черни, - сказал Монреаль. - Впрочем, я надеюсь, мы уладим все эти раздоры. Риенцо, может быть, имеет хорошие намерения.
   - Я бы желал, - сказал Вивальди, который понял его намек, - чтобы у нас образовалась смешанная конституция. Плебеи и патриции, каждое сословие само по себе.
   - Но, - сказал Монреаль со значением, - этот новый опыт потребовал бы большой материальной силы.
   - Да, правда, но мы можем призвать посредника-иностранца, который не был бы заинтересован ни в какой партии, который мог бы защищать новое Buono Stato, подесту, как мы делали это прежде. Подесту навсегда! Вот моя теория.
   - Вам нет надобности далеко искать председателя вашего совета, - сказал Монреаль, улыбаясь Пандульфо, - направо от меня сидит гражданин и популярный, и благородный, и богатый одновременно.
   Пандульфо кашлянул и покраснел.
   Монреаль продолжал:
   - Торговый комитет может дать почетное занятие синьору Вивальди, а управление иностранными делами, военная часть и прочее могут быть отданы нобилям.
   - Но, - сказал Вивальди после некоторой паузы, - на такую умеренную и стройную конституцию Риенцо никогда не согласится.
   - К чему же его согласие? Какая нужда до Риенцо? - вскричал Бруттини. - Риенцо может опять прогуляться в Богемию.
   - Тише, тише, - сказал Монреаль, - я не отчаиваюсь. Всякое открытое насилие против сенатора может увеличить его могущество. Нет, нет, смирите его, примите к себе баронов и тогда настаивайте на своих условиях. Тогда вам можно будет установить надлежащее равновесие между двумя партиями. А чтобы оградить вашу конституцию от преобладания какой-либо из крайностей, для этого есть воины и рыцари, которые за известный ранг в Риме создадут пехоту и конницу к его услугам. Нас, ультрамонтанцев, часто строго судят, что мы бродяги и измаелиты единственно потому, что не имеем почетного места для оседлости. Например, если бы я...
   - Да, если бы вы, благородный Монреаль! - сказал Вивальди.
   Собеседники замолкли и, затаив дыхание, ждали, что скажет Монреаль, как вдруг послышался глубокий, торжественный и глухой звук капитолийского колокола.
   - Слышите! - сказал Вивальди. - Колокол: он звонит к казни не в обычное время!
   - Не сенатор ли возвратился? - воскликнул Пандульфо ди Гвидо, побледнев.
   - Нет, нет. Дело идет о разбойнике, который два дня тому назад пойман в Романьи. Я слышал, что он будет казнен в эту ночь.
   При слове "разбойник" Монреаль слегка изменился в лице. Вино пошло кругом, колокол продолжал звонить, но впечатление, произведенное внезапностью этого звука, исчезло, и он перестал возбуждать беспокойство. Разговор опять завязался.
   - Так что вы говорили, господин рыцарь? - спросил Вивальди.
   - Дайте вспомнить. Да! Я говорил о необходимости поддерживать новое государство силой. Я говорил, что если бы я...
   - Да, именно, - сказал Бруттини, ударив по столу.
   - Если бы я был призван к вам на помощь - призван, заметьте, и прощен папским легатом за мои прежние грехи (они тяготят меня, господа), то я сам бы охранял ваш город от чужеземных врагов и от гражданских смут, моими храбрыми воинами. Ни один римский гражданин не был бы обязан давать ни одного динара на издержки.
   - Viva Fra Moreale! - вскричал Бруттини, и этот крик был повторен всеми веселыми собеседниками.
   - Для меня довольно, - продолжал Монреаль, - искупить мои проступки. Вы знаете, господа, мой орден посвящен Богу и церкви, я воин-монах! Довольно, говорю, для меня искупить мои проступки, защищая святой город. Но и я тоже имею свои особенные, темные цели, кто выше их? Я... колокол зазвонил иначе!
   - Эта перемена предшествует казни. Несчастный разбойник сейчас умрет!
   Монреаль перекрестился и заговорил опять:
   - Я рыцарь и благородный, - сказал он с гордостью, - я избрал военное поприще; но не хочу скрывать этого - равные мне смотрели на меня как на человека, который запятнал свой герб слишком безрассудной погоней за славой и корыстью. Я хочу примириться со своим орденом", приобрести новое имя, оправдать себя перед великим магистром и первосвященником. Я получал намеки, господа, намеки, что я могу лучше всего подвинуть свое дело, восстановив порядок в папской столице. Легат Альборнос (вот его письмо) просит меня наблюдать за сенатором.
   - Право, - прервал Пандульфо, - я слышу шаги внизу.
   - Это чернь идет посмотреть на казнь разбойника, - сказал Бруттини, - продолжайте, господин кавалер.
   - И, - сказал Монреаль, окинув прежде слушателей взглядом, - как вы думаете, не полезно ли было бы возвратить Колонну и смелых баронов Палестрины, в виде предосторожности против слишком произвольной власти сенатора?
   - Выпьем это за их здоровье, - вскричал Вивальди, вставая.
   Вся компания поднялась как бы по внезапному побуждению.
   - За здоровье осаждаемых баронов! - громко закричала она.
   - А потом, - продолжал Монреаль, - позвольте мне сделать скромное замечание: что, если бы вы дали сенатору товарища? В этом для него нет никакого оскорбления. Еще недавно один из Колоннов, бывший сенатором, имел товарища в лице Бертольдо Орсини.
   - Благоразумнейшая предосторожность, - вскричал Вивальди. - И где можно сыскать товарища, подобного Пандульфо ди Гвидо?
   - Viva Pandulfo di Gvido! - вскричали гости, и опять их кубки были осушены до дна.
   - И если в этом я могу помочь вам, посредством откровенных объяснений с сенатором, то приказывайте Монреалю.
   - Viva Fra Moreale! - вскричали Бруттини и Вивальди дуэтом.
   - За здоровье всех, друзья мои, - продолжал Бруттини; - за здоровье баронов, старых друзей Рима; за здоровье Пандульфо ди Гвидо, нового товарища сенатора; и за Фра Мореале, нового подесты Рима.
   - Колокол замолчал, - сказал Вивальди, ставя свой кубок на стол.
   - Да помилует небо разбойника! - прибавил Бруттини.
   Едва он сказал это, как послышались три удара в дверь; гости взглянули друг на друга в немом изумлении.
   - Новые гости! - сказал Монреаль. - Я просил нескольких верных друзей прийти к нам в этот вечер. Я очень рад им! Войдите!
   Дверь медленно отворилась и по трое в ряд в полном вооружении вошли телохранители сенатора. Они подвигались вперед решительно и безмолвно. Свечи отражались на их нагрудниках, как будто на стене из стали.
   Ни одного слова не было произнесено пирующими, все они, казалось, окаменели. Телохранители расступились, и показался сам Риенцо. Он подошел к столу и, сложив руки, медленно переводил глаза с одного гостя на другого, наконец, остановил их на Монреале, который один из всех собеседников сумел оправиться от внезапного изумления.
   И когда эти два человека, оба столь знаменитые, гордые, умные и честолюбивые, стояли друг против друга, то казалось, будто бы два соперничествующих духа - силы и ума, порядка и раздора, меча и секиры, два враждующих начала, из которых одно управляет государствами, а другое ниспровергает их, - встретились лицом к лицу, оба они были безмолвны, как бы очарованные взглядом друг друга, превосходя окружающих высотой роста и благородством вида.
   Монреаль, с принужденной улыбкой, заговорил первым.
   - Римский сенатор! Смею ли я думать, что мой скромный пир прельщает тебя и что эти вооруженные люди - любезный комплимент тому, для кого оружие было забавой.
   Риенцо не отвечал, но дал знак своим телохранителям.
   Монреаль был схвачен в одно мгновение. Риенцо опять посмотрел на гостей - и Пандульфо ди Гвидо, дрожащий, оцепенелый, в ужасе, не мог вынести сверкающего взгляда сенатора. Риенцо медленно указал рукой на несчастного гражданина, Пандульфо увидел это, понял свою участь, вскрикнул - и упал без чувств на руки солдат.
   Другим быстрым взглядом сенатор окинул стол и пошел прочь с презрительной улыбкой, как будто ища другой не менее важной жертвы. До сих пор он не сказал ни одного слова, все было немым зрелищем, и его угрюмое молчание придало еще более леденящий ужас его внезапному появлению. Только дойдя до двери, он обернулся назад, посмотрел на смелое и бесстрашное лицо провансальца и сказал почти шепотом:
   - Вальтер де Монреаль! Ты слышал колокол смерти!
  

IV

ПРИГОВОР НАД ВАЛЬТЕРОМ МОНРЕАЛЕМ

  
   Вождь Великой Компании был отведен в тюрьму Капитолия. Теперь в одном и том же здании помещались два соперника по управлению Римом; один занимал тюрьму, другой - палаты. Телохранители заковали Монреаля в цепи и при свете лампы, оставленной на столе, Монреаль увидел, что он не один: братья опередили его.
   - Счастливая встреча, - сказал рыцарь св. Иоанна, - нам случалось проводить более приятные ночи, нежели какой обещает быть эта.
   - И ты можешь шутить, Вальтер! - сказал Аримбальдо, чуть не плача. - Разве ты не знаешь, что наша участь решена? Смерть висит над нами.
   - Смерть! - повторил Монреаль, и только теперь изменился в лице. Может быть, первый раз в жизни он почувствовал дрожь и мучение страха.
   - Смерть! - повторил он. - Невозможно! Он не посмеет!! Солдаты-норманны - они взбунтуются, они вырвут нас из рук палача!
   - Оставь эту пустую надежду, - сказал Бреттоне угрюмо, - солдаты стоят лагерем под Палестриной.
   - Как? Олух, дурак! Так ты воротился в Рим без них! Неужели мы наедине с этим страшным человеком?
   - Ты олух! Зачем ты приехал сюда? - отвечал брат.
   - Зачем! Я знал, что ты начальник войска; и - впрочем ты прав, я был глуп, противопоставил хитрому трибуну такую голову, как твоя. Довольно! Упреки бесполезны. Когда вас арестовали?
   - В сумерки, в ту минуту, когда мы входили в ворота Рима. Риенцо сделал это тайно.
   - Гм! Что мог он узнать для обвинения меня? Кто мог меня выдать? Мои секретари - люди испытанные, надежные, исключая разве этого молодого человека; да и он так усерден, этот Анджело Виллани!
   - Виллани! Анджело Виллани! - вскричали оба брата Монреаля вместе. - Ты что-нибудь доверил ему?
   - Боюсь, он должен был видеть, по крайней мере отчасти, мою переписку с вами и с баронами: он был в числе моих писцов. Разве вы знаете что-нибудь о нем?
   - Вальтер, небо помрачило твой рассудок, - отвечал Бреттоне. - Анджело Виллани любимый холоп сенатора.
   - Так его глаза обманули меня, - прошептал Монреаль торжественно и с трепетом, - дух ее, по-видимому, возвратился на землю, и Бог карает меня из ее могилы!
   Последовало продолжительное молчание, пока Монреаль, смелый и сангвинический темперамент которого никогда не поддавался унынию надолго, не заговорил опять.
   - Богата ли казна у сенатора?
   - Скудна, как у доминиканца.
   - Тогда мы спасены. Он назначит цену за наши головы. Деньги должны быть для него полезнее крови.
   И как будто бы эта мысль делала все дальнейшие размышления ненужными, Монреаль снял плащ, произнес короткую молитву и бросился на кровать, стоявшую в углу комнаты.
   - Я спал иногда и на худших постелях, - сказал рыцарь, укладываясь. Через несколько минут он крепко спал.
   Братья прислушивались к его тяжелому, но ритмичному дыханию с завистью и удивлением, но не были расположены разговаривать. Тихо и безмолвно, подобно статуям, сидели они возле спящего. Время шло, и первый холодный воздух наступившей полночи пробрался сквозь решетку их кельи. Засовы загремели, дверь отворилась; показалось шестеро вооруженных людей; они прошли около братьев и один прикоснулся к Монреалю.
   - А! - сказал тот, еще не проснувшись, но поворачиваясь на другой бок. - А! - сказал он на нежном провансальском наречии, - милая Аделина, мы ещё не будем вставать, мы так долго с тобой не видались!
   - Что он говорит? - проворчал солдат, грубо толкая Монреаля. Рыцарь вдруг вскочил и схватился за изголовье кровати, как будто за меч. Он бессмысленно посмотрел кругом, протер глаза и тогда, взглянув на солдата, понял в чем дело.
   - Вы рано встаете в Капитолии, - сказал он. - Что вам от меня нужно?
   - Она ожидает вас!
   - Она! Кто? - спросил Монреаль.
   - Пытка! - отвечал солдат, злобно нахмурив брови.
   Великий вождь не сказал ни слова. С минуту смотрел он на шестерых вооруженных людей, как будто сравнивая свою одинокую силу с их числом. Потом глазами он окинул комнату. Самый грубый железный болт в эту минуту был бы для него дороже, чем в другое время самая лучшая миланская сталь. Он окончил свой обзор вздохом, накинул свой плащ на плечи, кивнул своим братьям и пошел за солдатом.
   В зале Капитолия, стены которого были покрыты шелковыми обоями с белыми полосами по кроваво-красному полю, сидел Риенцо со своими советниками. В углублении висел черный занавес.
   - Вальтер де Монреаль, - сказал маленький человек, стоявший у стола, - рыцарь знаменитого ордена св. Иоанна Иерусалимского.
   - И предводитель Великой Компании! - прибавил арестант твердым голосом.
   - Вы обвиняетесь в разных преступлениях: разбоях и убийствах, учиненных в Тоскане, Романьи и Апулии.
   - Вместо "разбоя и убийства" храбрые люди и посвященные рыцари, - сказал Монреаль, выпрямляясь, - употребили бы слова "война и победа". В этих преступлениях я признаю себя виновным, - продолжай.
   - Затем вы обвиняетесь в предательском заговоре против свободы Рима, в восстановлении изгнанных баронов и в изменнической переписке со Стефанелло Колонной в Палестрине.
   - Мой обвинитель?
   - Выйди, Анджело Виллани!
   - Так это вы мой предатель? - сказал Монреаль спокойно. - Я заслужил это. Прошу вас, римский сенатор, велите этому молодому человеку уйти. Я признаюсь в моей переписке с Колонной и в моем желании восстановить баронов.
   Риенцо дал знак Виллани, который поклонился и вышел.
   - Итак, теперь вам остается, Вальтер де Монреаль, только подробно и правдиво рассказать о подробностях вашего заговора.
   - Это невозможно, - возразил Монреаль небрежно.
   - Почему?
   - Потому что, распоряжаясь, как мне угодно, моей жизнью, я не хочу предавать жизнь других.
   - У закона, Вальтер Монреаль, есть суровые следователи: взгляни!
   Черный занавес был отдернут, и глазам Монреаля представились палач и орудия пытки! Грудь его гневно заволновалась.
   - Сенатор римский, - сказал он, - эти орудия существуют для рабов и простолюдинов. Я был воином и вождем; в моих руках были жизнь и смерть, я распоряжался ими, как хотел; но равных мне и моих врагов я никогда не оскорблял пыткой.
   - Синьор Вальтер де Монреаль отвечает так, как отвечал бы всякий порядочный человек. Но узнай от меня, кого судьба сделала твоим судьей, что я уступил только желанию этих почтенных сенаторов испытать твои нервы. Но если бы ты был самым простым крестьянином и явился перед моим судилищем, то и тогда бы ты не имел причины бояться пытки. Вальтер де Монреаль, скажи, так ли бы поступил кто-либо из государей Италии, которых ты знал, или из римских баронов, которым ты хотел оказать помощь?
   - Я желал только, - сказал Монреаль с некоторым колебанием, - соединить баронов с тобой; я не замышлял заговора против твоей жизни! Риенцо нахмурил брови.
   - Рыцарь св. Иоанна, я знаю твои тайные замыслы; увертки и уклончивость для тебя неприличны и бесполезны. Если ты не замышлял заговора против моей жизни, то замышлял его против Рима. Тебе остается на земле просить только одной милости, именно: выбора смерти.
   Губы Монреаля судорожно зашевелились.
   - Сенатор, - сказал он тихим голосом, - могу я поговорить с тобой одну минуту наедине?
   Советники подняли глаза.
   - Синьор, - прошептал старший из них, - без сомнения, он имеет при себе скрытое оружие - не доверяйтесь ему.
   - Пленник, - отвечал Риенцо после минутной паузы, - если ты хочешь просить помилования, то это будет напрасно, а перед моими помощниками у меня нет тайн; говори, что тебе нужно?
   - Но послушай, - сказал арестант, сложив руки, - это касается не моей жизни, а благосостояния Рима.
   - В таком случае, - сказал Риенцо, сменив тон, - я исполню твою просьбу.
   Говоря это, он дал знак советникам, которые медленно вышли через дверь, за которой скрылся Виллани, а стража отошла в самый дальний угол залы.
   - Теперь, Вальтер Монреаль, говори скорей, время не ждет.
   - Сенатор, - сказал Монреаль, - моя смерть принесет вам мало пользы; люди скажут, что вы казнили своего кредитора для уничтожения вашего долга. Назначьте сумму за жизнь мою, оцените ее так, как могла бы быть оценена жизнь какого-нибудь государя; каждый флорин будет вам уплачен, и ваша казна будет полна целые пять лет. Если существование Buono Stato зависит от вашего управления, то ваша заботливость о Риме не позволит вам отказать мне в этой просьбе.
   - Ты ошибаешься во мне, смелый разбойник, - сказал Риенцо сурово, - против твоей измены я мог бы остеречься, и потому прощаю ее; но твоего честолюбия никогда не прощу. Я знаю тебя! Положи руку на сердце и скажи, - если бы ты был на моем месте, продал ли бы ты жизнь Вальтера де Монреаля за все золото в мире? Несмотря на твое богатство, на твое величие, на твою хитрость, твои часы сочтены; ты умрешь с восходом солнца!
   Устремив глаза на сенатора, Монреаль увидел, что надежды нет; гордость и мужество возвратились к нему.
   - Мы напрасно тратили слова, - сказал он. - Мы играли в большую игру, я потерял и должен заплатить проигрыш! Я готов. На пороге между двумя мирами людей посещает дух пророчества. Сенатор, говорю тебе, что в раю или в аду, через несколько дней будет отведено место человеку, который могущественнее меня!
   Когда он говорил эти слова, фигура его, казалось, увеличилась в размерах, глаза горели, и Риенцо вздрогнул, как никогда не вздрагивал прежде, и закрыл лицо рукой.
   - Какую смерть избираешь ты? - спросил он глухим голосом.
   - Топор: эта смерть прилична рыцарю и воину. Для тебя же, сенатор, судьба приготовила менее благородную смерть.
   - Разбойник, замолчи! - вскричал Риенцо запальчиво. - Стражи! Отведите арестанта назад. С восходом солнца, Монреаль.
   - Зайдет солнце бича Италии, - сказал рыцарь с горечью. - Пусть будет. Еще одна просьба: рыцари св. Иоанна имеют притязание на родство с августинским орденом; дайте мне августинского духовника.
   - Хорошо; и я, который не могу даровать помилования твоему телу, буду молить всеобщего Судью помиловать твою душу!
   - Сенатор, я покончил с людским ходатайством. А мои братья? В смерти их нет необходимости для твоей безопасности или для твоего мщения!
   Риенцо немного подумал и сказал:
   - Правда. Они были опасными орудиями, но без мастера могут ржаветь безвредно. Притом они служили мне. Жизни их будет оказана пощада.
  

V

ОТКРЫТИЕ

  
   Совет разошелся; Риенцо поспешил в свои комнаты. Встретив Виллани, он с чувством пожал ему руку.
   - Вы спасли Рим и меня от большой опасности, - сказал он, - да наградят вас святые! - Не ожидая ответа Виллани, он пошел дальше. Нина в беспокойстве и тревоге ожидала его.
   - Ты еще не в постели! - сказал он. - Ах, Нина! Даже твоя красота не выдержит этих бессонниц.
   - Я не могла спать, не увидев тебя. Я слышала, что ты захватил Вальтера де Монреаля и что он будет казнен.
   - Это первый разбойник, который умирает такой храброй смертью, - отвечал Риенцо, медленно раздеваясь.
   - Кола, я никогда даже намеком не противилась твоим планам, твоей политике. Для меня довольно радоваться их успеху или горевать о неудаче их. Теперь я обращаюсь к тебе с одной просьбой: пощади жизнь этого человека.
   - Нина...
   - Выслушай меня, это важно для тебя! Несмотря на его преступления, его храбрость и ум приобрели ему поклонников даже между его врагами. Многие владетели, многие государства, которые втайне рады его падению, выкажут притворный ужас против его судьи. Далее: братья его помогли твоему возвращению в Рим, и свет назовет тебя неблагодарным. Братья его дали тебе денег, и свет назовет тебя...
   - Остановись, - прервал сенатор. - Обо всем, что ты говоришь, я уже думал, но ты знаешь меня, перед тобой я не скрываюсь. Никакой договор не может обязать Монреаля, никакой милостью нельзя приобрести его благодарности.
   - Если бы ты мог читать, Кола, в моих предчувствиях, - таинственных, мрачных, необъяснимых!
   - Предчувствия! И у меня они есть, - отвечал Кола грустно, смотря в пустое пространство, как будто его мысли населили эту пустоту призраками. Потом, подняв глаза к небу, он с фанатической энергией, которая составляла значительную часть как его силы, так и слабости, сказал: - Боже, я по крайней мере не согрешил грехом Саула! Амалекитам не будет пощады!
   Между тем как Риенцо спал коротким, тревожным, беспокойным сном, над которым бодрствовала Нина, не закрывая глаз и беспокоясь под бременем мрачных и грозных предчувствий, обвинитель был счастливее судьи. Последние смутные мысли, мелькавшие в молодом уме Анджело Виллани перед сном, были светлы и пылки. Он не чувствовал никакого угрызения совести и того, что обманул доверенность другого; он думал только о том, что его план удался, что его дело было исполнено. Благодарность Риенцо звучала в его ушах, и надежды счастья и власти под управлением римского сенатора, убаюкали его и окрасили его грезы розовым светом.
   Едва прошло два часа с тех пор, как он заснул, его разбудил один из слуг дворца, который сам не совсем очнулся от сна.
   - Извините меня, мессер Виллани, - сказал он, - но внизу ждет человек, посланный от доброй сестры Урсулы; он просит вас тотчас поспешить в монастырь; она при смерти, и хочет сообщить вести, требующие вашего немедленного присутствия.
   Анджело, болезненная восприимчивость которого относительно своего родства была постоянно возбуждаема неопределенными, но честолюбивыми надеждами, вскочил, наскоро оделся и отправился в монастырь с посланцем Урсулы. На дворе Капитолия и у лестницы льва был слышен какой-то шум и, оглянувшись, Виллани увидел помост, покрытый черным, который, подобно туче, рисовался в сером свете рождающегося утра. Августинский монастырь находился на самом дальнем конце города, и красный свет на вершинах холмов уже возвещал о восходе солнца, прежде чем молодой человек дошел до почтенной обители. Имя его обеспечило ему немедленный пропуск.
   - Дай Бог, - сказала старая монахиня, которая вела его по темному и извилистому проходу, - чтобы ты мог принести утешение больной сестре: она тосковала по тебе с самой заутрени.
   В келье, назначенной для чужих посетителей, сидела старая монахиня. Анджело видел ее только однажды со времени возвращения своего в Рим, и с тех пор болезнь сделала быстрые успехи в ее теле и чертах. Однако же она приблизилась к молодому человеку с большей живостью, чем можно было ожидать при ее болезненном состоянии.
   - Ты пришел, - сказала она. - Хорошо! Сегодня после заутрени мой духовник, августинский монах, сказал мне, что Вальтер де Монреаль схвачен сенатором, что он приговорен к смерти и что один из августинских братьев был призван для его напутствия в последние минуты. Правда это?
   - Да, - сказал Анджело с удивлением. - Человек, имя которого приводило тебя в трепет, против которого ты так часто предостерегала меня, умрет при восходе солнца.
   - Так скоро! Так скоро! О, милосердая матерь! Беги, ты находишься при сенаторе, ты у него в большой милости... Беги! Упади перед ним на колени и, Божьей благодатью заклинаю тебя, не вставай до тех пор, пока не выпросишь жизни для провансальца.
   - Она бредит, - прошептал Анджело побледневшими губами.
   - Я не брежу, мальчик! - вскричала монахиня раздражительно. - Знай, что моя дочь была его любовницей. Он обесчестил наш род, который знатнее его рода. Я, грешница, дала обет мщения. Его мальчик был воспитан в разбойничьем лагере, ему предстояла преступная жизнь, роковая смерть и ад. Я вырвала ребенка от такой судьбы; я украла его; я сказала его отцу, что он умер. Да отпустится мне грех мой! Анджело Виллани! Этот ребенок - ты; Вальтер де Монреаль - твой отец. Теперь, стоя на пороге смерти, я содрогаюсь при воспоминании о мстительных мыслях, которые я питала прежде.
   - Проклятая грешница! - прервал ее Виллани с громким криком. - Да, поистине грешница и проклятая! Знай, что я сам предал любовника твоей дочери! Отец умирает через измену сына.
   Он не медлил долее ни минуты; он не остался взглянуть, какое действие произвели его слова. Как бешеный, как человек, одержимый или преследуемый злым духом, он бросился из монастыря и побежал по пустым улицам. Звук похоронного колокола доходил до его слуха, сперва неясно, потом громко. Каждый удар казался ему проклятием Божиим. Задыхаясь, он с усилием пробивался вперед, он ничего не слышал, не видел; все для него было подобно какому-то сну. Вот над отдаленными холмами поднялось солнце... Колокол замолк... Он начал расталкивать толпу направо и налево с силой гиганта. Подвигаясь вперед, он услышал низкий и ясный голос, это был голос его отца! Голос замолк; слушатели тяжело дышали, они шептали, двигались туда и сюда. Анджело Виллани все пробивался вперед. Телохранители сенатора остановили его. Он бросился в сторону от их пик, ускользнул от их рук, пробрался через вооруженную преграду и теперь стоял на площади Капитолия. "Стой! Стой!" - хотел он закричать, но онемел от ужаса. Он увидел сверкающий топор, он увидел наклоненную шею. Не успел он вздохнуть другой раз, как мертвая, отделенная от туловища голова была поднята вверх. Вальтера Монреаля не стало!
   Виллани видел, но не упал в обморок, не вздрогнул, не вздохнул. Но от этой поднятой головы, от капающей крови он обратил глаза к балкону, где, согласно обычаю, сидел в торжественном великолепии сенатор Рима; и лицо юноши в эту минуту было похоже на лицо демона!
   - Га! - прошептал он про себя, припоминая слова Риенцо, сказанные семь лет назад: "Счастлив ты, что кровь родственника не вопиет к тебе о мщении!"
  

VI

НЕРЕШИТЕЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ

  
   Вальтер де Монреаль был похоронен в церкви св. Марии Арагельской. Но зло, которое он сделал, пережило его! Хотя толпа роптала против Риенцо за то, что он позволил этому известному разбойнику свободно жить в Риме, но едва он был казнен, как она начала выказывать сострадание к предмету своего ужаса.
   Предательство Монреаля мало было известно, страх от него был забыт, и из воспоминаний о нем в Риме осталось только восхищение его героизмом и сострадание к его смерти. Судьба Пандульфо ди Гвидо, который был казнен через несколько дней, возбудила еще более глубокое, хотя и более спокойное чувство против сенатора. "Он некогда был другом Риенцо!" - сказал один. "Он был честный, правдивый гражданин!" - прошептал другой. "Он был ходатаем народа!" - проворчал Чекко дель Веккио. Но сенатор решился быть непреклонно правосудным и смотрел на каждую опасность для Рима, как прилично римлянину. Риенцо помнил, что всякий раз, когда он прощал, это служило только усилению злобы.
   Рассматривая беспристрастно поведение Риенцо в этот страшный период его жизни, едва ли возможно осуждать его хоть в одной ошибке с точки зрения политики. Излечась от своих недостатков, он уже не выказывал ненужной пышности и упоенной гордости. Он думал только обо всех нуждах Рима. Неутомимо трудясь, он надзирал, приказывал, распоряжался всем в городе и в армии, в войне и в мире. Но его слабо поддерживали, а те, которых он привлекал к делу, были вялы и летаргичны. Но его оружие было счастливо. Замок за замком, крепость за крепостью сдавались наместнику сенатора, и с часу на час ожидалось падение Палестрины. Ловкость и искусство Риенцо всегда поразительно выказывалось в трудных обстоятельствах, и читатель не мог не заметить, как явно обнаружились они в освобождении им себя от опеки чужеземных наемников. Казнь Монреаля и заключение его братьев в тюрьму навели внушительный страх на душу солдат-бандитов.
   Несмотря на свое опасное положение, на свои подозрения и страх, он не запятнал своего строгого правосудия никакой неумеренной жестокостью; Монреаль и Пандульфо ди Гвидо были единственными политическими жертвами его. Если, по правилам мрачного макиавеллизма итальянской мудрости, смерть этих врагов была не справедлива, то не в сущности самого дела, а в, способе совершения его. Владетель Болоньи или Милана избежал бы огласки, возбуждаемой эшафотом, и кинжал или яд - более безопасные орудия - заменили бы топор. Но при всех недостатках, действительных недостатках Риенцо или приписываемых ему, ни один акт гнусной и злодейской политики, которая составляла науку более счастливых правителей Италии, не был употреблен для своего честолюбия или для ограждения безопасности последнего из римских трибунов. Каковы бы ни были его ошибки, он жил и умер, как прилично человеку, лелеявшему несбыточную, но славную надежду возвратить гений древней республики испорченной и трусливой черни.
   Из окружавших сенатора лиц усерднее и уважаемее всех был Анджело Виллани. Достигнув высокого положения в государстве, Риенцо чувствовал как бы возвращение юности в удовольствии видеть возле себя человека, имевшего право на его благодарность. Он любил и доверял Виллани, как сыну. Анджело никогда не отлучался от него, исключая сношения с различными народными вождями в разных частях города. И в этих сношениях его усердие было неутомимо; оно, казалось, даже вредило его здоровью, и Риенцо ласково высказывал ему это, когда, очнувшись от своей задумчивости, замечал его рассеянный взгляд и зеленую бледность, которая заменила блеск и цвет юности.
   На эти выговоры молодой человек отвечал неизменно одними и теми же словами:
   - Сенатор, я должен выполнить одно великое дело, - и при этих словах он улыбался.
   Однажды Виллани, оставшись с сенатором наедине, сказал ему довольно неожиданно:
   - Помните ли вы, синьор, что под Витербо я так отличился в деле, что даже кардиналу д'Альборносу угодно было заметить меня!
   - Я помню твою храбрость хорошо, Анджело; но к чему этот вопрос?
   - Синьор! Беллини, капитан капитолийской стражи опасно болен.
   - Знаю.
   - Кого монсиньор думает назначить на этот пост?
   - Конечно, лейтенанта!
   - Как! Солдата, который служил у Орсини!
   - Это правда. Ну, так Томаса Филанджери.
   - Превосходный человек; но не родственник ли он Пандульфо ди Гвидо?
   - Как, разве родственник? Об этом надо подумать. Уж нет ли у тебя друга, о котором ты хочешь хлопотать? - сказал сенатор улыбаясь. - Кажется, ты к этому ведешь разговор.
   - Синьор, - возразил Виллани, покраснев, - может быть, я слишком молод, но этот пост требует не столько лет, сколько верности. Должен ли я признаться? Я более расположен служить вам мечом, нежели пером.
   - Неужели ты хочешь принять эту должность? Она не так важна и выгодна, как твоя, и ты слишком молод для того, чтобы управлять этими упрямыми умами.
   - Сенатор, я вел людей покрепче этих в атаку под Витербо. Впрочем, пусть будет, как угодно вам. Вы знаете лучше меня. Но что бы вы ни решили, прошу вас быть осторожным. Что если вы для начальства над капитолийской стражей выберете какого-нибудь изменника? Я дрожу при этой мысли.
   - Клянусь, ты бледнеешь, милый мальчик! Твоя привязанность - сладкая капля в горьком напитке. Кого я могу выбрать лучше, чем тебя? Ты получишь этот пост, по крайней мере на время болезни Беллини. Я решу это сегодня.
  

VII

НАЛОГ

  
   Страшные заговоры были подавлены, бароны почти покорены, три части папской территории присоединены опять к Риму, и Риенцо думал, что теперь он может безопасно выполнить один из своих любимых планов для сохранения свободы своего родного города. Этот план состоял в организации в каждом из кварталов Рима по одному римскому легиону. Он надеялся таким образом сформировать необходимое для Рима войско из одних римских граждан, вооруженных для защиты собственных учреждений.
   Но люди, с которыми этот великий человек осужден был иметь дело, были так низки, что нельзя было найти ни одного, который бы согласился служить своему отечеству без платы, равной той, которая давалась чужеземным наемникам. С наглостью, свойственной этому, некогда великому племени, каждый римлянин говорил: разве я не лучше какого-нибудь немца? Так заплати же мне соответственно.
   Сенатор сдерживал свое неудовольствие, он понял, наконец, что век Катонов прошел. Из предприимчивого энтузиаста опыт превратил его в практического государственного деятеля. Для Рима понадобились легионы, и они были сформированы. Они имели блестящий вид и были одеты безукоризненно. Но из чего выплачивать им жалованье? Для поддержания Рима существовало только одно средство - налог. Габелла была наложена на вина и на соль.
   Прокламация о налоге была прибита на улицах. Около одного из этих объявлений собралась толпа римлян. Их жесты были грубы и несдержанны, глаза сверкали; они говорили тихо, но с жаром.
   - Так он осмеливается обложить нас податью! Это могли сделать только бароны или папа!
   - Стыд! Стыд! - вскричала одна худощавая женщина. - Нас, которые были его друзьями! Как мы прокормим наших малюток?
   - Мы не римляне, если потерпим это, - сказал один беглец из Палестрины.
   - Сограждане! - угрюмо вскричал человек высокого роста, который до сих пор слушал писца, читавшего ему подробности постановления о налоге, и тяжелый ум которого понял, наконец, что вино стало дороже. - Сограждане! У нас должна произойти новая революция. Вот так благодарность! Что мы выиграли, восстановив этого человека? Неужели нас всегда будут растирать в порошок? Платить, платить и платить! Неужели мы пригодны только для этого?
   - Слушайте, что скажет Чекко дель Веккио!
   - Нет, нет, не теперь, - проворчал кузнец. - Нынешнюю ночь у ремесленников будет особая сходка. Увидим, увидим!
   Незамеченный прежде молодой человек, закутанный в плащ, тронул кузнеца.
   - Послезавтра на рассвете всякий может напасть на Капитолий, стражи там не будет! - прошептал он и исчез, прежде чем кузнец успел оглянуться.
   В ту же ночь Риенцо, идя спать, сказал Анджело Виллани:
   - Эта мера смелая, но необходимая. Как народ принял ее?
   - Он немного пороптал, но потом, кажется, признал ее необходимость. Чекко дель Веккио прежде громче всех ворчал, а теперь громче всех высказывает свое одобрение.
   - Он груб, он некогда изменил мне; но тогда - это роковое отлучение от церкви! Он и римляне получили в этой измене горький урок и, надеюсь, опыт научил их честности. Если подать будет собрана спокойно, то через два года Рим сделается опять царем Италии, войско его будет в полном составе, республика будет устроена; и тогда, тогда...
   - Тогда что, сенатор?
   - Тогда, мой Анджело, Кола ди Риенцо может умереть спокойно! Это потребность, к которой приводит нас глубокий опыт власти и великолепия, потребность, грызущая подобно голоду, томящая, как потребность сна! Анджело, это потребность смерти!
   - Монсиньор, я готов бы отдать мою правую руку, - вскричал Виллани с жаром, - чтобы слышать от вас, что вы привязаны к жизни!
   - Ты добрый юноша, Анджело! - сказал Риенцо, идя в комнату Нины. И в ее улыбке и заботливой нежности он забыл на некоторое время свое величие.
  

VIII

ПОРОГ СОБЫТИЯ

  
   На следующее утро у римского сенатора в Капитолии был большой прием. Из Флоренции, Падуи, Пизы, Генуи, Неаполя, даже из Милана - владения Висконти, прибыли послы поздравить Риенцо с возвращением или благодарить его за освобождение Италии от разбойника де Монреаля. В общем приветствии не приняла участия только Венеция, содержавшая Великую Компанию на свой счет. Никогда Риенцо не казался более счастливым и могущественным, никогда он не обнаруживал более непринужденного и веселого величия в своем поведении.
   Едва аудиенция кончилась, как прибыл посол из Палестрины. Город сдался, Колонна выехал, и знамя сенатора стало развеваться на стенах последней крепости мятежных баронов. Теперь, наконец, Рим мог считать себя свободным, и, по-видимому, не осталось ни одного врага, который бы мог угрожать спокойствию Риенцо.
   Собрание было распущено. Сенатор в радости и восторге пошел в свои особые комнаты перед пиром, который давался посланникам. Виллани встретил его со своим обычным мрачным видом.
   - Сегодня не должно быть никакой грусти, мой Анджело, - сказал сенатор весело. - Палестрина - наша.
   - Я рад слышать эту весть и видеть синьора таким веселым, - отвечал Анджело. - Неужели он теперь не желает жить?
   - До тех пор, пока римская доблесть не будет восстановлена - может быть, желаю! Но нас так дурачит фортуна. Сегодня мы веселы, завтра - печальны!
   - Завтра, - повторил Виллани машинально. - Да, завтра, может быть, печальны!
   - Ты играешь моими словами, мальчик, - сказал Риенцо с некоторым гневом, поворачиваясь, чтобы идти.
   Но Виллани не обратил внимания на неудовольствие своего господина.
   Пир был многолюден и роскошен, и в этот день Риенцо без усилия играл роль вежливого хозяина.
   Пир кончился рано, как обыкновенно бывает в торжественных случаях, и Риенцо, несколько разгоряченный вином, вышел один из Капитолия прогуляться. Направившись к палатину, он увидел бледный, подобный покрывалу вечерний туман, расстилавшийся над дикой травой, которая волнуется над дворцом Цезарей. Задумчиво, сложив руки, он остановился на груде развалин, на обвалившейся арке и колонне. Он вспоминал, как мальчиком ходил он со своим меньшим братом вечером рука об руку, по берегу реки: ему вдруг представилось бледное лицо и окровавленный бок, и он еще раз произнес проклятия мести! Его первые успехи, юношеские триумфы, тайная любовь, слава; сила, несчастия, отшельничество в пустынях Майеллы, авиньонская тюрьма, торжественное возвращение в Рим, все рисовалось в его голове с такой отчетливостью, как будто он снова переживал эти сцены! А теперь! Риенцо затрепетал перед настоящим. Он сошел с холма. Взошедший месяц освещал форум, когда сенатор проходил между его смешанными развалинами. Подле храма Юпитера внезапно показались две фигуры. Лунный свет упал на их лица, и Риенцо узнал в них Чекко дель Веккио и Анджелло Виллани. Они не видели его и, с жаром разговаривая, исчезли близ арки Траяна.
   "Виллани! Всегда деятельный на моей службе! - подумал сенатор. - Кажется, я сегодня утром говорил с ним жестко. Это грубость с моей стороны!"
   Он поспешил во дворец, часовые дали ему дорогу.
   - Сенатор, - сказал один из них нерешительно, - мессер Анджело наш новый капитан? Мы должны повиноваться его приказаниям?
   - Конечно, - отвечал сенатор, идя дальше. Солдат остался в прежнем принужденном положении, как будто хотел говорить, но Риенцо этого не заметил. Придя в свою комнату, он нашел там Нину и Ирену, которы

Другие авторы
  • Быков Александр Алексеевич
  • Клюшников Виктор Петрович
  • Коковцев Д.
  • Сушков Михаил Васильевич
  • Кедрин Дмитрий Борисович
  • Спасович Владимир Данилович
  • Аргентов Андрей Иванович
  • Сулержицкий Леопольд Антонович
  • Каншин Павел Алексеевич
  • Кьеркегор Сёрен
  • Другие произведения
  • Розанов Василий Васильевич - Христианство пассивно или активно?
  • Новиков Николай Иванович - Ведомости
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Бородинская годовщина. В. Жуковского... Письмо из Бородина от безрукого к безногому инвалиду
  • Кизеветтер Александр Александрович - Император Николай I как конституционный монарх
  • Катков Михаил Никифорович - Средства и способы тайных врагов России
  • Дорошевич Влас Михайлович - А. П. Ленский
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Опасная забава
  • Ясинский Иероним Иеронимович - Новый год
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Рецензии 1835 года
  • Погодин Михаил Петрович - Из писем
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
    Просмотров: 358 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа