Главная » Книги

Хаггард Генри Райдер - Завещание мистера Мизона, Страница 7

Хаггард Генри Райдер - Завещание мистера Мизона


1 2 3 4 5 6 7

   Церемония окончилась. Юстас и Августа стали мужем и женой. Все общество вернулось на Ганновер-сквер.
   Первым, кто их приветствовал при входе, был маленький клерк Джона Шорта, явившийся сюда в сопровождении своего брата, клерка, служившего у Джеймса. Мальчик держал в руке официальное письмо.
   - Помечено "немедленно", сэр! Я подумал, что надо поскорее доставить его вам!
   Он подал письмо Джону.
   - Что это такое? - спросил Юстас нервно. Он смертельно боялся теперь всех этих официальных писем.
   - Вероятно, уведомление об апелляции! - заметил Джон.
   - Откройте его скорее и читайте! Джон прочитал следующее:
  
   Джону Шорту, эсквайру
   Дорогой сэр!
   После совещания с нашими клиентами, мистером Аддисоном и мистером Роскью, мы уполномочены сделать вам следующее предложение. Пусть истец не требует отчета о прибылях, полученных фирмой...
  
   - Неверный термин! - сказал Джеймс раздраженно. - Странно, что свидетель мог допустить такое выражение!
   - Определение достаточно верное! - возразил его брат.
   - Термин "прибыли" обозначает здесь доход со всего капитала.
   - Ради Бога, не препирайтесь, - воскликнул Юстас. - Разве вы не видите, что я терзаюсь?
  
   ...и мои клиенты готовы отказаться от апелляции по делу "Мизон, Аддисон и К°". Если же истец будет настаивать на отчете, то мы передадим дело в высшую инстанцию суда.
   С почтением, Ньюс
   P.S . Весьма обяжете немедленным ответом.
  
   - Ну, Мизон, что вы на это скажете? - спросил Джон. - Простите, я забыл: может быть, вы хотите посоветоваться с ним? - он указал на Джеймса, который с негодованием потирал свою лысину.
   - Нет, нет, я уже решил, - возразил Юстас. - Пусть остаются со своими прибылями и доходами, они мне не нужны! Пошлите Ньюсу телеграмму.
   - Я согласен с вашим взглядом на дело, - начал Джеймс торжественно, - и очень рад, что мы сходимся во мнениях, хотя, мне кажется, есть спорные пункты, на которые я хочу указать вам...
   - Ради Бога, не сейчас! - прервала его леди Холмерст.
   Адвокат со вздохом покорился. Ньюсу послали телеграмму, и все сели за свадебный завтрак, который прошел очень оживленно.
   Леди Холмерст в первый раз со смерти мужа была веселой и оживленной, как прежде, и так прелестна, что Джеймс забыл свою ученость, свою профессию и не отходил от нее. Он дошел до того, что сказал ей какой-то громоздкий комплимент, который состоял из трех длинных фраз и разделялся на пункты.
   В конце завтрака встал ученый доктор и произнес тост за здоровье новобрачных. Его речь была прекрасна и переполнена классическими цитатами.
   - Мне приходилось слышать, - закончил он, - что есть люди - настоящие любимцы и баловни судьбы. Я не верил этому, но теперь убедился в истине данного изречения. Мистер Юстас Мизон, бесспорно, прекрасный молодой человек, очень милый и красивый, но позвольте спросить, что он совершил, чем заслужил свое необыкновенное счастье? Почему он избран из сотни других молодых джентльменов, чтобы обладать двумя миллионами капитала и жениться на прелестнейшей, талантливой и великодушной молодой леди? В красоте молодой леди заключается еще целое состояние, не говоря уже о ее уме и таланте. Сэр! - он поклонился Юстасу. - Приветствую вас, так как все люди должны приветствовать счастливого избранника судьбы! Смиренно преклоняюсь перед вами, смиренно желаю, чтобы вы долго наслаждались тем несравненным счастьем, которым Провидению угодно было наградить вас!
   Затем встал Юстас и произнес маленький спич. Он припомнил, как с первого взгляда полюбил Августу, увидев ее в конторе своего дяди в Бирмингеме, как тяжело ему было, когда, вернувшись из Лондона, он узнал, что любимая девушка исчезла. Сколько он перестрадал, когда до него дошли слухи, что она утонула вместе с "Канчаро"!
   - Доктор сказал, что я счастливый избранник судьбы, - закончил Юстас, - и я согласен с ним. В самом деле, я счастлив выше меры, выше моих заслуг, так счастлив, что даже пугаюсь. Когда я вижу свою возлюбленную жену рядом со мной, мне кажется, что я брежу, что все это сон - я проснусь и не найду никого около себя! Это колоссальное богатство, которым я обязан ей, - оно меня просто пугает. Я надеюсь, если Небу будет угодно, сделать много хорошего с этими деньгами, помня постоянно, что в моих руках великая сила, что мой долг - распорядиться по разуму и совести! Моя жена, неоценимое сокровище, мой лучший друг и советник, конечно, поможет мне.
   Помолчав немного, Юстас предложил тост за здоровье братьев Шорт, которые сумели выиграть дело, не побоявшись целого сонма ученых мужей.
   После Юстаса встал Джеймс и начал говорить удивительно цветисто и красноречиво и говорил бы бесконечно долго, если бы леди Холмерст не пришла в отчаяние и не дернула его за рукав, заявив, что он может предложить тост за ее здоровье.
   Джеймс сделал это с величайшим удовольствием, причем намекнул на то, что хотя леди Холмерст считается вдовой, но "находится" в беспомощном положении, обладая всеми правами и ответственностью одинокой женщины.
   Все общество разразилось смехом, включая бедную, смущенную леди Холмерст.
   Джеймс уселся на свое место, негодуя, что безрассудные люди не умеют оценить меткости его определения.
   После завтрака Августа пошла переменить платье. Началось шумное прощание. Новобрачные уселись в прекрасный кеб и уехали, сопровождаемые оглушительными криками и пожеланиями.
  

XXIII. Новая фирма "Мизон и К°"

   Прошел месяц - месяц чудных летних дней, безоблачного счастья. Юстас и Августа были счастливы, проводя свой медовый месяц под солнечным небом одного из прелестнейших островков близ континента.
   Между тем у мистера Джона Шорта состоялось совещание с поверенными ответчиков Аддисона и Роскью, в результате которого оба джентльмена отказались быть далее компаньонами издательской фирмы и Юстас Мизон таким образом становился единственным владельцем обширного предприятия и должен был принять его в свое непосредственное ведение.
   Сопровождаемый мистером Джоном Шортом, которого он назначил своим главным поверенным, и Августой, Юстас явился, чтобы формально вступить во владение фирмой.
   Номер первый, державший все хозяйство в своих руках, несколько сердито вручил документы Юстасу. Ему вовсе не нравилась простота манер нового молодого владельца.
   Юстас перелистывал бумаги, и его счастливая молодая жена стояла около него, думая об удивительной перемене обстоятельств. Год тому назад она стояла в этой конторе, как нищая, вымаливая у Мизона несколько лишних фунтов, чтобы спасти жизнь сестры, а теперь...
   Вдруг Юстас вытащил из пачки один документ и просмотрел его. Это был контракт Августы с Мизоном относительно книги "Обет Джемимы", связавший ее на целых пять лет.
   - Это подарок для тебя, моя дорогая! - обратился Юстас к жене. - Возьми его!
   Августа взяла документ, взглянула на него и вздохнула. Он напомнил ей много тяжелого.
   - Что же мне делать с ним? - спросила она. - Разорвать?
   - Да, - ответил Юстас. - Нет, погоди!
   Он взял у жены документ, написал на нем крупными буквами "похерен", подписался и поставил число.
   - Теперь надо вставить его в рамку и вывесить в конторе для поучения! - сказал Юстас.
   Номер первый с ужасом взглянул на молодого Мизона.
   - Что дальше?
   - Собрались ли джентльмены в зале? - спросил Юстас, отложив в сторону остальные документы.
   Номер первый заявил, что все в сборе, в большом зале собрались все издатели, управляющие различными отделениями фирмы, клерки, служащие, авторы и художники, которых он выстроил в одну линию.
   Когда Юстас, его жена и Джон Шорт вошли в зал, где были приготовлены места, вся толпа поклонилась им. Юстас попросил их сесть.
   - Джентльмены! - произнес он. - Прежде всего, позвольте вам представить мою жену, миссис Мизон, которая хорошо знакома с обычаями нашей фирмы, так как ее лучшие произведения печатались у нас... (кто-то из толпы громко выразил одобрение, Августа покраснела и смешалась) и которая, как я надеюсь, напишет еще много прекрасных книг, и мы будем иметь честь издать их... (Аплодисменты.)
   Затем, джентльмены, позвольте мне представить вам мистера Джона Шорта, моего поверенного, который с помощью своего брата выиграл мое дело в суде...
   Затем объявляю вам, что я один состою собственником фирмы, так как купил паи компаньонов Аддисона и Роскью. (Голос в толпе: "Вот так штука!") Я надеюсь, что мы будем работать все вместе для нашего общего благополучия. Да будет также известно вам, что я хочу полностью преобразовать наше дело... (оживление в толпе) и с помощью мистера Шорта поведу его иначе. Мне известно, что в среднем чистый доход фирмы равнялся за последние десять лет сорока семи процентам. Теперь я желаю поставить дело так: десять процентов будет получать автор книги, и десять - наша фирма... (Сильнейшее оживление, в особенности среди авторов.) Допустим, что книга заработала сто на сто, следовательно, я возьму себе десять процентов, служащие - двадцать шесть, а автор получит шестьдесят процентов.
   Номер первый прервал речь Юстаса.
   - Это невозможно! - возразил он. - Невероятно! Фирма "Мизон" удовлетворится десятью процентами, несмотря на свои издержки, а автор, жалкий автор, получит шестьдесят процентов?! Это постыдно, постыдно!
   - Я вас не заставляю служить у меня, - резко возразил Юстас, - но советую вам подумать... Джентльмены! - продолжал он. - Вижу, что такая перемена поражает вас, но уверяю вас, что я делаю это вовсе не из филантропии. Я желаю только, чтобы труд ваш хорошо оплачивался, и никогда не возьму на себя дела, которое может принести убытки! Все мы будем работать вместе, и я надеюсь, что лучшие писатели Англии будут печататься у нас, а все вы будете чувствовать себя намного лучше, чем теперь. (Одобрительные возгласы.) Авторам будут отведены отдельные комнаты, заработок их значительно увеличится. (Общие восторженные восклицания.) Затем я раз и навсегда желаю уничтожить эту ужасную систему называть людей "номерами"... С этого дня каждый служащий фирмы "Мизон" будет называться своим именем. (Громкие крики одобрения.) Еще одно слово: надеюсь видеть вас всех за обедом в моем доме на следующей неделе, когда мы отпразднуем появление новой фирмы, которая будет именоваться "Фирма Мизон и К°", так как все мы будем заинтересованы в предприятии и станем компаньонами! Надеюсь, что наша фирма будет богатой, честной, уважаемой фирмой, в настоящем смысле этого слова!
   Затем среди оглушительных приветствий и одобрений своих служащих Юстас и его жена раскланялись и направились к ожидавшему их экипажу.
   Через полчаса они входили в ворота замка Помпадур, откуда год тому назад Юстас ушел, поссорившись с дядей.
   У подъезда вытянулись в струнку напудренные, расфранченные слуги во главе с толстым дворецким Джонстоном, тем самым, который передал прощальный привет Юстаса его дяде.
   - Боже милостивый! - воскликнула Августа. - Здесь шесть огромных лакеев... Что я буду делать с ними?
   - Прогони их! - ответил Юстас. - Один их вид нагоняет на меня тоску.
   Молодые хозяева поклонились и под взглядами многочисленной прислуги направились, стараясь сохранить свое достоинство, переодеться к обеду.
   Скоро они очутились за обедом. Что это был за обед! Он продолжался час с лишним, и в продолжение этого времени шесть лакеев приносили и уносили серебряные блюда. Никогда со времени своей свадьбы Юстас и Августа не чувствовали себя так скверно!
   - Но мне вовсе не нравится такое богатство! - произнесла Августа, вставая с места и подходя к мужу, когда дворецкий ушел и закрыл за собой дверь. - Это просто подавляет меня.
   - И меня также! - согласился с ней Юстас. - И знаешь, что я скажу тебе, Густи, - добавил он, обняв жену, - я прогоню всех этих чертовых лакеев, продам этот дом, и мы найдем себе местечко поудобнее.
   В эту минуту их беседа была прервана самым неприятным образом. Неожиданно двери в столовую отворились, и два огромных лакея внесли кофе, сливки, за ними Джонстон и другое напудренное чудовище внесли коньяк и ликеры.
   Августа и Юстас, обнимавший ее, остались, словно парализованные, на месте. Потом Августа отскочила от мужа, Юстас нахмурился и закусил губу, а эти великолепные выдержанные лакеи не выказали ни малейшего смущения, не повернули даже головы и продолжали торжественно шествовать вперед со спокойным видом.
   - Право, я не могу выносить этого, - тихо произнесла Августа, когда лакеи исчезли, - я пойду спать, я чувствую себя нехорошо.
   - Да, - поддержал ее Юстас, - это самое лучшее, что мы можем сделать. Проклятье! Этот добрый Шорт, почему он не пришел к нам обедать? Пожалуй, здесь нельзя и покурить сигару... Эти черти будут презирать меня за подобное преступление! При моем дяде здесь не позволялось курить, и я курил в комнате буфетчика. Не могу же я теперь пойти туда!
   - Почему ты не хочешь курить здесь? - спросила Августа. - Комната огромная, и запаха не будет.
   - О, повесить бы их всех! - взорвался Юстас. - Подумай только... дорогие бархатные портьеры! Здесь курить невозможно! Я пойду вниз и покурю там...
   Он ушел.
  

* * *

   Рано, очень рано, когда Юстас еще крепко спал, Августа проснулась, встала и оделась.
   Свет проникал в комнату сквозь богатые занавеси из золотистого шелка, озарял прекрасную резьбу кровати, убранной дорогими кружевами и шелком, драгоценную обстановку комнаты и весело играл на лицах купидонов, изображенных на фресках потолка. Августа посмотрела на окружающую ее роскошь и подумала, что хозяин всего этого великолепия лежит мертвый в убогой могиле на острове Кергелен. Какая насмешка судьбы!
   - Юстас! Юстас! - произнесла Августа, подходя к спящему мужу. - Проснись! Мне надо кое-что сказать тебе!
   - А? Что случилось? - спросил Юстас, зевая.
   - Юстас! Мы слишком богаты, мы должны что-нибудь сделать с этими деньгами!
   - Верно, - ответил Юстас, - прекрасная идея. Что же надо сделать?
   - Я хотела бы отдать хорошую сумму - хотя бы двести тысяч, это вовсе не так много для нас - на основание убежища для непризнанных авторов.
   - Отлично! - произнес Юстас. - Но надо это обдумать, нельзя же рубить сплеча! Кстати, - добавил он, - ты помнишь, что сказал тебе старик, когда умирал? Я полагаю, что голодные авторы, которых эксплуатировал Мизон, имеют полное право на наши деньги...
   - Конечно! - ответила Августа и отошла к письменному столу, чтобы разработать свой проект на бумаге.
   - Густи! - вдруг сказал ее муж. - Густи, я видел сон!
   - Да? - отозвалась она резко, занятая своим делом. - Какой сон?
   - Я видел во сне, что Джеймс Шорт зарабатывает большие деньги и женился на леди Холмерст!
   - Я нисколько не удивлюсь, если этот сон превратится в действительность! - отвечала Августа, кусая кончик пера.
   Последовало молчание.
   - Густи, - произнес Юстас сонным голосом, - счастлива ли ты?
   - Конечно!
   - Удивительно!
   - Почему?
   - Потому (зевок)... что я никогда не думал (зевок)... что женщина может быть счастлива (зевок)... если она не имеет возможности бывать на суде...
   Он снова уснул. Августа продолжала писать.
  

КОНЕЦ

  
  
  
  

Другие авторы
  • Веревкин Михаил Иванович
  • Чириков Евгений Николаевич
  • Перцов Петр Петрович
  • Сильчевский Дмитрий Петрович
  • Третьяков Сергей Михайлович
  • Петриченко Кирилл Никифорович
  • Филдинг Генри
  • Майков Леонид Николаевич
  • Коста-Де-Борегар Шарль-Альбер
  • Вальтер Фон Дер Фогельвейде
  • Другие произведения
  • Жуковский Василий Андреевич - Писатель в обществе
  • Батюшков Константин Николаевич - Благой Д. Батюшков К. Н.
  • Измайлов Александр Ефимович - Письмо Яковлеву П. Л., 14-25 сентября 1825 г.
  • Свенцицкий Валентин Павлович - Общее положение России и задачи Добровольческой армии
  • Коган Петр Семенович - Джакомо Леопарди
  • Дашкова Екатерина Романовна - Есипов Г. В. К биографии княгини Е. Р. Дашковой
  • Стендаль - Чрезмерная благосклонность губительна
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Ослик
  • Гейер Борис Федорович - Эволюция театра
  • Наседкин Василий Федорович - Стихотворения из сборников группы "Перевал"
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
    Просмотров: 292 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа