Главная » Книги

Филимонов Владимир Сергеевич - О любви в больших обществах

Филимонов Владимир Сергеевич - О любви в больших обществах


  

О любви въ большихъ обществахъ.

Письмо отъ Господина В*** къ Графу Д*** (*).

(*) Отрывокъ изъ романа, который въ скоромъ времени будетъ напечатанъ.

  

"C'est le chemin des passions qui m'a conduit à la Philosophie."

J. J. Rousseau.

  
   Въ обществѣ нашемъ много простаго народа, но есть и благородные люди... С³ю минуту возвратился я съ прекраснаго бала. Опишу тебѣ нѣкоторыя размышлен³я мои, слѣдств³е разговора съ одною умною, любезною дѣвушкою, который пр³ятно сократилъ для меня нынѣшн³й вечеръ. На балѣ Филосеф³я? Ты засмѣъешься! По чемужь не такъ? Время танцевъ миновалось для меня, бостонъ несносенъ - чтожъ дѣлать? Разсуждать съ любезными - о любезномъ!...
   "Конецъ предислов³ю. Вотъ самое описан³е: эта умная, любезная дѣвушка, которую (мысленно) я называлъ прекраснымъ примѣромъ холоднаго благоразум³я, говоря со мною о сочинен³яхъ Ж. Ж. Руссо и извѣстномъ романъ Валер³я, съ пр³ятною живост³ю заключила разсужден³е свое тѣмъ, что чувства, изображенныя въ сихъ книгахъ, кажутся ей слишкомъ усиленными.... (trop exaltés) мистическое слово на языкѣ женщинъ! - По многимъ отношен³ямъ замѣчан³е строгой послѣдовательницы правилъ чистаго разума было справедливо; но возбудивъ во мнѣ рядъ идей, сообразныхъ съ симъ предметомъ, оно заставило меня дѣлать дальнѣйш³я изслѣдован³я - размышлять - сравнивать - выводить заключен³я, и вотъ ихъ слѣдств³я.
   Мнѣ кажется, что образъ жизни, который обыкновенно ведутъ въ большихъ обществахъ; воспитан³е, которымъ насъ единственно образуютъ только для нихъ, и наконецъ нѣкоторое нерадѣн³е объ истинномъ щаст³и, въ большей степени замѣтное въ людяхъ разсѣянныхъ, производятъ, то, что натуральныя, сильныя чувствован³я наши - которыя однѣ (естьли только будутъ направлены къ истинной цѣли) способны составлять щаст³е человѣка - что с³и сильныя чувствован³я, говорю, при самомъ рожден³и удалены бываютъ отъ естественнаго своего хода; потомъ слабой остатокъ ихъ истощается въ общежит³и разнообраз³емъ вкусовъ, мелочными склонностями, разсѣян³емъ; а наконецъ старость, все разслабляющая, довершаетъ ихъ уничтожен³е...
   И такъ чему же удивляться, что въ людяхъ, живущихъ въ большихъ обществахъ, мы рѣдко находимъ полноту сердечныхъ чувствован³й? Чему дивиться, что страсти Юл³й, С. Прё, Густавовъ, кажутся имъ странными, излишне усиленными? Людямъ, которыхъ связи столь разнообразны и сложны; которыхъ самые остатки чувсгавован³й раздроблены на части; въ которыхъ, наконецъ, привычка казаться привязанными ко всѣмъ, дѣлаетъ то, что они не любятъ никого: такимъ людямъ можетъ ли быть извѣстна восхитительная возможность существовать въ другомъ? -
   Однакожъ, мои другъ! это одни общ³я размышлен³я. Онъ ни мало не относятся на лице той дѣвушки, которая столь пр³ятно умѣла защищать выгоды благоразум³я. Сожалѣю только о томъ, что она часто защищала его на счетъ самой лучшей человѣческой способности!... Вообще я замѣтилъ, что она болѣе дѣйствуетъ умомъ, нежели чувствомъ.... А женщина, съ холоднымъ сердцемъ? - Но, какъ бы то ни было, я такъ привыкъ ее почитать (другъ мои! почтен³е есть единственное чувство, приличное моимъ лѣтамъ {Господину В. было около 38 лѣтъ.}); я такъ пр³училъ себя находить въ ней нѣчто отличное отъ толпы обыкновенной, что я стараюсь себя увѣрить - и разумѣется всегда успѣваю - что она никогда не можетъ принадлежать къ числу тѣхъ женщинъ, тѣхъ эѳирныхъ явлен³й, которыхъ главное основан³е жизни есть рабское подражан³е, которыя дѣйствуютъ такъ или иначе, не потому, что такъ должно, но потому, что такъ дѣйствуютъ друг³е, такъ дѣйствуютъ всѣ! Впрочемъ, мой другъ, при всѣхъ выгодныхъ заключен³яхъ на счетъ благоразум³я любезной философки, близк³й къ берегу моего странствован³я, я могу сказать рѣшительно, что въ большихъ обществахъ любовь истинная существовать не можетъ!...
   Я позволяю себѣ называть истинную любовь шестымъ чувствомъ, которое моральной части человѣка открываетъ новый м³ръ, - новую, прежнему неизвѣстную цѣпь пр³ятныхъ впечатлѣн³й, новыя и одной только любви свойственныя наслажден³я, новыя радости; однимъ словомъ, новую способность - быть щастливымъ!..
   А что значитъ любовь въ большихъ обществахъ? - Холодное предпочтен³е - наборъ какихъ-то странныхъ словъ - способность говоришь больше обыкновеннаго,- нѣкоторая свобода, которая - безъ силы восторговъ - утомляетъ своимъ единообраз³емъ.... Можно ли наслажден³я, такъ сказать разочтенныя, приготовленныя, обдуманныя {Разумѣется, что я говорю здѣсь о лучшей части людей свѣтскихъ, которые основан³емъ дѣйств³й своихъ имѣютъ умъ; а что значитъ любовь для тѣхъ, которыхъ пустая жизнь пр³ятно обезпечена и отъ ума и отъ чувства? Вопросы, сему подобные, рѣшатся сами собою; то есть простымъ наблюден³емъ надъ частною и общественною жизн³ю.....}, дерзнуть назвать любов³ю? Какъ ограниченны, какъ бѣдны радости тѣхъ людей, которыхъ мнимо-хорош³й тонъ, отъ колыбели до гроба, лишаетъ средствъ пользоваться правами человѣка, и которыхъ всѣ дѣйств³я, въ послѣднюю минуту жизни, изчезаютъ, какъ въ туманъ. Но болѣе всего какъ жалки тѣ, которые, зная всѣ выгоды наслажден³й истинныхъ, но бывъ увлечены обстоятельствами, произвольно и нечувствительно перестаютъ быть человѣками!
   Ахъ, другъ мой! кто сдѣлалъ дальн³й шагъ любви.... кто былъ въ таинственномъ святилищъ ея, для того всѣ удовольств³я, основанныя на однихъ разчетахъ самблюб³я, ничтожны; пустая искательность, которая для многихъ замѣняетъ самое чувство любви, утомительна; смѣшные законы общежит³я, которые не позволяютъ сердцу говорить съ сердцемъ, несносны!...
   Другъ мой! кто сдѣлалъ дальн³й шагъ любви, тотъ не можетъ имѣть недовѣрчивости, тотъ не знаетъ притворства, тотъ любитъ, тотъ вѣритъ.... и могъ ли бы онъ не вѣрить другому самому себѣ?.....
   А можетъ ли довѣренность существовать въ большихъ обществахъ? Можно ли быть непритворнымъ тамъ, гдѣ мы ежеминутно страшимся быть обманутыми? Можно ли говорить языкомъ сердца тамъ, гдѣ мы не можемъ (къ нещаст³ю, а можетъ быть и къ щаст³ю), гдѣ мы даже не должны быть тѣмъ, что мы есть? Можно ли вѣрить тамъ, гдѣ со всякимъ днемъ увеличивается сумма жертвъ горестнаго легковѣр³я? - А что значитъ любовь безъ полной довѣренности? Нѣтъ! нѣтъ, мой другъ! повторю еще разъ: истинная любовь въ большихъ обществахъ существовать не можетъ!...
   Такъ! жизнь семейственная, простая, отдаленная, по возможности, отъ сложностей общежит³я, которая, такъ сказать, ограждаетъ полноту сердечныхъ чувствован³й отъ обольстительнаго призрака свѣтской ничтожности - вотъ стих³я любви, которая, бывъ основана на ближайшемъ сходствѣ характеровъ, на взаимныхъ пожертвован³яхъ, на дѣятельности въ добрѣ, есть тотъ оживотворенный рай, которымъ восхищаютъ насъ Поэты!...
   Что значатъ всѣ удовольств³я самолюб³я въ сравнен³и съ однимъ словомъ, съ однимъ взглядомъ любезнаго сердцу нашему существа? что значатъ всѣ краснорѣчивыя объяснен³я любви въ сравнен³и съ восхитительною увѣренност³ю въ той женщинѣ, которую я самъ, семѣйство мое, радостный голосъ цѣлаго общества, и даже таинственность вѣры назвали моею? что значатъ всѣ прелести кокетства въ сравнен³и съ истиннымъ языкомъ чувствительности? Что значитъ любезная улыбка гордой красавицы въ сравнен³и съ тою довѣренност³ю, съ тѣмъ попечен³емъ, съ тою внимательност³ю, съ тѣмъ живымъ, безпрестаннымъ, никогда неизмѣняемымъ, участ³емъ, которыя должны составлять блаженство любви истинной - основан³е супружескаго щаст³я? - Но много ли примѣровъ такого супружества въ большихъ обществахъ? Возможно ли любить, когда за все отплачиваютъ одними словами? Гдѣ рай на землѣ? Гдѣ?... Но вопросы мои будутъ безконечны!...
  
         "Подъ хладной атмосферой
         "Цвѣтъ нѣжный не растетъ!...
  
   Прости, мой милый другъ! Философичесу³я разсужден³я мои о любви доказываютъ тебѣ, что объ ней можно говорить и въ мои лѣта. Бабочки съ отрѣзанными крыльями смѣшны, даже жалки! но размышлять о любви, какъ о наилучшемъ совершеннѣйшемъ моральномъ чувствован³и человѣка - никогда не поздно!
   Государства могутъ возвышаться и упадать; обряды общежит³я могутъ быть измѣняемы; граждане могутъ перемѣнять и свои мнѣн³я и свои образъ жизни: но люди всегда останутся людьми; страсти всегда останутся страстями; любовь всегда будетъ чувствомъ самымъ сильнѣйшимъ - всегда будетъ главною причиною и нашего щаст³я и нещаст³я и до всеобщаго разрушен³я человѣческаго быт³я всѣ и всегда будутъ любить.... но не всѣ и не всегда будутъ умѣть находить щаст³е любви!..
   Время кончить. Говоря о любви, можно ли говорить мало!

Твой В.

Одесса, 1801, Марта 1.

В. Филимоновъ

"Вѣстникъ Европы". Часть XLVIII, No 22, 1809

  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 291 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа