Главная » Книги

Станюкович Константин Михайлович - Васька, Страница 2

Станюкович Константин Михайлович - Васька


1 2

на праздник... Он, ваше благородие, многому обучен. Смышленый боровок... Васька! Встань и покажи, как матрос пьян на берегу бывает...
   И Васька уморительно стал покачиваться со стороны на сторону.
   Впечатление произведено было сильное. И мичман, понявший, какое развлечение доставит скучающим матросам этот забавный боровок, великодушно проговорил:
   - Пусть остается жить твой боровок, Коноплев!
   - Премного благодарен, ваше благородие! - радостно отвечал Коноплев и приказал Ваське благодарить.
   Тот уморительно закачал головою.
  

VI

  
   Рождество было отпраздновано честь честью на "Казаке".
   День стоял роскошный. Томительная жара умерялась дувшим ветерком, и поставленный тент защищал моряков от палящих лучей солнца.
   Приодетые, в чистых белых рубахах и штанах, побритые и подстриженные, матросы слушали обедню в походной церковке, устроенной в палубе, стоя плотной толпой сзади капитана и офицеров, бывших в полной парадной форме: в шитых мундирах и в блестящих эполетах. Хор певчих пел отлично, и батюшка по случаю того, что качка была незначительная, не спешил со службою, и матросы, внимательно слушая слова молитв и Евангелие, истово и широко крестились, серьезные и сосредоточенные.
   По окончании обедни вся команда была выстроена наверху во фронт, и капитан поздравил матросов с праздником, после чего раздался веселый свист десяти дудок (боцмана и унтер-офицеров), свист, призывающий к водке, который матросы не без остроумия называют "соловьиным". По случаю праздника разрешено было пить по две чарки вместо обычной одной.
   После водки все уселись артелями на палубе у больших баков (мис) и в молчании принялись за щи со свежим мясом, уплетая его за обе щеки после надоевшей солонины. За вторым блюдом - пшенной кашей с маслом - пошли разговоры, шутки и смех. Вспоминали о России, о том, как теперь холодно в Кронштадте, весело говорили о скором конце длинного, надоевшего всем перехода, о давно желанном береге и, между прочим, толковали о боровке, которого так ловко выучил Коноплев, что смягчил сердце мичмана, и дивились Коноплеву, сумевшему так выучить поросенка.
   Но никто из матросов и не догадывался, какое доставит им сегодня же удовольствие Васька, сидевший, пока команда обедала, в новом маленьком хлевушке, устроенном Коноплевым. Ходили слухи, распущенные коком, что Коноплев готовит что-то диковинное, но сам Коноплев на вопросы скромно отмалчивался.
   Наконец боцман просвистал команде отдыхать, и скоро по всему клиперу раздался храп спящих на палубе матросов, и только одни вахтенные бодрствовали, стоя у своих снастей и поглядывая на ласковый океан, на горизонте которого белели паруса попутных судов.
   Бодрствовал и Коноплев, озабоченно и весело готовясь к чему-то и проводя послеобеденный час в таинственных занятиях с Васькой на кубрике в полном уединении. По-видимому, эти занятия шли самым удовлетворительным образом, потому что Коноплев очень часто похваливал боровка и высказывал уверенность, что "они не осрамятся".
   Тем не менее надо сознаться, что когда до ушей Коноплева донесся свисток боцмана, призывавший матросов вставать, и затем раздалась команда, разрешавшая петь песни и веселиться, Коноплев испытывал волнение, подобное тому, какое испытывает репетитор, ведущий своего ученика на экзамен, или антрепренер перед дебютом подающего большие надежды артиста.
   - Ну, Вась, пойдем...
   Взрыв смеха, восторга и удивления раздался среди матросов, когда на баке в сопровождении Коноплева появился боровок Васька, одетый в полный матросский костюм и в матросской шапке, надетой слегка на затылок. По-видимому, Васька вполне понимал торжественность этого момента и шел мелкой трусцой с самым серьезным видом, чуть-чуть повиливая своим куцым хвостиком.
   Плотная толпа сбежавшихся матросов тотчас же окружила Коноплева с его учеником и продолжала выражать шумно свое одобрение.
   - Ишь ведь выдумал же что, пес тебя ешь! - сочувственно произнес боцман Якубенков, находясь как самый почетный зритель впереди.
   - Ну, Вася, потешь матросиков, чтоб они не скучали... Покажи, какой ты у меня умный...
   Предпослав это предисловие, Коноплев начал представление.
   Действительно, боровок оказался необыкновенно умным, умевшим делать такие штуки, которые впору были, пожалуй, только собаке.
   Он становился на задние лапы, танцевал, перепрыгивал через веревку, носил поноску, "умирал" и "воскресал", показывал, как ходит пьяный матрос, хрюкал по приказанию и, наконец, при восклицании Коноплева: "Боцман идет!" - со всех ног бросался к Коноплеву и прятался между его ногами.
   Восторг матросов был неописуемый. Это представление было настоящим удовольствием для моряков, скрашивающим однообразие и скуку их тяжелой жизни.
   Нечего и говорить, что все номера были повторены бесчисленное число раз, и после этого все считали долгом потрепать Ваську по спине, и все были признательны Коноплеву.
   - И как ты это так обучил его, Коноплев? Ай да молодчина... Ай да дошлый...
   Но сияющий от торжества своего любимца Коноплев скромно отклонял от себя похвалы и приписывал все Ваське.
   - Он, братцы, башковатый. Страсть какой башковатый! Чему угодно выучится. И не надо ему грозить... Одним добрым словом все понимает!
   Когда в кают-компанию донеслась весть о диковинном представлении, Коноплева с Васькой потребовали туда.
   И там представление имело такой большой успех, что по окончании все офицеры единогласно объявили, что боровка Ваську дарят команде. И когда старший офицер выразил подозрение насчет благопристойности Васьки, то Коноплев поспешно ответил:
   - Обучен, ваше благородие, очень даже обучен, ваше благородие!
   Таким образом, разрешилось и это сомнение, и с того дня Васька сделался общим любимцем матросов и во все время плавания доставлял им немало удовольствия.
   Когда через три года "Казак" вернулся в Кронштадт, Васька, уже большой боров, по всей справедливости был отдан в собственность Коноплеву.
   И судьба матроса изменилась.
   Мичман Петровский, уже произведенный в лейтенанты, взял Коноплева в денщики и избавил его от постылого плавания. И Коноплев скоро перебрался с Васькой на квартиру лейтенанта в Кронштадте и зажил вместе со своим любимцем относительно спокойно в ожидании отставки, когда можно будет уйти в свою родную деревушку.
  
   Бак - передняя часть судна.(Примеч. автора.)
  
   Дерево, подвешенное за середину к мачте и служащее для перевязывания паруса.(Примеч. автора.)
  
   Взять рифы у паруса - значит уменьшить площадь паруса.(Примеч. автора.)
  
   Паруса, которые ставят во время шторма. (Примеч. автора.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   13
   Константин Михайлович Станюкович: "Васька"
  
   Библиотека Альдебаран: http://lib.aldebaran.ru
  
  
  

Другие авторы
  • Гидони Александр Иосифович
  • Эдиет П. К.
  • Кайзерман Григорий Яковлевич
  • Бирюков Павел Иванович
  • Башкин Василий Васильевич
  • Виардо Луи
  • Арнольд Эдвин
  • Свирский Алексей Иванович
  • Герцык Аделаида Казимировна
  • Емельянченко Иван Яковлевич
  • Другие произведения
  • Вяземский Петр Андреевич - Отметки при чтении "Исторического похвального слова Екатерине Ii", написанного Карамзиным
  • Катков Михаил Никифорович - Несколько слов вместо современной летописи
  • Шекспир Вильям - Феникс и голубка
  • Филиппов Михаил Михайлович - Леонардо да Винчи. Как художник, ученый и философ
  • Шекспир Вильям - Король Генрих Iv (Часть первая)
  • Глебов Дмитрий Петрович - Стихотворения
  • Кузьмин Борис Аркадьевич - Гольдсмит и другие романисты сентиментальной школы
  • Веневитинов Дмитрий Владимирович - Благой Д. Веневитинов
  • Тучков Сергей Алексеевич - Тучков С. А.: Биографическая справка
  • Толстой Алексей Константинович - Смерть Иоанна Грозного
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (20.11.2012)
    Просмотров: 350 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа