Главная » Книги

Вельтман Александр Фомич - Эмин

Вельтман Александр Фомич - Эмин



А. Ф. Вельтман

  

Эмин

  
   А. Ф. Вельтман. Странник
   Издание подготовил Ю. М. Акутин
   Серия "Литературные памятники"
   М., "Наука", 1978
  
   [Осеннее солнце всходило; но гордые] Гранитные скалы Мадарской долины [скрывали от взоров восточное небо, - ] с создания [мира они] не [видали еще] видят лучей восходящего солнца, [из зависти] и тень их, как зависть, скрывает от взоров восточное небо.- Мрачны они; но [в вер] на гордой вершине [зеленой], сквозь частый кустарник кизила играет румяное утро.- от [ска] подошвы скалы, [крутизна] до долины. Крутизна раз[деляясь] дроб[ясь]ится [на цв зеленые] на холмы, украшена зеленью пышных черешен и яблонь, направо в садах, [по] близ дороги, идущей на скалы, и лесов к проводам мечети Кулевчи, [за нею] и рядом Гирковна. Далее лес, а [там] высокие горы.-
   [Северный] ветер с полуночи проносится с свисто<м> в ущелья Балканов; редко он [он] дует в долинах лесистых; но вдруг, усмиренный заторной природою юга, [он] смягчается, тихнет и там где была колыбель поколений славянских, он дышит прохладой.
   Мрачной стеною, с востока на запад, тянется Эмос лесистый и гордые отрасли стелет на юг по Ромелии на север до Камчика и до Дуная.- Как от [вершенное] [но гордое дитя]торгнутое дитя от семейства [шумный кати] шалым Дунаем стоит она гора
  

ЭМИН, СОБЫТИЕ 1828 ГОДА

  
   Ясно было утро; но осенний северный ветер шумел и с свистом проносился в ущелье лесистых Балканов; [потихнул] смягченный роскошной природой юга, где была колыбель славянского народа, он тихнул и разливался прохладой в лесах и долинах [прохладой.- ] как мрачн[ая]ой стеной тянулся от востока к западу хребет Кучук-Балкана; близко за ним виден был Бугоко-Балкан. Отдельно возвышалась между отраслями одна гора, как отверженн[ая]ое, но гордо[я]е дитя семейства. Возвышаясь к Западу, она вдруг раздвоилась и кончилась обрывами. В этом ущелье г. Шумла [обне] запертый [от] [укре]пленн[ой] [ым] [стеною] валом, коего стены поднимались]ются почти до [самой] высот двух оконечностей неприступной горы.
   [Мрачен] Необитаем казался город, [но] между мрачными строениями, как великаны в саванах, стояли белые мечети; но площади [пред] близ стен города уставлены были разноцветными палатками; там и в укреплениях заметны [две] толпы, [и] [изредка] часто на стенах сверкнет огонь, дым взовьется клубами, и вскоре слышится удар и резкий полет гранаты или ядра.- Оно падает перед [укреплением] батареями русских; возвышенные окрестности Шумлы унизаны лагерями и смертоносными орудиями [их] жителей Севера. Главные силы оттоманов за стенами в бездейственном [ждут] ожидании страшного часа приступа; обманутое невежество их бесплодно осыпает ядрами подножие позиций русских, которым еще не нужна Шумла; но нужно время и [ослабления сил неп] бездействие Гуссейна и 50 тысяч турок. [Близ] К передовой цепи [на возвышении летел] проскакал кто-то в бурке; слез с коня и лег на возвышении, светлая сабля успокоилась на коленях его, из-под [длин] широкого козырька фуражки заметны только были крученые усы, но он глядел на Шумлу и на ведеты1 турецкие. Цепь от цепи была не более, как в 50 шагах; турки попарно неподвижно стояли и не сводили взоров с русского лагеря; но один казак подле коня своего [казалось спал] лежал на земле. Неосторожность его, кажется, обратила внимание незнакомого, он встал и подошел к казаку.
   "Спишь, товарищ! [Здесь не спят"]
  

Казак

   [Не спят, ваше благородие] Никак нет, ваше благородие! Тот не казак у которого оба глаза спят! Один всегда на часах!
  

Нез.<накомец>

  
   Зачем слезать с лошади и ложиться [на]
  

Казак

  
   Чтобы турки заснули, ваше благородие.
  

Нез.

  
   Всякое ремесло мастера боится; прощай товарищ!
  

Казак

  
   Сегодня один молодец волей иль неволей, а попал в руки; не [зна] узнаешь по платью, а кажется, переодетая турчанка.
  

Нез.

  
   Где же он?
  

Казак

  
   Свели к начальству; [вот там, в.<аше>б.<лагородие> видите палатку, там еще застанете его] Дежурный по цепи знает где [он] турок, он сейчас будет проезжать здесь, а [можно будет]
  

Нез.

  
   Это любопытно; [прощай]. Подожду.
  

Казак

  
   Вот он.
  

[Дежурн. ост] Незн.

  
   Здравствуйте.
  

[Незн.] Дежурный

  
   Покорнейше благодарю, верно с приказанием.
  

Нез.

  
   Нет-с.- В гости к вам приехал.
  

Деж.

  
   Извините, нечем потчевать, мы сами в гостях у турок.
  

Незн.

  
   Ну, еще неизвестно, кто здесь хозяин, с обеих сторон одинаковое рвение угощать друг друга.
  

Д.

  
   А дедушка мне сказал: смотри, внучек, ты слишком прям, теперь свет час от часу хитрее, теперь правду иногда говорить не должно, а иногда не можно; но дедушка не сказал мне, что [до] говорить вместо правды.
  

Нез.

  
   Остается молчать.
  

Д.<ежурный>

  
   Молчать, назовут глупым.
  

Нез.

  
   [О] Нет, должно только уметь молчать, и прослывешь мудрым, [я вам в пример скажу анекдот со мной;] [в одной корчме я заметил одного] как жид[а], который очень сурьезно не думал отвечать на несколько раз повторенный вопрос [сурьезно] [<нрзб.>] и что-то бормотал про себя; я [спросил] сделал ему вопрос [его сели что обедать;] [что это за дурень?] [ - Какой дурень], без внимания к словам моим он продолжал ходить и бормотать; что же говорит этот дурак, вскричал я; он не говорит [эт], то ученый, отвечали [в несколько голосов] жиды и жидовки; [вот вам и приобретение] [да что ж он знает? - Он знает Талмуд] [уважение созд<а>л молчанием] [Что ж он делает? - Он читает Талмуд;] [говорит ли он вам, что писано в Талмуде? - Нет, он не говорит.]
  

Д.

  
   К чему мудрость казаку; его дело не бумажное; его дело исписать неприятеля саблей, поставить ему знак препинания копьем и пулей; [уметь] читать благодарность в глазах начальников; а считать на войне не должно.
  

Нез.

  
   Вы справедливо [судите] думаете.
  

Д.

  
   Да вот беда, к чему храбрость, когда нет случая показать ее? - Который месяц сидим мы без дела под Шумлой? - Чтоб знать причину этого, я бы согласился быть на несколько времени мудрым.- Вот вы, я думаю, все языки и науки знаете, растолкуйте мне эту тайну!
  

Нез.

  
   Тайна великой военной науки [, которая называется стратегией] открывается только по окончании кампании.- Мы близки к этому, и потому узел ее несколько уже развязался.- Сколько мои понятия мне позволят, я растолкую вам [цель] причину нашего бездействия под Шумлой. Цель наша есть Константинополь. Есть двое ворот для приближения к сему городу: чрез Шумлу и град Варну. Две девственные крепости, любимицы Магомета и прочные надежды поклонников его. Прочие дороги зависят от сих двух главных путей чрез Балканские горы. Если б мы обратили все силы свои и действия на Шумлу, где главное войско турок, подкрепляемое крепостями дунайскими от Силистрии до Видина, нам бы стоило это больших усилий для окончания первой кампании: во-первых, потому что Шумла поддерживаемая неприступной позицией [и защищаемая 50/т]; во-вторых, наша борьба должна бы была быть почти против всех сил турецких; но если б мы и взяли Шумлу, то дальнейший путь во всяком случае нам бы был почти невозможен, по причине трудности [еле] подвоза продовольствия по далекой, лесистой и ущелистой дороге, наполненной вооруженными жителями турками; напротив, путь чрез Варну открыть содействует флотилия; продовольство свободно и сухим путем и морем, крепость отделена от прочих, защищаема 5-ой частью войск против того, которое бы должно было победить для очищения пути чрез Шумлу.- С этими условиями, я думаю, согласитесь предпочесть прямой и удобный путь многотрудному.
  

Д.

  
   Все это я понял, и прекрасно, да зачем же мы-то здесь: всем бы к Варне, взять и вперед.-
  

Н.

  
   И вот, видите ли, почему: победив все крепости по Дунаю до Силистрии, а по Черному морю до Варны, мы обратимся сначала всеми силами к Шумле и Силистрии, чтоб отвлечь внимание турок от Варны. Занимая их блокированием сих крепостей, мы [запираем] [их] заставляем до 100/т ежеминутным ожиданием штурма быть в бездействии и бесполезными для Варны; а между тем Варна обложена свежими войсками, и на днях будет взята; и тогда успехи первой кампании и велики и [мудры] полезны для последующей.
  

Деж.

  
   Да, сего дни [и они] откуда-то достали одну ракетку и послали к нам [ракету]; но турецкий состав выгорел в воздухе, и она упала близ цели.
  

Нез.

  
   Я слышал [вам] сего дни взяли в плен молодого турка или переодетую турчанку.
  

Д.

  
   Правда, так хорош собою, что мы все это думали, да и теперь сомневаемся; по платью их не разберешь; у них и женщины [хо] в широких шароварах.
  

Нез.

  
   Где можно видеть этого турецкого Адониса2?
  

Д.

  
   Я вас провожу в лагерь аванпостов; он должен быть еще там, но [подождемте] потерпите немного, мне нужно дождаться своих казаков.
  

Нез.

  
   Вы кажется старый служивый, и, судя по штурмовикам3, которые украшают вашу грудь, вы [здесь не] в этих местах не в первый раз?
  

Д.

  
   Пятдесят лет живу, тридцать служу [в третий раз здесь4] Давно было, а кажется, мой след и кровь турецкая еще не простыли здесь, вон на той горе, когда в году с своей сотней я резался тысячи в две, как подберут они мешки свои, хвост в зубы, к черту туфли и во все ноги. Признаться, потешилось казацкое сердце.
  

Нез.

  
   Как вы сравниваете прежних турок с нынешними.-
  

Д.

  
   Те же зайцы, да сжились с лисами. Знаете ли [что], турки - трава, лишь [бы была] были бы руки, глаза да коса, а Кутузов сказал: не трудно турок бить, а трудно здесь быть.
  

Нез.

  
   Правда, убийственный климат, в день промокаешь от поту, а в ночь от росы.
  

Д.

  
   Приведи сюда не русское войско, что бы с ним было? все бы получило ревматизм.
  

Нез.

  
   [О, да] Вы большой забавник; но в этом случае вы и на мой счет гуляете.
  

Д.

  
   Извините, пожалоста, я простой человек, везде как домашний, со всеми как свой.
  

Нез.

  
   Это самый чистый [благород] русский характер.
  

Деж.

  
   Теперь понимаю я и не ропщу на свое бездействие.- Но, вот мой жданный казак... Что делается на правом фланге?
  

[Нез.]

  

Казак

  
   [От] Казаки [отбили] [человек] забрали человек 25 турецких фуражиров, [с] подловили его тридцатью коньками да отбили штук 300 доброго мяса.
  

Д.

  
   Ай да товарищи.
  

Казак

  
   Генерал сам был там.
  

Д.

  
  
   Вечно бы служи[ть]л с ним... Ну, теперь поедемте смотреть турчанку,
  

Нез.

  
   Готов...
  

Д.

  
   Турки расстрелялись что-то; на цепи не опасно, ядры летят через; как бы нам с богом пробраться около редутов, объедемте правее...
  

Нез.

  
   Суженого конем не объедешь; на прямой дороге [всегда] всегда меньше беды. Поедемте прямо.
  

Д.

  
   По мне все равно, и я люблю прямо ездить.
   Быстро помчались они по полю, изрезанному полетом ядр и гранат. [Из крепости прошумела бомба]. На передовом неприятельском укреплении взлетел столп дымный, образовался кольцом, зазвенел<а> [полет] бомб[ы]а; и медленно опис[ыв]ала часть отлогой дуги и лопнула [над] [в воздухе] над[д] ними, небольшое облако, как оторванное от густой тучи, таяло в воздухе, а между тем они приехали к нескольким отдельным палаткам.-
  

[Деж.]

  
   Где молодой пленный турок? - спросил старшина.
  

Часов.<ой>

  
   В этой палатке.
  

Дежурный

  
   Выведите его.-
  
   Прекрасный, как обещанная Магометом радость неба, вышел из палатки юноша [-турок]; белая чалма, склоненная на правую сторону, сливалась с белизной чела его, под
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   В Дополнения включены отдельные стихотворные и прозаические произведения Вельтмана, а также их фрагменты, иллюстрирующие творческую историю "Странника" показывающие, как развивались поднятые романом темы в последующем творчестве писателя. Часть предлагаемых сочинений Вельтмана и отрывков публикуется впервые, другие печатались при жизни писателя и с тех пор не переиздавались.
  

ЭМИН. ЭМИН, СОБЫТИЕ 1828 ГОДА

  
   Два отрывка - "Эмин" (ОР ГБЛ, ф. 47, р. I, к. 32, ед. хр. 7, л. 114) и "Эмин, событие 1828 года" (там же, л. 109-113) являются первым откликом Вельтмана на события русско-турецкой войны, первой попыткой создать прозаическое произведение. В беседе офицера с солдатом, а затем с дежурным офицером воспроизводится обстановка первого периода кампании 1828 г., настроения и надежды военнослужащие. Отрывки писались в 1829 г. и были прерваны началом работы над "Странником". Эпизод с Эмином в другой форме вошел в текст романа (гл. CCLXXVI, CCLXXVII).
  
   1 Ведет - конный пост, дозор.
   2 Адонис - финикийское божество природы; его культ проник в древнегреческую мифологию. В переносном смысле Адонис - исключительно красивый мужчина.
   3 Штурмовики...- военные нашивки, которыми отличали проявивших храбрость при штурме крепости.
   4 ...в третий раз здесь...- Дежурный имеет в виду русско-турецкую войну 1806-1812 гг. и кампанию 1828 г.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 200 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа